Текст
                    М.ГАЙСИНСКИЙ
Q УМОПДПИ
ОТ ГЕНЕРАЛЬНОЙ
ЛИНИИ ПАРТИИ
И С Т О Р И Ч Е С К И Й О Ч Е Р К
МЛРД «РАБОЧИЙ ПУТЬ»

М. Гайсинский БОРЬБА С УКЛОНАМИ ОТ ГЕНЕРАЛЬНОЙ ЛИНИИ ПАРТИИ ИСТОРИЧЕСКИЙ ОЧЕРК ВНУТРИПАРТИЙНОЙ БОРЬБЫ ПОСЛЕОКТЯБРЬСКОГО ПЕРИОДА МЛРД «Рабочий путь» 2018 г.
Настоящая книга — одно из тех редчайших изданий, которые хрущевско-брежневская контрреволюция долгие годы прятала в спецхране. Книга вышла в 1931 году в серии «Историко-революционная библиотека пропагандиста». В ней кратко описывается вся история борьбы партии большевиков с оппозицией — с разного рода уклонами от генеральной линии партии. Автором книги хорошо показана классовая сущность этих уклонов и диалектика их развития — как от небольшого несогласия с решением ЦК или партийного съезда оппозиционеры, упорствуя и не желая признавать свои ошибки, доходят сначала до образования фракции в партии и далее — до слияния с махровой контрреволюцией и попыток создания отдельной партии, ставя тем самым под угрозу диктатуру пролетариата в СССР. В книге кратко изложены основные контрреволюционные идеи и платформы оппозиционных групп и группок 20-х годов — от «левых» коммунистов до троцкистов и правых реставраторов. Дано разоблачение этих идей с истинно большевистских позиций. Книга бесценна для читателя, изучающего марксизм- ленинизм и желающего понять причины гибели советского социализма.
ПРЕДИСЛОВИЕ Тринадцать с лишком лет отделяют нас от Октября. Все эти 13 лет партия провела в героической борьбе за свою генераль- ную линию — за победу социализма в нашей стране, за победу мировой пролетарской революции. Борьба шла с величайшим напряжением сил партии и пролетариата, находящегося в мел- кобуржуазном окружении. Торжества ленинской линии партия достигла в борьбе не только с классовыми врагами пролетарской диктатуры, но и с влиянием мелкобуржуазной стихии на собст- венные прослойки. Под влиянием мелкобуржуазной стихии возникали раз- ные уклоны, оппозиционные группировки и фракции, борьба с которыми занимала все время видное место в истории пар- тии от Октября до наших дней. Современный правый уклон, являющийся ныне главной опасностью партии, по идеологии своей и методам борьбы с партией целиком примыкает к преж- ним оппозиционным группам или фракциям, выделяясь разве более откровенной формой своей оппортунистической сущности. Прорывающиеся в разных формах «левые» загибы представляют собой лишь рецидивы троцкизма. Правый уклон, как и «левый» оппортунизм, мало чем отличается своем существе от преж- них мелкобуржуазных уклонов в нашей партии, являясь тем же рупором мелкобуржуазной стихии. Правые и «левые» уклоны от генеральной линии партии суть разные формы оппортунизма. Социальные корни уклонов одни и те же — это мелкое произ- водство, которое «рождает капитализм и буржуазию постоянно, ежедневно, ежечасно, стихийно и в массовом масштабе» (Ленин). Правые и «левые» уклоны порождаются наличием классов в осо- бенности в мелкокрестьянской стране и являются в одинаковой степени продуктом проникновения буржуазного или мелкобуржу- азного влияния в среду пролетариата и в отдельные прослойки партии.
4 ПРЕДИСЛОВИЕ С ликвидацией диктатуры буржуазии не уменьшается, а уде- сятеряется сопротивление капиталистических элементов захватив- шему власть пролетариату. «Отражением сопротивления отживаю- щих классов являются все и всякие уклоны от ленинской линии, имеющиеся в рядах нашей партия» (Сталин). Сторонниками правой оппозиции или оставшимися в партии троцкистскими элементами очень часто распространяются и мус- сируются слухи, ведутся разговорчики, будто современная пра- вая оппозиция, равно как и всякая другая оппозиция, вызвана царящим в партии режимом или даже склоками или интригами отдельных лиц, стоящих во главе руководства партии. Этими вздорными рассказами оппозиционеры пытаются замазать мел- кобуржуазную сущность своей классовой позиции и затушевать то старое в ней, что лишь по внешности является новым, и тем объективно ослабляют классовую борьбу, которую под руковод- ством партии вел и ведет рабочий класс с буржуазией всех ран- гов и видов. Мы обращаемся к истории 13-летней фракционной борьбы после Октября. Изучение фактической истории показывает нам, как далеки представители правого уклона и троцкистские или полу-троцкистские элементы в нашей партии от ленинского тол- кования возникновения и развития уклонов в партии. Молодые члены партии и передовые беспартийные рабочие должны отбро- сить в сторону, как негодную ложь, все эти нелепые выдумки правых и «левых» оппортунистов и вместе с нами проследить моменты возникновения и самый ход фракционной борьбы в прошлом, обобщая факты и опыт этой борьбы. Борьба на два фронта с мелкобуржуазным реформизмом и мелкобуржуазной революционностью внутри рабочего движе- ния, борьба с правооппортунистическими и «лево»-оппортунисти- ческими уклонами внутри партии велась большевиками во все периоды истории партии. На каждом конкретном этапе борьбы рабочего класса тот или другой уклон представлял собою основ- ную опасность, и соответственно этому партия направляла глав- ный удар по правым или «левым» шатаниям. Но борьба неиз- менно шла на два фронта и против примиренчества к уклонам. Если до Октября большевизм, по определенно Ленина, вырос, окреп и закалился в борьбе с оппортунизмом внутри рабочего движения и внутри собственной партии, то и после Октября наша
ПРЕДИСЛОВИЕ 5 партия продолжала расти и укрепляться в борьбе с тем же самым оппортунизмом. «В борьбе с уклонами от ленинской линии выро- сла и окрепла наша партия. В борьбе с уклонами выковала она себе ленинское единство своих рядов» (Сталин). Задачей насто- ящей брошюры является показать как связь нынешнего правого уклона и современных «левых» загибов с прежними уклонами или оппозиционными течениями, возникавшими еще при Ленине, так и преемственность ленинских путей борьбы с оппозицией со вре- мени Октября. Этапы и самый ход внутрипартийной борьбы еще ярче подтвердят единство и правильность генеральной линии пар- тии и обрисуют перед нами весь рост партии, ставшей после Октября революционным штабом мировой революции. М. Гайсинский.
ГЛАВА I ПОБЕДА ОКТЯБРЯ И ДЕЗЕРТИРЫ ПРОЛЕТАРСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ 1. ЗАДАЧИ ПАРТИИ ПОСЛЕ ПОБЕДЫ ОКТЯБРЯ Октябрь победил. Героический период 8-месячной борьбы за диктатуру пролетариата, начавшийся после Февральской рево- люции, закончился полным торжеством дела рабочих и крестьян. «Русский народ, — как говорил Ленин вскоре после переворота, — совершил гигантский скачок — прыжок от царизма к советам»1. Питерский совет рабочих и солдатских депутатов передает власть II Всероссийскому съезду советов рабочих и солдатских депутатов, который выбирает рабоче-крестьянское правительство и утвер- ждает советскую власть в центре и на местах. Перед победившей партией большевиков встали необы- чайно трудные задачи. Пролетариат брал власть во имя социа- лизма. Победа Октября означала победу социализма в России и начало мировой пролетарской революции. На другой день после Октября в Петербургском совете рабочих и солдатских депутатов Ленин заявляет: «В России мы должны сейчас заняться построй- кой пролетарского социалистического государства»2. Ближайшей задачей партии и было «проводить программу, одо- бренную всем II Всероссийским съездом советов и состоящую в постепенных, но твердых и неуклонных шагах к социализму»3. В первые дни после Октября эта программа заключалась кон- кретно «в обмене продуктов обрабатывающей промышленности 1 В. И. Ленин, Речь на заседании ВЦИКа от 6 января 1918 г., ПСС, 5-е изд., т. 35, стр. 238—242. 2 Там же. 3 В. И. Ленин, От ЦК РСДРП(б). Ко всем членам партии и ко всем трудящимся классам России, Собр. соч., 4-е изд., том 26, стр. 269—273.
1. ЗАДАЧИ ПАРТИИ ПОСЛЕ ПОБЕДЫ ОКТЯБРЯ 7 на хлеб, строгом контроле и учете производства», что и являлось тогда, по мнению Ленина, «началом социализма»1. За рабочим контролем на фабриках и заводах дальнейшим шагом является, по плану Ленина, национализация банков, созда- ние высшего экономического совета, регулирующего все народное хозяйство, при постепенной, но неуклонно продолжающейся наци- онализации частных предприятий вплоть до полной экспроприации их. Эти ближайшие, как и последующие мероприятия могли быть, осуществлены лишь при тесном союзе рабочих с беднейшими кре- стьянами. Хотя мы шли к Октябрю «в союзе с деревенской бед- нотой против всех буржуа, при нейтрализации среднего крестьян- ства», Ленин уже в то время неоднократно подчеркивает возмож- ность и необходимость «честной коалиции» между пролетариями и трудящимися и эксплуатируемыми крестьянами, «ибо коренного расхождения интересов наемных рабочих с интересами трудящихся и эксплуатируемых крестьян нет. Социализм вполне может удов- летворить их интересы»2. Рабоче-крестьянский блок будет служить прочной опорой совет- ской власти и, опираясь на этот союз, несмотря на экономическую и техническую отсталость нашей страны, мы сумеем построить фундамент экономики социалистического общества и осуществить основную целевую установку Октябрьской революции, предука- занную Лениным еще до переворота, в сентябре 1917 г.: «либо погибнуть, либо догнать передовые страны и перегнать их также экономически... Погибнуть или на всех парах устремиться вперед. Так поставлен вопрос историей»3. С глубокой верой в торжество социализма в России и во всем мире, под руководством Ленина партия повела борьбу за свою генеральную линию, за утверждение и упрочение октябрьских завоеваний, за организацию крупного социалистического производ- ства, за быструю индустриализацию страны, за подготовку и орга- низацию мировой революции. В первую очередь необходимо было отстоять диктатуру пролетариата от натисков буржуазии. 1 В. И. Ленин, Речь и резолюция по поводу заявления группы народных комис- саров об уходе из Совнаркома. Заседание ВЦИК 4 (17) ноября 1917 г., ПСС, 5-е изд., т. 35, стр. 61. 2 В. И. Ленин, Союз рабочих с трудящимися и эксплуатируемыми крестьянами. Письмо в редакцию «Правды», ПСС, 5-е изд., т. 35, стр. 102. 3 В. И. Ленин, Грядущая катастрофа и как с ней бороться, ПСС, т. 34, стр. 198.
8 ПОБЕДА ОКТЯБРЯ И ДЕЗЕРТИРЫ ПРОЛЕТАРСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ После подавления восстания юнкеров в Питере и Москве бур- жуазия повела вооруженную борьбу в других местах, не говоря уже про открытый саботаж служащих, имевший задачей взорвать советскую власть изнутри. Руководимая кадетской партией: буржу- азия уже в ближайшие недели начала гражданскую войну. На юге действовал Каледин, на востоке — Дутов, в Петрограде ликви- дирован был заговор центрального комитета кадетской партии, направлявшего офицеров-корниловцев на юг, на помощь Каледину. Мелкая буржуазия колебалась между двумя фронтами — дик- татурой пролетариата и диктатурой буржуазии. Мелкобуржуазные партии или колебались или определенно выступали против совет- ской власти. Но если меньшевики и эсеры занимали открытую контрреволюционную позицию, то и левые эсеры своими шатани- ями приносили не меньше вреда делу революции. Как и в предшествующий период, перед руководящей партией большевиков стояла задача вырвать крестьянство из-под влияния соглашательских партий и повести его за собою в дальнейшей развертывающейся борьбе за социализм. В атмосфере всеобщего почти соглашательского угара среди мелкой буржуазии от пар- тии большевиков требовалась теперь особая стойкость и выдержка в проведении революционной линии. Глубокий поворот в социально-экономических отношениях, вызванный переходом от диктатуры буржуазии к власти рабочего класса, не мог не вызвать однако колебаний и растерянности в некоторых отрядах самого пролетариата и отдельных прослойках партии. Пока существуют классы, неизбежно влияние мелкобур- жуазной стихии на пролетариат и часть партии всякий раз, когда страна переживает тот или иной переломный момент. «Каждый своеобразный поворот истории вызывает, — пишет Ленин, — некоторые изменения в форме мелкобуржуазных шата- ний, всегда имеющих место рядом с пролетариатом, всегда прони- кающих в той или иной мере в среду пролетариата»1. Колебания и шатания возникают в отдельных, незначительных пока про- слойках партии в первые же дни после захвата власти, когда стал на очередь вопрос о сохранении и упрочении завоеваний Октябрьской революции. В. В. И. Ленин, Новые времена, старые ошибки в новом виде, ПСС, т. 44, стр. 101.
2. РАСХОЖДЕНИЯ В ПАРТИИ ПО ВОПРОСУ О КОНСТРУКЦИИ ВЛАСТИ 9 2. РАСХОЖДЕНИЯ В ПАРТИИ ПО ВОПРОСУ О КОНСТРУКЦИИ ВЛАСТИ Лишь началось бешеное сопротивление буржуазии после победы пролетариата, как дрогнули некоторые из большевиков и бежали с фронта революции. Мелкобуржуазная стихия захлестнула их своим влиянием, и они стали служить ее рупором. Это были, по определению Ленина, «все маловеры, все колеблющиеся, все сомневающиеся, все давшие себя запугать буржуазии, или поддав- шиеся крикам ее прямых и косвенных пособников»1. Колебания проявляются ими и в самые октябрьские дни, когда пушки и пуле- меты в Москве решали вопрос о судьбах диктатуры. Поддались панике, прежде всего, те самые товарищи, которые и в предшествующий, предоктябрьский, период занимали правую позицию в нашей партии и ставили палки в колеса развертыва- ющейся борьбы за власть. Это была так называемая каменев- ская группировка во главе с тт. Л. Каменевым и Г. Зиновьевым. В нее входили: А. И. Рыков, Д. Рязанов, В. Ногин, В. Милютин, Ю. Ларин, А Шляпников и др. Боясь изоляции пролетариата в развертывающейся революции, не веря в его силы, эта группа как бы нехотя шла на Октябрьскую революцию, а Каменев и Зиновьев выказали себя в роли прямых штрейкбрехеров перед самым Октябрем. То же самое неверие в силы пролетариата и в успех социа- листической революции проявилось у них и в послеоктябрьские дни, что особенно ярко выражалось в их требовании добиться во что бы то ни стало соглашения с мелкобуржуазными парти- ями. Начавшимся тогда переговорам с представителями соглаша- тельских партии о коалиционной власти социалистических партий они придавали исключительно важное значение, от успешности этих переговоров зависело, по их мнению, сохранение самой рево- люции. Тов. Рыков заявлял, например, что «если мы прекратим их, то от нас отшатнутся и те группы, которые нас поддержи- вают, и мы не в состоянии будем удержать власти»2. Еще более 1 Из «Обращения ЦК от 7 ноября», см. Протоколы Центрального комитета РСДРП. Август 1917 — февраль 1918, изд. Института Лепина, стр. 173. 2 Протоколы Центрального комитета РСДРП, изд. Института Ленина, стр. 152
10 ПОБЕДА ОКТЯБРЯ И ДЕЗЕРТИРЫ ПРОЛЕТАРСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ откровенно выражал свое паническое состояние Д. Рязанов, неза- долго перед тем вошедший в нашу партию вместе с так назы- ваемыми межрайонными. Он подчеркивает, что «в Питере даже власть не в наших руках, но в руках совета, от этого отвертеться нельзя. Если сойти с этого пути (т. е. от переговоров. — М. Л), то мы останемся совершенно одни и безнадежно одни»1. Переговоры эти были, однако, одним из ловких маневров наших классовых врагов. После переворота меньшевики и эсеры пыта- ются ликвидировать завоевания революции под предлогом созда- ния однородной социалистической власти из всех социалистиче- ских партий от н.-с. (народных социалистов) до большевиков. Это была наиболее общая схема конструкции новой власти, выдвинутая в междупартийных переговорах Викжелем (Всероссийским испол- нительным комитетом железнодорожного союза), но были варианты другого образца, в которых в менее замаскированной форме про- являлись, попытки ликвидации советской власти. Другие соглашатели требовали исключения большевиков из состава нового правительства или хотя и соглашались на допу- щение большевиков к власти, но без участия, по их заявлению, «персональных виновников Октябрьского переворота, Ленина и Троцкого». Особенно далеко шли в своих требованиях меньше- вики, которые условием соглашения ставили требования полного разоружения большевиков и по существу сдачи власти. К боль- шевикам предъявлялись требования — прекращения вооружен- ной борьбы, роспуска Военно-революционного комитета, передачи большевистских вооруженных сил в распоряжение городской думы и т. д. Зато меньшевики милостиво обещали и даже гарантиро- вали отказ со стороны А. Ф. Керенского от каких бы то ни было репрессий по отношению к восставшим при своем возвращении в Петроград, гарантировали также ограждение рабочих кварталов от вторжения войск Керенского и т. д. Участие большевиков в этих переговорах вызывалось соображе- ниями чисто военного характера. Викжель, занимавший формально нейтральную позицию между борющимися сторонами, выставил ультимативное требование о прекращении борьбы и об образова- нии «однородной» власти, т. е. объединенной власти социалисти- ческих партий, под угрозой приостановки железнодорожного дви- жения. Между тем вопрос о перевозке вооруженных сил в Москву 1 Протоколы Центрального комитета РСДРП, изд. Института Ленина, стр. 153.
2. РАСХОЖДЕНИЯ В ПАРТИИ ПО ВОПРОСУ О КОНСТРУКЦИИ ВЛАСТИ 11 не терпел отлагательства, так как в ней происходило восстание юнкеров. Ленин смотрел на эти переговоры, как на «дипломатическое прикрытие военных действий»1. Переговоры начались 30 октября, а уже 1 ноября на заседании ЦК Ленин вносит предложение о прекращении переговоров и об отправке войск на Москву, поскольку несомненными стали в то время успехи советских войск. Большинство ЦК стояло на точке зрения Ленина и целиком под- держивало подобные предложения. Большевистская же делегация, участвовавшая в переговорах во главе с т. Каменевым, придавала положительное значение пере- говорам с соглашательскими партиями и пыталась на практике положить начало новому однородному «социалистическому» пра- вительству. Для осуществления этих целей делегация нарушает принципиальные условия, которые по постановлению ЦК должны были войти в основу наших переговоров. Требуя полностью признания программы советского прави- тельства, как она выражена в декретах о земле, мире, в обоих проектах о рабочем контроле, ЦК допускал возможность уступок непрограммного характера, как-то: пополнения ЦИКа представи- телями ушедших со съезда партий в пропорциональном количестве или ввода в ЦИК представителей железнодорожников, почтово- телеграфного союза и других подобных организаций. ЦК партии подчеркнул при этом ультимативный характер нашего требования о признании ответственности правительства только перед ЦИКом. На практике делегация шире толковала свои полномочия и согласилась на участие в переговорах об организации власти на общедемократической основе. Соглашательскими парти- ями выставлялось требование о создании нового органа, перед которым было бы ответственно правительство, так называемого Народного совета. Меньшевики предлагали следующий состав этого Народного совета: 1) 100 человек от ЦИКа, нового и ста- рого соглашательского ЦИКа по соглашению их между собою, 2) представительство от авксентьевско-черновского ЦИКа Совета крестьянских депутатов, 3) 100 представителей от соглашатель- ских городских дум (питерской и московской), 4) 80 мест армии и флоту, т. е. армейским комитетам, находившимся в руках эсеров и меньшевиков, 5) 40 мест профсоюзам — железнодорожному 1 Протокол Центрального комитета РСДРП, изд. Института Ленина, стр. 112.
12 ПОБЕДА ОКТЯБРЯ И ДЕЗЕРТИРЫ ПРОЛЕТАРСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ и почтово-телеграфному1. Создание такого органа, как Народный совет, единственно верховного органа до учредительного собрания, привело бы к торжеству буржуазно-демократического принципа над советским и к постепенной ликвидации самой советской власти. Дальнейшие действия делегации и членов ЦК каменевской груп- пировки (Рыков, Рязанов, Милютин и др.) носят такой же дезор- ганизующий характер и вытекают из их расхождения с ленинской оценкой момента. Призывая уже 14 (1) ноября к наступательной политике против соглашательских партий и разных антисоветских организаций, Ленин выдвигал перед партией такие задачи: «Вопрос стоит основной, и пора покончить с колебаниями. Ясно, что Викжель стоит на стороне Калединых и Корниловых. Колебаться нельзя. За нами большинство рабочих и крестьян и армии... Мы должны опираться на массы, должны послать в деревни агитаторов. Викжелю было предложено доставить войска в Москву, он отка- зался, мы должны апеллировать к массам, и они его сбросят»2. Ленин признавал возможными соглашения только с левыми эсерами, в то время хотя и не без колебаний признавшими совет- скую власть и имевшими реальную силу в стране — поскольку «многие крестьяне» шли за ними. Претензии меньшевиков и других соглашателей помимо того, что были контрреволюционного харак- тера, были и совершенно беспочвенны, так как массы отошли от них. Такова была единственно возможная революционная линия, вытекавшая из учета и анализа классовых сил. Каменев, Рыков, Ногин и другие правые, подпавши под влияние мелкобуржуазной стихни, преувеличивали силы соглашательских партий и не останавливались перед прямым срывом постановления ЦК и явным нарушением партийной дисциплины, лишь бы «не рвать» с соглашателями, сохранить с ними единый фронт. На упомяну- том заседании 14 (1) ноября ЦК партии принял постановление, полностью лишающее всякого практического значения переговоры, именно — он разрешил членам делегации принять участие (теперь) в переговорах лишь с целью разоблачения несостоятельности этой попытки и окончательного прекращения дальнейших переговоров о коалиционной власти. Соответственным образом была составлена резолюция ЦК для оглашения ее на заседании ВЦИКа в форме ультимативных предложений большевиков. 1 Протокол Центрального комитета РСДРП, изд. Института Ленина, стр. 158 2 Там же, стр. 154.
2. РАСХОЖДЕНИЯ В ПАРТИИ ПО ВОПРОСУ О КОНСТРУКЦИИ ВЛАСТИ 13 Огласив эту резолюцию на заседании ВЦИКа, Зиновьев тут же добавляет, что эта резолюция не обсуждалась еще на фрак- ции ВЦИКа. А затем уже Каменев он имени фракции большеви- ков предлагает новую резолюцию явно соглашательского харак- тера. По предложению Каменева, кроме левых эсеров, в ЦИК вводятся представители несоветских организаций, предполагается новый состав Совнаркома с ограниченным уже представительст- вом большевиков, поскольку вводятся в него меньшевики и эсеры. Резолюция фракции означала по существу срыв постановления ЦК1. Большевистская «непримиримость» тт. Каменева и Зиновьева выражается лишь в номинальном отказе от эсеровского Народного совета, поскольку самый ЦИК в предлагаемой ими резолюции получает общедемократический характер и по существу не отлича- ется от Народного совета. За эту резолюцию, заметим, голосовали на заседании ВЦИКа и левые эсеры. Политика шатаний части ЦК грозила срывом Октябрьской победы. Правые не ограничивались одними декларациями, речами внутри и вне ЦК, но обращаются к методу отставок, внося таким образом элементы разложения в ряды нашей партии все в боль- шей и большей степени. Политическая обстановка осложняется. Социал-предатели вынуждены раскрыть настоящий смысл переговоров, которыми они пытались прикрыть подготовку вооруженных действий против советской власти. Еще во время переговоров раскрывается заговор Пуришкевича, появляется делегация от части 17 корпуса, грозящая походом на Питер. Советская власть арестовывает заговорщиков, закрывает часть буржуазных газет. Меньшевики сбрасывают маску нейтральности и объявляют — никаких переговоров впредь до прекращения арестов и репрес- сий против буржуазной печати. Левые эсеры их поддерживают и 17 (4) ноября вносят на заседании ВЦИК запрос о преследо- ваниях печати. На том же заседании они оглашают резолюцию протеста против принятого большинством ВЦИКа постановления о закрытии, буржуазных газет и затем в виде протеста против «системы террора» отзывают своих представителей из Военно- революционного комитета, штаба и со всех ответственных постов. С левыми эсерами солидаризуются правые большевики. Вылазка левых эсеров против советской власти усугубляется в своем 1 Протоколы Центрального комитета РСДРП, изд. Института Ленина, стр. 165
14 ПОБЕДА ОКТЯБРЯ И ДЕЗЕРТИРЫ ПРОЛЕТАРСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ значении демонстративной отставкой группы народных комиссаров от своих постов — также в виде протеста против политики, про- водимой большинством ЦК. Вслед за левыми эсерами т. В. Ногин от своего имени и от имени А. Рыкова, В. Милютина, И. Теодоровича, Д. Рязанова, Дербышева, Ю. Ларина, А. Шляпникова и др. сделал заявление, что они «стоят на точке зрения необходимости образования социалистического правительства из всех советских партий», потому что «вне этого есть только один путь: сохранение чисто большевистского пра- вительства средствами политического террора». Не желая нести ответственности за эту политику, они уходят со своих постов.1 В тот же день пять цекистов, из которых трое сложили звание наркомов, — Ю. Каменев2, А. Рыков, В. Милютин, Г. Зиновьев, В. Ногин, — сделали заявление об уходе из состава ЦК партии, так как не могут нести ответственность за «гибельную политику ЦК, проводимую вопреки воле громадной части пролетариата и солдат, жаждущих скорейшего прекращения кровопролития между частями демократии». Эта политика ЦК, которую они в своем заявлении характеризуют как политику «руководящей группы ЦК», ведет-де к разгрому пролетариата3. Этот дезертирский, по определению Ленина, поступок ушедших товарищей немало окрылил надежды врагов пролетарской дикта- туры на ее близкое падение. Дезорганизаторская работа Каменева, Зиновьева, Рыкова, Рязанова и др. вызвала необычайную радость в буржуазной и соглашательской печати, высоко оценивавшей подобные примеры «изолированности нашей партии». Соглашательский угар после Октября продолжался и весь ноябрь, пока он не был в корне подорван твердостью руковод- ства большевистского ЦК. Сами левые эсеры, войдя в Совнарком, лишили все эти соглашательские комбинации их реального зна- чения. Но отрыжки этого соглашательства еще не раз проявля- лись со стороны правых большевиков в первый период совет- ской власти. В частности т. Зиновьев сыграл выдающуюся роль на соглашательской кухне ноябрьского Чрезвычайного всероссий- ского крестьянского съезда. 1 Бюллетень Центрального комитета РСДРП, «Пролетарская революция», № 1, стр. 17. 2 В документах октябрьской эпохи, как еще подпольного времени, Л. Б. Каменев подписывался обычно Ю. Каменевым. 3 Протоколы Центрального комитета РСДРП, изд. Института Ленина, стр. 167—168.
3. РАСХОЖДЕНИЯ в ПАРТИИ ПО ВОПРОСУ ОБУЧРЕДИТЕЛЬНОМСОБРАНИИ 15 3. РАСХОЖДЕНИЯ В ПАРТИИ ПО ВОПРОСУ ОБ УЧРЕДИТЕЛЬНОМ СОБРАНИИ Советская власть не получила всеобщего признания еще в декабре месяце. Близилось время созыва Учредительного собра- ния, вокруг которого разгоралась партийная борьба. Кадеты и соглашатели пытались сделать из Учредительного собрания аван- пост для борьбы с советской властью. Под лозунгом «Вся власть Учредительному собранию» объединялись теперь все калединцы, корниловцы, меньшевики и эсеры. Наша тактика заключалась в разоблачении в массах парла- ментских иллюзий, связанных с Учредительным собранием. Судьба Учредительного собрания была заранее предрешена Лениным, в зависимости же от линии соглашательского большинства его ставился Лениным вопрос лишь о времени разгона его — ждать ли с разгоном Учредительного собрания, пока широкие рабоче- крестьянские массы окончательно не разочаруются в нем, или разогнать немедленно в случае агрессивных действии партий большинства Учредительного собрания. В том или другом слу- чае торжество советского принципа над Учредительным собра- нием выставлялось бесспорно Лениным и руководимым им ЦК партии. Какое бы то ни было, фетишизирование Учредительного собрания было явным оппортунизмом и встречало резкое осужде- ние со стороны Ленина. «Всякая попытка, прямая или косвенная, рассматривать вопрос об Учредительном собрании с формальной, юридической стороны, в рамках обычной буржуазной демократии, вне учета классовой борьбы и гражданской войны, является изме- ной делу пролетариата и переходом на точку зрения буржуазии. Предостеречь всех и каждого от этой ошибки, в которую впадают немногие из верхов большевизма, не умевших оценить октябрь- ского восстания и задач диктатуры пролетариата, есть безусловный долг революционной социал-демократии»1. Эти «немногие из верхов большевизма» были почти те же самые лица, которые и в первые два месяца после Октября всячески срывали победу пролетариата. Изменения произошли разве в том, что Зиновьев несколько отгораживается от них, занимая впрочем, 1 В. И. Ленин, Тезисы об Учредительном собрании. ПСС, т. 35, стр. 166.
16 ПОБЕДА ОКТЯБРЯ И ДЕЗЕРТИРЫ ПРОЛЕТАРСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ не совсем ясную позицию в вопросе об Учредительном собрании, или что, в бюро фракции Учредительного собрания, возглавляв- шее оппозицию, входил Сапронов, с тех пор неизменный участ- ник каждой оппозиции. Эти «верхи» признавали Учредительное собрание верховным органом власти и настаивали на «соглашении с ним правительства народных комиссаров». Они требовали, чтобы «не совершали бестактности» по отношению к Учредительному собранию, возражали против того, что «члены Учредительного собрания — большевики — контролируют созыв (Учредительного собрания. — М. Г.), соотношение сил и пр.»1. Позиция правых в вопросе об Учредительном собрании нераз- рывно связана с их октябристскими и дооктябрьскими ошибками. Это был все тот же курс на демократическую революцию. Вопрос об Учредительном собрании был центральным пунктом в извест- ном штрейкбрехерском «Письмо к текущему моменту» Зиновьева и Каменева, как основной довод в борьбе против вооруженного восстания. По плану Зиновьева и Каменева, большевики вместе с левыми эсерами составят «правящий блок», который осуществит намеченную программу. Учредительное собрание увенчает рево- люцию и продолжает затем функционировать вместе с советами. «Учредительное собрание и советы — вот тот комбинированный тип государственных учреждений, к которому мы идем». Примиренческая позиция правых по отношению к Учредительному собранию вытекала из неверия их в социалистическую революцию у нас. Это неверие проявлялось ими еще со времени апрель- ской конференции 1917 г. и связано было с их неправильной оценкой движущих сил революции. Каменев, например, не допу- скал возможности развертывания социалистической революции при сохранении рабоче-крестьянского блока. В случае же углубления революции пролетариат будет изолирован, и участь пролетарской революции будет решена. Выступая в прениях против Ленина на апрельской конференции, т. Рыков выражает то же неверие в социалистическую революцию: «Но можем ли мы рассчитывать на поддержку масс, выкидывая лозунг пролетарской революции? Россия самая мелкобуржуазная страна в Европе. Рассчитывать на сочувствие масс социалисти- ческой революции невозможно, и потому, поскольку партия будет 1 «Первый легальный ЦК». Доклад Урицкого, Гиз (Ленинградский Истпарт), стр. 374.
3. РАСХОЖДЕНИЯ в ПАРТИИ ПО ВОПРОСУ ОБУЧРЕДИТЕЛЬНОМСОБРАНИИ 17 стоять на точке зрения социалистической революции, постольку она будет превращаться в пропагандистский кружок... Буржуазная революция не кончилась, и поскольку она не кон- чилась, постольку революционная демократия должна вступить в блок... Откуда взойдет солнце социалистического переворота? Я думаю, что по всем условиям, обывательскому уровню, иници- атива социалистического переворота принадлежит не нам. У нас нет сил, объективных условий. А на Западе этот вопрос ста- вится приблизительно так же, как у нас — вопрос о свержении царизма...»1. Этот безнадежный пессимизм правых, вытекавший как из оценки отсталости страны, так и неправильной оценки движущих сил революции, характеризует позицию правых в октябрьские и послеоктябрьские дни. Кстати отметить, что во всех заявлениях их в первый период после Октября нет пи слова о социалисти- ческой революции, равно как нет ничего о союзнике пролетари- ата — трудящемся крестьянстве. Довлеет одна забота — боязнь изоляции пролетариата, боязнь лишиться поддержки мелкобуржу- азных групп. Как и в прежних расхождениях, так и в вопросе об Учредительном собрании правые прибегают к недопустимым действиям, нару- шающим партийную дисциплину. Бюро фракции Учредительного собрания, в которое входили Каменев, Милютин, Рязанов, Ларин, Сапронов и др., противопоставляет себя Центральному коми- тету партии, требует созыва внеочередного партийного съезда или конференции. Оно и сделало попытку самостоятельно, помимо ЦК, созвать в Питер всех членов Учредительного собрания — большевиков. Решительные мероприятия ЦК партии прекратили дальнейшее развитие антипартийной тактики бюро фракции. Судьба Учредительного собрания известна. Контрреволюционное в своем большинстве, оно было разогнано в первый же день своего созыва. После его разгона окончательно устанавливается советская власть в центре и на местах. Соглашательские иллюзии части верхушки нашей партии потерпели полное фиаско. 1 «Петроградская общегородская и Всероссийская апрельская конференции», изд. Истпарта, 1925 г., Протоколы, стр. 71—72.
18 ПОБЕДА ОКТЯБРЯ И ДЕЗЕРТИРЫ ПРОЛЕТАРСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ 4. ТАКТИКА ПРАВОЙ ОППОЗИЦИИ Борьба этой первой оппозиции после Октября с партией весьма показательна для последующих разногласий в партии. Она является своего рода предисторией фракционной борьбы в нашей партии. Оппозиция была, правда, еще не оформленная. Против основ- ной линии партии выступали просто отдельные маловеры и нытики. Расхождения с партией выявляли они по отдельным вопросам, но без общей платформы. Антипартийный характер их выступле- ний проявлялся все же довольно ярко. Каменев, Рязанов, Милютин обнаруживали, например, полное непонимание большевистской дисциплины и самой большевистской партийности. Два раза ЦК повторял свой ультиматум по отно- шению к своему меньшинству и другим правым с требованием «полного подчинения решениям ЦК и его линии, отказа от сабо- тажа его работы и от дезорганизаторской деятельности». После известного обращения ЦК ко всем членам партии с беспощадным разоблачением всей недостойности поведения правых — Каменев, Рязанов, Ларин, Милютин, Дербышев, — выступают с заявлением в ЦК, в котором не только не открещиваются от своей линии, но еще протестуют против создания «особого режима для отдель- ных членов партии как в смысле трактования их в погромном стиле против нас, так и в смысле требовании от нас каких-то осо- бых подписок»1. Свое личное убеждение они ставят выше решений ЦК и выше партийной дисциплины: «Ваше же требование “во всех выступле- ниях проводить политику ЦК”, с которой мы в корне не согласны, представляет из себя неслыханное требование выступать против собственных убеждений»2. Особенно возмутительно держал себя Рязанов. Свои оппорту- нистические действия он прикрывал со свойственным ему пафо- сом ссылками на «принципы революционной социал-демократии», в отступлении от которых он обвинял большинство ЦК. Глубоко принципиальная линия ЦК выставлялась им игрой политических комбинаций. 1 Речь идет о подписке с обязательством подчиняться решениям ЦК. 2 Протоколы Центрального комитета РСДРП, изд. Института Ленина, стр. 175.
4. ТАКТИКА ПРАВОЙ ОППОЗИЦИИ 19 Солидаризируясь с меньшевиками, Рязанов резко ополчается на ЦК за его категорические требования о создании большевист- ского большинства в составе нового правительства во главе с тов. Лениным и в особом обращении в ЦК заявляет, что подобные «требования только компрометируют партию пролетариата»1. Как неоднократно подчеркивал ЦК в своих обращениях, оппо- зиция пыталась брать измором партийные учреждения, саботи- руя работу. Выступления оппозиции не ограничивались рамками партийных учреждений: неоднократно представители ее выступали с критикой решений ЦК на заседаниях ВЦИКа, Петроградского совета рабочих и солдатских депутатов. Приемы и методы борьбы этой оппозиции встречаются и в после- дующих оппозициях. Пока что отметим это характерное противопостав- ление своей линии политике «руководящей группы ЦК». Большинство ЦК во главе с т. Лениным выставляется в виде группы ЦК. Таким образом, в первые месяцы после Октября на первом крутом повороте истории мы встречаемся с оппозицией откровенно оппортунистического характера. Впрочем, кое-где проявлялась и «левая» оппозиция, преимущественно в вопросе об Учредительном собрании. «Левая» точка зрения выражалась т. Стуковым на заседаниях Московского областного бюро. Тов. Стуков высказывался против самого созыва Учредительного собрания — при всяких обстоя- тельствах, как обычного парламентского учреждения2. Такая неди- алектическая постановка вопроса об Учредительном собрании исключала ленинскую тактику изживания массами своих консти- туционных иллюзий. В случае ее торжества такая точка зрения принесла бы не меньше вреда делу революции, чем откровенно оппортунистическая позиция правых. «Левая» оппозиция имела место и в предшествующий период, период борьбы за власть. В то время как апрельскими тези- сами Ленина предусматривалась тактика, рассчитанная на борьбу за массы, «левые», перескакивая через этапы, выставляли несвоев- ременные, не соответствующие моменту лозунги. Партия в 1917 г. вела борьбу с Богдатьевым, выдвинувшим еще в апрельские дни «левый лозунг немедленного свержения Временного правительства, когда к этому не было предварительных предпосылок. 1 Протоколы Центрального комитета РСДРП, изд. Института Ленина, стр. 175. 2 История ВКП(б), под ред. Е. Ярославского т. IV, стр. 283.
20 ПОБЕДА ОКТЯБРЯ И ДЕЗЕРТИРЫ ПРОЛЕТАРСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ «Левый» оппортунизм возглавлялся, с другой стороны, Троцким, вступившим только что в партию. Партия во главе с Лениным насто- роженно смотрела на новых своих союзников — Троцкого с его сторонниками (так называемыми межрайонцами). В самом начале Февральской революции Ленин в своих письмах из Швейцарии подчеркивал особую опасность троцкизма с его примиренчеством и с показным интернационализмом, интернационализмом на словах. На апрельской конференции 1917 г. Ленин несколько раз отме- жевывался от троцкизма с его теорией перманентной революции, с непониманием роли крестьянства, а значит и роли мелкой буржу- азии в революции, с перескакиванием через этапы: «Троцкизм, — говорит Ильич, — без царя, а правительство — рабочее». Это неверно. Мелкая буржуазия есть, ее выкинуть нельзя»1. С большой опаской и сомнениями вступал Троцкий в пар- тию. Запись Ленина на конференции межрайонцев (в мае 1917 г.) дает нам яркое представление о колебаниях героя перманентной революции: «Троцкий (взявший слово вне очереди тотчас после меня...): С резолюциями (т. е. резолюцией о вступлении межрайонцев в пар- тию большевиков. — М. Г.) я согласен целиком, но вместе с тем я согласен постольку, поскольку русский большевизм интернацио- нализировался. Большевики разбольшевичились — и я называться большевиком не могу. В основу ценза можно (и должно) положить их резолюции, но признания большевизма требовать от нас нельзя»2. Из сообщения Мельничанского, одного из таких сторонни- ков Троцкого, мы узнаем, с какими предосторожностями вступал Троцкий в партию. Он особенно озабочен был, чтобы межрай- онцы вступали бы компактной массой в партию и, таким образом, создавалась бы для него реальная возможность борьбы с «режи- мом Ильича». Верный своей теории «перманентной революции», Троцкий, хотя вынужден был формально признавать ленинские лозунги, одновременно выдвигал собственные установки, расходящиеся с линией партии. Он продолжал пропагандировать свой ста- рый лозунг «революционного рабочего правительства». На пер- вом же этапе революции 1917 г. Троцкий выставлял требование 1 «Петроградская общегородская и Всероссийская апрельская конференция. Про- токолы», стр. 17. 2 «Ленинский сборник» IV, стр. 303.
4. ТАКТИКА ПРАВОЙ ОППОЗИЦИИ 21 немедленного низвержения Временного правительства, выступал с требованием об очищении советов от представителей мелкой буржуазии города и деревни, иначе говоря, организации «чисто пролетарских советов». Перед самым Октябрем и в Октябрьские дни Троцкий проявлял большую активность, но он входил в Октябрь с другим планом вос- стания, с другими перспективами победы, нежели партия. Не слу- чайно Троцкий не был избран в практический центр, созданный накануне Октября для непосредственного руководства восстанием. Троцкий шел на восстание, как отмечает т. Сталин, под своим собственным флагом. В отличие от Зиновьева и Каменева, кото- рые шли на восстание из-под палки, по выражению т. Сталина, «Троцкий шел на восстание добровольно. Но он шел не просто, а с оговорочкой, которая уже тогда сближала его с Каменевым и Зиновьевым»1. Неверие в возможность победоносного социали- стического строительства — вот что сближало позиции Каменева и Зиновьева, с одной стороны, и Троцкого — с другой. Троцкий подчеркивал уже в то время невозможность победы социализма в одной стране. Победа революции в России для него не имела самостоятельного значения, самая победа пролетарской револю- ции допускалась только в случае своевременной помощи извне, в форме государственной поддержки западного пролетариата. «Мы входили в Октябрьскую революцию, — сообщает Троцкий теперь с большим запозданием, — с глубоким убеждением в том, что переворот в России не может иметь самостоятельного и закон- ченного характера. Успехи социалистического строительства растут вместе с его противоречиями, и успехи были бы неизбежно погло- щены противоречиями, если бы Советская республика не была поддержана в дальнейшем успехами международной революции»2. Другая установка была у партии. Под руководством Ленина мы шли в бой за пролетарскую диктатуру, за построение социа- листического общества в Советской России, которая должна была стать и стала базой и передовым оплотом международной революции. Троцкий не верил в силы пролетариата, отрицал союз пролета- риата с трудящимися массами крестьянства, и как правые отри- цал социалистический характер Октябрьской революции. Таким 1 И. В. Сталин, Политотчет ЦК XV съезду. Стенотчет съезда, стр. 75. 2 «Бюллетень троцкистской оппозиции» № 7, статья «К 12-й годовщине Октября». Цитировано по «Большевику» 1930 г., № 21, стр. 43.
22 ПОБЕДА ОКТЯБРЯ И ДЕЗЕРТИРЫ ПРОЛЕТАРСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ образом, в конечном выводе, правый и «левый» оппортунизм сбли- жались в оценке Октябрьской революции, в потере социалистиче- ских перспектив развития. Генеральная линия партии восторжествовала в борьбе на два фронта и против правой опасности в первую очередь, как глав- ной опасности на данном этапе. Правые представляли основ- ную опасность, поскольку шли на определенный срыв восстания. «Левые» же являлись в роли «попутчиков» советской власти, хотя и непоследовательных и только «временных», но все же попутчи- ков. Не ослабляя идейной борьбы с «левыми», партия устремила тогда свой главный удар против правых. Дезорганизаторская деятельность правых была в корне подорвана благодаря решительным шагам Ленина, который руководил актив- ной борьбой с оппозицией. Как в предоктябрьские дни он требовал исключения из партии Зиновьева и Каменева, так и теперь он был инициатором решительных мер против дезорганизаторов. В своем «Дневнике публициста», относящемся к той эпохе, Ленин ставит вопрос о возможности пребывания в партии правых большевиков: «’’Правый большевизм”; и место ли ему в нашей партии?»1. Ленин был автором и инициатором ультиматумов, обращен- ных к меньшинству ЦК партии, причем в обоих ультиматумах он категорически ставил вопрос об отказе от дезорганизаторской деятельности под угрозой исключения из партии. Ленин считал лучше пойти на раскол, чем терпеть продолжение политики оппо- зиции внутри партии: «разумеется, раскол был бы фактом крайне прискорбным. Но честный и открытый раскол сейчас несравненно лучше внутреннего саботажа, срыва своих собственных решений, дезорганизации и прострации»2. После ухода цекистов из ЦК и отставки группы наркомов Ленин составляет обращение ЦК «Ко всем членам партии и ко всем трудящимся классам России», в которой клеймит позором пове- дение ушедших, называет их дезертирами и приводит в связь их дезертирский поступок с поведением Зиновьева и Каменева перед Октябрем: «Припомните, товарищи, что двое из дезертиров, Каменев и Зиновьев, уже перед восстанием в Петрограде высту- пили как дезертиры и штрейкбрехеры»3. 1 «Ленинский сборник» XI, стр. 9. Кавычки и вопросительный знак принадлежат Ленину. 2 Протоколы Центрального комитета РСДРП, изд. Институт Ленина, стр. 164. 3 Там же, стр. 173.
4. ТАКТИКА ПРАВОЙ ОППОЗИЦИИ 23 Когда через три недели — 2 декабря (29 ноября) 1917 г. — чет- верка бывших цекистов — Рыков, Каменев, Милютин и Ногин — обратились в ЦК с заявлением об обратном приеме в ЦК, пре- жде всего Ленин возражал против их возвращения. Свой отказ он мотивирует тем, что «в заявлении 4-х ясно выступает полное расхождение их с нами, так как они считают, что ЦК пошел на уступки»1. В этом заявлении мы встречаемся также с характер- ной чертой всякой оппозиции — вместо признания собственных ошибок навязывать ЦК свою ошибочную линию. ЦК принял предложение Ленина, и тт. Рыков, Каменев, Ногин и Милютин надолго были отстранены из ЦК. На VII съезде пар- тии они не были переизбраны в ЦК, и только VIII съезд избрал т. Каменева в ЦК, т. Рыков был избран на IX съезде (март 1920 г.). На нем же в кандидаты ЦК были избраны тт. Милютин и Ногин. На 1 !/2—2 года тт. Каменев и Рыков очутились за преде- лами ЦК за свои шатания в величайший момент истории, от кото- рого зависело сохранение диктатуры пролетариата. Когда бюро фракции Учредительного собрания вздумало проти- вопоставить себе ЦК, именно Ленин предложил принять ряд реши- тельных мер против дезорганизующих действий бюро и прежде всего «сместить бюро фракции», «назначить члена ЦК для руко- водства фракцией» и т. д.2 Не вина оппозиции была, что ее шатания, ее паника перед великими событиями, развертывающимися тогда, не нанесли более сильного удара революции. Но опасность деморализации была очень велика. Белогвардейцы не случайно делали ставку на правые элементы в нашей партии. Большие надежды возлагали и левые эсеры на раскол среди большевиков. Под решительным и политически четким и правильным руко- водством Владимира Ильича наша партия успешно вышла из всех послеоктябрьских затруднений. Шатаниям в отдельных рядах пар- тии, связанным с переходом власти в руки пролетариата, был положен конец. Генеральная линия партии полностью восторже- ствовала, партия стала закладывать первые камни пролетарского государства, приступила к постройке фундамента социалистиче- ского общества. 1 Протоколы Центрального комитета РСДРП, изд. Институт «Пенина, стр. 187—188. 2 Там же, стр. 194.
ГЛАВА II ЛЕНИНСКИЙ СОЦИАЛИСТИЧЕСКИЙ ПЛАН ВЕСНОЙ 1918 г. И «ЛЕВЫЕ» КОММУНИСТЫ 1. ГЕНЕРАЛЬНАЯ ЛИНИЯ ПАРТИИ НА ПЕРВОМ ЭТАПЕ СОВЕТСКОЙ ВЛАСТИ Когда результаты Октябрьской победы были обеспечены и закреплены, конкретно встал вопрос о социалистическом стро- ительстве, о дальнейшем осуществлении «твердых шагов» к соци- ализму. Предстоял длинный переходный путь от капитализма к социализму. Ближайшей задачей выдвигался переход от рабочего контроля к рабочему управлению производством. На первый план ставится теперь организация всестороннего государственного учета и контроля за производством и рас- пределением продуктов. Этот всенародный учет и контроль производства проводится, по плану Ленина, в системе госу- дарственного капитализма. «В настоящее время, — говорит он, — осуществлять государственный капитализм — это значит проводить в жизнь тот учет и контроль, который осуществляли раньше капиталистические классы»1. Являлась настоятельная задача ограничить управление хозяйством лишь крупными отра- слями промышленности, направив «развитие всего остального, частно-хозяйственного капитализма в русло государственного капитализма». Ленин и констатирует появившиеся у нас тогда формы государственного капитализма, как-то: хлебная монопо- лия, подконтрольные предприниматели и торговцы, буржуазные кооператоры. 1 В. И. «Пенин, Доклад об очередных задачах Советской власти. Заседание ВЦИК 29.04.1918 г., ПСС, т. 36 стр. 255.
1. ГЕНЕРАЛЬНАЯ ЛИНИЯ ПАРТИИ НА ПЕРВОМ ЭТАПЕ СОВЕТСКОЙ ВЛАСТИ 25 Задача организации, понимаемой в самом широком смысле слова, являлась центральной для той эпохи, и задача эта обуслов- ливалась в первую очередь картиной распада, развала, которая характеризует первый период советской власти. В обстановке мелкобуржуазной распущенности вопросы организации власти, труда, учета и контроля производства являлись центральным пун- ктом в советском строительстве. Мелкобуржуазная стихия грозила захлестнуть первые шаги советской власти. Крутой излом послеоктябрьских событий, вызвавший переоценку всех ценностей, возмутил болото обы- вательщины. Колеблясь между побежденными, привилегирован- ными классами и новым классом — пролетариатом, пришедшим к власти, мелкая буржуазия являлась резервуаром неустойчи- вых настроений, колебаний отдельных слоев рабочего класса, наиболее отсталых, подпадавших под влияние мелкобуржуазной стихии. Неустойчивость, мелкой буржуазии усиливалась в связи с осложнениями на международном фронте и достигла крайней степени во время брестских переговоров. Колебания эти проникли в отдельные прослойки нашей партии и вылились в образование новой оппозиции, организованной т. Бухариным, — во фракцию «левых» коммунистов. Для социалистического строительства особая опасность заклю- чалась в нашем международном положении. С самого начала Октябрьской революции Ленин не переставал говорить о «гвозде» текущей политики той эпохи, об основной задаче момента — о выходе из империалистической войны. Необходима была «передышка», и необходима была она раньше всего для осуществления первых мероприятий социалистического строительства, для окончательной ликвидации сопротивления помещиков и капиталистов, чтобы «додушить буржуазию». Какое значение придавал Ленин «передышке», мы видим из надежд, возлагаемых им на нее еще до Октябрьского переворота: «....99 шансов из 100 за то, что немцы дадут нам по меньшей мере перемирие. А получить перемирие теперь — это значит уже победить весь мир»'. 1 В. И. Ленин, Марксизм и восстание. ПСС, т. 34, стр. 245.
26 ЛЕНИНСКИЙ СОЦИАЛИСТИЧЕСКИЙ ПЛАН ВЕСНОЙ 1918 г. 2. БРЕСТСКАЯ ДИСКУССИЯ Одним из первых актов советской власти был декрет о мире и обращение ко всем воюющим государствам с предложением о мире. Откликнулась одна Германия, и перед партией встал вопрос о заключении сепаратного, аннексионистского мира. Ленин стоял за заключение такого мира, чтобы получить передышку впредь до начала мировой пролетарской революции. Он придавал такому миру значение стратегического маневра. Для спасения революции необходимо было действовать, исходя из расчета — «проиграть в пространстве, чтобы выиграть во вре- мени». При первом взрыве революции в Германии или вообще в Западной Европе подписанный мир становился клочком бумаги. В случае отказа от мира нам грозила опасность полного пораже- ния, разгрома революции. Когда нашей делегации в Брест-Литовске был предложен мир на тяжелых условиях, Ленин стоял за подпи- сание этого, по его выражению, «похабного мира». Он исходил при этом из соотношения классовых сил в стране и из международной обстановки на 4 году войны. Ленин опасался, что в случае отказа принять эти условия немцы предъявят впоследствии еще худшие. Фактически армии у нас тогда не было, и в вооруженной борьбе с германским империализмом не на кого было рассчитывать, так как Красная армия еще только создавалась, с красногвардейскими отрядами нельзя было пойти войной на вооруженного до зубов германскою хищника. Точка зрения Ленина на мир не была тогда принята большин- ством партийной верхушки. Происходит разрыв мирных перегово- ров (10 февраля) и начало новых военных действий со стороны германского командования. Несмотря на категорические заявления Троцкого и Бухарина вместе с «левыми» коммунистами, что «немец не посмеет наступать», германское командование повело широ- кое наступление на русские границы и стало захватывать область за областью. С ленинской точки зрения за мир боролись две точки зрения: «левых» коммунистов и Троцкого. «Левые» коммунисты стояли на позиции революционной войны.
2. БРЕСТСКАЯ ДИСКУССИЯ 27 Не отрицая слабости наших сил и общей неподготовленности к войне, «левые» шли на революционную войну с Германией в над- ежде на то, что наши красногвардейские отряды, столкнувшись с германскими батальонами, вместо борьбы друг с другом пове- дут «священную войну против всесветной буржуазии». Большие надежды возлагали они и на окопный мир, т. е. на мир, который заключат между собой путем братания наши и германские солдаты, находясь в окопах. Сепаратный же мир с германскими империа- листами не только не даст нам действительной передышки, проек- тируемой Лениным, но погубит и русскую и мировую революцию. Позиция левых вытекала из неверной оценки перспектив миро- вой революции, преувеличенных темпов ее развития. Основным вопросом расхождения между «левыми» коммунистами и Лениным в общей оценке международного положения являлся вопрос о темпе развития международной революции. Левые преувеличивали скорость наступления революции в Западной Европе. Вспыхнувшие тогда стачки рабочих в Германии и в Австрии оценивались ими, как начало революционного взрыва. Установка левых была та, что в то время уже (весной 1918 г.) страны центральной Европы вплотную подошли к социалистической революции. Мировая революция не только созрела, но мы всту- пили будто бы в полосу ее развертывания. Свою тактику революционной войны «левые» коммунисты стро- или в расчете на возникновение западноевропейской революции в определенный срок. В своих «тезисах о текущем моменте» от 4 апреля они писали, что «в течение ближайшей весны и летах должно начаться крушение империалистической системы». Позиция «левых» была совершенно беспочвенной и, лишена всякого анализа и учета реальных условий. Из того, что «капита- листическое общество вступило в эпоху социалистической рево- люции», не следовало вовсе, что революция в Германии начнется сегодня, завтра, вообще в определенный срок. Составляя «кален- дарное расписание» революций, «левые» превращали в пустую фразу международную революцию. Ленин резко критиковал подобные «прогнозы» революции и в особенности тактику «левых», основанную на таких расчетах. «Нет сомнения, — говорит Ленин, — что социалистическая революция в Европе должна наступить и наступит». Одними подоб- ными предположениями или расчетами на близость революции,
28 ЛЕНИНСКИЙ СОЦИАЛИСТИЧЕСКИЙ ПЛАН ВЕСНОЙ 1918 г. нельзя было, однако, обусловливать нашу тактику, которая стала бы в таком случае авантюристской. «Но было бы ошибкой постро- ить тактику социалистического правительства в России на попыт- ках определить, наступит ли европейская или особенно германская социалистическая революция в ближайшие полгода (или подобный краткий срок) или не наступит. Так как определить этого нельзя никоим образом, то все подобные попытки объективно свелись бы к слепой азартной игре»1. Точка зрения Троцкого была промежуточная, выжидательная, сформулированная им самим при разрыве сношений с немцами — «войну прекращаем, мира не заключаем, армию демобилизуем». Эта точка зрения — «ни мира, ни войны» — исходила из той же неверной оценки международной обстановки, что и у «левых» коммунистов, из неверной предпосылки, что «немец не посмеет наступать». «Левые» коммунисты вместе с Троцким обвиняли в национальной ограниченности руководителей партии, заключивших Брестский мир. В действительности Ленин самую тактику передышки обусловли- вал не только нуждами обороны Советской России, но интересами международной революции. В полемике с «левыми» Ленин указы- вал: «Именно в интересах “укрепления связи” с международным социализмом обязательно оборонять социалистическое отечество»2. Интернационализм «левых» был показного характера. В конеч- ном счете «левым» было свойственно недоверие к международному пролетариату и явная недооценка приближающегося краха капита- лизма. По схеме «левых», в случае мира германский пролетариат не мог и не должен был бы подняться на защиту «переродивше- гося» будто бы Советского государства, заключившего позорную сделку с германскими империалистами. От нашей только тактики зависели чуть ли не всецело судьбы мировой революции. Германская революция 9 ноября 1918 г. подтвердила полностью точку зрения Ленина. Революция в Германии оправдала его анализ международной обстановки, его план и расчеты на вероятность и близость революции в Европе без указания срока. События в Германии разбили вдребезги предположения и предсказания «левых» о переходе германского пролетариата на враждебные позиции к русскому пролетариату. 1 В. И. Лепин, К истории вопроса о несчастном мире, ПСС, т. 35, стр. 245. 2 В. И. Ленин, О «левом» ребячестве и мелкобуржуазности, ПСС, т. 36, стр. 292.
2. БРЕСТСКАЯ ДИСКУССИЯ 29 Самообман «левых» и Троцкого продолжался и тогда, когда немцы уже начали наступление. Троцкий продолжает говорить об агитационном значении своего «великого» акта — фактиче- ского разрыва с немцами — еще 18 февраля, когда он сообщает на заседании ЦК об ожидаемом наступлении немцев на Ревель и о появлении аэропланов над Двинском. Он возражает про- тив посылки телеграммы о мире, предлагаемой Лениным. «Нужно подождать, — говорит он, — эффекта (вызванного прекращением войны. — М. Г.), и тогда еще можно предложить мир, если его не последует». Самообман «левых» фразеров продолжался и в дни наступления немцев и некоторое время после него. Не встречая сопротивления, немцы неустанно продвигались вперед и взяли Псков, Ревель, Ямбург, Оршу и ряд других горо- дов по пути к Ленинграду, т. е. заняли почти всю Белоруссию, и вторглись на Украину. Ленину понадобилось использовать весь свой авторитет в партии и прибегнуть к угрозе выхода из ЦК партии и Совнаркома, чтобы побудить ЦК принять решение о мире. 23 февраля происходило в ЦК историческое голосова- ние ленинского предложения о немедленном принятии герман- ских предложений. За принятие предложения голосовали: Ленин, Сталин, Свердлов, Смилга, Сокольников, Зиновьев, Стасова, про- тив: Бухарин, Урицкий, Бубнов, Ломов (Оппоков), воздержались: Троцкий, Крестинский, Дзержинский, Иоффе. Таким образом, решение было принято 7 голосами против 4 при 4 воздержав- шихся. Троцкисты воздержались, по их заявлению, из-за опасений раскола партии, при наличии которого немыслимо будет вести революционную войну. Как Ленин предупреждал еще за месяц до разрыва перегово- ров, пришлось теперь подписать гораздо худшие условия мира. По новым условиям Советская Россия должна была очистить всю Финляндию и Украину и заключить мир с белогвардейскими прави- тельствами, засевшими в них. Ряд важных стратегических пунктов и городов был предоставлен Турции (Батум, Карс и др.). От нас отошли Эстляндия, Латвия, Литва, Западная Украина и часть Белоруссии. Так дорого заплатила Советская Россия за «револю- ционную» фразу «левых» коммунистов и Троцкого. Персональную ответственность за это Ленин возлагал на Бухарина с его «левыми» друзьями: «А что новые условия хуже, тяжелее, унизительнее худых, тяжелых и унизительных брестских
30 ЛЕНИНСКИЙ СОЦИАЛИСТИЧЕСКИЙ ПЛАН ВЕСНОЙ 1918 г. условий, в этом виноваты по отношению к великой российской Советской республике наши горе-левые*. Бухарин, Ломов, Урицкий и К0. Это исторический факт, доказанный вышеприведенными голосованиями. От этого факта никакими увертками не скроешься. Вам давали брестские условия, а вы отвечали фанфаронством и бахвальством, доведя до худших условий. Это факт. И ответст- венность за это вы с себя не снимете»1. Троцкий мог пойти на разрыв переговоров в Бресте, потому что опирался на «левых» коммунистов. Последние одно время имели фактическое большинство в ЦК и в отдельных партийных комите- тах. Но и общность позиции с Троцким и полная беспринципность побуждала их идти одним фронтом с Троцким. 21 (8) января, например, сторонники революционной войны имели большин- ство на собрании делегатов III Всероссийского съезда советов. А на заседании ЦК через три дня — 24 (11) января — побеждает точка зрения Троцкого благодаря поддержке «левых» коммунистов. Характерно для Бухарина, что на этом заседании он выступает с критикой противоречий и неправильностей в ленинском плане и выставляет позицию Троцкого как единственно правильную и возможную. Троцкий, напротив, критикует план «левых» как уто- пический и нереальный. На заседании ЦК от 17 февраля «левые» коммунисты отказы- ваются голосовать за революционную войну. Но такое голосование не мешает им непосредственно после этого всюду защищать ее, а на VII съезде партии они центральным пунктом своей позиции ставят революционную войну. Поддержка «левыми» Троцкого в вопросе войны и мира явля- лась фактом не случайного характера. Как и Троцкого с его теорией перманентной революции, «левых» характеризует неверие в социалистическое развитие России, неверие, что можно сохра- нить диктатуру в России, опираясь на внутренние силы страны. Чем не троцкистским является по существу заявление Бухарина на одном из заседаний ЦК: «Мы говорили, что либо русская резо- люция развернется, либо погибнет под давлением империализма»2. Заявляя вместе с троцкистом Иоффе — «мы по-прежнему должны бить на мировую революцию», они считают возможным «пожертво- вать» интересами русской революции во имя мировой революции. 1 В. И. Ленин, Серьезный урок и серьезная ответственность, ПСС, т. 35, стр. 418. 2 Протоколы Центрального комитета РСДРП, изд. Института Ленина, стр. 236.
2. БРЕСТСКАЯ ДИСКУССИЯ 31 Гибель нашей революции может даже послужить на пользу миро- вой революции. «Наше задушение, — говорит т. Ломов, — может поднять революцию на Западе»1, и он далеко не одинок в подоб- ных выступлениях. Напротив, отстаивание Октябрьской революции может явиться тормозом для мировой революции. «Сохраняя свою социалистическую республику, — заявляет т. Бухарин, — мы про- игрываем шансы международной революции»2. Свое неверие во внутренние силы русской революции и ори- ентацию исключительно на мировую революцию «левые» комму- нисты вместе с Троцким обосновывают технической и эконо- мической отсталостью России. Об отсталости страны и выте- кающих отсюда глубочайших тактических затруднениях Троцкий говорит на VII съезде партии и делает отсюда свой «старый» вывод: «Спасти нас в полном смысле слова может только евро- пейская революция»3. В полном согласил с Троцким высказыва- ется и «левый» коммунист В. М. Смирнов о бесплодности соци- алистического строительства вне обстановки мировой революции: «Заранее обреченные на неудачу попытки устроить «социализм» в стороне от большой дорога европейской революции — только на это (на развитие мировой революции) сможет он (русский про- летариат) направить свою революционную энергию»4. Рядом с подобными «левыми» шатаниями, в брестской дис- куссии выявились правооппортунистические колебания отдельных товарищей. Соглашаясь на мир, они держали курс на ликвидацию международной и русской социалистической революции. Особенно ярко выразилось ликвидаторство в правооппортунистической пози- ции т. Зиновьева. Вместе с «левыми» коммунистами Зиновьев расценивал заклю- чение мира как фактор, ослабляющий международный пролетариат. Несмотря на ожидаемые им такие результаты от мира, т. Зиновьев все же, высказывается за заключение мира и таким образом идет открыто по пути ликвидации и нашей и международной революции. На заседании ЦК от 24 (11) января т. Зиновьев, принципиально соглашаясь на мир, заявляет при этом же, что... «миром мы усилим шовинизм в Германии и на некоторое время ослабляем движение 1 Протоколы Центрального комитета РСДРП, изд. Института Ленина, стр. 204. 2 Там же, стр. 202. 3 Стенографический отчет VII съезда, стр. 78, изд. 1923 г. 1 Из статьи В. Смирнова «Мир и война», цитировано по кн. «История ВКП (б)», под редакцией Ярославского, т. IV, стр. 310.
32 ЛЕНИНСКИЙ СОЦИАЛИСТИЧЕСКИЙ ПЛАН ВЕСНОЙ 1918 г. на Западе. А дальше виднеется другая перспектива — это гибель социалистической республики»1. Точка зрения т. Зиновьева шла вразрез с линией Ленина, кото- рый тут же решительно отмежевывается от позиции Зиновьева, возражая против выставленного им положения, будто «заключение мира на время ослабит движение на Западе». Зиновьевская уста- новка в брестской дискуссии по существу являлась продолжением знновьевско-каменевской линии в Октябре. В борьбе на два фронта — против «лево»-оппортунистических и правооппортунистических шатаний в брестской дискуссии выко- вывалась генеральная линия партии, важнейшим звеном для кото- рой в то время был выход из империалистической войны. 3. «ЛЕВЫЕ» КОММУНИСТЫ О СТРОИТЕЛЬСТВЕ СОЦИАЛИЗМА «Левым», не верящим во внутренние силы русской революции, был совершенно чужд ленинский план социалистического строи- тельства. Видя в нашей революции не имеющий самостоятельного значения придаток международной революции, они не могли оценить значение начавшегося тогда у нас социалистического строительства. В этом отношении вполне последовательно «левое» Московское областное бюро в принятии им резолюции 24 февраля 1918 г.: «В интересах международной революции мы считаем целесообраз- ным идти на возможность утраты советской власти, становящейся теперь чисто формальной». Это заявление «левых», которое Ленин квалифицировал как «странное и чудовищное», показывает как лег- комысленное отношение «левых» к судьбам русской революции, так и то, насколько были далеки они от понимания ленинских «постепенных, но твердых шагов к социализму», насколько чужда была им генеральная линия партии. «Левые» не понимали идеи переходного периода от капитализма к социализму как длитель- ного этапа борьбы за социалистическое строительство. Их планы построения социалистического общества находятся в тесной связи с бухаринской теорией «взрыва государства», по поводу которой Ленин полемизировал с Бухариным еще в 1916 г. «Левые» коммунисты были, прежде всего, против политики государственного капитализма. Тов. Бухарин уже тогда сделал 1 Протоколы ЦК РСДРП (б), Гиз, 1029 г., стр. 204—205.
3. «ЛЕВЫЕ» КОММУНИСТЫ О СТРОИТЕЛЬСТВЕ СОЦИАЛИЗМА 33 свое открытие о невозможности государственного капитализма при диктатуре пролетариата, заявление, неоднократно повторяемое им в последующие годы. «Левые» противопоставляли государственному капитализму «решительное строительство настоящего социализма». «План» социалистического строительства «левых» может быть подытожен в следующих положениях: «...планомерное использова- ние уцелевших средств производства мыслимо только при самом решительном обобществлении...» или «не капитуляция перед бур- жуазией и ее мелкобуржуазными интеллигентскими приспешни- ками, а добивание буржуазии и окончательная ломка саботажа»1. «Левая» фраза царит во всех подобных высказываниях Бухарина, и его друзей и против государственного капитализма и против буржуазных специалистов. По иронии истории, обвиняя партию в уступках мелкобуржуазной стихни, они сами в первую очередь были охвачены ее влиянием и фактически являлись ее рупором. Такова же цена их упрекам по адресу партии и в «эволюции в сторону государственного капитализма при царящем ныне право- большевистском уклоне в партии». В своей полемике с «левыми» коммунистами Ленин неоднократно подчеркивал, что «в государственном капитализме для нас спасе- ние». Он указывает на растущий мелкобуржуазный распад и раз- вал в стране, на преобладание мелкобуржуазной стихии в России. Давая анализ пяти укладов народного хозяйства — патриархаль- ного хозяйства, мелкого товарного производства, частно-хозяйст- венного капитализма, государственного капитализма и социализма, Ленин подчеркивает преимущества государственного капитализма в сравнении с тремя первыми укладами нашей экономики, отме- чая роль и значение государственного капитализма, как «преддве- рия к социализму, необходимой промежуточной станции» к нему. Мелкобуржуазная стихия одинаково враждебна и государствен- ному капитализму и социализму: «не государственный капитализм борется здесь с социализмом, а мелкая буржуазия плюс частно- хозяйственный капитализм борются здесь вместе и против госу- дарственного капитализма и против социализма»2. Борьба «левых» коммунистов против государственного капита- лизма, как и против всякого использования буржуазных специали- стов, шла против генеральной линии партии. 1 В. И. Ленин, О «левом» ребячестве и мелкобуржуазности, ПСС, т. 36. 2 Там же.
34 ЛЕНИНСКИЙ СОЦИАЛИСТИЧЕСКИЙ ПЛАН ВЕСНОЙ 1918 г. Система крупного капиталистического производства, регулируе- мого Советским государством, осуществляется на практике буржу- азными специалистами, как их назвал Ленин, «организаторами тре- стов». Владимир Ильич неоднократно подчеркивал необходимость использования имеющихся у буржуазных специалистов навыков, опыта управления производством. Он придавал не менее важ- ное значение рациональной организации труда, а в связи с ней и трудовой дисциплине в госпредприятиях и учреждениях. «Только развитие государственного капитализма, только тщательная поста- новка дела учета и контроля, только строжайшая организация и трудовая дисциплина приведут нас к социализму. А без этого социализма нет»1. Социалистическая революция ведет нас к лучшему, высшему общественному укладу, чем капитализм, а уклад этот обуслов- ливается повышением производительности и лучшей организа- цией труда. В переходный период от капитализма к социализму мы достигаем высшей производительности труда как мерами при- нуждения, так и организацией социалистического соревнования. Диктатура пролетариата не мыслится Лениным без мер при- нуждения по отношению к классовым врагам и даже к отста- лым элементам среди трудящихся классов. «Диктатура, — заявляет он, — есть железная власть, революционно смелая, беспощадная в подавлении, как эксплуататоров, так и хулиганов». Особенно большое значение придает Ленин для новых условий труда органи- зации социалистического соревнования. Он опровергает измышления буржуазии, будто социалисты отри- цают значение соревнования. Рядом примеров и положений Ленин доказывает, что только «социализм, уничтожая классы, и следова- тельно порабощение масс, впервые открывает дорогу для сорев- нования действительно в массовом масштабе». Социалистическое соревнование является важнейшим фактором социалистического строительства. Спецеедство «левых», возражения их против трудовой дисци- плины, вводимой тогда советской властью в производстве, борьба против единоначалия в управлении в предприятиях и учреждениях шли в разрез с очередными задачами того времени. Прикрывая свои выступления лозунгами об инициативе и самодеятельности 1 В. И. Ленин, Доклад об очередных задачах Советской власти. Заседание ВЦИК 29.04.1918 г., ПСС, т. 36.
3. «ЛЕВЫЕ» КОММУНИСТЫ О СТРОИТЕЛЬСТВЕ СОЦИАЛИЗМА 35 масс, они фактически развязывали мелкобуржуазную стихию, в то время как организация, централизм являлись тогда важней- шими моментами в советском строительстве. «Левым» совершенно не понятны ленинские принципы организации труда. Не в их силах было усвоить, что «надо научиться соединять вместе... митинговый демократизм трудящихся масс с железной дисциплиной во время труда, с беспрекословным повиновением — воле одного лица, советского руководителя во время труда»1. «Левые» поднимают целую кампанию против назначаемых совет- ской властью директоров и руководителей предприятий. Они про- тивопоставляют этих «назначенцев» пролетарским массам заводов и фабрик, лишающимся таким образом непосредственного руко- водства предприятиями. Такое противопоставление органов, дикта- туры пролетариата и их представителей самим рабочим является уже элементом анархо-синдикализма, увлечение которым харак- терно для мелкобуржуазных течений. Противопоставляя центру места, требуя самодеятельности на местах, «левые» выступают против всякого назначенства, ожив- ляя потерявший свое прежнее революционное значение лозунг: «Вся власть на местах». Такую же линию сепаратизма проводят они и в военном деле, где всячески отстаивают партизанщину, выборное начало, протестуют против назначения на командные должности специалистов из бывшей царской армии. В войне с гер- манцами они предлагают составлять Красную армию из кадров безработных. Социалистический «план» «левых» исключал всякую возмож- ность использования мелкобуржуазных элементов. «Пролетарские коммунисты», как называли себя «левые», обнаруживали полное непонимание рабоче-крестьянского блока. По существу они отрицали всякий блок, поскольку заявляли, что они «опираются только на пролетариат»2. Союз пролетари- ата с беднейшим крестьянством должен, по их мнению, привести к оппортунистическим искажениям политики партии и советской власти. В своих тезисах они пишут: «...в связи с увеличившимся классовым сближением пролетариата и беднейших крестьян... весьма возможной становится тенденция к уклонению большинства 1 В. И. Ленин, Доклад об очередных задачах Советской власти. Заседание ВЦИК 29.04.1918 г., ПСС, т. 36.. Курсив Ленина. 2 Протоколы Центрального комитета РСДРП, изд. Института Ленина, стр. 205.
36 ЛЕНИНСКИЙ СОЦИАЛИСТИЧЕСКИЙ ПЛАН ВЕСНОЙ 1918 г. компартии и руководимой ею советской власти в русло мелкобур- жуазной политики нового образца»1. Дальнейший рост такой тен- денции приведет к тому, что рабочий класс перестанет быть геге- моном социалистической революции и будет проводить политику полупролетарской, мелкобуржуазной массы, ставящей себе задачей «оборону фермерского отечества от тягот империализма» и готовой идти на компромиссы с ним. Особенно ярко вскрывается это непонимание рабоче-кре- стьянского блока в речах Д. Рязанова, стоявшего очень близко к позиции «левых» коммунистов. Как и для левых, в его оценке «’’истинно” пролетарская политика должна была ставить ставку только на международную революцию»2. Политика соглаше- ния с основными массами крестьянства означала для него отказ от политики революционного социализма. С чисто меньшевистским презрением отзывается Рязанов о роли и значении крестьянства, распространяясь о так называе- мой «общенародной, мужицкой, дурацкой психологии»3. О ленин- ской тактике рабоче-крестьянского блока «большевик» Рязанов отзывается таким образом: «тов. Ленин и та часть партии, кото- рая шла за ним, предпочла — мы когда-нибудь после разбе- рем эти условия — опираться на крестьян. В нашей фракции я уже определил политику т. Ленина. Ленин хотел воспользоваться лозунгами Толстого, видоизменив их сообразно с переживаемой эпохой. Толстой предлагал устроить Россию по-мужицки, по- дурацки, Ленин — по-мужицки, по-солдатски. Плоды этой поли- тики, мужицкой и солдатской, мы теперь расхлебываем»4. Непониманием рабоче-крестьянского блока продиктована была бухаринская тактика подталкивания революционной войны. Учитывая настроение крестьянства против войны, Ленин настаивал на скорейшем заключении мира. В своих тезисах о мире он под- черкивал, что при продолжении войны «сильнейшие поражения заставят Россию заключить еще более невыгодный сепаратный мир, причем мир этот будет заключен не социалистическим пра- вительством, а каким-либо другим (например, блоком буржуазной Рады с Черновцами или что-либо подобное), ибо крестьянская 1 В. И. Ленин. «Тезисы о текущем моменте». 2 В. Сорин, Партия и оппозиция, ч. 1, стр. 85—86. 3 Стенографический отчет VII съезда партии, стр. 93, изд. 1923 г. 4 Там же, стр. 87.
3. «ЛЕВЫЕ» КОММУНИСТЫ О СТРОИТЕЛЬСТВЕ СОЦИАЛИЗМА 37 армия, невыносимо истомленная войной, после первых лет пора- жений, вероятно даже не через месяц, а через недели, свергнет социалистическое рабочее правительство»1. «Пролетарские коммунисты» не отрицали нежелания крестьян- ства воевать, но они считали нужным «давить» на него, тянуть крестьянские массы вперед и побудить их на войну с импери- ализмом. Сама готовность пойти на мир трактовалась «левыми» как продукт усталости и отчаяния в первую очередь крестьянских масс. Решение о мире и было принято партией будто бы под дав- лением мелкобуржуазных настроений и мелкобуржуазных элемен- тов. «Окрестьянивание партии», по заявлению «левых», и создало возможность заключения мира. Партия из пролетарской становится общенародной под влиянием наплыва в нее после Октября сол- датского (читай — крестьянского) элемента. В итоге мы имеем, по словам «левых», мелкобуржуазное перерождение советской власти, которое выражается в том, что «диктатура пролетариата заменилась диктатурой беднейшего крестьянства»... «Левые» пренебрегали интересами многомиллионного крестьян- ства в мелкокрестьянской стране и кичились при этом отстаи- ванием будто бы пролетарских позиций. Ии была совершенно недоступна ленинская тактика борьбы за массы. К ним вполне применимо замечание Ленина о «левом» сектантстве» вообще: «’’левые” не умеют рассуждать, не умеют вести себя, как партия класса, как партия масс»2. «Левые» коммунисты не могли под- няться до понимания роли пролетариата, как гегемона всех тру- дящихся, пренебрежением же крестьянства они выражали только узкоцеховую идеологию отсталых слоев пролетариата. Ленин таким образом расценивает их фразерство и отношение к воле кре- стьянства. Касаясь газеты «левых», он говорит: «Эта газета носит кличку “Коммунист”, но ей следует носить кличку “Шляхтич” ибо она смотрит с точки зрения шляхтича, который сказал, умирая в красивой позе со шпагой: “Мир — это позор, война — это честь!” Они смотрят с точки зрения шляхтича, но я подхожу с точки зрения крестьянства»3. 1 В. И. Ленин, К истории вопроса о несчастном мире, ПСС, т. 36. 2 В. И. Ленин, Детская болезнь «левизны» в коммунизме, ПСС, т. 41, стр. 42. 3 В. И. Ленин, ПСС, т. 36, стр. 22.
38 ЛЕНИНСКИЙ СОЦИАЛИСТИЧЕСКИЙ ПЛАН ВЕСНОЙ 1918 г. 4. ИДЕОЛОГИЯ И ТАКТИКА «ЛЕВЫХ» КОММУНИСТОВ Такое отношение «левых» к воле и интересам крестьянства является примером полного забвения ими марксистской диалек- тики, выводящей лозунги из реального соотношения классовых сил. Бухарин со своими друзьями доводил до абсурда свои теоре- тические положения. Они доктринерски подходили к действитель- ности, «без учета объективных обстоятельств при данном изломе событий, при данном положении вещей, имеющих место». Об их лозунгах Ленин говорит в первую очередь: «Лозунги превосходные, увлекательные, опьяняющие, — почвы под ними нет, — вот суть революционной фразы»1 Находясь в полной иде- ологической зависимости от Троцкого, они целиком усвоили поли- тику революционной фразы, на которую он был всегда такой мас- тер. Вся тактика «левых» исходила из таких неверных предпосылок. Основной вопрос о революционной войне не ставился ими в связи с конкретной внутренней и международной обстановкой. По существу и Ленин в принципе стоял за революционную войну, спорным был вопрос о реальных условиях для осуществления данного лозунга. Без учета условий тактика революционной войны сводилась к чистейшему авантюризму. «Левые» и Троцкий рис- ковали судьбой русской революции из вероятных предположе- ний о скором наступлении революции в Германии. «При таком положении дела было бы совершенно недопустимой тактикой ста- вить на карту судьбу начавшейся уже в России социалистической революции только из-за того, начнется ли германская революция в ближайший, кратчайший, измеряемый неделями срок. Такая так- тика была бы авантюрой. Так рисковать мы не имеем права»2. Доктринерством и полным разрывом с марксистской диалекти- кой отличается другое положение «левых», лежащее в основе их тактики, — это отрицание защиты социалистического отечества. Они обвиняют Ленина и партию в переходе к политике националь- ной ограниченности. Путь, по которому пошло будто бы после Бреста наше пролетар- ское государство, это — путь «замыкания в рамки национального 1 В. И. Ленин «О революционной фразе», ПСС, т. 35, стр. 343. 2 В. И. Ленин, Тезисы о мире.
4. ИДЕОЛОГИЯ И ТАКТИКА «ЛЕВЫХ» КОММУНИСТОВ 39 государства», путь «защиты фермерского отечества». «Левые» пытаются «вскрыть» внутреннюю несостоятельность лозунга обо- роны социалистического отечества, выражающегося, по их заяв- лениям, в обыкновенной мелкобуржуазной идее защиты отечества. «В оболочку агитации за оборону социалистического отечества, — пишут они в своих тезисах, — вольется... пропаганда идеи мел- кобуржуазной родины и национальной войны против германского империализма»1. В полемике с «левыми» фразерами Ленин объясняет причину такого недопонимания ими лозунга обороны социалистического отечества. Они повторяют старые лозунги борьбы партии про- тив оборончества, не учитывая совершенно новых обстоятельств, наступивших после Октябрьского переворота. «Мы — оборонцы после 25 октября 1917 г.» — это заявление Ленина совершенно недоступно пониманию «левых» коммунистов, механически повто- ряющих лозунги прежней эпохи и неспособных разобраться в диа- лектической смене идей и лозунгов. Отрицание защиты социалистического отечества находится у Бухарина в тесной связи с его ошибками по национальному вопросу. В эпоху империалистической войны Бухарин отри- цал право нации на самоопределение, что он, впрочем, с раз- ными оговорками делал и значительно позже. По поводу оши- бок Бухарина в национальном вопросе Ленин пишет в 1915 г.: «”Из самоопределения вытекает защита отечества”, упорно твер- дит автор (т. е. Бухарин. — М. Г.). Его ошибка здесь в том, что он хочет отрицание защиты отечества превратить в шаблон, вывести не из конкретно исторической обстановки данной войны, а “вобче”. Это не марксизм»2 Такой же шаблон проводился «левыми» и в вопросе об отно- шении к компромиссам. Вполне понятное для революционера отрицательное отношение к компромиссам у них выражалось в положении о принципиальной недопустимости компромиссов при всяких обстоятельствах. Вот почему заключение мира они при- равнивали к «отказу от диктатуры пролетариата во имя мира». Такие «левые, как В. Осинский (Оболенский) и Стуков, считали принципиально недопустимыми какие бы то ни было переговоры или договоры с империалистами. Недалеко ушел от них Бухарин, 1 В. И. Ленин, Собр. соч., т. XV, стр. 663, изд. 1922 г., Примечания. 2 «Большевик» № 15, 1929 г., стр. 84. Курсив Ленина.
40 ЛЕНИНСКИЙ СОЦИАЛИСТИЧЕСКИЙ ПЛАН ВЕСНОЙ 1918 г. который отрицал возможность использования каких бы то ни было преимуществ или выгод, создающихся в борьбе внутри лагеря империалистов. Во время наступления немцев поступило предложение от фран- цузов и англичан о содействии нам в войне. Тов. Бухарин кате- горически возражал против использования помощи со стороны каких бы то ни было империалистов. Ленин на это предложение посмотрел с практической стороны. Он отсутствовал на заседании ЦК, когда обсуждался вопрос, но послал свой ответ с коротенькой записочкой: «Прошу присоединить мой голос за взятие картошки и оружия у разбойников англо-французского империализма»1. Ленин называл мир «похабным» и все же считал необходимым немедленное его заключение. Мир-то и нужен был для организации дальнейшего сопротивления немцам. «Международная революцион- ная пропаганда делом» «левых» была и осталась чистейшей декла- мацией. «Левые» ничего конкретного не предлагали для осуществле- ния такой пропаганды. Реализованная на практике такая пропаганда означала бы настоящую войну против империализма, на которую, однако, сами «левые» не решались, видя ее конкретную невозмож- ность. Вот почему они прибегают к подобным мыльным пузырям, по выражению Ленина. В случае своего торжества внутри партии тактика «гордых революционеров», не признающих, никаких компро- миссов, привела бы к гибели Октябрьскую революцию. Ленин таким образом подытоживает на VII съезде тактику Бухарина и его друзей: «Не погибнет никогда Россия, если прова- лится Питер, тут 1000 раз прав т. Бухарин, а если маневрировать по-бухарински, тогда можно хорошую революцию загубить»2. Громкие «революционные» лозунги «левых» своей крикливостью выдавали социальную сущность фракции, состоящей, по опреде- лению Ленина, из элементов деклассированной мелкобуржуазной интеллигенции. «Социальный источник таких типов, — заявляет Ленин, — это мелкий хозяйчик, который взбесился от ужасов войны, от внезапного разорения, от неслыханных мучений голода и разрухи, который истерически мечется, ища выхода и спасе- ния, колеблясь между доверием к пролетариату и поддержкой его, с одной стороны, приступами отчаяния — с другой»3. Защита 1 Протоколы Центрального комитета РСДРП, изд. Института Ленина, стр. 246. 2 Стенографический отчет VII съезда партии, стр. 130, изд. 1923 г. 3 В. И. Ленин, Очередные задачи советской власти. ПСС, т. 36, стр. 167.
4. ИДЕОЛОГИЯ И ТАКТИКА «ЛЕВЫХ» КОММУНИСТОВ 41 мелкобуржуазной недисциплинированности «левыми» коммунистами вытекала из присущей им «психологии взбесившегося мелкого буржуя». Своей тактикой революционной войны они вторили инте- ресам буржуазии, желавшей во что бы то ни стало втянуть нас в войну, которая погубила бы ненавистную им диктатуру проле- тариата и вернула бы потерянные «окраины» — Украину, Латвию, Польшу. Правда, «левые» старательно выпячивали свой интернациона- лизм, но это обстоятельство не могло замазать оппортунистиче- скую сущность их позиции и в национальном вопросе. «Левые» коммунисты усиленно подчеркивали, что, заключая мир, советская власть предает Польшу, Литву, Курляндию. Провозглашая войну во имя освобождения этих стран, они фактически скатывались на позиции русской великодержавной буржуазии. «Мир на усло- вии освобождения Польши, Литвы, Курляндии, — квалифицирует Ленин позицию “левых”, — был бы “патриотическим” миром, с точки зрения России, но нисколько не перестал бы быть миром с аннексионистами, с германскими империалистами»1. Таким образом, защита местного национал-патриотизма своео- бразно сплетается у «левых» коммунистов с тенденциями к вели- кодержавному шовинизму. Подобное сращивание уклонов к мест- ному национализму с великодержавным шовинизмом встречается не раз в истории оппозиции нашей партии и служит лучшим примером беспринципности уклонов как националистических, так и общеполитических. Ленин вскрывает другую сторону мелкобуржуазной позиции «левых» коммунистов в вопросе зашиты лимитрофов. Он подчер- кивает, что они перестали быть социалистами, поскольку поста- вили интересы нескольких наций выше интересов сохранения дик- татуры пролетариата. Мелкобуржуазная природа всяких уклонов особенно ярко проявляется в этом выставлении на первый план вопросов национальной борьбы, между тем как вопросы нацио- нальной борьбы, прежде всего, должны быть подчинены интересам классовой борьбы. Совершенно беспочвенными, но весьма характерными для иде- ологии «левых» являются их надежды на состоятельное крестьян- ство. Они рассчитывали втравить его в войну, когда в процессе ее окажутся затронутыми его собственнические интересы. Хотя 1 В. И. Ленин, К истории вопроса о несчастном мире, ПСС т.35, стр. 251.
42 ЛЕНИНСКИЙ СОЦИАЛИСТИЧЕСКИЙ ПЛАН ВЕСНОЙ 1918 г. т. Бухарин и другие «левые» обвиняли Ленина в том, что он под- дался влиянию мешочничества своей «бездеятельной психологией мира», но, по иронии истории, никто другой, как именно «левые», эти представители «авангарда российского пролетариата», как они называли себя, выражали настроение мелкобуржуазной патриоти- ческой интеллигенции и собственнического крестьянства. Самое возникновение фракции «левых» коммунистов следует объяснить двумя условиями: во-первых, влиянием мелкобуржу- азной партии левых эсеров, в блоке с которыми мы тогда нахо- дились, и, во-вторых, — крутым изломом событий, под напором которых отдельные неустойчивые члены партии, попадают в состо- яние растерянности и паники. В лице фракции «левых» коммуни- стов мы встречаем после Октября первую вполне оформленную и обособленную оппозицию. Как во время брестской дискуссии, так и после нее буха- ринская фракция неоднократно проявляла антипартийную тактику. В ответ на решение большинства ЦК заключить мир «левые» ком- мунисты обращаются к излюбленному оппозиционному методу — методу отставок индивидуальных и коллективных. Лишь только было принято обращение к немцам о заключении мира. Бухарин тогда же заявил о выходе из ЦК и сложил с себя звание редак- тора «Правды». Когда на другой день (23 февраля) на заседании ЦК были при- няты уже германские предложения, группа «левых» коммунистов в составе 4 цекистов (Бухарина, Ломова, Бубнова, Урицкого), а также Яковлевой, кандидата в члены ЦК, Пятакова и Смирнова заявила, что они уходят со всех ответственных партийных и совет- ских постов. В заявлении своем они подчеркнули, что они сохра- няют за собой полную свободу агитации как внутри партии, так и за ее пределами. Одновременно происходит демонстративный отказ Троцкого от звания народного комиссара по иностранным делам и самоотстранение Иоффе от всякой работы в мирной делегации. В промежутке времени, оставшемся до съезда партии, который должен был окончательно решить вопрос о мире, «левые» вели усиленную кампанию против мира. Они пытались было апелли- ровать к верхушкам партийных организаций, решив собрать пар- тконференцию вместо съезда, что, впрочем, им не удалось сде- лать. Свои требования к партии они предъявляли в ультимативном
4. ИДЕОЛОГИЯ И ТАКТИКА «ЛЕВЫХ» КОММУНИСТОВ 43 порядке и обставляли угрозами, например оставления постов в партии и в органах власти. Неоднократно угрожали они расколом партии, как например, делал это находившийся под их влиянием Петербургский коми- тет. Угроза осуществлялась на практике. Не говоря уже про их выступления с самостоятельными платформами, декларациями, они предприняли ряд подготовительных шагов к расколу. «Левые» ком- мунисты завели свои отдельные газеты в Москве и Ленинграде, издавали журнал, имели свои руководящие фракционные центры в губернских и областных организациях и прежде всего в самом ЦК в лице особой «левой» группы (четверки). Московское област- ное бюро вынесло резолюцию о недоверии ЦК ввиду его поли- тической линии и состава с требованием его перевыборов при первой возможности. На VII съезде партии «левые» коммунисты держались самостоя- тельной группой. Вначале отказывались участвовать в выборах ЦК, а затем отказывались войти в ЦК и только условно приняли учас- тие в том и другом. Такая раскольническая деятельность «левых» не помешала Троцкому обвинять Ленина в расколе, а Бухарину — обвинять большинство ЦК вместе с Лениным в деморализации масс. Оппозиция держалась чрезвычайно вызывающе по отношению к Ленину. Характерна, как для всякой оппозиции, уверенность «левых» коммунистов в своих силах, в своей способности взять в свои руки руководство в партии и в стране. В ответ на ульти- матум Ленина Ломов заявляет в ЦК: «Если Ленин грозит отстав- кой, то напрасно пугаются. Надо брать власть без В. И. (Ленина). Надо идти на фронт и делать все возможное»1. Дезорганизаторская деятельность «левых» коммунистов продол- жалась и после съезда партии. Они пытались дискредитировать значение самого съезда ввиду его, мол, малочисленности, и в лице т. Е. Преображенского повели кампанию за созыв, нового съезда. Деморализующее влияние деятельности «левых» было особенно опасно потому, что оно простиралось за пределы партии. После решений ЦК партии и VII съезда партии ряд советов и исполко- мов, в которых они имели большинство, принял резолюции против заключения мира. Бухаринская фракция пыталась и на Украине повести борьбу против Брестского мира. 1 Протоколы Центрального комитета РСДРП, стр. 250.
44 ЛЕНИНСКИЙ СОЦИАЛИСТИЧЕСКИЙ ПЛАН ВЕСНОЙ 1918 г. В своих выступлениях они сплошь и рядом солидаризировались с открытыми врагами пролетарской диктатуры как по вопросу о воине и мире, так и по ряду вопросов внутренней политики. Их речи и заявления против введения трудовой дисциплины, против буржуазных специалистов, против единоначалия — представляли собою простое повторение меньшевистских и эсеровских лозун- гов или самостоятельное воспроизведение меньшевистских и эсе- ровских перепевов. Весьма характерно, что Ленин как-то назвал «левых» коммунистов «недоношенными» левыми эсерами1. В отношении речей Д. Рязанова уже на самом съезде подчер- кивался их определенно меньшевистский характер. После принятия съездом резолюции о мире Рязанов сделал заяв- ление на съезде о своем выходе из партии ввиду того, что резо- люция ведет к разрыву со всем тем, чему он служил всю свою жизнь, а именно с «основными предпосылками революционного марксизма». Ленинская резолюция о мире в понимании «левого» Рязанова ведет к отказу от ставки на международную революцию, а для «интернационалиста» Рязанова «дисциплина международного пролетариата выше всякой национальной дисциплины». Всего полгода прошло со времени вступления Рязанова в нашу партию, и за этот короткий промежуток он успевает дважды дезер- тировать — при каждом крутом повороте событий. Он дезерти- рует в период трудностей, связанных с наступлением германцев, как раньше дезертировал в Октябре. Впрочем, он вышел из партии ненадолго. После аннулирования Брестского договора, через несколько месяцев, он вновь возвра- тился в партию. Рецидивы меньшевизма проявлялись неоднократно в дальней- ших выступлениях Рязанова вплоть до явного предательства пар- тии с его стороны в связи с делом «Союзного бюро» Центрального комитета РСДРП (меньшевиков). В то время в тяжелой обстановке борьбы советской власти с многочисленными мелкобуржуазными партиями подобные дей- ствия фракции «левых» коммунистов осложняли положение дикта- туры пролетариата. На IV Всероссийском съезде советов, на кото- ром, решался вопрос о ратификации мирного договора, «левые» коммунисты выступили с особой декларацией от значительной группы делегатов-коммунистов, стоящих против заключения мира, 1 В. Сорин, Партия и оппозиция, ч. 1, стр. 183.
4. ИДЕОЛОГИЯ И ТАКТИКА «ЛЕВЫХ» КОММУНИСТОВ 45 но воздерживающихся от голосования во избежание раскола. В общем хоре заявлений лидеров антисоветских партий, вроде Мартова, говорившего о «первом разделе России и о продаже рус- ской революции германскому империализму», подобная декларация «левых» коммунистов и соответственные речи на съезде несом- ненно усиливали сопротивляемость врагов пролетарской диктатуры. Отставки Бухарина и других «левых», уход или угроза их ухода из Совнаркома совпали как раз с демонстративным уходом левых эсеров из Совнаркома и из органов советской власти в виде про- теста против Брестского мира. «Левые» коммунисты усиливали контрреволюционное значение саботажа советской власти. Контакт с левыми эсерами дошел до переговоров их с Бухариным о подго- товке заговора вплоть до смещения Совнаркома и ареста Ленина. «Левые» коммунисты не пошли на заговор, но самая возможность таких переговоров показывает, в какую пропасть вело их упорство во фракционной борьбе против партии. Благодаря усиленной активной борьбе с оппозицией пар- тия вскоре преодолела «левый» уклон, и можно с определенно- стью сказать, что к июлю 1918 г. Лево-коммунистический кризис прошел. Наступившая затем революция в Германии совершенно сняла разногласия в партии по вопросам Бреста и подтвердила правильность ленинского плана социалистического строительства. Подавляющее большинство «левых» коммунистов признало оши- бочность своей линии. Лишь немногие «левые» вместе с Троцким и Иоффе продолжали упорствовать в своих ошибках. Но отрыжки фракционной борьбы, затеянной Троцким и Бухариным, еще долго давали себя чувствовать в партий- ной жизни. В период брестской дискуссии впервые появляется на арене оппозиционной борьбы ряд заядлых оппозиционеров — перманентных участников чуть ли не каждой оппозиции. Помимо самого т. Бухарина отметим таких постоянных спутников после- дующих оппозиций, как Сапронов, Осинский, Преображенский, В. Смирнов, Пятаков, Белобородов, Стуков, Сафаров, К. Радек, Ломов и др. Много «левых» коммунистов участвовало впоследст- вии и в троцкистской дискуссии 1923 г. и троцкистско-зиновьев- ской оппозиции 1926—1927 гг. В брестской дискуссии вполне выявился «левый» коммунизм со всеми присущими ему характерными чертами. Революционный авантюризм в теории и на практике, свойство швыряться звонкими
46 ЛЕНИНСКИЙ СОЦИАЛИСТИЧЕСКИЙ ПЛАН ВЕСНОЙ 1918 г. фразами являлись с того времени неотъемлемыми принадлеж- ностями «левого» коммунизма на всем протяжении его длинного исторического пути — от бухаринской фракции до современных «левых» загибов — в троцкистском или бухаринском «облачении» проявлялся «левый» оппортунизм. Характерно для «левых» коммунистов, как и для всякой, в осо- бенности «левой», оппозиции, обвинение партийного руководства в зажиме партийной мысли, противопоставление рядовой партийной массы партийным верхушкам. «Левые» заявляли, что «руководящие верхи партии перестали будить в ее организациях самостоятельную мысль, стремятся попросту, без дальних разговоров, подчинить их руководству ЦК, что эти руководящие верхи выступают в роли носителей партийной мысли»1. «Левые» неоднократно возводили обвинение в мелкобуржуаз- ном «перерождении» как советской власти, так и самой партии. Основной источник происходящего будто бы социального пере- рождения партии — это ее рост за счет крестьянских элементов, «окрестьянивание партии». Другой источник социального «перерождения» партии «левые» открывали в советском аппарате, который своим консерватиз- мом, точнее бюрократизмом, оказывает-де разлагающее влияние и на партийцев, работающих в советских учреждениях. Консерватизм советского аппарата находит широкую почву для своего распро- странения и «в усталости» старого большевистского ядра партии, легко подпадающего под влияние отрицательных сторон аппарата: «Большинство... партийцев, уставших от многолетних эмигрант- ских скитаний, от изнурительной подпольной работы, от полной опасностей жизни революционера, — теперь, после победы про- летариата, стремится к тихой и мирной работе по строительству социализма»2. Все эти положения «левых» — о наступившем «перерождении» партии и советской власти, о «перерождении» старого больше- вистского ядра, правда, еще не вылившиеся в систему взглядов, но вполне отчетливо и определенно высказанные «левыми» ком- мунистами эпохи Бреста — с тех пор становятся достоянием чуть ли не всякой последующей оппозиции. «Левый» и правый оппорту- низм в одинаковой степени использует злостную клевету на партию 1 Цитировано по брошюре В. Сорина «Партия и оппозиция», ч. I, стр. 162. 2 Там же, стр. 117. Курсив мой. — М. Г
4. ИДЕОЛОГИЯ И ТАКТИКА «ЛЕВЫХ» КОММУНИСТОВ 47 и пролетарскую диктатуру. Для оппортунистов незаметной прохо- дила героическая борьба партии и пролетариата за сохранение и укрепление завоеваний Октябрьской революции. Нытики и мало- веры не видели социалистического строительства и могли лишь повторять злостные выдумки классовых врагов о перерождении партии и советской власти. Ленин уже тогда окончательно развенчал тип «левого» ком- муниста, указав его социальный источник — мелкий хозяйчик, взбесившийся от ужасов капитализма, — и отметил, что «на такой социальной базе никакого социализма построить нельзя»: «Левые» способны иногда впадать в «бешеную» революционность, что не мешает им очень скоро переходить затем к мрачному пессимизму, впадая в состояние паники и растерянности. После заключения Брестского мира Бухарин и его единомышленники обнаруживают полную потерю политических перспектив и торже- ственно заявляют, как уже упомянуто было выше, что они считают «целесообразным идти на возможность утраты советской власти, становящейся чисто формальной». Пути партии идут мимо «левых» фразеров. «Руководить тру- дящимися и эксплуатируемыми массами, — говорит Ленин, — может только класс, без колебаний идущий по своему пути, не падающий духом и не впадающий в отчаяние на самых труд- ных, тяжелых и опасных переходах. Нам истерические порывы не нужны. Нам нужна мерная поступь железных батальонов пролетариата»1. Брестская дискуссия является по счету первой дискуссией внутри партии после Октября, всколыхнувшей всю партию и чуть ли не поставившей на карту судьбу русской и международной революции. Партия под руководством Ленина дала энергич- ный отпор оппозиции и не допустила, чтобы «революционная фраза о революционной войне погубила революцию» (Ленин). Она вышла из тяжелой внутрипартийной борьбы объединенная и дружнее стала работать по коммунистическому строительству. На первом этапе пролетарской революции партия вела борьбу главным образом с «левым» оппортунизмом, хотя все время не прекращалась борьба с правооппортунистическими взглядами, как велась, например, борьба с позицией т. Зиновьева в брестской дискуссии. 1 В. И. Ленин, Очередные задачи советской власти.
48 ЛЕНИНСКИЙ СОЦИАЛИСТИЧЕСКИЙ ПЛАН ВЕСНОЙ 1918 г. В первые месяцы после Октября, в период «победного триум- фального шествия революции», когда господствовало общее при- поднятое настроение, рискованно было выступать с откровенно правыми взглядами и предложениями, и основной опасностью была тогда «левая» фраза. Вот почему партия, ведя борьбу на два фронта, главный свой огонь направляла на данном этапе против «левого» уклона. Скоро партии пришлось еще больше сомкнуться, выказать необычайные примеры сплоченности и героизма. Наступили годы военного коммунизма, отстаивать генеральную линию партии при- ходилось в невероятно тяжелых условиях. ^иЗДАТЕЛьс^
ГЛАВА III оппозиция в ГОДЫ ВОЕННОГО КОММУНИЗМА 1. ГЕНЕРАЛЬНАЯ ЛИНИЯ ПАРТИИ И ГОДЫ ВОЕННОГО КОММУНИЗМА Уже к лету 1918 г. Советская Россия оказалась в положе- нии осажденной крепости. «Союзники» подняли чехословаков против Советской власти, высадили десант на Мурмане. После Брестского мира советская Россия была отрезана от Украины, затем по милости «союзников» она была отрезана еще от Сибири, Урала и от остального мира. Гражданская война из стадии отдель- ных восстаний превращается в всеобщую, почти повсеместную вооруженную борьбу. Чехословаки и другие вооруженные отряды Антанты являются главными застрельщиками борьбы против совет- ской власти. Саботаж в советских учреждениях, кулацкие восста- ния в тылу питают внутреннюю контрреволюцию, которая вместе с интервенционной войной грозила снести диктатуру пролетариата. Партия напрягала все усилия для предотвращения подобной опасности. Призыв «все для фронта» стал в центре работы всех учреждений — советских, профессиональных и в первую очередь партийных. Все было принесено в жертву для выполнения главной задачи момента — сохранения Октябрьской революции и отраже- ния контрреволюции. В интересах обороны страны был изменен коренной план социалистического строительства. Пришлось на время отказаться от системы государственного капитализма и строить по-иному всю экономику страны. Централизация всего народного хозяйства стала задачей дня. Продразверстка и централизованный продуктооб- мен предметов промышленности на продукты сельского хозяйства
50 оппозиция в ГОДЫ ВОЕННОГО КОММУНИЗМА и прежде всего хлеба явились основными нервами тогдашней хозяйственной жизни. Централизация народного хозяйства выз- вала милитаризацию труда и отдельных отраслей государственного и партийного аппаратов. Экономика эпохи военного коммунизма была приспосо- блена главным образом к военным нуждам и в меньшей степени могла служить целям строительства коммунизма. Мы переживали в то время, в сущности, полосу потребительского социализма в своеобразной форме. Но было бы ошибкой сделать отсюда вывод, будто генеральная линия партии на данном этапе целиком ограничивалась одними нуждами фронта. В годы гражданской войны продолжалась большая и трудная работа по коммунистическому строительству, как гово- рили тогда, «с винтовкой в одной руке, с молотком в другой». Велась усиленная работа в области советского строительства, в области урегулирования взаимоотношений центра с местами, налаживалась организационная система первого в мире пролетар- ского государства. От местной раздробленности приходили к цент- рализованному государству. Тогда же был разработан план нового районирования страны применительно к территориальному значе- нию рабочих центров. Перед партией встали вопросы и задачи управления промышлен- ностью и народным хозяйством в целом. Тогда-то и была поставлена в порядок дня разработка единого хозяйственного плана на основе электрификации страны. Знаменитый план Г. М. Кржижановского об электрификации был разработан и получил одобрение в эпоху военного коммунизма, под конец ее. Именно тогда Левин провозгла- сил известное положение об электрификации страны, ставшее затем основным лозунгом генеральной линии партии: «Коммунизм — это есть советская власть плюс электрификация всей страны». В систему организации труда было заложено много нового и коммунистического. Все больше и больше начинает применяться на практике принцип социалистического соревнования, получают массовое распространение субботники, названные Лениным «вели- ким почином». Героический энтузиазм масс проявился не только в отражении военной опасности, но и в первых начатках коммуни- стической организации общества. Однако Ленин ясно видел опасность потери перспективы у отдельных товарищей, принимавших меры; вызываемые обороной
1. ГЕНЕРАЛЬНАЯ ЛИНИЯ ПАРТИИ И ГОДЫ ВОЕННОГО КОММУНИЗМА 51 государства, за подлинное строительство социализма. Опасность была в том, что такая потеря перспективы вела к нереальным планам вместо выполнения очередных задач момента. «Опыт, кото- рый мы проделали за это время, говорит нам, — заявлял Ленин на декабрьской конференции 1919 г., — что мы очень часто рядом с постройкой фундамента брались за постройку купола, всяких украшений и т. д. Если посмотреть на опыт нашего государст- венного строительства, мы сплошь и рядом увидели бы много построек начатых, брошенных, таких, глядя на которые можно сказать себе: может быть надо было бы с этой постройкой подо- ждать, а сначала сделать основное. Вполне понятно, что все дея- тели естественно увлекаются теми задачами, которые могут быть выполнены только после установления фундамента. Но мы должны сосредоточить свои усилия на основном, на фундаменте, на тех простейших задачах, которые всего труднее решить, но которые мы все-таки решим. Это — задача о хлебе, задача о топливе, задача борьбы со вшами»1... Эпоха военного коммунизма вызвала своеобразные изменения в партийной жизни. Работа парторганизаций, направленная глав- ным образом на обслуживание фронтов, не могла не отразиться на самом укладе партийной жизни. Мобилизации ответственных и рядовых работников стояли в центре работы партийных орга- низаций. С VIII съезда партии (март 1919 г.) по сентябрьскую кон- ференцию 1920 г. всего было мобилизовано на фронт 57 168 ком- мунистов. Коммунистам принадлежит выдающаяся роль и в победах Красной армии и в отражении контрреволюции внутри страны. В моменты усиленных мобилизаций парткомы становились на время мобилизационными столами. Когда ЦК являлся своео- бразным штабом революционных войск и предложения ЦК сплошь и рядом давались и выполнялись в форме боевых приказов, неу- дивительно, что в это время свертывается внутрипартийная демо- кратия, и демократический централизм заменяется, как тогда гово- рили, военным централизмом. Парткомы, занятые военной работой, не могли в достаточной степени уделять внимание партийному просвещению низовых членов партии. В годы военного коммунизма рядовик-партиец недостаточно втягивался в обсуждение и решение вопросов партийной и государственной жизни. Условиями военного времени вызывался и ряд других дефектов в партийной жизни. 1 «Известия ЦК РКП (б)» № 9 от 20 декабря 1919 г. Отчет о конференции
52 оппозиция в ГОДЫ ВОЕННОГО КОММУНИЗМА Ударный характер работы предприятий, обслуживающих фронт, создавал некоторые преимущества коммунистам, работающим там. Материальное положение ответственных работников, в особенности военных, было обставлено лучше, чем положение рядовых членов партии. Все это создавало известное неравенство в партии, и даже отрыв так называемых «верхов» иногда даже от рабочих масс. В последний период военного коммунизма партия заострила внимание на этих отрицательных сторонах партийной жизни, выз- ванных самой героической борьбой партии. Вопрос об оздоров- лении партии стоял в центре внимания сентябрьской конферен- ции 1920 г. Согласно постановлениям конференции, были приняты решительные меры для оживления партийной жизни, для усиления самокритики, для вовлечения рядовых членов в вопросы партий- ного и советского строительства. Партия коммунистов, подававшая примеры неслыханного героизма и преданности делу революции, и тогда, как и в настоящее время, не закрывала глаза на недо- статки, какие вскрываются самой жизнью, и в отличие от других партий всегда имела мужество открыто бороться с их вредным влиянием. Болезненный в свое время вопрос о «верхах» и «низах» был вскоре сдан в архив благодаря решительным мерам борьбы с указанными недостатками. В этот период нашей революции, когда партия вся, как один человек, была охвачена одним порывом к героической защите рево- люции, оппозиция не имела почвы для широкого распространения. Она проявила себя главным образом в выступлениях отдельных членов верхушки партии. Из оппозиционных течений и настроений этой эпохи следует отметить, с одной стороны, антимарксистские шатания, явившиеся отголосками «левого» коммунизма брестского периода, с другой стороны — зарождение новой оппозиции в лице группы «демократического централизма». 2. ДИСКУССИЯ О ПРОГРАММЕ Антимарксистские шатания проявились уже на VIII съезде пар- тии и прежде всего в области теории, при обсуждении программы партии. По инициативе Ленина партия еще со времени апрель- ской конференции 1917 г. поставила вопрос о пересмотре ста- рой программы и о создании новой. Но только на VII съезде
2. ДИСКУССИЯ О ПРОГРАММЕ 53 партии, на котором были приняты принципы изменения про- граммы, избрана была комиссия для выработки новой программы. На VIII съезде проект новой программы после доклада о резуль- татах работы комиссии подвергся обсуждению. На этом съезде и возникла оживленная дискуссия по вопросам программы между Лениным и вчерашними «левыми» коммунистами, тт. Бухариным и Пятаковым главным образом. По вопросу об основных принципах программы в целом как будто не было разногласий, поскольку она выражала собою всеми принятую «характеристику империализма и начавшейся эры международной социалистической революции». Разногласия между Лениным и Бухариным возникали по отдельным вопросам, име- ющим, однако, глубоко принципиальное теоретическое значение. Споры возникли, прежде всего, по вопросу о вводной части старой программы, «принятой еще на II съезде партии. Ленин настаивал на сохранении полностью вводной части старой программы, дающей характеристику доимпериалистического капи- тализма. Он исходит при этом из важности сохранения в программе анализа товарного хозяйства, развивающегося из него капитали- стического способа производства, кризисов и т. д. Бухарин вместе с В. Смирновым предлагал выбросить из теоретического введе- ния общую характеристику капитализма и заменить ее подробной характеристикой новейшей фазы капитализма — империализма, поскольку мы живем в эпоху империализма. «У нас теперь суще- ствует, — говорил Бухарин на съезде, — финансовый капитализм, а не капитализм вообще». Ленин мотивировал свое предложение тем, что нельзя в обри- совке момента исходить из одних схематических определений, не учитывая конкретной обстановки. Он обвиняет т. Бухарина в попытке «выскочить из действительности». «Чистый империа- лизм, — отвечал Ленин Бухарину на съезде, — без основной базы капитализма никогда не существовал, нигде не существует и нигде существовать не будет». По мнению Ленина, для выявления сущности империализма необходимо выводить его возникновение и развитие из капитализма, и тем более важна концентрация внимания на анализе капитализма у нас, поскольку в современной советской «действительности суще- ствует громаднейшая подпочва старого капитализма». «Выскочить из этой печальной действительности посредством создания гладкой
54 оппозиция в ГОДЫ ВОЕННОГО КОММУНИЗМА и цельной программы — значит выскочить в нечто безвоздушное и заоблачное, написать программу неверную»1. Вводная часть старой программы вошла в новую программу. Спор из-за нее характерен как пример недиалектического подхода Бухарина к современности, который не в состоянии был освоить всю «мозаичную действительность переходного периода», по опре- делению Ленина. Прошлое наследие капитализма еще слишком живуче, и только помня об этом, мы можем правильно выяснить роль и значение середняка в деревне. Последний еще целиком связан с мелким товарным хозяйством. Своим оппонентам — Бухарину, Смирнову и другим — Ленин дает, между прочим, серьезный урок политграмоты о роли капи- тализма в нашем крестьянском хозяйстве. «В нашей программе каждый параграф есть то, что должен знать, усвоить и понимать всякий трудящийся. Если он не понимает, что такое капитализм, если он не понимает, что мелкое крестьянство и кустарное хозяй- ство неминуемо и обязательно рождает этот капитализм посто- янно, — если он это не понимает, то хоть бы он сто раз объявлял себя коммунистом и блистал радикальнейшим коммунизмом, этому коммунизму грош цена. Мы ценим коммунизм только тогда, когда он обоснован экономически»2. Этот урок прошел, однако, бесследно для т. Бухарина, в 1929 г. вновь забывшего про роль капиталистических элементов в деревне. Из теории «чистого империализма» тт. Бухарина и Пятакова вытекали их ошибки по национальному вопросу, вызвавшему также горячую полемику с их стороны при обсуждении программы на VIII съезде партии. Создаваемая ими теория о всеобщем миро- вом централизованном хозяйстве исключала постановку националь- ного вопроса для отдельных наций. Последовательно развивае- мая эта теория ведет к отрицанию ленинской линии пролетарской революции, допуская возможность лишь одновременного во всех странах взрыва социалистической революции. Наиболее резко раз- вил эту точку зрения т. Пятаков, выступая против лозунга «права наций на самоопределение как лозунга, объединяющего все контр- революционные силы». «Скачок в пространство» вновь делает и т. Бухарин, когда при- знает право на самоопределение лишь за трудящимися классами. 1 Стенографический отчет VIII съезда партии, стр. 43. 2 Там же, стр. 89.
3. оппозиция по ВОЕННОМУ ВОПРОСУ 55 В такой общей шаблонной форме этот лозунг на практике должен был привести также к отрицанию права наций на самоопределение. Резко полемизируя с формулами Пятакова и Бухарина, Ленин призывал при разрешении национального вопроса исходить из учета многообразных социальных форм, на которых стоят или стояли нации на разных исторических стадиях развития. «Надо считаться с тем, — заявляет Ленин, — на какой ступени стоит данная нация, по пути от средневековья к буржуазной демокра- тии или от буржуазной демократии к демократии пролетарской». И по Ленину, предоставление права нациям на самоопределение как нельзя лучше способствует самоопределению трудящихся. Как видим, т. Бухарин повторяет и на, VIII съезде в несколько исправленной форме свои старые ошибки по национальному вопросу, он повторяет взгляды, защищавшиеся им и т. Пятаковым в 1915 г., что лозунг права наций на самоопределение имеет логи- ческое сродство с лозунгом «защиты отечества». Таким образом, Бухарин с разными оговорками, а Пятаков — в откровенной форме воспроизводят старую люксембургианскую1 точку зрения по наци- ональному вопросу и осмеянные Лениным еще в годы войны, взгляды их по вопросам империализма, выражающие направление «империалистического экономизма», по определению Ленина. Вся позиция тт. Бухарина и Пятакова по вопросам программы явилась продолжением их «левых» установок в 1918 г. Та же «левая» фраза, тот же недиалектический подход к вопросам, теории и практики марксизма характеризуют их позицию на VIII отъезда партии, как и в эпоху Бреста. 3. оппозиция по ВОЕННОМУ ВОПРОСУ Если спор о программе носил, в общем, теоретический харак- тер, то более практический и вместе с тем боевой характер носили прения по военному вопросу. Оппозиция по этому вопросу пред- ставлена была гораздо многочисленнее. Ядро ее составляла группа 1 Под люксембургиапством разумеют систему взглядов, разделявшихся Розой Люксембург, несвободных от ряда ошибочных положений. Таковы, например, теоре- тические неверности в постановке и разрешении вопроса о стихийности и сознатель- ности, об отношении к крестьянству и, что особенно важно, ошибки по националь- ному вопросу. Роза Люксембург отрицала лозунг самоопределения наций, исключала возможность национальных войн при империализме и т. д.
56 оппозиция в ГОДЫ ВОЕННОГО КОММУНИЗМА «левых», вчерашних «левых» коммунистов, как например Пятаков, Бубнов, Ярославский, Сафаров и др. во главе с В. Смирновым, который и был содокладчиком по военному вопросу на съезде. К ним присоединились армейские делегаты, в общем примыкавшие к партизанской точке зрения в вопросах военного строительства. Боевой характер носили прения, поскольку противостояли друг другу две непримиримые точки зрения. Еще до съезда пар- тия приняла определенное решение заменить отдельные парти- занские отряды, часто мешавшие успешности военных действий, планомерно организованной и централизованной Красной армией, с твердой дисциплиной, на общих обязательных началах. Позиция противников тезисов ЦК не выражалась в открытой защите лозун- гов партизанщины, но все заявления и положения оппозиции были навеяны духом партизанщины. Конкретно разногласия сводились к вопросу об использова- нии военных специалистов (из бывшей царской армии, понятно), о выборном начале, о формах организации коммунистов в армии, о правах комиссаров и коммунистических ячеек в армии. Оппозиция требовала исключения военных специалистов из рядов Красной армии, ссылаясь на отдельные случаи измены. Казуистическая, расплывчатая программа военного строитель- ства у В. Смирнова сводилась к требованию организации работы в армии «путем комбинации начал назначения и самобытности». Организация требовала расширения прав комиссаров и ячеек вплоть до частичного вмешательства в оперативные действия. Некоторые из оппозиционеров, в связи с вопросом о спецах, договорились до требований коллективного командования на войне. Особенно резко восставала оппозиция против устанавливающейся в армии дисциплины, квалифицируя ее как возрождение «самодер- жавно-крепостнических порядков» в армии. С резкой отповедью против оппозиционеров выступил Ленин, который в своей речи подчеркнул, что под всеми их фразами о самодеятельности коммунистов в армии, о защите среднего крестьянства, в протестах против дисциплины в армии фактиче- ски скрывается защита чуждых нам, антипролетарских элементов. Подобными своими выступлениями оппозиция «льет воду на мель- ницу эсеров и меньшевиков». Все предложения оппозиции сводились к возрождению пар- тизанщины в замаскированной форме. Открытыми сторонниками
4. ГРУППА «ДЕМОКРАТИЧЕСКОГО ЦЕНТРАЛИЗМА» (ДЕЦИСТЫ) 57 ее были в то время только левые эсеры и примыкавшие к ним. Оппозиция питалась слабостью пролетарского влияния в армии, откуда выходили армейские делегаты — сторонники партизанщины. Оппозиция по военному вопросу на съезде была наиболее сильной из всех оппозиционных группировок или течений на нем. Но и она в сравнении с «левыми» коммунистами брестского пери- ода обладала значительно меньшим удельным весом, и тезисы ЦК партии по военному строительству были приняты подавляющим большинством. 4. ГРУППА «ДЕМОКРАТИЧЕСКОГО ЦЕНТРАЛИЗМА» (ДЕЦИСТЫ) На том же VIII съезде заявила о своем существовании группа, впоследствии оформившаяся во фракцию «демократического цен- трализма». Образовалась она из оппозиции по организационным вопросам, но с самого начала ее поведение было отлично от пове- дения других оппозиционных группировок, поскольку она резко доводила свои разногласия по отдельным вопросам до проти- вопоставления своей особой точки зрения линии партии. «Мы» и «законопослушное большинство» — такое противопоставление себя большинству съезда неоднократно фигурировало в высту- плениях новоявленной группы, скорее группки из пяти лиц — Т. В. Сапронова, В. Осинского, И. И. Минькова, Игнатова и Антонова. Первые трое составили вскоре ядро фракции демократического централизма. Окончательно группа оформилась на IX съезде пар- тии (март—апрель 1920 г.), но уже в достаточной степени проя- вила себя и нашумела еще на декабрьской конференции 1919 г. Между IX и X съездами партии она вместе с «рабочей оппозицией» стала» центром сплочения оппозиционных элементов и играла вид- ную роль на сентябрьской конференции 1920 г. и на VII съезде советов. Если присоединить к указанному ядру фракции еще В. Смирнова, примыкавшего к ней, то и персонально и идеологически эта фрак- ция была зародышем позднейшей подпольной группировки «группы 15», обычно называемой сапроновцами или децистами (демократи- ческими централистами). Выдающуюся роль в ней и тогда играл Сапронов; он был своего рода вожаком ее, хотя роль теоретика группы выпала тогда на В. Осинского (В. Оболенского).
58 оппозиция в ГОДЫ ВОЕННОГО коммунизма Оппозиция усвоила своеобразное, не ленинское понимание демократического централизма. Под демократическим централиз- мом оппозиция понимала не только метод партийного строитель- ства, но придавала ему общедемократическое значение, смешивая с ним форму господства класса. Ленин таким образом определял сущность демократического централизма в полемике с вождями фракции: «Они (т. е. Осинский, Максимовский, Сапронов. — М. Г.) пишут (в своих тези- сах. — М. Г.), что коллегиальность в той или другой форме составляет необходимую основу демократизма. Я утверждаю, что за 15 лет предреволюционной истории социал-демократии ничего похожего вы не найдете. Демократический централизм зна- чит только то, что представители с мест собираются и выбирают ответственный орган, который и должен управлять. Но как? Это зависит от того, сколько есть годных людей, от того, сколько там хороших администраторов. Демократический централизм заключа- ется в том, что съезд проверяет ЦК, смещает его и назначает новый...»1. Осинский, Сапронов и другие из оппозиции считали демокра- тический централизм не только системой внутрипартийного строи- тельства, но и общей формой управления в советских и профес- сиональных органах. В программной статье В. Осинского «Что нужно для осуществле- ния пролетарской демократии» дается такое определение демокра- тического централизма: «Демократический централизм есть поня- тие, обозначающее правильные взаимоотношения “центра и мест”, органов “вышестоящих и нижестоящих” в партийном, советском, профессиональном и т. п. строительстве... Демократический центра- лизм — это принцип, руководящее правило, безусловно, действи- тельное для мало-мальски развитой легальной пролетарской орга- низации, правило, никакие ограничения которого недопустимы»2 3. Как понималась Осинским «пролетарская демократия», видно из таких выдвигаемых им положений, как например, «чтобы органы власти стояли под контролем рабоче-крестьянского общественного мнения»..?. Требование это было одним из боевых эсеровских или меньшевистских лозунгов широкой демократии, и осуществление 1 Стенографический отчет IX съезда партии, стр. 73 и 74. 2 «Правда», № 292, от 26 декабря 1920 г. 3 Там же. Курсив газеты.
4. ГРУППА «ДЕМОКРАТИЧЕСКОГО ЦЕНТРАЛИЗМА» (ДЕЦИСТЫ) 59 его на практике в то время привело бы к ликвидации пролетар- ской диктатуры. Демократические принципы являются каким-то фетишем у сапроновцев. Неограниченная демократия не должна ни в чем подвергаться умалению и годна при всех и всяких обстоятельствах. «Даже на фронтах, — заявляет один из малых лидеров фракции, Рафаил, — демократический централизм и рабочая демократия являются лучшими методами отражения врага»1. Теоретическое обоснование такой широкой демократии «теоре- тики» находили в изменившемся будто бы внутреннем положении Советской республики. Если в известное время могли быть тер- пимы порядки, ограничивавшие права выборных коллегий и сосре- доточивавшие власть в исполнительных органах или даже в руках отдельных лиц, то такие порядки недопустимы на весь период социалистической революции. Сейчас будто уже «изжит период военно-командных форм диктатуры пролетариата», и вовлечение в работу всего пролетарского авангарда устранит надвигающийся кризис, выражающийся в извращениях государственного механизма. Предпосылками такой демократии являются в сапроновской трактовке правильные взаимоотношения центра и мест, с одной стороны, партии и советов — с другой, и неограниченная свобода мнений в самой партии. Отсюда Осинским и другими демокра- тическими централистами выставлялось требование «легализации течений в партии». Фракция демократического централизма не допускала возмож- ности развития партийной жизни и демократии в стране без оппо- зиционных течений. «Без столкновения мнений, без борьбы мне- ний, групп, “без оппозиции” не может существовать пролетар- ская демократия»2. Расхождения оппозиции с партией концентрировались по трем основным вопросам: о взаимоотношениях центра и мест, партии и советов и по вопросу о «верхах» и «низах». В советском механизме сапроновцы видели сплошной бюрокра- тический централизм, выражающийся в организации всего управ- ления по вертикальной линии, в виде «столбиков». Отделы местных советов отрываются от своих местных центров и подчиняются лишь 1 Архив МК. Отдел секретариата, дело N 1. Московская губпартконференция, февраль 1921 г. 2 Из той же программной статьи В. Осинского. — Курсив мой. — М. Г
60 оппозиция в ГОДЫ ВОЕННОГО КОММУНИЗМА вышестоящим инстанциям. Сами советы все больше умаляются в своих правах, и власть на местах перерождается в «исполко- мию». Вся советская власть и строится, по заявлению Сапронова, в виде 1 000 отдельных столбиков. «Главки» и «центры» — вот что душит всякое проявление самодеятельности на местах и приводит к бездушному канцелярскому бюрократизму. Система вертикального централизма рисуется т. Сапроновым в таком виде: «Сидящий вверху нажимает кнопочку и все должно затанцевать сверху донизу; все пойдет, как по маслу. Не будет больше самостийных исполкомов... “Прекратится говорильня”, и будут насажденные сверху донизу чиновники не рассуждать, а творить волю пославшего...»1. Центр, центральная власть представлялась оппозиции в виде какого-то чудовища, подавляющего все полезные начинания на местах. Неудивительно, что в то время, когда только скон- струировала^ советская власть на местах, центральным органам власти, а также ЦК партии приходилось нередко посылать особых уполномоченных для урегулирования взаимоотношений на местах, для срочного выполнения важных заданий, имеющих общегосудар- ственное значение. Этих агентов ЦК Сапронов со своими друзьями представлял в виде особо вредных лиц, ставящих будто бы своей задачей нарушать элементарные основы материального и правового положения трудящихся. На декабрьской конференции 1919 г. Сапронов высказывался против института организаторов работы в деревне из опасения сумасбродных действий с их стороны, подобно другим «посланным из центра, которые придут и скажут, что т. Ленин говорит — надо отдать плуг, надо отдать корову, и т. д.»2. На этой конференции Ленину пришлось специально выступить с ответной речью против демагогических заявлений Сапронова и доказывать, «что даже агент ЦК имеет голову на плечах»3. Такой же демагогией и беспринципностью отличались выступле- ния демократических централистов против вмешательства партии в деятельность советов. В отношениях, складывающихся между партийными организациями и советами на местах, порою создава- лись ненормальности в смысле мелочной опеки последних. Наша 1 «Еженедельник Правды», № 6 от 2 марта 1919 г. Статьи Сапронова «Организа- ционные формы взаимоотношений». 2 «Известия ЦК РКП (б)», № 9 от 20 декабря 1919 г. Отчет о конференции. 3 Там же.
4. ГРУППА «ДЕМОКРАТИЧЕСКОГО ЦЕНТРАЛИЗМА» (ДЕЦИСТЫ) 61 партия своевременно обращала на это внимание, и ряд партийных конференции и съездов партии подчеркивал необходимость осво- бождения советов от такого неправильного руководства. Смысл выступлений оппозиции сводился вовсе не к устранению этих по существу правильно указываемых недостатков. Речь шла в ее заявлениях о полной свободе советов и их органов от руко- водства партии, о создании парламентских форм государственного управления. На декабрьской конференции 1919 г., на VII съезде советов сапроновцы задали бой по вопросу о праве отвода заведу- ющих отделами советов и в своих резолюциях и речах неизменно выставляли требование, чтобы право отвода заведующих отделами принадлежало вышестоящим исполкомам, ЦИКу или Совнаркому, а не отдельным заведующим или парткомам. Весьма показательно требование В. Осинского на VIII съезде партии о значительном пополнении Совнаркома членами ЦК, чтобы Совнарком, таким образом, сделался настоящим правительством и перестал быть деловой комиссией. В частности Осинский выра- жал недовольство, что ЦК партии, а не Совнарком, имел оконча- тельное суждение по вопросу о Принцевых островах. По суще- ству в пожеланиях оппозиции речь шла, таким образом, о полном отказе от руководящей роли ЦК в управлении страной. Свои нападки на бюрократизм в советском аппарате демо- кратические централисты заостряли против ЦК партии. «Бюрократический централизм» стал будто бы режимом в партии, и ЦК выставлялся ими в виде главного виновника и рассадника бюрократических порядков в партии. Они не останавливались ни перед какими тяжелыми обвинениями по адресу руководя- щего штаба революции. С какой возмутительной развязностью заявлял, например, Максимовский по отчету ЦК на IX съезде партии «Говорят, что рыба начинает вонять о головы. Партия сверху начинает поддаваться влиянию этого бюрократического централизма»1. Недобросовестная критика практики ЦК приводила оппозицию к безотрадно печальным выводам о его деятельности. ЦК вел, по ее заявлению, политику безответственности и без всякого плана, и линия ЦК например в вопросе об единоначалии была доведена до абсурда. ЦК противопоставлялся партии, и в этом отноше- нии характерна демагогическая постановка вопроса у Сапронова: 1 Стенографический отчет IX съезда партии, стр. 42.
62 оппозиция в ГОДЫ ВОЕННОГО КОММУНИЗМА «Ленину следовало доказать, что единоначалие и главенство пар- тийных верхушек лучше главенства всей нашей партии»1. В руководстве ЦК сапроновцы ухитрялись видеть лишь систему ссылок, высылок и других наказаний в разных формах и видах. По словам Сапронова, Ленин полагает, что все спасение револю- ции в машинном послушании, вследствие чего у нас, в конечном счете, воцарилась диктатура партийного чиновничества. Обобщая отдельные случаи, как например учреждение политотдела Донбасса и Главполитпути, оппозиция делала затем возмутительно недо- бросовестный вывод: ЦК находит партийный комитет буржуаз- ным предрассудком и постепенно заменяет партийные комитеты политотделами. Настроение оппозиции в отношении ЦК может быть охарак- теризовано лишь как цекамания, что и отмечалось в тогдашней печати. Против ЦК возводились всевозможные обвинения, иногда принимавшие курьезный характер. В основе таких нападок на линию партии и ЦК лежала, по заяв- лению сторонников оппозиции, борьба с тенденциями перерождения диктатуры пролетариата в единоличное управление, единоличную диктатуру. Без особых трудностей можно было понять из высту- плений Сапронова, Осинского, что речь шла о «диктатуре Ленина». Правда, о самой «диктатуре» Ленина говорилось как-то вскользь, мимоходом, намеками. Вполне последовательно Каменев вскрыл смысл всех этих недомолвок и сделал вызов Сапронову, Рейнскому и другим демократическим централистам объявить, что «вся наша система государственного управления вырождается в диктатуру единоличную», и «выйти на трибуну и сказать, что ЦК давит слишком сильно, а в Совнаркоме сидит т. Ленин, который слиш- ком резко проводит свою линию, — давайте поэтому перестраи- вать ее на парламентский лад»2. Неоднократно требования сапроновцев о смене руководства ЦК, орабочивания ЦК и главков, выступления против «диктатуры вождей», «олигархии» били непосредственно по руководству Ленина. Еще на VIII съезде партии Сапронов нагло заявлял по адресу ЦК, что там пустое место. Требуя изменения состава ЦК, Сапронов единомышленниками указывал, между прочим, на перегруженность 1 Стенографический отчет IX съезда партии, стр. 45. 2 Там же, стр. 143. См. также соответствующие отрывки речей на стр. 157, 107, 135.
4. ГРУППА «ДЕМОКРАТИЧЕСКОГО ЦЕНТРАЛИЗМА» (ДЕЦИСТЫ) 63 Ленина работой и на фактическую невозможность руководства им ЦК. Намеками хотя и совершенно ясными, Ленин квалифицируется сапроновцами «олигархом». В резолюции например Московского губернского комитета, руководимого сапроновцами, выставлялось требование ввести в ЦК в противовес имеющихся в центре кучке олигархов новых работников Логика фракционной борьбы дово- дила этих людей до бессовестной демагогии, причем они не щадили в своей клевете вождя и организатора Октябрьской победы. Отношения оппозиции к Ленину представляли собою верх раз- вязности и тупого самомнения. Допуская как своего рода досад- ную неизбежность популярность Ленина, они предостерегали съезд от увлечения в своих решениях его авторитетом. Ленин обвинялся сапроновцами в заведомой неискренности и дипломатическом отношении к воле и решениям съездов пар- тии и советов, в преднамеренной забывчивости. Лишь в прошлом допускалось у него наличие марксистской мысли. Сапронов уличал Ленина в невежестве, правда, намеками, но совершенно ясными. Третьим «ударным» моментом в выступлениях сапроновцев был вопрос о «верхах» и «низах». Дешевая демагогия использова- лась ими вместо добросовестного подхода к нездоровому явлению в нашей партийной жизни. Рассказы об имевшихся отрицательных фактах они приукрашивали анекдотами, преувеличениями, обобще- ниями непроверенных слухов. Тут происходит у них соревнование с появившейся в то время «рабочей оппозицией»1. У ораторов той и другой оппозиции фигурируют советские барышни, на кото- рых опирается диктатура пролетариата, необычайно повышенные оклады жалования машинисток из Совнархоза или такие аналогии, как пользующиеся будто бы всеми удобствами жизни служащие штаба и умирающие в ужасных условиях рабочие, больные тифом, и т. д. Неравенство в партии идет, по объяснению Сапронова, от спе- цов в производстве, их преимуществ и привилегий. Спецеедство занимало крупное место в идеологии сапроновщины. Свою борьбу со спецами они прикрывали демагогическими заверениями, будто «никто не выступает против буржуазных специалистов, но против призыва их к власти». Спецы эти, особенно охотно насаждая тру- довую дисциплину, действуют, мол, в ущерб интересам рабочих. Все это было сплошной клеветой — нигде и никогда не призывала 1 Подробные сведения о «рабочей оппозиции» даны в IV главе, смотри стр. 82.
64 оппозиция в ГОДЫ ВОЕННОГО КОММУНИЗМА партия к власти спецов; партия всегда стремилась лишь умело использовать способности и опыт спецов в управлении произ- водством, точно так же в действительности невелика была роль спецов в насаждении трудовой дисциплины, укрепляемой, прежде всего, органами советской власти. Основная же причина неравенства в партии коренится, по заяв- лениям сапроновцев, в «гнетущем» режиме партии и в ее тонкой пролетарской прослойке. Неравенство, создаваемое этими услови- ями, очень глубокое и создало разделение на «верхи» и «низы». Неравенство создалось будто бы не только материальное, но и политическое. И вместе с Лутовиновым из «рабочей оппози- ции» Сапронов на сентябрьской конференции выставил требование о восстановлении в правах членов партии. Каковы же были конкретные требования демократических цент- ралистов? Они требовали замены вертикального централизма двой- ным подчинением, т. е. подчинения отделов советов и по линии вертикальной и по линии горизонтальной, т. е. подчинения мест- ным исполкомам и органам центра. По существу это и прово- дилось на практике. В этих требованиях сапроновцы ломились в открытую дверь. Принципиально и практически неприемлемым было их требо- вание коллегиальности в управлении и производстве, вытекав- шее, из их лозунгов самодеятельности и инициативы масс. Вопрос о коллегиальности был в то время злободневным, и вокруг него разгорелась на IX съезде ожесточенная борьба между демократи- ческими централистами, с одной стороны, и Лениным и большин- ством ЦК — с другой. Впрочем, к сторонникам коллегиальности примыкали отдельные товарищи, в других вопросах расходивши- еся с фракцией, как тт. Рыков, Томский. Рыков, как говорили на съезде, вообще занимал «двойную» позицию, расходясь с демо- кратическими централистами, например, по вопросам хозяйствен- ного строительства. Коллегиальность признавалась ими всеспасающим принци- пом во всех основных звеньях аппаратов пролетарской дикта- туры. В тезисах о коллегиальности и единоличии Осинский, Максимовский, Сапронов в таком виде обрисовали значение этого принципа: «Коллегия — высшая ступень школы государственного управления... Коллегиальность в той или иной форме, в том или ином масштабе составляет необходимую основу демократического
4. ГРУППА «ДЕМОКРАТИЧЕСКОГО ЦЕНТРАЛИЗМА» (ДЕЦИСТЫ) 65 централизма и сильнейшее орудие против возрождения ведомст- венности и бюрократического омертвения советского аппарата...»1. Оппозиция смешивала вопрос о коллегиальности с самыми основами демократии; мало того, она подчеркивала, что коллеги- альность составляет будто неотъемлемую часть демократии. В дей- ствительности вопрос о применении в том или ином случае колле- гиальности есть вопрос лишь наибольшей целесообразности. Встретив резкий отпор своим взглядам, оппозиция в заключе- ние прений выставила требование «сокращенной коллегиальности». Когда и эта поправка, предложенная т. Рыковым, не прошла, демократические централисты выступили с еще более беспринцип- ной поправкой т. Томского к тезисам ЦК о хозяйственном стро- ительстве, устанавливающей чрезвычайно путанную и смешанную систему управления, зависящую от ряда случайных факторов, как, например, от интересов данного предприятия. Не прошла и эта поправка — съезд непоколебимо стоял на ленинских позициях. В области партстроительства демократические централисты выдвигали требования проведения демократического централизма и «пролетарской демократии» сверху донизу, широкой свободы группировок и мнений в партии. В своей платформе к X съезду партии они требовали введения «свободной» дискуссии в печати, права «свободного» выступления на всех партсобраниях и фрак- ционных заседаниях советских органов, допущения при выбо- рах в руководящие партийные и советские органы предста- вителей основных наметившихся в партии течений без обяза- тельного соблюдения пропорциональности представительства. Организационная платформа фракции демократического центра- лизма шла в разрез с основными принципами ленинизма и выяв- ляла чисто меньшевистское представление о партии с отрицанием пролетарского централизма, неограниченной демократией, свобо- дой всех фракций и группировок и даже с искусственным повы- шением удельного веса оппозиционных течений в общепартийных органах. По существу все выступления оппозиции сводились, по выра- жению т. Ленина, к беспредметной критике и фальшивым утвер- ждениям. Ленин сурово критиковал все выступления оппозиции, прозванной им на X съезде «фракцией громче всех крикунов». В своей полемике он отмечал «чудовищные принципиальные 1 В. И. Ленин, Собр. соч., т. XXV, Приложение, стр. 547.
66 оппозиция в ГОДЫ ВОЕННОГО КОММУНИЗМА неверности» положений оппозиции, подчеркивал «страшную пута- ницу элементарных теоретических вопросов» в их положениях. Выступал против отстаиваемой ими коллегиальности, Ленин проводил аналогию между их требованиями и требованиями «левых» коммунистов и подчеркивал, что демократические цент- ралисты возвращают нас к периоду Бреста, «периоду сплошной коллегиальности». «Все эти крики о назначенцах, весь этот старый вредный хлам, который находит место в разных резолюциях, раз- говорах, должен быть выметен»1. Независимо от своих субъективных желаний демократические централисты являлись выразителями мелкобуржуазной распущен- ности. Авторы уже упомянутых тезисов, отрицающие дисциплину партии, железную дисциплину, подчеркивал Ленин, «дают знамя худшим элементам». «Я прекрасно знаю, — говорит он, — что т. Осин- ский и другие махновских и махаевских взглядов не раз- деляют, но за их аргументы махновцы не могут не цепляться. Они с ними связаны»2. Ленин указывал на близость взглядов демократических цен- тралистов к меньшевистским. В ответ на эти ленинские упреки Максимовский гордо заявил: «Мы здесь не малые ребята и нечего нам говорить, будто мы защищаем меньшевистские взгляды». Стоит, однако, обратиться к истории борьбы меньшевиков и эсе- ров с советской властью с марта 1918 г., чтобы встретить те же требования, например коллегиальности. В 1920 г. и начале 1921 г. меньшевики не выставляли уже требования учредилки, но требо- вали «демократизации советской конституции, подотчетности орга- нов власти представителям рабочих и крестьян», «полного отказа от назначенства»3 и т. д. История улыбнулась сапроновцам. Они очутились как- то у власти, правда, не в РСФСР, а на Украине, и здесь имели случай показать, как они на деле проводят революционную клас- совую линию. Сапроновская оппозиция образовалась здесь частью из работников, переброшенных на Украину из центра — Сапранов, Сосновский, Максимовский, частью из украинских 1 В. И. Ленин, Выступление на IX съезде РКП(б). ПСС, т. 40, стр. 234. 2 Стенографический отчет IX съезда, стр. 74. 3 Из «Наказа меньшевиков в Смоленский городской совет». Об этом см. в бро- шюре А. Мясникова «За партию», стр. 39.
4. ГРУППА «ДЕМОКРАТИЧЕСКОГО ЦЕНТРАЛИЗМА» (ДЕЦИСТЫ) 67 работников — Рафаил (Фарбман), Ал. Иванов, Богуславский, Харечко и др.1 Социальное лицо оппозиции ярко обнаружилось в ее резком сопротивлении организации комитетов незаможных селян, она выступала вообще против особых организаций сельской бедноты. За все время, когда оппозиция пользовалась на Украине влиянием, не велось систематической борьбы с городской буржуазией и спе- куляцией. Линия Сапронова на Украине в начале 1920 г. означала капитуляцию перед городской и сельской буржуазией и была фак- тически направлена против создания крепкой советской власти2. Потребовалось удаление сапроповцев от власти, чтобы проводить классовую линию на селе и в городе. Такова была социальная сущность этой оппозиции, называвшей себя «левым крылом российского авангарда». Подобно «левым» коммунистам, демократические централисты являлись рупором мелкобуржуазной стихии и отражали ее влияние на отсталые слои пролетариата и отдельные, незначительные количественно, про- слойки нашей партии. Сапроновцы не в состоянии были под- няться до понимания революционных задач момента. Единственно, что они могли выражать, — узкую цеховщину отсталых слоев пролетариата, которым была чужда генеральная линия партии. Эта цеховщина проявлялась у демократических централистов в непонимании рабоче-крестьянского блока. Полное пренебрежение к союзникам пролетариата — бедноте и середняцким массам кре- стьянства — характеризует их взгляды. Сапронов например требо- вал на декабрьской конференции 1919 г. двойного представитель- ства рабочих в советах, что должно было крайне уменьшить число крестьянских выборщиков и делегатов. Антонов на VIII съезде партии требовал изменения советской конституции в смысле допол- нительных расширений избирательных прав для рабочих в ущерб крестьянству, как будто и так конституцией не обеспечивалась руководящая роль пролетариата в органах диктатуры. После принятия X съездом резолюции о роспуске фрак- ций и группировок неудивительно, что должна была распустить себя фракция демократического централизма. Но она сделала это с известной декламацией. Она считала себя, не шутя, круп- ной силой. Самомнение и переоценку собственных сил проявила 1 И. Попов, Очерк истории КП(б)У, стр. 236 и 237. 2 Там же.
68 оппозиция в ГОДЫ ВОЕННОГО КОММУНИЗМА оппозиция уже в начале работ X съезда партии, когда она в лице Дробниса требовала включения своего представителя в президиум съезда, как представителя одного «из крупнейших и влиятель- нейших» течений в нашей партии. Фракция выразила претензии, что не ввели ее представителя в новый ЦК. Характерно само сообщение о роспуске, встреченное смехом со стороны съезда. Одна из мотивировок самоликвидации была та, что «под ее (фрак- ции демократического централизма. — М. Г.) лозунгами выступили VII и VIII съезды советов». Оппозиция сошла со сцены, но ее сторонники надолго сохра- нили свои колебания, шатания. В дискуссии 1923 г. ядро оппо- зиции вместе с троцкистами и бывшими «левыми» коммунистами составили прежние демократические централисты, боровшиеся несколько лет против линии партии. Фракция «демократического централизма», будущие децисты, стояла в стороне от большой дороги революции. Мимо нее про- шел, героический энтузиазм полумиллионной массы членов партии. Деятельность фракции, ее лозунги шли против генеральной линии партии. Во время борьбы с местной распущенностью, когда осо- бенно подчеркивался принцип ответственности в работе, оппозиция своими требованиями коллегиальности возвращала нас к пройден- ному этапу революции. В центре партийной жизни стояло тогда напряжение всех сил партии и пролетариата для отражения контр- революции, фракция своими центробежными стремлениями,, раз- вязыванием мелкобуржуазной стихии служила помехой развитию революции. Устранение деморализующего влияния фракции было одним из условий успешного проведения генеральной лини» партии.
ГЛАВА IV ПЕРЕХОД К НЭПУ И ПАРТИЙНЫЙ КРИЗИС 1920-1921 гг. 1. ГЕНЕРАЛЬНАЯ ЛИНИЯ ПАРТИИ И ЗАДАЧИ ПРОФСОЮЗОВ Ликвидация гражданской войны, наступившая к концу 1920 г., ставила новые задачи перед партией. Уже на IX съезде пар- тии Ленин говорил: «Перед нами теперь очень сложная задача: победив на кровавом фронте, победить на фронте бескровном». Если польская война и наступление Врангеля временно задержали переход партии на мирное строительство, то после сентябрьской конференции 1920 г. такой переход стал совершившимся фактом. Перемена фронтов проявилась, прежде всего, в методах вну- треннего строительства. В порядок дня ставится вопрос о мерах, приемах, способах орабочивания главков, центров, советских и пар- тийных аппаратов. Отживали методы милитаризации советского аппарата и целесообразность принуждения в советской, хозяйст- венной и партийной практике. После сентябрьской конференции милитаризация партии начинает постепенно, но последовательно заменяться курсом на рабочую демократию. Переход на мирное, хозяйственное строительство вызвал и дру- гие отношения к крестьянству. Продразверстка и разные лишения крестьянства, вызываемые экономикой гражданской войны, оправ- дывались трудящимися крестьянами, поскольку они сознавали, что приносят их для отражения царских генералов и помещиков. Назрела потребность в коренном изменении этих отношений, — нэп, смычка пролетариата с крестьянством и смычка, прежде всего, в области экономики являлась неотложной задачей момента.
70 ПЕРЕХОД К НЭПУ И ПАРТИЙНЫЙ КРИЗИС 1920-1921 ГГ. Новая экономическая политика являлась по существу воз- вращением к той политике, которая проводилась партией весной 1918 г. и от которой партия должна была временно отступить во время гражданской войны. Продразверстка заменяется продна- логом, развязывается товарооборот, на известных условиях допу- скается свободная торговля — «в известных пределах, в известных рамках, при обеспечении регулирующей роли государства и его роли на рынке» (Сталин). Генеральной линией партии по-преж- нему и неизменно остается организация крупного социалистиче- ского производства. Трудности перехода к нэпу у нас увеличились особенностями отсталой страны, в которой сильна была мелкобуржуазная сти- хия. Демобилизация многомиллионной армии при расстроенном транспорте ухудшала положение страны. Топливный кризис вместе с продовольственным, неурожаи в конце 1920 и начале 1921 гг. окончательно привели страну к экономическому кризису. Тяжелое экономическое положение подготовило почву и для политического кризиса, наступившего весной 1921 г. Недовольство в стране создавалось, прежде всего, тяжелым состо- янием промышленности. Большинство фабрик стояло, пролетариат в значительной части своей был деклассирован. Трудности перехода от гражданской войны к восстановитель- ному периоду нэпа усиливали влияние мелкобуржуазной стихии в стране Мелкобуржуазная крестьянская стихия давила на слабые звенья, на неустойчивые прослойки в рабочем классе и в нашей партии (Ярославский). Рост мелкобуржуазной анархической стихии захватил своим влиянием некоторые слои пролетариата и оставил глубокие следы на партийной жизни, доведя состояние партии одно время до партийного кризиса. В этот тяжелый момент особенно важными становились роль и задачи профсоюзов. В новых условиях задачей момента являлось, по Ленину, подвести «достаточно широкую и солидную базу убеж- дения под все новые производственные задачи». Отсюда и выд- вигалось значение профсоюзов как одного из важнейших орудий для осуществления повой экономической политики. Ленин определял текущий момент как «переходный период в переходном периоде». «Вся диктатура пролетариата есть пере- ходный период, но теперь мы имеем, так сказать, целую кучу новых переходных периодов. Демобилизация армии, конец войны,
2. ПРОФСОЮЗНАЯ ДИСКУССИЯ. ПОЗИЦИЯ и РОЛЬ ТРОЦКОГО 71 возможность гораздо более длительной мирной передышки, чем прежде, более прочного перехода с военного фронта на трудовой фронт. От одного этого, только от этого уже изменяется отноше- ние класса пролетариата к классу крестьянства»1. В новых условиях особенно выделяется роль профсоюзов, представляющих собою поголовно объединенный пролетариат. Профсоюзы могут и становятся наиболее важным посредст- вующим звеном между партией и рабочим классом, с одной стороны, и крестьянством — с другой. «Нельзя осуществлять диктатуры, — говорит Ленин, — без нескольких “приводов” от авангарда к массе передового класса, от него к массе тру- дящихся. В России эта масса — крестьянская, в других стра- нах такой массы нет, но даже в самых передовых странах есть масса непролетарская или не чисто пролетарская»2. На профсоюзы возлагалась большая воспитательная работа в области производства, от выполнения которой зависело как поднятие производства, так и налаживание правильного продуктообмена с крестьянскими массами. Главным методом профсоюзов является метод убеждения, не исключающий, впро- чем, и принуждения, и только с помощью убеждения можно будет достигнуть выполнения роли профсоюзов как «школы коммунизма». Вопрос о роли профсоюзов становился исключительно важ- ным в данную эпоху, и от правильного разрешения его зави- село осуществление генеральной линии партии. Острота вопроса создавалась лежащей в его основе проблемой правильных взаи- моотношений с крестьянством. 2. ПРОФСОЮЗНАЯ ДИСКУССИЯ. ПОЗИЦИЯ и РОЛЬ ТРОЦКОГО Вопрос о роли профсоюзов обсуждался на IX съезде пар- тии, но не вызвал сначала острой полемики. Правда, на съезде вполне определенно выявились синдикалистские тенденции со сто- роны представителей возникающей группы «рабочей оппозиции», гг. Лутовинова и А. Киселева. Эти тенденции получили резкий 1 В. И. Ленин, ПСС, т. 42, стр. 216. 2 В. И. Ленин, О профессиональных союзах, о текущем моменте и об ошибках т. Троцкого. ПСС, т. 42, стр. 202.
72 ПЕРЕХОД К НЭПУ И ПАРТИЙНЫЙ КРИЗИС 1920-1921 ГГ. отпор со стороны подавляющего большинства съезда, и на время, казалось, затихает полемика по профсоюзным вопросам. Показательна между прочим неустойчивость т. А. Рыкова в про- фсоюзном вопросе, занимавшего, как было уже указано выше, «двойную» позицию на съезде и по другим спорным вопросам. Тов. Рыков определенно стал на троцкистскую точку зрения — огосударствления профсоюзов1. В разгоревшейся вскоре дискуссии о профсоюзах т. Рыков стоял вначале на троцкистской позиции и голосовал, например, на пленуме ЦК 9 ноября против тезисов Рудзутака, принятых за основу в ленинской платформе. В конце концов, не без колебаний вначале, как видим, т. Рыков присое- динился к ленинской платформе, так называемой «платформе 10». Дискуссия разгорелась в ноябре месяце того же года, со вре- мени V Всероссийской конференции профсоюзов. Дискуссию начал по существу Троцкий, бросив на конференции крылатое, по выра- жению Ленина, словечко о «перетряхивании» профсоюзов, и ему же принадлежит выдающаяся роль в дальнейшем ходе дискуссии. С самого начала дискуссии Троцкий занял резко фракционную позицию. При ЦК партии была образована комиссия для выработки поло- жений о профсоюзах со включением в нее Троцкого, но он отка- зался от участия в ее работах, как от «келейного» рассмотрения вопросов, по его выражению, и перенес дискуссию о профсою- зах в гущу партийной периферии. 25 декабря Троцкий выступил с брошюрой-платформой «Роль и задачи профсоюзов». Ленин неоднократно подчеркивал фракционный характер высту- пления Троцкого, считая его главным инициатором и вдохнови- телем партийной лихорадки, вызванной дискуссией. «Подумайте только, — пишет Ленин в статье по поводу ошибок Троцкого и Бухарина в профсоюзном вопросе, — после двух пленумов ЦК, посвященных неслыханно подробному, долгому, горячему обсуждению первоначального наброска тезисов т. Троцкого, один из членов ЦК остается одним из 19, который подбирает себе группу вне ЦК, и с “коллективным трудом” этой группы высту- пает как “с платформой”, предлагая партсъезду “выбирать между тенденциями”»2. 1 Стенографический отчет IX съезда партии, стр. 111. 2 В. И. Ленин, Еще раз о профсоюзах, о текущем моменте и об ошибках тт. Троц- кого и Бухарина, ПСС, т. 42, стр. 266.
2. ПРОФСОЮЗНАЯ ДИСКУССИЯ. ПОЗИЦИЯ и РОЛЬ ТРОЦКОГО 73 Брошюра Троцкого вся испещрена фракционными выпадами, по характеристике Ленина. «Две тенденции», о которых говорил Троцкий, действительно существовали и выражались в разном подходе к задачам профсою- зов у Ленина и Троцкого. В то время как «Ленин требует от себя и других рассматривать отношение к профсоюзам под политиче- ским углом зрения, — заявляет Троцкий в своем докладе на дис- куссионном собрании фракции VIII съезда советов, — я предлагаю ставить вопрос о профсоюзах под углом зрения производства... В этом различие подхода к вопросу»1 В этом противопоставлении «политического» и «производствен- ного» подхода к роли и задачам профсоюзов особенно ярко про- явились недиалектичность и эклектизм всей оппозиции Троцкого в профсоюзном вопросе. В действительности политические и про- изводственные задачи профсоюзов суть явление одного и того же порядка, согласно ленинской установке, где политика — концент- рированная экономика. Троцкий выявляет свою позицию по вопросу о роли про- фсоюзов, сводя ее исключительно к производственным задачам. «Профессионалист, — заявлял он, — должен видеть в себе не хода- тая по делам об удовлетворении нужд рабочих, но организатора трудящихся для производства на все повышающейся технической основе»2. Такой исключительно узко производственный подход был в особенности несвоевременен в связи с переходом к нэпу. Троцкий проходил мимо новых классовых задач, связанных с переходом на мирное строительство. Вот почему он решал все проблемы, в частности проблему о профсоюзах, отжившими уже методами военного коммунизма. Троцкий выдвигал, ставил в порядок дня немедленное сращивание профсоюзов с хозяй- ственными органами, так называемое огосударствление профсо- юзов. Это сращивание, превращение профсоюзов в производ- ственные органы он предлагал производить чисто механически. Он выставляет например требование, чтобы в состав ВЦСПС и президиум ВСПХ входило бы уже сейчас от !/3 до У2 общего числа членов того и другого учреждения. Точно так же в каждой коллегии проектируется от 1/2 до !/3 чистых администраторов и чистых профессионалистов. Такого же характера требования 1 Сборник «Дискуссия о профсоюзах», Гиз, стр. 77. 2 Л. Троцкий, Роль и задачи профсоюзов, стр. 19.
74 ПЕРЕХОД К НЭПУ И ПАРТИЙНЫЙ КРИЗИС 1920-1921 ГГ. Троцкого о соответствующем подборе руководителей профсоюзов или об учреждении должности комиссаров на заводах. Указанные мероприятия составляли «политику бюрократического дергания профсоюзов», предлагаемую по существу тезисами Троцкого о профсоюзах. Требование огосударствления профсоюзов при современных условиях являлось скачком в пространство, весьма характерным для троцкистской теории перманентной революции с ее перескаки- ваниями через этапы. Такое беспочвенное требование показывало вместе с тем всю схематичность и бессодержательность плат- формы Троцкого. Не возражая в принципе против огосударствле- ния профсоюзов, мы не можем однако ставить его в порядок дня, а тем более возражаем против механического огосударствления или искусственного ускорения темпа огосударствления. Наша программа говорит о другом виде сращивания, учиты- вая прежде всего характер самого пролетарского государства, не свободного от бюрократических извращений. Наши профсоюзы должны быть использованы, по определению Ленина, «для защиты рабочих от своего государства и для защиты рабочими нашего государства. И та и другая защита осуществляется через своео- бразное сплетение наших государственных мер и нашего соглаше- ния, «сращивания» с нашими профсоюзами»1. Сращивание, предлагавшееся Лениным, принципиально отлич- ное от предлагаемого Троцким. Ленин неоднократно разъяс- нял, что в нашей программе речь идет о длительном процессе, в результате которого «профсоюзы должны прийти к факти- ческому сосредоточению в своих руках всего управления всем народным хозяйством, как единым целым». Дело это отдаленного будущего, когда не будет уже классов в обществе, и профсо- юзам некого будет защищать. Троцкий не согласовывал задачи профсоюзов с текущим моментом, он рассматривал их вне новой складывающейся обстановки. Он не сознавал необходимости нэпа и не видел кризиса в стране. Для него был только безысход- ный кризис профсоюзов. В действительности же в то время происходил не кризис, а рост профсоюзов. Проблема профсо- юзов становилась напряженной в зависимости от общего поло- жения в стране. Троцкий придавал самостоятельное значение 1 В. И. Ленин, О профессиональных союзах, о текущем моменте и об ошибках т. Троцкого. ПСС, т. 42, стр. 202.
2. ПРОФСОЮЗНАЯ ДИСКУССИЯ. ПОЗИЦИЯ и РОЛЬ ТРОЦКОГО 75 профсоюзной проблеме, и в этом корень его ошибок: «В зави- симости от того, какую позицию займут профсоюзы и партия по отношению к профсоюзам, — от этого зависит судьба рабочей диктатуры в течение ближайшего периода»1. Характерно для Троцкого его непонимание нэпа даже после того, как новая экономическая политика стала фактом. И тогда он видел в нэпе только уступку буржуазии. Лишь непониманием роли профсоюзов в новых отношениях пролетариата к крестьян- ству может быть объяснен основной дух позиции Троцкого, кото- рая может быть охарактеризована стремлением «туже завинчивать гайку». «Две тенденции в профсоюзном вопросе» (Ленина и Троцкого), о которых говорил Троцкий, связаны с разным подходом к массе. Разногласия сводились, выражаясь словами Ленина, «к вопросу о методах подхода к массе, овладения массой, связи с массой». У Троцкого «подход администратора» ко всем основным вопро- сам профдвижения. Это «администрирование», «администраторский подход» помимо того, что был субъективной чертой Троцкого, зависел от непонимания им классовых задач момента, непонимания генеральной линии партии. Тактика Троцкого была рассчитана на переход непосредственно к развернутому социализму, на слияние государственных орга- нов с профсоюзами, на передачу управления промышленностью профсоюзам. Троцкий со своей группой упускал из виду мелко- буржуазный характер страны, необходимость учета крестьянского хозяйства в товарообороте, длительность перехода от капитализма к социализму. Троцкистское «администрирование», «политика бюрократиче- ского дергания профсоюзов» означали перепрыгивание через кре- стьянство. Установка на «завинчивание гайки» при неопределив- шихся еще новых взаимоотношениях пролетариата и крестьянства, в связи с окончанием гражданской войны, означала по существу попытку идти на разрыв с крестьянством. Это выступление Троцкого против ленинской линии было уже вторым со времени Октябрьского переворота, после вступления его в партию. Фракционная борьба Троцкого тем более была опасна, что она грозила расколом профдвижения, а это нанесло бы серьезный удар диктатуре пролетариата. 1 Сборник «Дискуссия о профсоюзах», стр. 19.
76 ПЕРЕХОД К НЭПУ И ПАРТИЙНЫЙ КРИЗИС 1920-1921 ГГ. Январский объединенный пленум ЦК и ЦКК (в 1925 г.) в резо- люции о выступлении Троцкого констатировал, что вторая дискус- сия с Троцким — дискуссия о профсоюзах — была в действитель- ности дискуссией «об отношении к крестьянству, подымавшемуся против военного коммунизма, об отношении к беспартийной массе рабочих, когда гражданская война уже кончилась. Понадобилась острая всероссийская дискуссия, понадобилась напряженная кам- пания всего ядра партии во главе с т. Лениным против «лихорадя- щих верхов» троцкизма, чтобы спасти партию от ошибки, которая могла бы поставить под вопрос все завоевания революции»1. 3. «БУФЕРНАЯ» ГРУППА БУХАРИНА С легкой руки Троцкого дискуссия разворачивается, пере- ходя в партийный кризис. «Партия больна, партию треплет лихорадка», — вот как характеризует состояние партии Ленин. Вслед за платформой Троцкого появляются на свет платформа «рабочей оппозиции», платформа Бухарина, платформа группы «демократического централизма», игнатовская и др. Линия партии в профсоюзном вопросе проводится в так называемой «плат- форме 10», подписанной 9 членами ЦК (Лениным, Сталиным, Зиновьевым. Томским, Рудзутаком, Калининым, Каменевым, Петровским, Артемом — Сергеевым) и одним членом профко- миссии (Лозовским), в основу которой были положены тезисы т. Рудзутака. Дискуссия концентрировалась главным обра- зом на трех платформах: платформе «10», платформе Троцкого и платформе «рабочей оппозиции». Бухарин вместе с Преображенским, Серебряковым и еще кое с кем составил так называемую «буферную» группу. Но буфер был односторонний в его руках. «Бухарин хочет буферить, — писал Ленин, — но говорит только против Ленина и Зиновьева2, ни слова, против Троцкого». «Примиряющуюся» роль Бухарина Ленин, таким образом, характеризует: «Если бы я умел рисо- вать карикатуры так, как умеет рисовать т. Бухарин, то я бы т. Бухарина нарисовал таким образом: человек с ведром керосина, 1 Из резолюции январского объединенного пленума ЦК и ЦКК от 17 янва- ря 1925 г., «Об оппозиционных выступлениях Троцкого». 2 Зиновьев стоял тогда на ленинской позиции.
3. «БУФЕРНАЯ» ГРУППА БУХАРИНА 77 который подливает этот керосин в огонь, и подписал бы — «буферный керосин!»1. Таким образом, «буферная» платформа Бухарина, примыкавшая в основном к троцкистской, сыграла крупную роль в дискуссии, поскольку оказывала большое содействие фракционной деятель- ности Троцкого. О «буферной» группе Бухарина Ленин отзывается как о группе, «которая больше всех навредила, напутала»2. Субъективно быть может Бухарин руководствовался самыми лучшими намерениями, — и, все же Ленин убийственно отзывался о деятельности его группы, а о нем самом — «как пособнике худ- шей и вреднейшей фракционности»3. К своей задаче Бухарин под- ходил недиалектично, формально соединяя непримиримые позиции. Ленин вскрывал беспочвенность и теоретическую невыдер- жанность платформы Бухарина, показывает, как все рассуждение Бухарина пронизано мертвым и бессодержательным эклектизмом. Он объединяет механистически, «примиряет» противоположные точки зрения вместо выявления определенной принципиальной точки зрения. Владимир Ильич вскрывает этот формальный, недиалектиче- ский подход Бухарина к разрешению спорных проблем. Поскольку, но мнению Бухарина, Ленин подходит к вопросу о профсоюзах лишь политически, а Троцкий — хозяйственно, он (Бухарин) счи- тает нужным подойти к вопросу с обеих сторон — и со стороны политической и со стороны экономической. «Теоретическая сущ- ность той ошибки, которую здесь делает т. Бухарин, — заявляет Ленин, состоит в том, чаю он диалектическое соотношение между политикой и экономикой (которому учит нас марксизм) подменяет эклектизмом. “И то и другое”, “с одной стороны, с другой сто- роны” — вот теоретическая позиция Бухарина. Это и есть эклек- тизм. Диалектика требует всестороннего учета соотношений в их конкретном развитии, а не выдергивания кусочка одного, кусочка другого»4. Основную теоретическую ошибку Бухарина Ленин видел в под- мене диалектики марксизма эклектизмом. «Тов. Бухарин, — замечает 1 Сборник «Дискуссия о профсоюзах», стр. 18. 2 В. И. Ленин, О профессиональных союзах, о текущем моменте и об ошибках т. Троцкого. ПСС, т. 42, стр. 202. 3 Там же. 1 В. И. Ленин, Еще раз о профсоюзах, о текущем моменте и об ошибках тт. Троц- кого и Бухарина, ПСС, т. 42, стр. 266.
78 ПЕРЕХОД К НЭПУ И ПАРТИЙНЫЙ КРИЗИС 1920-1921 ГГ. Ленин, — говорит о “логических” основаниях. Все его рассу- ждения показывают, что он может быть бессознательно стоит здесь на точке зрения логики формальной или схоластической, а не логики диалектической или марксистской»1. Ленин приводит большое количество других примеров эклекти- ческого подхода Бухарина к спорным проблемам и вскрывает бес- содержательность его лозунгов, общих с Троцким, как то: «произ- водственная демократия», «производственная атмосфера». К таким же «интеллигентским выкрутасам», на которые так падок Бухарин по определению Ленина, надо отнести характерный в его тезисах лозунг — «новый священный лозунг рабочей демократии». Новое у Бухарина в сравнении с троцкизмом проявляется разве в синдикалистских тенденциях его позиции. «Буферный» Бухарин заимствует кое-что и у «рабочей оппозиции». Он выставляет поло- жение об обязательности кандидатур профсоюзов в соответст- вующие главки и центры, а также предлагает «усилить участие профсоюзов в образовании управления промышленностью, вплоть до поручения отдельному союзу организации управления данной отраслью хозяйства». Уже по поводу одного первого требования Бухарина Ленин писал: «Это полный разрыв с коммунизмом и переход на пози- цию синдикализма...» В связи же с появлением вообще плат- формы тезисов Бухарина Ленин заявляет: «До сих пор “главным” в борьбе был Троцкий. Теперь Бухарин далеко “обогнал” и совер- шенно “затмил” его... ибо договорился до ошибки, во сто раз более крупной, чем все ошибки Троцкого, взятые вместе»2. Доискиваясь причин таких невероятных ошибок Бухарина, Ленин приходил к заключению, что природная мягкость натуры Бухарина, за которую окружающие называли его «мягким воском», — вот причина выставления им таких положений «беспринципной дема- гогии». За исключением таких «ударных» положений программа- платформа Бухарина мало чем отличается от тезисов — про- граммы Троцкого; обычно в широкой партийной среде обе про- граммы принимались за единое целое. Да и на X съезде партии Троцкий предлагал съезду свои тезисы от имени своих едино- мышленников и группы Бухарина. Проект постановления X съезда 1 В. И. Ленин, Еще раз о профсоюзах, о текущем моменте и об ошибках тт. Троц- кого и Бухарина, ПСС, т. 42, стр. 266. 2 В. И. Ленин, Кризис партии, ПСС, т. 42, стр. 242.
4. ОСТАЛЬНЫЕ ГРУППИРОВКИ В ПРОФСОЮЗНОЙ ДИСКУССИИ 79 по вопросу о роли и задачах профсоюзов предлагался коллективно: Л. Троцким, Н. Бухариным, И. Крестинским, Е. Преображенским, Л. Серебряковым, X. Раковским, Ю. Лариным, Ю. Пятаковым, В. Косиором, Ф. Коном и другими. Такое же объединение имело место еще и раньше, как напри- мер на февральской московской губпартконференции (1921 г.). Бухарин выступал здесь докладчиком от имени группы Бухарина и Троцкого. Защищая в прениях свою буферную позицию, Бухарин, между прочим, заметил: «Относительно буфера я скажу, что мы не приспособились к т. Троцкому, а т. Троцкий присоеди- нился к нам»1. Таким образом, уже два раза — первый раз в брестской дис- куссии 1918 г. и теперь в профсоюзной дискуссии 1920/21 г. — Бухарин, не имея самостоятельно выдержанной линии, идеологиче- ски подчиняется Троцкому. 4. ОСТАЛЬНЫЕ ГРУППИРОВКИ В ПРОФСОЮЗНОЙ ДИСКУССИИ Среди других платформ наибольшую оскомину набила плат- форма «рабочей оппозиции»2. Группа «рабочей оппозиции» в это время уже развернула большую фракционную деятельность. Платформа «рабочей оппозиции» сводилась к требованию передачи всего управления народным хозяйством в руки профсоюзов. Оппозиция брала пункт из нашей программы о фактическом сосредоточении в руках профсоюзов всего управления народным хозяйством, как о перспективе «далекого будущего», и выставляла это положение в качестве лозунга дня. Она делала ту же ошибку, что и Троцкий, но только с другого конца. Если Троцкий требовал сращивания профсоюзов с хозяйственными органами, превращения их в производственные органы, то «рабочая оппозиция» предлагала «осоюзить государство», свести на-нет по существу органы проле- тарской диктатуры. Основное положение «рабочей оппозиции» и в профсоюзном вопросе и во всей ее платформе: «организация управления всем народным хозяйством принадлежит Всероссийскому съезду произ- водителей, объединенных в профессиональные производственные 1 Архив МК. Стенограмма VI губпартконференции. 2 «О рабочей оппозиции» см. ниже, стр. 82—91.
80 ПЕРЕХОД К НЭПУ И ПАРТИЙНЫЙ КРИЗИС 1920-1921 ГГ. союзы, который избирает центральный орган, управляющий всем народным хозяйством». Очевидно, такой верховный орган проти- вопоставлялся органам рабочей диктатуры, т. е. советской власти. При таком исключительном, независимом положении съе- зда и его органов стушевалась роль партии, которая и лишалась возможности проводить свое руководящее влияние в управлении хозяйством и страной. В органах пролетарской диктатуры партия проводит свое руководство через соответствующие фракции. Такая платформа лишена классовой линии — термин «произ- водитель» показывал полное забвение классового подхода у авто- ров платформы. В современных условиях переходного периода в советском государстве в понятие производитель входит и рабо- чий и мелкий собственник-производитель (крестьянин, кустарь). Выставление таких положений граничило уже с полным отказом от марксизма. X съезд партии охарактеризовал эту платформу как анархо-синдикалистский уклон «рабочей оппозиции». Группа Игнатова выставляла платформу, мало чем отличавшуюся по содержанию от платформы «рабочей оппозиции». На Московской губпартконференции (в феврале 1921 г.) Игнатов выступил докладчиком от имени своих единомышленников и группы «рабо- чей оппозиции». Самостоятельная платформа игнатовцев вызвана была, по объяснению Игнатова, отсутствием в программе «рабочей оппозиции» положений об утверждении «выборных коллегий в про- фсоюзах органами государственной власти советов». Игнатовцы и вносят такую «принципиальную» поправку в программу «рабочей оппозиции»: «выборы органа, руководящего народным хозяйством республики, производятся на съезде профсоюзов и утверждаются ВЦИК». Нечего говорить, что ради такой мешанины незачем было игнатовцам создавать особую платформу. Полнейшим сумбуром отличалась и платформа группы «демо- кратического централизма», которая так же, как и платформа Бухарина, занимала промежуточную позицию между борющимися фракциями. Ближе всего стояли сапроновцы к «рабочей оппо- зиции», судя хотя бы по такому тезису их платформы: «пре- зидиум ВСНХ выдвигается пленумом ВЦСПС и утверждается окончательно ВЦИК». Выставляя себя демократами, они отделяли себя и от ленинской и от троцкистской позиции: «Они (Зиновьев и Троцкий) на деле выражают два течения одной и той же группы
4. ОСТАЛЬНЫЕ ГРУППИРОВКИ В ПРОФСОЮЗНОЙ ДИСКУССИИ 81 бывших милитаризаторов хозяйства», заявляла группа «демокра- тического централизма». По поводу такого заявления сапроновцев Ленин писал: «Если взять это всерьез, это — худший меньшевизм и эсеровщина». Но Ленин не считал возможным «брать всерьез» сапроновцев. Сплошная беспринципность и демагогия сквозят во всех их тре- бованиях, как впрочем, и в положениях остальных антипартий- ных группировок. Демагогические требования всех оппозиционных платформ Ленин характеризовал таким образом: «Кто больше? Кто больше обещает “прав” беспартийным, соединяйтесь по случаю партсъезда РКП». Дискуссия продолжалась и на самом съезде, но не являлась уже ударным пунктом, как в предсъездовской борьбе. Она исчер- пала себя до съезда, и ленинская точка зрения на профсоюзы как на «школу коммунизма» была принята подавляющим большин- ством съезда. Отголоски профсоюзной дискуссии проявились однако еще через два месяца после съезда, накануне и в связи с IV Всероссийским съездом профсоюзов (18—25 мая 1921 г.). Трения, возникшие тогда в связи с резолюцией, принятой на фракции съезда, не полу- чили широкого распространения, они были скоро ликвидированы, но они весьма показательны для характеристики оппортунистиче- ских шатаний Рязанова и Томского в профсоюзном вопросе. Инцидент с принятием фракцией резолюции с уклоном в сто- рону независимости профсоюзов ярко вскрыл недисциплинирован- ность т. Томского и способность его к закулисной дипломатии. Для проведения съезда была выделена ЦК особая комиссия в составе тт. Сталина, Молотова, Зиновьева, Томского и др. В этой комиссии обсуждался основной вопрос о резолюции по отчету президиума ВЦСПС на съезде профсоюзов. Предложенная Зиновьевым резолюция должна была быть проведена, но решению комиссии через фракцию коммунистов на съезде. Направление доклада о деятельности президиума ВЦСПС и весь ход прений на фракции съезда обнаружили определенный уклон, нашедший свое выражение в принятой фракцией резолюции, пред- ложенной Рязановым1. Резолюция эта, и в особенности речь Рязанова на фракции показали полное расхождение взглядов его со взглядами партии 1 «Известия ЦК РКП(б)», № 32, от 6 августа 1921 г.
82 ПЕРЕХОД К НЭПУ И ПАРТИЙНЫЙ КРИЗИС 1920-1921 ГГ. на так называемую «независимость профсоюзов». Рязанов с раз- ными, правда, оговорками стоял на старой своей меньшевист- ской позиции о независимости профсоюзов и при пролетарской диктатуре. Двусмысленная роль т. Томского на фракции явно содейство- вала принятию фракцией резолюции Рязанова. Во время доклада и прений по докладу т. Томский занимал какое-то странное положение, хотя ему бесспорно следовало вме- шаться в обсуждение доклада, как представителю ЦК в ВЦСПС и как члену профсоюзной комиссии ЦК. Он не только не выпол- нил поручения комиссии ЦК — защиты резолюции комиссии на фракции, — но не довел даже до сведения фракции о состояв- шемся уже решении комиссии о деятельности президиума ВЦСПС и не выступил против предлагаемой фракции резолюции Рязанова. Как признала это комиссия, т. Томский проявил грубое нарушение партийной дисциплины и выказал преступно легкомысленное отно- шение к интересам партии. ЦК партии принял ряд решительных мер к исправлению допу- щенной ошибки, и при новом обсуждении вопроса на фракции отклонена была рязановская резолюция и принята другая, соглас- ная с общей партийной установкой в профсоюзном вопросе. В отношении т. Томского состоялось постановление ЦК об отстра- нении его от работы в ВЦСПС и о вынесении ему строгого пори- цания. В отношении Рязанова ЦК было принято постановление об отстранении его от всякой работы в профдвижении. Съездом профсоюзов была окончательно закреплена ленинская точка зре- ния на роль и задачи профсоюзов. 5. «РАБОЧАЯ ОППОЗИЦИЯ» Предсъездовская борьба не ограничивалась вопросами про- фдвижения. Переплетаясь с платформами «рабочей оппозиции» и других фракций по вопросам партстроительства, она связывала обычно вопросы о роли и задачах профсоюзов с очередными вопросами партстроительства. В истории оппозиции в рядах ВКП(б) «рабочей оппозиции» принадлежит выдающаяся роль. Главный момент ее деятельности выпадает на 1920—1921 гг. Фракция имела длинный путь развития.
5. «РАБОЧАЯ ОППОЗИЦИЯ 83 Первые проявления оппозиционности лидеров будущей фракции относятся чуть ли не к первым дням Октября. Тов. Шляпников обнаруживал известные нам колебания в октябрьские дни. Коллонтай, Мясников принадлежали к «левым» коммунистам 1918 г. В 1919 г., когда выделяется группа профессионалистов, заявивших, что профессионалисты должны стать во главе расту- щего недовольства масс, Шляпников нашел подходящий момент для выступления с особой платформой, в которой говорилось, что политика должна находиться в ведении партии и советов, а область экономики — в руках профсоюзов. За свои синдика- листские тенденции Шляпников был скоро отстранен от работы в профсоюзах. Полного развития своих взглядов «рабочая оппозиция» дости- гает летом и осенью 1920 г. и к сентябрьской конференции 1920 г. является с вполне оформленной платформой. На сентябрьской конференции Лутовинов вместе с Сапроновым дает бой по вопросу о «верхах» и «низах», выступает с целым рядом программных пун- ктов по вопросу об оздоровлении партии. Он требует превращения ЦК партии «из управляющего органа в руководящий», восста- новления в правах членов партии, неполноправных при царящем «режиме неравенства» в партии, отмены назначенства, привлечения широких масс к управлению и т. д. Требование превращения ЦК из управляющего органа в руководящий означало по существу отказ от непосредственного руководства ЦК работой. Это было уже начало похода против ЦК в демагогических целях. Такой же демагогичностью отличались и другие требования, сводящиеся к призывам к широкой «самодеятельности». В общем все эти тре- бования стали с того времени обычными перепевами в выступле- ниях вождей «рабочей оппозиции». В профсоюзной дискуссии «рабочая оппозиция» выступила, как мы видели, с отдельной антипартийной платформой, выступле- ния ее лидеров в центре и на местах отличались особенно раз- нузданной демагогией. X съезд партии резко осудил деятельность этой фракции и, приняв по докладу Ленина резолюцию об анархо- синдикалистском уклоне в нашей партии, признал пропаганду этих идей несовместимой с принадлежностью к партии. Съезд не ограничился, однако, одними запретительными мерами в отношении оппозиции. Стремясь отсеять в ней здоро- вое от нездорового, учитывая принадлежность к ней многих лиц,
84 ПЕРЕХОД К НЭПУ И ПАРТИЙНЫЙ КРИЗИС 1920-1921 ГГ. непосредственно связанных с рабочими массами, съезд принял ряд мер по привлечению сторонников ее к совместной партийной работе. По предложению Ленина, в ЦК партии были избраны Шляпников и Кутузов, а другие два видных члена этой группы, Киселев и Медведев, — в кандидаты ЦК. В начавшейся потом проверке и чистке партии ряд товарищей из ставшей уже быв- шей «рабочей оппозиции» были поставлены во главе проверочных комиссий. Партией было оказано необычайное доверие участникам оппозиции, но ее вождями оно не было оправдано. Согласно постановлению X съезда партии о роспуске фракций и группировок, «рабочая оппозиция» должна была распустить себя. Большая часть участников ее так и поступила, прекратив фракци- онную деятельность, но отдельные члены группы, преимущественно «вожди» и вообще принадлежащие к «верхам», продолжали между X и XI съездами партии вести фракционную работу, ставшую уже подпольной. Эти обломки бывшей «рабочей оппозиции» ко вре- мени XI съезда в марте 1922 г. выступили с фракционным обра- щением в Коминтерн, содержавшим в себе обвинения по адресу партии (так называемое «заявление 22»). После резкого осуждения деятельности остатков «рабочей оппо- зиции» со стороны Коминтерна и XI съезда партии дезорганизую- щая работа вождей бывшей рабочей оппозиции как будто прекра- щается, но, отмалчиваясь во время затишья, вожди вновь появ- лялись на сцене, когда поднималась кем-либо внутрипартийная борьба, и по мере сил своих оказывали вред партии. Возникновение и оформление «рабочей оппозиции» было свя- зано с концом гражданской войны и первыми месяцами новой экономической политики, когда с особенной силой, выражаясь словами Ленина, «проявилась стихия мелкобуржуазная, демокра- тическая, с лозунгами свободной торговли и всегда направленная против диктатуры пролетариата»1. «Теоретики» и вожди «рабочей оппозиции» никогда не могли стать выше обстановки разгула мел- кобуржуазной стихии. Дальше демагогии, связанной с вопросом о. «верхах» и «низах», дальше обвинений в «перерождении» партии и пролетарского госу- дарства они не могли подняться. Они не поняли переходного периода, не понимали нэпа, не понимали наших путей социали- стического строительства. Союз рабочего класса с крестьянством 1 В. И. Ленин, Речь на X съезде РКП(б), ПСС, т. 43, стр. 3.
5. «РАБОЧАЯ ОППОЗИЦИЯ 85 представлялся им в виде капитуляции пролетарской революции перед мелкобуржуазной крестьянской стихией. Они отрицали самую возможность рабоче-крестьянского союза, поскольку на практике неизбежны будто бы постоянные столкновения интересов рабочих и крестьян. На разных стратегических этапах революции в различ- ных формах выражаются отношения пролетариата к крестьянству. Мы шли к буржуазной революции «в союзе со всем крестьянством против царя и помещиков, при нейтрализации кадетской буржуа- зии». К Октябрю мы шли с лозунгом «союз пролетариата с дере- венской беднотой против всех буржуа при нейтрализации сред- него крестьянства». В дальнейшем, когда мы власть достаточно укрепили, Ленин выдвинул лозунг «прочного союза пролетариата и бедноты со средним крестьянством». Этот лозунг, полностью формулированный Лениным осенью 1918 г., — «уметь достигать соглашения со средним крестьянством, ни на минуту не отказы- ваясь от борьбы с кулаком и прочно опираясь только на бед- ноту» — был окончательно установлен на VIII съезде партии (весной 1919 г.). В эпоху развернутого наступления социализма по всему фронту партия выдвинула лозунг опоры советской власти на колхозника. Колхозное крестьянство стало основной и главной опорой пролетариата и советской власти в деревне. Лидеры «рабочей оппозиции» не понимали гибкости так- тики партии по отношению к крестьянству. Союз с середняком представлялся им в виде «зигзагообразного пути нашей поли- тики по отношению к крестьянству, приведшего нас от “курса на бедняка” к “курсу на хозяйственного трудолюбивого мужичка- собственника”»1. На Всеукраинской конференции т. Антонов те же мысли высказал уже совсем в упрощенной форме, заявляя, что «ЦК продал пролетариат за чечевичную похлебку крестьянину»2. Нэп «рабочей оппозицией» характеризовался как поворот к капитализму. «Мы не хотим скрывать, — говорит т. Коллонтай на III конгресс Коминтерна, — что новая экономическая поли- тика дает возможность капитализму снова стать на ноги и воз- родиться в России»3. Самый переход к нэпу не вызывался, по представлению шляпниковцев, интересами рабочей диктатуры, а обусловливался интересами мелкой буржуазии и крестьянства. 1 Брошюра Коллонтай, «Рабочая оппозиция». Цитировано по сборнику «Рабочая оппозиция», стр. 90. 2 Там же, стр. 88. 3 Там же, стр. 91.
86 ПЕРЕХОД К НЭПУ И ПАРТИЙНЫЙ КРИЗИС 1920-1921 ГГ. Союз с крестьянством является громадной уступкой всей нашей экономической политики мелкой русской буржуазии, «уступкой мужику», как выражается Коллонтай в своей брошюре «Рабочая оппозиция». Вся политика партии сводится будто бы к одному приспосо- бленчеству, лавированию между классами, поскольку она выну- ждена «примирять три разнородных политических тенденции: коммунистическую политику рабочих, мелкобуржуазные запросы крестьян и крупнокапиталистические стремления буржуазно- чиновничьей касты»1. Такая «надклассовая» политика партии воз- никает — говорили они — в процессе отождествления партии с советским государственным аппаратом и в свою очередь явля- ется одним из источников «перерождения». Демагогия оппозиции не знает предела, она не останавливается перед бессовестной кле- ветой в борьбе против партии. Возмутительно гнусно ее заявление о положении рабочих в стране пролетарской диктатуры. «Переродившаяся» партия сводит будто бы на-нет завоевания пролетарской революции для «миллионов русских пролетариев, влачащих в советской трудовой России каторжное, позорно-жал- кое существование». Дальнейшие перспективы революции рисуются шляпниковцам в весьма мрачном свете, даже в том случае, когда на Западе вспыхнет социальная революция. Без третьей революции нам не поможет, оказывается, и мировая революция. «К тому вре- мени крестьянство, с одной стороны, и мещанство — с другой, могут до такой степени укрепиться политически и экономи- чески, что действительно потребуется провести в России еще одну рабочую революцию против этих, чуждых нам, социальных сил для того, чтобы осуществить коммунизм»2. Тов. Коллонтай без дальнейших околичностей указывает, кто возглавит новую революцию, заявляя, что «ядро твердых коммунистов (из «рабо- чей оппозиции» понятно. — М. Г,) возьмет в руки красное знамя революции, чтобы обеспечить победу коммунизма во всем мире»3. Поскольку для «рабочей оппозиции» партия и советы «пере- рождаются», она признает единственной опорой для пролетариата 1 Из проекта резолюции «рабочей оппозиции» по партийному строительству. 2 Сборник «Рабочая оппозиция», стр. 93. 3 Там же, стр. 94.
5. «РАБОЧАЯ ОППОЗИЦИЯ 87 профсоюзы. Отсюда корень синдикалистской установки рабочей оппозиции», представляющей собою отказ партии от руководства беспартийными. «Перерождение» партии создает почву и в свою очередь пита- ется «невероятным» режимом в партии, который «душит всякую живую мысль». «Политика ЦК, — заявляли вожди “рабочей оппо- зиции” по отчету ЦК на X съезде партии, — в важнейших облас- тях и по важнейшим вопросам коммунистического строительства имела ряд уклонов в сторону недоверия к творческим силам рабо- чего класса и уступок мелкой буржуазии и буржуазно-чиновничьим кастам». В своих нападках на партию они изощряются в измыш- лении всевозможных недостатков партийной жизни. Особенно наглыми обвинениями пестрит «заявление 22», являющееся явной клеветой и провокацией. Общий итог своих обвинений авторы «заявления 22» подвели в комиссии ИККИ, выделенной для рас- следования заявления, таким образом: «РКП идет навстречу пол- ной изоляции от рабочих. Рабочие покидают партию. Партия ста- новится мелкобуржуазной»1. В своих демагогических нападках па партию «рабочая оппози- ция» не щадит и Ленина. Правда, значительно позже, уже после смерти Ленина, т. Шляпников пытался утверждать, что будь Ленин жив, «он был бы с нами», и выставлял лояльность оппо- зиции в прошлом по отношению к Ленину. Насколько добросо- вестно это утверждение т. Шляпникова, можно убедиться хотя бы из отрывка его речи по докладу Ленина «об единстве партии и анархо-синдикалистском уклоне»: «Вопрос об единстве партии поставлен совершенно с иной стороны. Владимир Ильич вам про- чел лекцию о том, каким образом не может быть достигнуто един- ство. Ничего более демагогического и извращающего факты, чем эта резолюция2, я не видел и не слышал за 20 лет пребывания в партии... Теперь несколько слов по вопросу о «производителях» и вообще о пункте 13 наших тезисов. Пункту 13 предшествуют целых 12 пунктов. И нельзя критиковать добросовестно целую систему тезисов, вырывая из нее один и поставив его во главу угла»3. Таким образом, для т. Шляпникова резолюция, написанная Лениным, является примером сплошной демагогии и извращения 1 Сборник «Рабочая оппозиция», стр. 61. 2 Резолюция, как известно, составлена Лениным. 3 Стенографический отчет X съезда, Госиздат, стр. 288. Курсив наш.
88 ПЕРЕХОД К НЭПУ И ПАРТИЙНЫЙ КРИЗИС 1920-1921 ГГ. фактов. Он обвиняет Ленина в недобросовестной критике плат- формы «рабочей оппозиции». В борьбе против режима в партии «рабочая оппозиция» тре- бовала самой широкой демократии, «демократии до бесчувст- вия», по выражению Ленина. Она требовала создания «условий для проявлений творчества» и инициативы, самодеятельности, активного участия каждого члена партии в решении всех вопро- сов партийной жизни. Сюда входят требования свободы дискус- сии, свободы критики, отмены каких бы то ни было репрессий по отношению к инакомыслящим членам, существующих будто бы в партии. Словом, предлагается в корне изменить «политику партии» — «политику уклонов руководящих партийных органов в сторону недоверия к творческим силам рабочего класса, поро- дившую недоверие рабочих масс к партии»1. «Недоверие к силам рабочего класса» скоро стало излюбленным мотивом в нападках на партию как «рабочей оппозиции», так и последующих оппози- ций. Все они демагогически противопоставляли партию рабочему классу. Партия «перерождается» как в процессе бюрократизации совет- ского аппарата, так и вследствие наплыва в нее чуждых непроле- тарских элементов. «Рабочая оппозиция» взяла на себя функции спасительницы партии и для оздоровления ее предлагала ряд мер, укрепляющих социальный состав партии. Она предлагала прекра- тить доступ в партию непролетарским и некрестьянским элемен- там, за исключением тех, кто работал в ней до ликвидации лево- эсеровского восстания, т. е. до середины 1918 г. Что же касается уже находящихся в партии лиц указанного социального состава, то вступившие в партию после указанного срока автоматически выбывают из партии с правом подачи заявлений об обратном при- еме в трехмесячный срок. Другие ограничения касались не только интеллигентов, но вообще коммунистов из непролетарской среды. Они допускаются, напри- мер, к занятию более или менее ответственных должностей только после определенного срока пребывания в партии — от 1 до 2 лет. Характерен также «рабочий стаж», вводимый для всех уже членов партии, кроме находящихся на самом производстве. Каждый член партии обязан ежегодно не менее 3 месяцев заниматься физиче- ским трудом на фабриках, заводах и т. д. 1 Из проекта резолюции «рабочей оппозиции» по докладу об единстве партии.
5. «РАБОЧАЯ ОППОЗИЦИЯ 89 Оппозиция во всех областях партийной и советской жизни резко противопоставляла рабочий класс другим трудящимся. Она не в состоянии подняться до понимания роли пролетариата как гегемона трудящихся. Узкая цеховщина, непонимание истинных интересов и задач пролетарской диктатуры проявилось, например, в протесте т. Шляпникова против лозунга дешевого правитель- ства для крестьянства: «Нам говорят, что мы, рабочие, рабочая власть, пролетарское государство, должны мужику. Это выраже- ние на декабрьской партийной конференции получает и полити- ческий смысл, что мы должны быть для мужика наиболее дешевым правительством. При этом забывают, что дешевым правительством мы можем быть за счет рабочего класса. Дешевое правитель- ство очень дорого стоит пролетариату, ведя его к физическому вырождению»1. Но эти громкие заявления от лица и от имени рабочего класса были лишь смешными претензиями. В действительности платформа «рабочей оппозиции» отражала нездоровые настроения отсталых слоев рабочего класса и крестьянства, испугавшихся трудностей переходного периода. «Рабочая оппозиция» явилась отражением усталости рабочих и крестьян, участников раньше империалистической, а теперь гра- жданской войны. Возникновение «рабочей оппозиции» связано с развалом и распадом мелкобуржуазных хозяйств и общей раз- рухой страны. С другой стороны, в партию влилось много новых элементов хотя и из рабоче-крестьянской среды, но не успевших еще перевариться в коммунистическом котле. Этот наплыв мелко- буржуазных элементов в рабочий класс и в партию в 1920/21 г. и подготовил почву для «рабочей оппозиции». Ленин таким образом характеризует социальную сущность «рабочей оппозиции»: «Это есть мелкобуржуазная, анархическая стихия не только в рабочей партии, но и внутри нашей партии»2. Мелкобуржуазная, по существу, антирабочая «рабочая оппози- ция» не могла, понятно, подняться до понимания генеральной линии партии и была очень далека от нее. Она могла усвоить задачи и требования только «потребительского социализма». В этом отно- шении весьма интересно «Дополнение к тезисам «рабочей оппози- ции» о задачах профсоюзов», хотя и составленное во Владимирской 1 Сборник «Рабочая оппозиция», стр. 99. 2 В. И. Ленин, Из речи на X съезде партии
90 ПЕРЕХОД К НЭПУ И ПАРТИЙНЫЙ КРИЗИС 1920-1921 ГГ. губернии, но официально одобренное Шляпниковым. Характерно в нем резко отрицательное отношение к ленинскому курсу на подъем производства в стране: «современный консервативный курс, видящий только производственную сторону... создает оппо- зиционное отношение в рабочей массе»...1. «Рабочая оппозиция», хотя и пытается говорить от имени рабочих масс, но это заяв- ление, как и вся программа ее, обнаруживает, как далека была она от рабочих, которые в действительности шли в первых рядах за индустриализацию страны. Хотя после известного «заявления 22» «рабочая оппозиция» открыто более не выступала, но ошибочно было бы отсюда сделать вывод, что группа целиком исчезла. Неооменно одно, что группа Шляпникова — с небольшим числом своих сторонни- ков — «замкнулась в себе и ждала первого только удобного слу- чая для выступления против генеральной линии партии и против руководства партии. Всякий раз, когда вспыхивают дискуссионные лихорадки и оживляется внутрипартийная борьба, шляпниковцы, как ни в чем не бывало, вновь всплывают на арену внутрипартийной борьбы. Так было в 1923 г. во время ожесточенной борьбы троцкист- ской оппозиции против партии, так было в 1926—1927. г., когда шляпниковцы фактически примкнули к троцкистско-зиновьевскому блоку. Двусмысленная позиция бывших лидеров «рабочей оппозиции» выявляется и в наши дни. Перед XVI съездом партии в Омске была ликвидирована организация «рабочая оппозиция», вставшая на путь повстанческого движения против советской власти. В этой организации участвовали члены партии из числа сторонников «рабочей оппозиции». Как сообщал т. Ярославский, эти члены партии, приез- жая в Москву, вели беседы с гг. Шляпниковым, Медведевым, Максимовым, но они не только не получили резкого отпора со сто- роны бывших лидеров оппозиции, но у них создалось впечатление, что надо изменить только формы работы, что не надо нелегально вести эту работу2. Как характер бесед, так и умолчание о подпольной работе своих сторонников говорит о непартийном поведении бывших лидеров. 1 Сборник «Рабочая оппозиция», стр. 125. 2 Ярославский, Речь на XVI съезде партии. Стенотчет съезда, стр. 337.
6. ИГНАТОВЦЫ 91 Подобным поведением они не могут снять с себя ответствен- ности за то, что некоторые члены этой группировки докатились до создания контрреволюционной организации. Весьма показательна для характеристики социальной сущности «рабочей оппозиции» та установка, которая была взята сторонни- ками «рабочей оппозиции» в этой организации: «На данный период ближайшей задачей организация ставит — возглавить повстанче- ское движение крестьянства, недовольного политикой коллекти- визации и ликвидацией кулачества как класса, вербуя командный состав из бывших красных партизан, красноармейцев и членов ВКП(б) из военных. На рабочий класс опереться нельзя, а нужно опереться на крестьянство, противопоставить силу силе»1. Зарвавшиеся фракционеры вынуждены признаться в слабости своих сил среди рабочих и в своей единственной надежде на кулац- кие верхушки деревни, недовольные политикой коллективизации и ликвидации кулачества как класса. Омский эпизод из исто- рии остатков «рабочей оппозиции» как нельзя лучше подтвер- ждает далеко не рабочий характер «рабочей» оппозиции, а именно, что она в действительности всегда была рупором мелкобуржуазной крестьянской стихии, точнее — зажиточной крестьянской мелкой буржуазии. 6. ИГНАТОВЦЫ «Рабочая оппозиция» писала о себе, что она «стелется и сте- лется по всей земле русской». Преувеличение собственных сил характерно для каждой оппозиции. На самом же деле «рабочая оппозиция» имела некоторый успех, главным образом в тех местах, где пролетариат был больше всего распылен и где партийные организации меньше всего опирались на передовые слои рабочего класса, как, например, в Самаре, на Урале. Непонятным является, на первый взгляд, известный успех ее в Москве, но это объясня- ется, в сущности, особыми условиями жизни московской органи- зации. Здесь давно были трения между центром и местной пери- ферией. Здесь особенно остр, стоял вопрос о «верхах» и «низах». «Рабочая оппозиция» в Москве имела успех в своеобразной форме. Рядом с ней существовала «группа Игнатова», в общем, 1 Ярославский, Речь на XVI съезде партии. Стенотчет съезда, стр. 337—338.
92 ПЕРЕХОД К НЭПУ И ПАРТИЙНЫЙ КРИЗИС 1920-1921 ГГ. целиком примыкавшая к ней. Игнатовцы называли себя «группой активных работников районов г. Москвы» и состояли из так назы- ваемых «районщиков», работников в районах. В то время наблю- далось неоднократно нездоровое соревнование между районами, переходившее в простое местничество и в оппозиционное настрое- ние по отношению и к МК и к ЦК. Вот это-то нездоровое настро- ение районных работников выражала игнатовская группа. Наиболее яркий момент в ее деятельности — это выступления ее на февральской московской губпартконференции 1921 г. Она была одна из самых сильных оппозиционных группировок на кон- ференции и по вопросу партстроительства получила 57 голосов. Активными членами группы, кроме самого И. Игнатова, были М. Буровцев, И. Маслов, Л. Орехов, Г. Корзинков, Н. Ангарский, Н. Туляков и др. Платформа группы была так же беспринципна, как и сами выступления ее. Заявляя о своих разногласиях с платформой «рабочей оппозиции», игнатовцы тут же объявляют, что голосуют за нее. Игнатов был докладчиком и от группы своих единомыш- ленников и от «рабочей оппозиции». Боевым коньком для высту- плений т. Игнатова служит вопрос о «верхах» и «низах», о «невы- носимом режиме» в партии. Но и тут он вместе со своими сторон- никами повторяет зады «рабочей оппозиции». «Оригинальным» творчеством игнатовцев можно считать лишь одно требование их — о составлении руководящих органов партии (ЦК, губкомы и т. д.) таким образом, чтобы вводить туда не менее 2/3 рабочих. Это было чисто махаевское1 требование о создании особых курий для коммунистов-рабочих и коммунистов-нерабо- чих, точнее — коммунистов-интеллигентов. Беспринципность этой группировки проявилась и в том, что лидеры ее немедленно отка- зываются и от этого пункта в своих тезисах, когда он встречает резкую критику на конференции. Игнатовская группировка имела чисто местное значение и вскоре бесследно исчезла. 1 Махаевщина — течение, названное так по имени Махайского, — выражала собою направление, резко враждебное марксизму, социализму и интеллигенции (в том числе и ее социалистической части), которую Махайский определял как «паразитический класс». Сущность махаевщины заключается в резко враждебной позиции к интелли- генции, в борьбе против всякого участия и какой бы то ни было роли и значения интеллигенции в рабочем движении.
6. ИГНАТОВЦЫ 93 Несмотря на то, что дискуссия 1920/21 г. затронула ряд вопро- сов, в центре ее стоял все же вопрос о роли и задачах профсо- юзов. Сама дискуссия о профсоюзах была по существу дискус- сией об отношении к крестьянству, а отсюда — о перспективах социалистического строительства. Споры шли в действительности по вопросу, будет ли переход к мирному строительству простым переходом «на тех же рельсах политики», т. е. политики военного коммунизма, или же это будет переход на рельсах «новой поли- тики», впоследствии получившей название новой экономической политики. Дискуссия о профсоюзах предрешила переход к новому этану социалистического строительства, к новой экономической политике. Оппозиция 1920/21 г. — во всех ее разнообразных формах и группировках — проглядела необходимость наступления нэпа и недооценила всю важность и все значение новой экономиче- ской политики как единственно правильной политики победившего пролетариата в переходный период от капитализма к социализму. Недооценка нэпа и произошла у оппозиции из-за недооценки роли крестьянства, из-за непонимания роли трудящихся масс крестьян- ства как союзника пролетариата в социалистическом строитель- стве. Лишая пролетариат союзников, оппозиция фактически обре- кала его на бездействие и ставила под вопрос самую возможность социалистического строительства. Мелкобуржуазная сущность оппозиции особенно ярко проявилась в этих бессодержательных «планах» строительства, независимо от социально-классовой струк- туры страны и без учета изменения классовых сил в период после гражданской войны. Партийный разброд 1920—1921 гг., всколыхнувший всю орга- низацию, имел то значение в истории партии, что заставил ее еще теснее сплотиться, еще глубже осознать необходимость единства. Отрицательные же результаты профдискуссии в преддверии крон- штадтских событий были слишком очевидны. На X съезде пар- тии Ленин квалифицировал дискуссию как «непомерную роскошь» и считал бесспорным, что, «допустив такую дискуссию, мы несом- ненно сделали ошибку»1. Особенно вредно было влияние фракционной борьбы. Лозунги и фракционная деятельность «рабочей оппозиции» вели к крон- штадтским лозунгам 1921 г. Фракционная склока, разожженная 1 В. И. Ленин, протоколы X съезда, стр. 16.
94 ПЕРЕХОД К НЭПУ И ПАРТИЙНЫЙ КРИЗИС 1920-1921 ГГ. Троцким и поддержанная Бухариным, грозила деморализацией в рядах членов партии. Партия сделала надлежащие выводы из пережитой обостренной борьбы фракций и группировок, доведшей партию до состояния кризиса. «Не надо теперь оппозиции, товарищи, — говорил Ленин на X съезде в заключительном слове по докладу ЦК. — Ия думаю, что партийному съезду придется этот вывод сделать, придется сде- лать тот вывод, что для оппозиции теперь конец, крышка, теперь довольно нам оппозиции»1. Съезд принял составленную Лениным резолюцию об единстве партии, в которой отныне не допускается существования никаких фракций или групп. Единство партии уста- навливается незыблемо. Генеральная линия партии в условиях начинающейся новой эко- номической политики требовала особой спайки членов партии, осо- бого единодушия в борьбе с хозяйственными трудностями и друж- ного отпора влиянию мелкобуржуазной стихии. Выйдя из тяжелого партийного кризиса еще более сплоченной, партия начала новый этап социалистического строительства. В. И. Ленин. Речь на X съезде партии.
ГЛАВА V ПЕРВЫЕ ИДЕОЛОГИЧЕСКИЕ УКЛОНЫ ПРИ НЭПЕ Первые два года нэпа протекали при сравнительном затишье оппозиционной борьбы вплоть до новой, третьей по счету, оппози- ционной дискуссии, осенью 1923 г. Было бы ошибкой отсюда сде- лать вывод, что у нас не было уклонов за указанный промежуток времени (1921 — 1923 гг.). «Каждый своеобразный поворот исто- рии, — говорит Ленин, — вызывает некоторые изменения в форме мелкобуржуазных шатаний, всегда имеющих, место рядом с про- летариатом, всегда проникающих в той или иной мере в среду пролетариата»1. Тяжелые условия перехода к нэпу усиливали разгул мелко- буржуазной стихии. Борьба предстояла не менее ожесточенная, чем в годы гражданской войны, но изменилась лишь обстановка борьбы. «Враг, — писал Ленин в августе 1921 г., — обыден- щина экономики в мелкокрестьянской стране с разоренной круп- ной промышленностью. Враг — мелкобуржуазная стихия, кото- рая окружает нас, как воздух, и проникает очень сильно в ряды пролетариата...»2. Эти шатания проникали в отдельные прослойки нашей партии. Они питались как общей ломкой прежних экономических отноше- ний, так и непониманием отдельными членами партии сущности новой экономической политики. Им были непонятны как целесо- образность временного тактического отступления, проделываемого тогда партией, так и новые пути социалистического строительства. На этой почве создавалось неверие в возможность социалистического 1 Ленин, статья «Новые времена, старые ошибки в новом виде». ПСС, т. 44, стр. 100. 2 Там же.
96 ПЕРВЫЕ ИДЕОЛОГИЧЕСКИЕ УКЛОНЫ ПРИ НЭПЕ строительства, паникерство. На паникеров особенно сильно дейст- вовали отрицательные стороны нэпа: рост новой «советской» бур- жуазии, обогащение нэпманов. Некоторые из них поддавались вли- янию мелкобуржуазной идеологии в неприкрытом виде. Партию вместе с Лениным не смущало временное отступление, так как она видела заранее решительный поворот к наступлению на рельсах нэпа, каковой поворот происходит уже осенью 1922 г. «Если окажется правильным отступление, — говорил Ленин на XI съезде партии, — то сомкнуться, отступивши с крестьян- ской массой, и вместе с ней во сто раз медленнее, но зато твердо и неуклонно идти вперед, чтобы она всегда видела, что мы все- таки идем вперед»1. Результаты такого отступления окажутся очень скоро налицо: «Сомкнуться с крестьянской массой, с рядовым трудовым крестьянством и начать двигаться вперед неизмеримо, бесконечно медленнее, чем мы мечтали, но зато так, что действи- тельно будет двигаться вся масса с нами. Тогда ускорение этого движения в свое время наступит такое, о котором мы сейчас и мечтать не можем»2. Успехи нынешнего развернутого социалистического строи- тельства показывают, насколько правилен был прогноз Ленина в 1922 г., насколько верно и удачно определена была им генераль- ная линия партии. 1. РАБОЧЕ-КРЕСТЬЯНСКАЯ СОЦИАЛИСТИЧЕСКАЯ ПАРТИЯ Подавляющее большинство членов партии устремилось на выполнение новых задач строительства. Это единодушие объ- ясняет нам отчасти особый характер возникающих уклонов этого периода — их антипартийный, точнее внепартийный характер. Первая такая группировка возникла в мае 1921 г., сразу офор- мившись в особую партию, так называемую «Рабоче-крестьянскую социалистическую партию». Она образовалась из бывших членов нашей партии во главе с В. Л. Панюшкиным, частью принадле- жавших к «рабочей оппозиции» или примыкавших к ней. Сторонники Панюшкина приняли особый устав, ввели партий- ные билеты для своих членов, приняли новое название партии. Ими 1 Лепин, Речь на XI съезде ВКП(б), ПСС, т. 45. 2 Там же.
1. РАБОЧЕ-КРЕСТЬЯНСКАЯ СОЦИАЛИСТИЧЕСКАЯ ПАРТИЯ 97 было выбрано московское бюро и временное центральное бюро, вся Россия была разделена на районы. Намечены были эмиссары для объездов, и было поручено найти типографию для издания подпольного журнала1. Группа начала свою деятельность с попытки огласить свою «Декларацию» на первом пленуме Московского совета рабочих и крестьянских депутатов созыва 1921 г. от имени «Рабоче- крестьянской социалистической партии и беспартийных сторонни- ков социальной революции». Численность «партии» в точности трудно определить. На неле- гальных собраниях, устраиваемых группой, — нам известно о двух таких собраниях, — присутствовало от 200 до 300 человек. Но в этих собраниях принимали участие далеко не одни члены новоявленной партии, были и беспартийные, приходили и комму- нисты, выступавшие против сторонников Панюшкина. Социальный состав «партии» был очень разнородный: тут были и рабочие, и мелкие служащие, и бывшие торговцы. На такой социальной почве мог пышно возрасти букет идей, заимствованных из «рабочей оппозиции». Группа проявила пол- ную идеологическую зависимость от последней. Не только пере- нимались лозунги, но целые положении из программы «рабочей оппозиции» вошли в «Декларацию». «Идейки» «рабочей оппозиции» служили главным содержанием в выступлениях ораторов панюш- кинской партии. Платформа и социальная сущность «Рабоче-крестьянской социалистической партии» полностью подходят к характеристике, данной ХИ съездом партии уклонам того времени: «противопо- ставляют Советское государство рабочему классу и партию — Советскому государству». Декларация целиком проникнута таким противопоставлением. Основной лозунг декларации: «Власть советам, а не партиям». Красной нитью проходят обвинения в «перерождении» партии и Советского государства. Происходит, по словам декларации, пол- ная ликвидация октябрьских завоеваний, рабочий класс подверга- ется невероятной эксплуатации при явном попустительстве и даже содействии коммунистической партии. «Советы — величайшее завоевание Октябрьской революции — превратились не в носите- лей и выразителей воли пролетариата, а в ширму и слепое орудие 1 Архив МК. Отдел секретариата. Дело № 5.
98 ПЕРВЫЕ ИДЕОЛОГИЧЕСКИЕ УКЛОНЫ ПРИ НЭПЕ опекунов-коммунистов. Все то, за что тогда пролетариат боролся и проливал свою кровь, сейчас безжалостно и цинично попирается этими опекунами»1... «Пролетариат города и деревни, — говорит декларация, — разного рода махинациями правящей партии коммунистов све- ден на положение бесправного гражданина, порой даже «небла- гонадежного». «Нынешняя политика и тактика партии создались в результате перерождения ее». «Сейчас это не РКП, а правящая каста», — говорит про нее Панюшкин на одном из фракционных собраний. Выражением этого «перерождения» является переход к новой экономической политике, который рисуется в «декларации» в виде измены делу пролетариата. «Переродившаяся партия, переполненная на 75% мелкобуржу- азными элементами, вступила «на путь уступок кулачеству, спе- кулянтам и мировым хищникам-капиталистам в ущерб интересам и стремлениям пролетариата города и деревни. При таком положе- нии дел всем завоеваниям Октябрьской революции грозит немину- емое самоизживание». «Для спасения дела революции» Панюшкин с друзьями пред- лагают, прежде всего, восстановление советов, какими они были в Октябрьские дни, с удалением из них чуждого элемента. Далее идут требования в области экономического строительства, а именно — организации и управления народного хозяйства через производственные союзы. Вся программа в этой обла- сти — целиком синдикалистская и сплошь списана с шляпни- ковских тезисов. «Левые» гримасы не могут скрыть контрреволюционной сущно- сти панюшкинской партии. Такое же значение имеет требование «предоставления политических прав всем партиям». Мало изменяет дело оговорка, исключающая, по-видимому, меньшевиков и эсеров, что речь идет только о партиях, «не запятнавших себя изменой делу пролетариата», как будто при диктатуре пролетариата суще- ствуют подпольные партии, «не запятнавшие себя изменой делу пролетариата». «Партия» требует освобождения представителей этих партий из тюрем, а также полной отмены смертной казни — опять с ничего не значащей оговоркой, исключающей определен- ных врагов пролетариата, как будто смертная казнь применяется в Советской России по отношению к другим лицам. Декларация цитируется по экземпляру из личного архива т. Новицкого.
1. РАБОЧЕ-КРЕСТЬЯНСКАЯ СОЦИАЛИСТИЧЕСКАЯ ПАРТИЯ 99 В этих требованиях насквозь проявляет себя контрреволюци- онное мещанство, напуганное переходом к новой экономической политике. Страхи за свое потребительское благополучие неод- нократно высказываются сторонниками Панюшкина. Они пугают собрание перспективой голода. Один из таких бывших членов РКП определенно заявляет: «если так продолжится, мы все подох- нем с голоду»1... Мещанское болото естественно не свободно от националисти- ческих, в особенности великодержавнических, настроений. В про- тестах сторонников Панюшкина против государственного капита- лизма нередко слышится горечь обиды, которая открыто выска- зывается в обывательской среде: «своих капиталистов прогнали, а чужих приглашаем». Характерно выступление на одном из собра- ний этой «партии» бывшего меньшевика Андронова, явившегося сюда в качестве делегата от беспартийных: «Господство боль- шевиков, — юлит он в прениях после доклада “вождя” партии Панюшкина, — и так стоило России 17 млрд, долгу, теперь золота уже больше нет...». Национализм проявляется в открытом антисемитизме, чуть ли не погромного характера. От него не свободен сам «вождь» и «тео- ретик» группы — Панюшкин. По вопросу о положении в партии он заявляет: «РКП расслоилась в партию бундистов»2. Настоящее же настроение собрания обнаружилось, когда в защиту коммуни- стической партии выступил т. Бергман, по внешнему виду еврей. Собрание шумно запротестовало и не дало говорить ему. Раздались крики: «Долой, довольно жидов! Не хотим их слушать!»3. Сплошная демагогия в духе сапроновцев или представителей «рабочей оппозиции» сквозит во всех выступлениях сторонников Панюшкина, с прибавкой разве еще большей красочности выраже- ний. Особенно частым предметом нападок является у них Ленин, который, оказывается, «пляшет под дудочку окружающих его пре- дателей рабочего класса» или «подчиняется большинству мерзав- цев» и т. д. За этим бредом должны были последовать определенные дейст- вия. Панюшкин с друзьями высказывались за вооруженную борьбу против партии и пролетарского государства и готовились к ней. 1 Архив МК. Отдел секретариата. Дело № 8, а также приложения к личному делу Панюшкина. 2 Там же. 3 Там же.
100 ПЕРВЫЕ ИДЕОЛОГИЧЕСКИЕ УКЛОНЫ ПРИ НЭПЕ Дискредитирование партии должно было также подготовлять вос- стание. Пока что «рабочая» группа Панюшкина разрешила поло- жительно вопрос о применении террора к членам коммунистиче- ской партии. Своевременно сторонники группы принимали меры к уходу в подполье. Советская власть стала перед необходимостью быстрой ликви- дации этой контрреволюционной группировки. Панюшкин вместе с небольшим ядром своих активных сторонников были арестованы и высланы. Несмотря на отдельные выступления против новой экономи- ческой политики, в действительности «Рабоче-крестьянская соци- алистическая партия» не выражала собою направления антинэ- повского характера. Выступления отдельных лидеров против нэпа были лишь «левой» фразой, которая не может скрыть социаль- ную сущность группировки. Партия Панюшкина выражала собою идеологию капиталистических слоев, тосковавших по «здоровому» капитализму. В связи с переходом к нэпу встрепенулись остатки господствовавших классов и стали выражать требования свобод- ного развития «отечественного» капитализма, поскольку-де теперь допускаются на известных условиях свобода торговли и капитализм. «Рабоче-крестьянская социалистическая партия» исчезла почти бесследно. Она опиралась на ничтожные околопартийные силы. Но этот уклон, представлявший собою смесь синдикализма, анар- хизма и левой эсеровщины, в своем последовательном развитии весьма ярко показывает, куда приводит беспощадная логика фрак- ционной борьбы. 2. «РАБОЧАЯ ГРУППА» (МЯСНИКОВЩИНА) К «рабоче-крестьянской социалистической партии» довольно близко стоит «рабочая группа», являющаяся также детищем «рабо- чей оппозиции». Уклон этот ведет свое начало тоже с 1921 г., но на открытую борьбу против партии «рабочая группа» выступает в 1923 г. Организатором этой группы был Г. Мясников, начало шатаний которого относится к маю—июню 1921 г., когда он пишет «доклад- ную записку» в ЦК, а затем и брошюру «Больные вопросы». Как в записке, так и в брошюре. Мясников описывает массу
2. «РАБОЧАЯ ГРУППА» (МЯСНИКОВЩИНА) Ю1 безобразий на местах и в центре, объяснение которых он нахо- дит в «невыносимо тяжелом режиме» в партии и в стране. Между партией и работами массами — полный разрыв, рабочие смо- трят, по клеветническим словам мясниковцев, на коммунистические ячейки, как на «комищейки». Радикальными мерами к исправлению существующих бед Мясников считает следующие. Во-первых, восстановление советов, какими они были в Октябрьские дни, когда они были основными ячейками государственной власти. Советы организуются на фабри- ках и заводах, они становятся советами рабочих депутатов фабрик, и заводов с производственными функциями. Лозунг «восстанов- ления советов» вслед за Панюшкиным становится излюбленным у мясниковцев. Другим радикальным средством Мясников признает крестьян- ские союзы в деревне. Коллективы, артели, коммуны — все это по Мясникову «надевание хомута с хвоста». Все это явится лишь в итоге развернутого социалистического хозяйства. Сейчас фор- мой организации крестьянства должен быть союз, основанный на добровольном принципе. Крестьянские союзы должны иметь права рабкрина, как и союзы рабочих1. Выдвигаемые Мясниковым положения шли совершенно в разрез с партийной установкой. Если требование восстановления советов с прежними производственными функциями было чисто синдика- листского характера, то требование крестьянских союзов означало отказ от руководства крестьянством со стороны партии и пролета- риата и от классовой линии пролетарской диктатуры. Требование отмены смертной казни и свободы слова и печати от монархистов до анархистов включительно было уже явно контр- революционным. Требование такой свободы печати по существу означало требование установления буржуазно-демократического, парламентского режима в стране. Принимая во внимание революционное прошлое Мясникова и его рабочее происхождение, Ленин пытался было повлиять на Мясникова в сторону перехода на партийную линию, на путь совместной борьбы по изжитию указываемых недостатков. Он в своем письме Мясникову указывал ему на последствия опасных средств, предла- гаемых Мясниковым: «Вы хотите лечить коммунистическую партию 1 Сборник «Дискуссионный материал» (тезисы Мясникова, письмо т. Ленина, ответ ему и т. д.), стр. 13.
102 ПЕРВЫЕ ИДЕОЛОГИЧЕСКИЕ УКЛОНЫ ПРИ НЭПЕ и стали хвататься за лекарства, несущие верную смерть, не от вас, конечно, а от мировой буржуазии (Милюков -I- Мартов -I- Чернов)»1. Ленин вскрывал настоящую причину безверия Мясникова в социалистическое строительство: «Вы увидели кучу бедствий и болезней, впали в отчаяние и бросились в чужие объятия, в объятия буржуазии (свобода печати для буржуазии). А мой совет — в отчаяние и панику не впадать»2. Ленин старался внушить ему бодрость и веру в силу рабочего класса и партии. Он призывал его к черной, будничной работе по исправлению злоупотреблений. Советы Ленина прошли мимо Мясникова. Он даже не удосу- жился немедленно ответить Ленину, а ограничился коротеньким ответом: «Ваше письмо получил. Писать вам сейчас нет времени. Поеду в завод Мотовилихи и оттуда пришлю ответ». Но и второе письмо его отличается таким же чванством и докучными претензи- ями. Вместо определенного ответа на обращение Ленина он счи- тает нужным выступить с обвинением против него: «Не верите вы в силу рабочего класса, не верите в его классовую политику, а верите в чиновников — это ваша беда»3. Мясников пошел по скользкому фракционному пути. Он про- должал вести пропаганду своих взглядов и после постановления Оргбюро ЦК о признании его тезисов несовместимыми с интере- сами партии, с запрещением выступать ему со своими тезисами. В ноябре того же года он послал письмо в Питер к некому Куржнеру и убеждает его завоевать по крайней мере два района, объединив всех недовольных под одно знамя4. В конце концов он был исключен из партии. На XI съезде Ленин отмечал цену искренности, заверениям в преданности партии со стороны Мясникова, как пример подобного отношения к партии со стороны других оппозиционеров. В своем ответе Ленину Мясников писал: «Я с партией связан кровью. Думаю, что лучшей партии у пролетариата не было и не будет». А затем отправился в Мотовилиху, организует перевыборы фаб- завкомов на Мотовилихинском заводе и добивается избрания там беспартийного фабзавкома. 1 В. И. Ленин, Письмо Г. Мясникову, ПСС, т. 44, стр. 80. 2 Там же. 3 Сборник «Дискуссионный материал», стр. 34. 4 Сборник «Рабочая оппозиция», стр. 48.
2. «РАБОЧАЯ ГРУППА» (МЯСНИКОВЩИНА) ЮЗ В 1923 г. вместе с Кузнецовым, также исключенным из партии по делу 22-х1, Мясников создал подпольную организацию «рабо- чая группа». Организации группы предшествовало теоретическое обоснование платформы ее в виде «манифеста рабочей группы». В основных своих частях манифест представлял собою обработку брошюры Мясникова «Тревожные вопросы», в свою очередь явля- ющейся переработкой цитированной уже нами брошюры «Больные вопросы». Манифесту предшествует вступление. Подобно всем оппозиционным группировкам в рядах ВКП(б) той эпохи, «рабочая группа» прикрывает свой оппортунизм «левыми» фразами. Уже в первой части манифеста, излагавшей международные задачи пролетариата, группа занимает позицию «крайней революционности». Она против «соглашательской» так- тики Коминтерна в вопросе единого фронта. Тактику эту группа умышленно ложно толкует, как тактику совместных дейст- вий с шейдемановцами и прочими вождями социал-предателей, и этим извращает сущность тактики единого фронта, основанной на борьбе секций Коминтерна с рабочими массами через голову вождей-предателей. Тактика единого фронта не удовлетворяет мясниковцев. Они-де стоят на твердых революционных пози- циях, они призывают международный пролетариат к всеобщей гражданской войне — и где тут думать о борьбе за «частичные» требования! Такая борьба представляется им сплошным оппортунизмом. «Историческая миссия пролетариата, — горделиво заявляется в манифесте, — состоит в том, чтобы спасти человечество от вар- варства, в которое ввергает его капитализм. И сделает он это совсем не борьбой за пятачок, борьбой за 8-часовой рабочий день, борьбой за частичные уступки, которые капитализм может сделать, — нет, наоборот, крепкой организацией пролетариата для решительного боя за власть»2. «Левая» «сверхреволюционная» позиция «рабочей группы» побуждает ее сноситься с заграничными группами, стоящими вне Коминтерна и пытающимися образовать IV Интернационал. Правда, мясниковцы не делают еще попыток к организа- ции IV Интернационала. Группа собирается образовать лишь «левое» оппозиционное крыло в Коминтерне. По объяснению 1 Об этом см. выше, стр. 84, 87. 2 Цитируется по брошюре В. Сорина «Рабочая группа (мясниковщина)», стр. 26.
104 ПЕРВЫЕ ИДЕОЛОГИЧЕСКИЕ УКЛОНЫ ПРИ НЭПЕ Кузнецова — «это, так сказать, первые шаги, которые будут пред- приняты на предмет отхода от Коминтерна»1. Партия противопоставляется ими Советскому государству, и рабочий класс — партии и пролетарскому государству. Между властью и рабочим классом — непроходимая пропасть. Советская власть «перерождается» или «перерождение» уже есть совершив- шийся факт. Бесспорными являются, по утверждению мясников- цев, «ликвидаторские тенденции октябрьских завоеваний, идущие со стороны перерождающейся в условиях новой экономической политики бюрократии». Мясников с друзьями изощряются в выпадах против партии. Нанизывается сеть обвинений, и создается картина «разложения» в партии, основанная на явно недобросовестной клевете. «Перерождение господствующей группы РКП в олигархиче- скую касту идет полным ходом»2. Режим партии, превращающей ячейки в комищейки, коммунистические кликуши, создает, мол, невыносимое положение в профсоюзах, рисуемое в таких красках: «Безмолвное орудие господствующей группы РКП... Слепое орудие в руках чиновников. Бюрократический придаток Политбюро». И властью и партией рабочий класс поставлен в безвыходное и невыносимое положение: он «абсолютно бесправен» и «согнут в бараний рог»3. «Защитники» рабочего класса, мясниковцы, не поднимаются выше узкой цеховщины отсталых слоев пролетариата и не в состо- янии понять руководящую роль его в Советском государстве. Крестьянство представляется им сплошной реакционной массой: «Наше крестьянство сделалось единственно политически бодрст- вующей силой... подчинивший все органы власти, партию, про- фсоюзы и советы служению и возрождению капитализма». Но эта презрительная оценка роли крестьянства не помешала им высту- пить с явно оппортунистическими требованиями предоставления какой-то особой «самодеятельности» крестьянству и освобождения его от влияния партии и пролетариата. Аналогичную неувязку между «левой» фразой и конкретными оппортунистическими лозунгами представляют собою предла- гаемые ими пути спасения октябрьских завоеваний. Эти пути 1 Цитируется по брошюре В. Сорина «Рабочая группа (мясниковщина)», стр. 102. 2 Там же, стр. 64. 3 Там же.
2. «РАБОЧАЯ ГРУППА» (МЯСНИКОВЩИНА) 105 сводятся к восстановлению старых советов в октябрьские дни, созданию, иначе говоря, новых советов и установлению «про- летарской демократии», понимаемой в смысле «освобождения» рабочих организаций от руководства партии. Оба эти требования на деле означают сдачу советской власти меньшевикам, эсерам или кадетам. Новые советы — советы на фабриках и заводах, охватываю- щие «весь» фабрично-заводской пролетариат, естественно должны включать «всех его представителей», в том числе меньшевиков и эсеров. Под ширмой свободы «пролетарских социалистических» партий мясниковцы на практике ратуют за свободу, равнопра- вие меньшевиков и эсеров. Осуществление требуемой ими отмены смертной казни или свободы печати от монархистов до анархистов обезоружило бы пролетариат и привело бы к реставрации буржу- азной республики или монархии. Таково на деле «революционное левое марксистское лицо» «рабочей группы», по ее собственной квалификации. Она не ограничилась одними призывами к борьбе, но перешла к подготовке решительных действий против советской власти. Она собирала силы, вела усиленную работу по организации всеобщей политической стачки, как самого верного средства для низверже- ния нынешних советов. Предварительными мерами, кроме местных стачек, должны были служить демонстрации, имеющие общеполи- тическое значение. Группа готовилась к демонстрации по случаю годовщины Октябрьской революции. Предполагалось также орга- низовать массовое движение против советской власти, наподобие 9 января. В происшедших в августе 1923 г. стачках в Москве мясниковцы стремились принять участие и делали даже попытки к руководству ими. Аресты активных членов группы помешали дальнейшим дей- ствиям ее в этом направлении. К моменту ареста группа вполне оформилась в самостоя- тельную политическую партию. Раньше всего образовалось вре- менное центральное организационное бюро в составе трех лиц: Мясникова, Кузнецова, Моисеева. Хотя Мясников был вскоре арестован и выслан за границу, оставшееся ядро поддерживало с ним связь. Вскоре Оргбюро собирает так называемую мос- ковскую конференцию в составе всего 10—12 человек. Несмотря на свою малочисленность, собрание выбирает московское бюро
106 ПЕРВЫЕ ИДЕОЛОГИЧЕСКИЕ УКЛОНЫ ПРИ НЭПЕ из 4 или 8 лиц, в точности неизвестно1. На местах организовались ячейки. В организацию входили члены ВКП(б) или исключенные из партии по политическим разногласиям, как заявлялось в уставе группы, и беспартийные. Большинство были рабочие, вовлеченные в организацию демагогическими лозунгами главарей и очень мало знавшие о настоящих контрреволюционных планах их. Численность организации в Москве едва ли превосходила 200 членов. Активных членов группы, арестованных в момент ее лик- видации, было всего 20 человек. Это обстоятельство не мешало, однако, Кузнецову в переписке с «вождем» раздувать численность группы до 3 тыс. человек в одной Москве, а всех членов органи- зации до 10 тыс. Такая хлестаковщина, как известно, характери- зует обычно все оппозиционные течения, группировки. Ядро группы составляли выходцы из «рабочей оппозиции». Для консолидации своих сил группа пыталась объединиться с «рабочей оппозицией» и обращалась как к ней, так и к другим оппозиционным течениям или даже к отдельным лицам, настро- енным оппозиционно, как напр. к Д. Рязанову. Внефракционный, вечно брюзжащий оппозиционер Рязанов, оказал некоторое содей- ствие в редактировании «Манифеста». Он заявлял, что подправил произведение Мясникова с точки зрения марксизма2. От открытого союза Рязанов, однако, отказался, за что Кузнецов писал о нем и о других отказавшихся, как о «’’жалких трусишках”, которые бегут от нас, как от... чумы»3. Двурушническая роль Рязанова в партии вполне подтверждает эту характеристику Рязанова, хотя и данную из чуждого нам лагеря. Характерно, что в поисках союз- ников «рабочая группа» обращается к сторонникам только трех течений, близких очевидно к ней: «рабочей оппозиции», «рабочей правды» и «группы демократического централизма». На «рабочей группе» особенно ярко оправдались слова Ленина о контрреволюционности лозунгов, связанных с противопоставле- ниями партии и рабочего класса и демагогическими обвинениями в отрыве партии от рабочих, в неверии в силы рабочего класса. «Под лозунгом побольше доверия к силе рабочего класса, — пишет Ленин по адресу мясниковцев и всякой “рабочей” оппо- зиции, — проводится сейчас на деле усиление меньшевистских 1 В. Сорин, «Рабочая группа (мясниковщина)», стр. 110. 2 Е. Ярославский. «О третьей силе в период пролет, революции», ж. «Пролетарская революция», 1931 г. № 1 (108), стр. 16. 3 В. Сорин, «Рабочая группа (мясниковщина)», стр. 110—111.
3. «РАБОЧАЯ ПРАВДА» 107 и анархических влияний: Кронштадт весной 1921 г. со всей наглядностью доказал и показал это»1. Если меньшевики, эсеры и вообще белогвардейцы «ютились около всякой оппозиции», то особенную радость вызывали у них такие организации, как «рабочая группа». Брошюра Мясникова например была оглашена по радио польским правительством. К тому же надо прибавить, что основные лозунги и панюшкинской партии и мясниковщины — «восстановление советов» или «новые советы» — по существу являлись перепевом меньшевистских лозунгов. Милюков во время кронштадтских событий дал лозунг: «советы без коммунистов». Затем происходит дальнейшая пере- движка лозунгов у белогвардейцев, и меньшевики вскоре в лице Дана выдвигают новый лозунг: «честные советы». Требования «рабочей группы», хотя и прикрытые «левой» фразой, в случае своего осуществления привели бы к буржуаз- ной демократии и выдавали социальную сущность группировки, отражавшей сопротивление капиталистических элементов новой политике партии. Узкая цеховщина отсталых слоев пролетариата как нельзя лучше уживается с защитой буржуазной идеологии. Несмотря на свой рабочий состав, «рабочая группа» фактически выражала идеологию капиталистических слоев. 3. «РАБОЧАЯ ПРАВДА» «Рабочая правда» как по составу своих сторонников, так и по идеологии отличается от «рабочей группы». Если состав последней был рабочий, то состав «рабочей правды» был интелли- гентский преимущественно. «Левые гримасы» еще уцелели в поло- жениях «рабочей правды», но из всех ее пор выделяется «мутно- меньшевистская идеология», которую плохо скрывают «левые лохмотья». Группа «рабочая правда» возникает также весной 1921 г. Два года группа находилась в стадии оформления, хотя она была очень плодовита в литературном отношении и выпустила ряд литератур- ных документов (журнал и брошюра «Рабочая правда», обраще- ние от делегатов XII съезда партии, обращение ко всему рево- люционному пролетариату России, обращение к революционным 1 В. И. Ленин, Новые времена, старые ошибки в новом виде. ПСС, т. 44, стр. 101.
108 ПЕРВЫЕ ИДЕОЛОГИЧЕСКИЕ УКЛОНЫ ПРИ НЭПЕ социалистическим партиям всех стран). Активно зашевелилась группа осенью 1923 г. в связи со стачками, и тогда-то организа- ция была раскрыта. Как полагается для оппозиции, «рабочая правда» писала о своих многочисленных сторонниках, о своем влиянии в РКП и в рядах пролетариата, но в действительности вся организация состояла всего-навсего из 20 человек. Ни о каком серьезном значении группы не могло быть и речи, тем более что органи- зация состояла из кружков учащихся, создавшихся под предло- гом изучения философии Богданова1. Так называемая централь- ная организация «рабочей правды» (фактически единственная) состояла из молодых литераторов, руководов и слушателей вузов или рабфаков. Во главе организации стоял коллектив из 7 лиц, в который входили Ф. Шуцкевер, Шульман Е. Р., Хайкевич, Крым Н. Г., Яцек В. и др. Критика наших порядков со стороны «рабочей правды» — тоже «левая». Обычное противопоставление рабочего класса партии и Советскому государству. Рабочий класс находится в безвыход- ном, тяжелом положении. Ни партия, ни Советское государство не только не приходят к пролетариату на помощь, но являются непосредственными виновниками ухудшающегося его положения. В отличие от прежних группировок «рабочая правда» не гово- рит о «перерождении» Советского государства, хотя и рисует его в самых мрачных красках. О каком «перерождении» может идти речь, когда сама Октябрьская революция не является по существу революцией социалистической. Ее значение только в том, что она расчистила пути буржуазного развития в России. «В результате Октябрьской революции все преграды в смысле экономического развития уничтожились... После успешной революции и граждан- ской войны в России открылись широкие перспективы быстрого превращения в страну передового капитализма. В этом несомнен- ное и огромное достижение революции в октябре»2. Классовая политика советской власти не руководствуется интересами пролетариата, по заявлению «рабочей правды», так как «Советское государство на ближайшее время является предста- вителем общенациональных интересов капитала». Определяющим моментом нашей политики выставляются «классовые интересы 1 Е. Ярославский, «Рабочая оппозиция», «Рабочая группа», «Рабочая правда», стр. 65. 2 Из «Обращения» группы. Цитируется по указанной брошюре Ярославского, стр. 67.
3. «РАБОЧАЯ ПРАВДА» 109 господствующих в России буржуазных групп». «Наша страна, — заявляется в воззвании группы “рабочей правды”, — не страна диктатуры пролетариата, а страна произвола и эксплуатации». Нэп официально провозглашается «восстановлением нормальных капиталистических отношений». Такова изумительно лживая кар- тина пролетарского государства в кривом зеркале меньшевистской группы «рабочей правды». При подобном понимании нэпа не удивительно полное пре- небрежение интересами крестьянства. Секретарь этой органи- зации не считает нужным рассматривать вопрос об отношении к крестьянству под тем предлогом, что «крестьянство вообще всегда интересно в момент революционных восстаний» (пушеч- ное мясо)1. Что же касается РКП, то руководящая часть ее перерождается «во все более замыкающуюся касту организаторов государствен- ного капитализма». «Наши товарищи, — заявляется в воззвании, — новая буржуазия, которая вместе с нэпманами роскошествует». Литераторы из «рабочей правды» находят причины «перерожде- ния» партии в ухудшающемся ее социальном составе, почти пол- ном исчезновении рабочих. «Говорить ныне о РКП как о рабочей партии нельзя, ибо количество пролетариев в партии до трагизма мало и не превышает 5%»2. Какие же конкретные мероприятия предлагает «рабочая правда», состоящая, по ее заявлению, из «классово-мыслящих элементов в РКП»? Предлагаются как меры общего «социалистического» характера по определению авторов «Рабочей правды», которые должны подготовить социальную революцию, так и меры практиче- ские, для осуществления которых призвана новая партия. Мероприятия общего характера упираются в идеологию, вра- ждебную марксизму, так называемую богдановщину. Идейный вдох- новитель группы и ее литературных произведении — А. Богданов, когда-то большевик, потом ставший во главе фракции отзовистов, а со времени Февральской революции примыкавший к меньше- викам, хотя и числился беспартийным. «Классово-мыслящие эле- менты РКП» во многом не соглашались, по их собственному при- знанию с материалистическим учением К. Маркса и материализму противопоставляли эклектическую идеологию Богданова. 1 Ярославский, «Рабочая оппозиция», «Рабочая группа», «Рабочая правда», стр. 70. 2 Там же, стр. 69.
по ПЕРВЫЕ ИДЕОЛОГИЧЕСКИЕ УКЛОНЫ ПРИ НЭПЕ В основе системы взглядов группы лежала общая установка богдановщины, что «основное орудие самоорганизации человече- ства — его идеология, общественное сознание». Классы возни- кают, по Богданову, не с появлением разделения труда и частной собственности, а с выделением «хранителей и носителей идеологии, знаний и опыта», организаторов, берущих в свои руки производ- ство. Отсюда учениками Богданова делался вывод, что социализм создается путем накопления коллективного опыта, и мы прибли- жаемся к нему по мере роста пролетарской идеологии. Задачей дня ставится отсюда создание и развитие пролетарской культуры. Эти задачи не в состоянии выполнить «буржуазная» компартия. Возникает потребность в повой «рабочей партии». Практическая программа «рабочей правды» требует создания новой «чисто рабочей партии, которая боролась бы за демо- кратию, за свободу печати и коалицию революционных элемен- тов пролетариата и против фетиша монополии избирательного права для трудящихся и фетиша свободы использования этих прав». Эти требования означают не что иное, как предоставление избирательных прав нэпачам и установление обычной буржуаз- ной демократии. К этим требованиям надо присоединить еще предложение пойти на большие уступки иностранному капиталу. Богдановщина явилась теоретическим оружием контрреволюцион- ной группировки. Вызывающей была тактика группы. Она стремилась к органи- зации боевых радикальных союзов, выставляла лозунги использо- вания стихийного экономизма в рабочем движении, т. е. стачек, и направления этого движения на политическую борьбу с совет- ской властью. Если «рабочая группа» стремилась примкнуть к IV Интернационалу, то «рабочая правда» непосредственно обращалась ко И Интернационалу с «призывом о поддержке своей деятельности». В «Декларации», обращенной «рабочей правдой» ко И Интернационалу, социал- предательские партии именуются «революционными партиями И Интернационала» и ставятся на одну доску с западноевропейскими секциями Коминтерна. Нечего говорить о том, с каким восторгом встретил меньшевист- ский «Социалистический вестник» нового союзника. Единственно в чем упрекнул Далин «рабочую правду» — это в излишне откро- венном оппортунизме.
4. АНОНИМНАЯ ПЛАТФОРМА 111 4. АНОНИМНАЯ ПЛАТФОРМА Очень близка к «рабочей правде» по социальной сущности своих требований и по общему тону критики предсъездовская аноним- ная платформа, появившаяся накануне XII съезда партии (апрель 1923 г.). Как и «рабочая правда», она является не только рупором мелкобуржуазной, стихии вообще, но и определенной буржуазной идеологией. Особенно сильно сказывается на анонимной плат- форме влияние сменовеховства, т. е. буржуазных интеллигентов, попутчиков советской власти, стремившихся «урвать» при этом как можно больше за свой дружественный нейтралитет. Хотя анонимная платформа обсуждалась на съезде, но не уда- лось точно установить ее авторство. Все же, не без основания, ее обычно приписывают т. Осинскому, в особенности если при- нять во внимание его речи на съезде и статьи того времени, которые являются дополнением по существу к самой платформе. Поразительное сходство платформы с прежними платформами демократических централистов подтверждает участие последних в составлении анонимной платформы бесспорно. Мы находим здесь старое сапроновское требование независимо- сти советов от партии, правда, в несколько замаскированном виде. Партии рекомендуется «перенести центр тяжести из госорганов в самодеятельные организации трудящихся (профсоюзы, коопера- тивы, культурно-просветительные кружки и т. д.). Точно так же вместо «вмешательства в советские дела» партии рекомендуется ограничить свою деятельность агитацией и пропагандой. Эта часть платформы выражает в замаскированном виде требование бело- гвардейцев — «советы без коммунистов». В платформе далее высказывается требование о широком доступе беспартийным вообще, беспартийным интеллигентам в частности на все советские должности, в том числе и выборные. Смысл этого требования — «уничтожить монополию коммунистов на ответственные места, лишить партбилет значения патента». Это уже открыто выраженное в платформе стремление сменовеховской интеллигенции к разделу власти, к устранению классовых основ диктатуры пролетариата.
112 ПЕРВЫЕ ИДЕОЛОГИЧЕСКИЕ УКЛОНЫ ПРИ НЭПЕ Анонимная платформа с ее горделивым заголовком «Современное положение РКП и задачи пролетарско-коммунистического аван- гарда в партии» сводит свои требования, в конце концов, к пар- ламентарной республике, хотя бы и под фирмой широкого совет- ского конституционализма. В области партийного строительства платформа доходит до пол- ного отказа от ленинских основ партийной дисциплины. Здесь выставляются требования отмены запрещения внутрипартийных группировок, отмены всяких перебросок и мобилизации членов пар- тии, ликвидации контрольных комиссий и т. д. Обращается она с призывом к объединению ко «всем пролетарским честным элемен- там, группирующимся вокруг демократического централизма, «рабо- чей правды» и примыкающим к «рабочей оппозиции». Знаменем для объединения выставлялся манифест «рабочей группы». На самом съезде оппозиция была очень слабо представлена. Она не носила оформленного характера и только выявлялась в речах отдельных лиц, как Красина, Осинского, отчасти Троцкого. Наступающие хозяйственные затруднения панически действовали на отдельных товарищей, в том числе и на т. Красина, который требовал изменений нашей политики в смысле больших уступок иностранному капиталу. В своей речи на ХИ съезде партии, в своих статьях т. Красин совершенно исключал возможность самосто- ятельного восстановления народного хозяйства без иностранных займов, кредитов. Он предлагал уплатить старые долги царского правительства, сдать в концессию наиболее жизненные отрасли промышленности и ослабить монополию внешней торговли. Тов. Красин вместе с Осинским, отчасти с Троцким, выступали против руководства партии советскими, хозяйственными и другими организациями под предлогом борьбы с мелочным вмешательством партии. Особенно далеко шел в своих выступлениях против руко- водства т. Осинский, заявивший, что Политбюро всячески борется против посылки ответственных людей в Совнарком, опасаясь кон- куренции с его стороны, благодаря чему Совнарком является тех- ническим органом. Вполне справедливо ответил тогда т. Каменев на оппортуни- стические выступления Осинского словами, которые неоднократно были вполне применимы к нему самому: «Тов. Осинский, чуждая нам классовая стихия и тенденция делают вас своим орудием»1. 1 Стенографический отчет XII съезда партии, стр. 46.
4. АНОНИМНАЯ ПЛАТФОРМА 113 Чуждая стихия овладевала всеми оппозиционерами из группы «партийных либералов», независимо от их субъективных поже- ланий. Тов. Красин предлагал повторить стратегический маневр 1921 г., объявить нэп в области внешней торговли, в то время как Ленин еще год назад провозгласил конец отступления в нашей экономической политике. Критика «слева» линии партии была достоянием большинства группировок 1921—1923 гг. Исключение представляют группировка «рабочей правды», «Анонимная платформа» «партийных либералов», или выступления тт. Красина и Осинского, в свое время охаракте- ризованные как «болотный уклон». Эта группировки или выступления были правыми уклонами откровенно оппортунистического характера. «Левые» фразы и «левые» жесты встречаются, правда, и в плат- формах этих группировок, но они занимают слишком слабое место в общей правооппортунистической программе. Но и «левые» по форме уклоны и правые уклоны носят опреде- ленный контрреволюционный характер, поскольку они фактически были направлены против диктатуры пролетариата. Ведя борьбу на два фронта, партия на данном этапе направляла главный удар против «левого» уклона. «Левый» уклон представлял тогда основную опасность, поскольку в партии были сильны еще традиции военного коммунизма и переход к нэпу вызывал особые колебания среди неустойчивых членов партии, потерявших социа- листические перспективы развития после отказа партии от методов военного коммунизма в социалистическом строительстве. «Левые» и правые уклоны той эпохи исчезли, но многие идейки и лозунги стали достоянием последующих оппозиционных групп. В разгаре мелкобуржуазной стихии, усиливавшейся в первые годы нэпа, в борьбе с мелкобуржуазным окружением особенно важно было единство партии. Вполне правильный лозунг выставил стоявший тогда на ленинской позиции т. Зиновьев: «Всякая кри- тика партийной линии, хотя бы так называемая «левая», является ныне объективно меньшевистской критикой»1. «Левая» критика, равно как и правооппортунистическая критика, мешали дружной борьбе партии с всеобщей разрухой в стране. Только преодолев антипартийные уклоны этой эпохи, партия могла беспрепятственно осуществлять свою генеральную линию — вос- становление народного хозяйства. 1 Стенографический отчет XII съезда партии, стр. 46.
ГЛАВА VI КРИЗИС СМЫЧКИ И ДИСКУССИЯ 1923-1924 гг. Первые же два года нэпа дали вполне определенные положи- тельные результаты. Партия нашла правильный путь социалистиче- ского строительства, и восстановление народного хозяйства, разо- ренного до крайности к весне 1921 г., шло медленно, но неуклонно. Несмотря на безостановочный общий рост хозяйства, дело не обходилось без кризисов, как, например, в начале 1921 г. — топливный кризис, в 1922 г. — кризис сбыта, в конце 1922 г. и в начало 1923 г. — кризис сырья. Эти кризисы, хотя и созда- вали перебои в развитии промышленности, но не имели характера общих кризисов и, в общем, преодолевались без каких-либо осо- бых тяжелых потрясений. В 1923 г. возник у нас, однако, тяжелый экономический кри- зис, по своим размерам и последствиям оказавшийся первым общеэкономическим кризисом периода нэпа. Кризис вызван был расхождением в ценах продуктов госпромышленности с продук- тами сельского хозяйства. Цены на хлеб стояли очень низкие, цены на продукты промышленности очень высокие по разным причинам: и вследствие большой отсталости госпромышленно- сти и высокой стоимости товаров отсюда, а главным образом вследствие неправильной политики синдикатов и трестов, непо- мерно поднявших цены в поисках наибольшей прибыльности промышленности. В отличие от прежних кризисов бестоварья и бесхлебья, кри- зис 1923 г. протекал в общей обстановке роста народного хозяй- ства и явился в результате прежде всего неправильной политики планирующих органов по отношению к крестьянскому рынку. Он и проявился в форме своеобразной забастовки крестьянства, вынужденного отказаться от покупки продуктов. Обострение кри- зиса создавалось неналаженностью наших торговых отношений
1. ВОЗНИКНОВЕНИЕ И ХОД ДИСКУССИИ 1923 г, «ЗАЯВЛЕНИЕ 46» 1 15 с крестьянством и в частности всевозможными дефектами това- ропроводящих аппаратов. Положение ухудшалось из-за рас- стройства денежных отношений в стране и в первую очередь из-за существования двух валют (червонец и совзнаки) при пада- ющем совзнаке. Экономический кризис 1923 г., прозванный «ножищами» вслед- ствие размыкания цен продуктов промышленности и сельского хозяйства («ножницы»), грозил нарушить нормальные взаимоотно- шения пролетариата и крестьянства. Вот почему внимание партии целиком было устремлено на пути и средства изживания кризиса. Генеральная линия партии тре- бовала налаживания правильных взаимоотношений с крестьянст- вом и установления нормального товарооборота. Необходимо было срочно снизить цены на продукты госпромышленности, чтобы удовлетворить запросы крестьянства. На первый план выдвигалась также задача установить твердую валюту, от отсутствия которой в первую очередь страдало крестьянство. 1. ВОЗНИКНОВЕНИЕ И ХОД ДИСКУССИИ 1923 г. «ЗАЯВЛЕНИЕ 46» Крутой поворот в экономике вызывает вновь колебания, шата- ния в отдельных прослойках партии. Наиболее неустойчивые члены партии теряются перед растущими затруднениями, лишаются пра- вильного понимания политики партии; эти затруднения порождают в них неверие в социалистическое строительство. Первые два года нэпа, характеризуемые общим ростом народ- ного хозяйства, попутно вызывали усиление частного капитала. Частный капитал, хотя относительно падал, но абсолютно он рос. Партия все время неустанно вела и в эти годы политику огра- ничения и вытеснения капиталистических элементов города и деревни на основе охвата рынка государственной и коопера- тивной торговлей. Но вытеснение это могло идти лишь медленно, поскольку мы создавали только основные фонды социалистиче- ского накопления. Временный рост частника затуманивает глаза отдельным эле- ментам партии, впадающим в панику перед «ростом» частного капитала. Не видя социалистических перспектив нашего развития,
116 КРИЗИС СМЫЧКИ И ДИСКУССИЯ 1923-1924 гг. они обвиняют руководство партии в беспомощной сдаче позиций частному капиталу. Наступивший экономический кризис еще больше вызывает в них растерянность и потерю всякой правильной ориентации. Недовольство мелкобуржуазных элементов города и деревни, резко усилившееся благодаря кризису, проникает в отдельные слои пролетариата, наиболее тесно связанные с деревней, находящи- еся в мелкобуржуазном окружении распыленных крестьянских хозяйств. Часть пролетариата была непосредственно задета кри- зисом, вызвавшим перебои в ходе промышленности. Недовольство отсталых слоев пролетариата передается отдельным прослойкам партии, которые становятся, таким образом, рупором мелкобур- жуазной стихии. Колебания и шатания отдельных членов партии вызывают вновь партийную лихорадку, подобную той, которую партия, переживала в 1920—1921 гг., хотя и в меньших размерах. Возникает новая, третья по счету, дискуссия. Ядро новой оппозиции составляют демократические центра- листы, отдельные «левые» коммунисты и прежде всего Троцкий со своими сторонниками по профсоюзной дискуссии. Большинство оппозиционеров уже несколько лет выступали против линии пар- тии и воспользовались теперь создавшимися трудностями, чтобы произвести общую вылазку против генеральной линии партии. Ленин был тяжело болен и не участвовал в руководстве. Вопрос о смене руководства усиленно вентилировался в оппозиционных кругах партии, в особенности среди бывших демократических централистов, принадлежавших к «фракции громче всех крику- нов». Соответствовала этому и новая тактика их — не нападать на самого Ленина, но зато вдоволь изощряться в критике действий его учеников, часто приписывая последним меры, принятые фак- тически Лениным. В этом отношении весьма показательно выступление т. Осинского на XII съезде, с резкой критикой, направленной как будто против одного члена ЦК т. Зиновьева, — в дейст- вительности оно имело в виду все тогдашнее руководство ЦК партии. Вот почему т. Сталин так резко ополчился на эту, по его выражению, «некрасивую, неприличную выходку» т. Осинского в отношении т. Зиновьева и раскрывает настоящие мотивы выступления т. Осинского: «Он похвалил т. Сталина, похвалил т. Каменева и лягнул т. Зиновьева, решив, что пока достаточно
1. ВОЗНИКНОВЕНИЕ И ХОД ДИСКУССИИ 1923 г, «ЗАЯВЛЕНИЕ 46» 1 17 отстранить одного, а потом дойдет очередь и до других. Он взял курс на разложение того ядра, которое создалось внутри ЦК за годы работы, с тем, чтобы постепенно, шаг за шагом, разло- жить все»1. Вскоре и Зиновьев начинает вести подозрительную линию по вопросу о руководстве в партии. Под предлогом коллективного руководства он носился с планом реорганизации секретариата ЦК и выдвинул тогда идею организации секретариата из Сталина, Троцкого и, по-видимому, его самого; выдвигались еще кандида- туры Каменева или Бухарина2. Вся эта хитрая механика затевалась для борьбы с т. Сталиным под флагом борьбы с приписываемым ему «самовластием». План Зиновьева обсуждался на особом совещании под Кисловодском, в пещере, куда приглашены были Бухарин, Евдокимов, Лашевич и Ворошилов. Характерно поведение т. Бухарина, не забывшего про свою буферную роль в дискуссии 1920—1921 гг. Он и теперь, по словам т. Ворошилова, «в этой комбинации играл роль миротворца: ему казалось то, что... про- тив Сталина собираются тучи и необходимо что-то такое сделать, что примирило бы наших вождей»3. Начал атаку против партии Троцкий, и выступление его послу- жило началом общего похода оппозиции. Выступление Троцкого состоялось после сентябрьского пленума ЦК в 1923 г. в связи с принятыми им решениями об усилении внутрипартийной демократии. Принятый еще X съездом партии курс на рабочую демокра- тию только к означенному времени получил вполне благоприятную почву для своего практического осуществления. Количественное и качественное усиление пролетариата в связи с подъемом про- мышленности, рост активности в его среде создали реальные условия проведения начал внутрипартийной демократии, улучшив социальный состав нашей партии. Вопрос о расширении внутри- партийной демократии тем более срочно ставился в порядок дня, что во время стачек, происходивших летом 1923 г., обнаружилась местами недостаточная связь партийных организаций с беспартий- ной рабочей массой. 1 Стенографический отчет XII съезда партии, стр. 183. 2 Стенографический отчет XIV съезда партии, речь Ворошилова, стр. 398. 3 Там же.
118 КРИЗИС СМЫЧКИ И ДИСКУССИЯ 1923-1924 гг. Вот почему сентябрьский пленум ЦК поставил в порядок дня вопрос о необходимости оживления партийной работы и усиления рабочей демократии внутри партии, и поставил этот вопрос еще раньше заявления об этом со стороны Троцкого или какой-либо оппозиционной группы лиц, пытавшихся эксплуатировать затруд- нительное положение в стране. На самом пленуме ЦК Троцкий ничем не проявил своего несогласия с решением ЦК. Но когда были избраны комиссии ЦК и в частности комиссия «по ножницам», Троцкий отказался работать в ней. Затем он обращается с особым письмом в ЦК с рядом требований по вопросам внутрипартийной демократии и категорическими утверждениями о «жестком хозяйственном кризисе, о кризисе в партии». Вслед за письмом Троцкого в ЦК поступает заявление за подписью 46 лиц, навеянное письмом Троцкого. «Заявление 46» выражает основные положения, выд- винутые Троцким в дискуссии, но только развитые с большей откровенностью. Основной смысл заявления — неудовлетворительность руковод- ства партии как в области хозяйственной, так и внутрипартийной, и что продолжение этой политики грозит катастрофой для револю- ции. «Случайность, необдуманность, бессистемность решений ЦК, не сводящего концов с концами в области хозяйства, привели нас к тому, что мы, при наличии несомненных крупных успе- хов в области промышленности, сельского хозяйства, финансов и транспорта, достигнутых хозяйством страны стихийно, не благо- даря, а несмотря на неудовлетворительное руководство или вернее отсутствие всякого, руководства, не только стоим перед перспек- тивой приостановки этих успехов, но и перед тяжелым общеэко- номическим кризисом». Авторы заявления предвещают близость потрясения червонной валюты, объясняемую ими также плохим руководством партии, кредитный кризис, остановку сбыта промышленных товаров, про- должительные перебои в заработной плате и т. д. Страна фак- тически переживает уже три кризиса — хозяйственный, кредит- ный и финансовый. В случае продолжения «нынешнего отсутствия руководства» «мы стоим перед возможностью необычайно острого хозяйственного потрясения, неизбежно связанного с внутрипартий- ными политическими осложнениями и с полным параличом нашей внешней активности и дееспособности».
1. ВОЗНИКНОВЕНИЕ И ХОД ДИСКУССИИ 1923 г. «ЗАЯВЛЕНИЕ 46» 1 19 Усугубляется положение сложившимися внутрипартийными отношениями, которые рисуются авторам заявления в виде полного зажима свободной мысли и мнений. Самый этот режим характери- зуется ими как «режим фракционной диктатуры». Полная потеря политической перспективы, безнадежный пес- симизм, безверие в силы социалистической революции и силы пролетариата проявляются в этом документе 46 капитулянтов. «Хозяйственный кризис Советской России и кризис фракционной диктатуры, в случае если бы создавшееся положение не было в ближайшее время радикально изменено, нанесут тяжелые удары рабочей диктатуре в России и Российской коммунистической пар- тии. С таким грузом на плечах диктатура пролетариата в России и гегемон ее РКП не могут войти в полосу надвигающихся новых мировых потрясений иначе, чем с перспективой неудач по всему фронту пролетарской борьбы». Большинство подписавшихся принимали участие в прежних оппозиционных группировках, как например: Осинский, Сапронов, Рафаил, Дробнис, Максимовский, Б. Смирнов — прежние демократические централисты; Преображенский, Серебряков, И. Н. Смирнов — прежние троцкисты, бывшие цекисты, не избранные в ЦК, по предложению Ленина, на X съезде партии; Г. Пятаков, А. Белобородов, Стуков, В. Яковлева и другие «левые» коммунисты. Скоро «заявление 46» и письмо Троцкого становятся досто- янием более или менее широких партийных кругов. Оппозиция начинает свои выступления против линии партии уже вне «узких» рамок ЦК. Она берет на себя монополию демократии и при- писывает себе заслуги постановки вопроса о расширении вну- трипартийной демократии, хотя фактически еще до выступления Троцкого и 46-ти ЦК стал проводить подготовительные меры по оживлению партийной работы и усилению внутрипартийной демократии. Оппозиция прикрывается авторитетом Троцкого, хотя сам-то он держится в тени, маскируя пока свою позицию в каче- стве члена Политбюро ЦК. Маскировка, впрочем, была довольно прозрачная. После еди- ногласно принятой с участием Троцкого резолюции Политбюро ЦК и Президиума ЦКК о внутрипартийной демократии негласный вождь оппозиции обращается с письмом к партийным совещаниям, озаглавленным «Новый курс». Письмо зачитывается на районных
120 КРИЗИС СМЫЧКИ И ДИСКУССИЯ 1923-1924 гг. партийных собраниях. Это письмо было фракционным манифе- стом, направленным против ЦК. Троцкий повторяет свой опыт в профсоюзной дискуссии и вновь апеллирует к партии в обход ЦК, копируя свое поведение даже в мелочах (например, в отказе от работы в комиссиях ЦК). По существу он является вдохновителем новой партийной лихо- радки. Дискуссия охватывает районы, целиком захватывая партий- ные ячейки. Во многих ячейках, в особенности в Москве, страст- ность обсуждения вопросов доходит до того, что дебаты продол- жаются целыми ночами до утра и по нескольку раз подряд. Особую активность в дискуссии проявляли Преображенский, Сапронов, Осинский, Пятаков, Рафаил, В. Смирнов. Оппозиция, в отличие от всех прежних группировок, представ- ляет, таким образом, собою блок из указанных прежних оппо- зиционных течений. К этим течениям, образующим совместный блок против ЦК, присоединяются представители бывшей «рабочей оппозиции» во главе с т. Шляпниковым. Последний пишет громо- вую статью «Наши разногласия» со всевозможными обвинениями и нападками по адресу ЦК. Оппозиционный блок работает под негласным, но несомненным руководством Троцкого. Оппозиция, наконец, оформляется. Создается фракционное бюро во главе с т. Серебряковым. Бюро держит тесную связь с районами, посылает всюду своих агитаторов для борьбы со сто- ронниками линии партии и проделывает всяческие комбинации на выборах в районные партконференции и Московскую губпар- тконференцию. Больше всего оппозиция была сильна в вузовских ячейках, затем в военных, где троцкисты, опираясь на высокое положение Троцкого как председателя Реввоенсовета, захватили кое-где руководящее влияние. Меньше всего представлена была она в рабочих ячейках, которые, как общее правило, давали отпор оппозиции. Это еще раз подтверждает правильность положения Ленина о социальной базе всяких уклонов, порождаемых наличием классов в мелкокрестьянской стране. Советские ячейки, скорее всего, подпадают под влияние мелкобуржуазной стихии, поскольку в значительной своей части состоят из выходцев мелкой буржуазии и по роду своей деятельности находятся в наиболее тесном мел- кобуржуазном окружении. То же самое следует сказать и о вузов- ских ячейках той эпохи, социальный состав которых до последнего времени был в значительной степени мелкобуржуазным, а сами
2. ПЛАТФОРМА ОППОЗИЦИИ ПО ОРГАНИЗАЦИОННЫМ ВОПРОСАМ 121 вузовцы были не свободны от влияния буржуазной интеллигенции, обслуживающей вузы. Оппозиция вскоре хвастается своей победой в рабочих ячей- ках — обычная хлестаковщина всякой оппозиции. По особой, оппозиционной математике Сапронов на XIII партконференции делает подсчет сил оппозиции, имеющей будто бы более 50% чле- нов партии. Е. Преображенский утверждает о голосовании за оппо- зицию одной шестой части рабочих ячеек, не считал буферных и 45% голосов рабочих у станка. В действительности удельный вес и сила оппозиции убывали по мере большей пролетаризации районов, большего количества в нем рабочих ячеек. Наибольшее количество голосов оппози- ция получила в Хамовническом районе, насыщенном вузовскими и военными ячейками. Против линии ЦК голосовало и воздержалось здесь 51% из общего числа делегатов. Наименьшее число голосов оказа- лось у оппозиции в чисто рабочих районах — Сокольническом и Краснопресненском. В последнем районе против линии ЦК высказалось всего 24%. Такие сравнительно высокие цифры голосовавших оппозиция получила притом только в Москве, где авторитет вождей оппози- ции стоял еще относительно высоко. По всей стране удельный вес оппозиции был гораздо меньше. 2. ПЛАТФОРМА ОППОЗИЦИИ ПО ОРГАНИЗАЦИОННЫМ ВОПРОСАМ Па первый взгляд главным требованием оппозиции было изме- нение внутрипартийного режима. Оппозиция выступила в поход против партии с лозунгом: «Бей аппаратчиков». Это был старый лозунг противопоставления партии руководящей группе ЦК. Теперь оно замаскировано было противопоставлением партии аппарату. Впрочем, в отдельных случаях оппозиция выступала и открыто «против режима фракционной диктатуры в партии». Аппарат, по рассказам троцкистов, подчинил себе всю пар- тию. Партия задушена «комитетским» и «секретарским» режи- мом. Картина «мертвого штиля» подобрана совершенно искус- ственно и дает насквозь фальшивое описание состояния партии
122 КРИЗИС СМЫЧКИ И ДИСКУССИЯ 1923-1924 гг. у троцкистов. Совершенно одинаково рисуется положение партии в «Декларации 46» или в «Новом курсе», брошюре Троцкого. В декларации партия разделяется «на секретарскую иерархию и мирян, на профессиональных партийных функционеров, подби- раемых сверху, и прочую партмассу»... «Как подавляется всякая свобода мысли и мнений, так подавляется полностью свобода выборов в партийные органы (губкомы и ЦК РКП). Наоборот, секретарская иерархия все больше подбирает состав конференций и съездов, которые все в большей степени становятся распоряди- тельными совещаниями этой иерархии». «Аппаратный курс» создает, по определению Троцкого, почву для «перерождения» партии. Впервые Троцкий выставляет тут проблему «перерождения» партии, значительно раньше «откры- тую» еще «левыми» коммунистами, а затем тщательно развитую вождями «рабочей оппозиции» и «рабочей группы». Когда-то резко выступавший против демагогии «рабочей оппозиции» Троцкий идет теперь по стопам Шляпникова и Мясникова. К этой про- блеме Троцкий подходит весьма осторожно, ради чего он увязы- вает вопросы партийной демократии с вопросом взаимоотноше- ний поколений. Молодое поколение противопоставляется старым кадрам, стоящим на грани «перерождения». Тут же приводится историческая ссылка — перерождение вождей II Интернационала. «Молодежь, — заявляет Троцкий, — вернейший барометр пар- тии», — и из разъяснительной статьи его мы узнаем, что речь идет при этом об учащейся молодежи1. «Только постоянное взаи- модействие старшего поколения с младшим в рамках партийной демократии может сохранить старую гвардию как революци- онный фактор. Иначе старики могут окостенеть и незаметно для себя стать наиболее законченным выражением аппаратного бюрократизма»2. То, что Троцкий не договаривает, откровенно выражают другие представители оппозиции. «Партия два года ошибалась, — гово- рил и писал Е. Преображенский, — два года в период нэпа». Восставая против нынешнего режима в партии, сложившегося после X съезда, оппозиционные ораторы делали затем явную под- тасовку фактов, обвиняя учеников Ленина в установлении такого режима. В действительности все «ограничения» внутрипартийной 1 Брошюра «Новый курс», стр. 18. 2 Там же, стр. 80. (Из письма Троцкого под тем же заглавием.) Выделение Троцкого.
2. ПЛАТФОРМА ОППОЗИЦИИ ПО ОРГАНИЗАЦИОННЫМ ВОПРОСАМ 123 демократии, против которых они восставали, как то: запреще- ние фракций и группировок, партстаж для некоторых партийных должностей и т. д. — введены были X и XI съездами партии при ближайшем участии Ленина. Не имея мужества выступать теперь против Ленина, они нападают на руководство ЦК того времени, забывая старые свои споры с Лениным и открытую борьбу, кото- рую они вели против его руководства. Чтобы покончить с этими демагогическими приемами борьбы против ЦК, т. Сталин ребром поставил перед оппозицией вопрос об отношении учеников Ленина к Ильичу в своем заключительном слове на XIII партконференции: «Тов. Преображенский упрекал ЦК, говоря, что пока Ильич был у нас во главе, вопросы реша- лись своевременно и без запаздывания... Что хочет сказать этим т. Преображенский? Что Ильич выше своих учеников. Но разве кто-либо сомневался в этом? Разве есть у кого-либо сомнения, что Ильич в сравнении с этими учениками выглядит Голиафом...»1. Именно потому, говорил дальше т. Сталин, «нужно держать курс па коллегию», на коллективное руководство в партии. Оппозиция умышленно затушевала свою борьбу с Лениным, чтобы опорочить методы борьбы ЦК с оппозицией. Она протесто- вала против методов «застращивания», «терроризирования» оппо- зиции. Как известно, и в этом отношении она была мало ориги- нальна, так как такие же обвинения возводил на Ленина, например, Шляпников и другие оппозиционеры. Шляпников пытался даже представать дело так, что Ленин угрожал чуть ли не из пулеметов расстреливать паникеров, и его в том числе, и т. д. Методы застращивания нынешняя оппозиция видела в наме- рении большинства XIII конференции опубликовать 7-й пункт резолюции об единстве партии, принятой X съездом, дающий право совместному заседанию ЦК и ЦКК 2/3 голосов перевести из членов ЦК в кандидаты или даже исключить из партии любого члена ЦК в случае нарушения партдисциплины или «допущения фракционности»2. Е. Преображенский предлагал — при смехе всей конференции — принять к сведению этот пункт, принятый X съездом партии. В. Смирнов предлагал диалектически относиться к самому постановлению X съезда о запрещении фракций и группировок. 1 Стенографический отчет XIII партконференции, стр. 152. 2 Там же, стр. 204.
124 КРИЗИС СМЫЧКИ И ДИСКУССИЯ 1923-1924 гг. Лозунг борьбы с группировками и фракциями следует поста- вить «в определенной конкретной обстановке как лозунг дан- ного момента, а не только в плоскости исполнения резолюции X и XI съездов партии». В конечном счете, оппозиция не пошла открыто против поста- новления X съезда партии, но свое требование легализации фракций выставила в форме требования свободы группировок. Маскировка слишком очевидна, если примем во внимание, что Ленин основ- ным признаком фракционности считал образование групп с осо- быми платформами. Еще более замаскированную позицию занимал Троцкий, который хотя отказался от открытого требования сво- боды фракций, защищавшегося им вначале в подкомиссии ЦК, но, в конце концов, выставил его в форме требования «права органи- зационного самоопределения». В этом последнем требовании полностью проявляется троцкизм, как рецидив меньшевизма. Таким же антибольшевистским является противопоставление партии аппарату. Большевистская организа- ция всегда зиждилась на крепком, сплоченном партийном стержне, который выражал собою партийный аппарат. Борьба троцкистов против партийного аппарата, против «аппаратчиков», воспроизво- дила старинную борьбу Троцкого еще в эпоху 1904—1905 гг. про- тив «комитетчиков» и «комитетчины». Другое отступление от ленинизма выявилось в положении Троцкого о социальной базе партии. Отмечая разнородный состав нашей партии, Троцкий делает вывод: «Партии придется, следо- вательно, в ближайший период обеспечивать свое внутреннее рав- новесие, свою революционную силу, опираясь на ячейки разного состава». Партия принимает и принимала все меры к тому, чтобы уси- лить удельный вес в партии рабочих с производства как своего основного костяка. Ленинский набор, давший партии свыше 100 тыс. новых членов, рабочих с производства, доказал правиль- ность этого курса и существование крепкой связи между пар- тией и рабочим классом. Между тем Троцкий узаконяет временно создавшееся положение и делает ставку на разнородные ячейки и в первую очередь на учащуюся молодежь. Старое хвостистское представление меньшевиков о партии, как состоящей из различных социальных прослоек, здесь всплывает у Троцкого в совершенно неприкрытом виде.
3. ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ПЛАТФОРМА ОППОЗИЦИИ 125 Троцкий, как и меньшевики, не мог подняться до понимания рабочей партии как пролетарской партии и по названию и по суще- ству, основную социальную базу которой составляет пролетариат крупного фабрично-заводского производства. Для мелкобуржу- азных идеологов «рабочая» партия — смесь разных социальных группировок, как среди самого рабочего класса, так и мелкой буржуазии, — партия, в которую, по определению Аксельрода, входят «все друзья трудящихся». Старая меньшевистская партия, как и современные социал-демократические партии Запада, явля- ются партиями подобного рода, и их мелкобуржуазный социаль- ный состав лучше всего служил и служит опорой для буржуазной идеологии. 3. ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ПЛАТФОРМА ОППОЗИЦИИ Требование внутрипартийной демократии не являлось самоце- лью для троцкистской оппозиции, и своими атаками на ЦК троц- кисты преследовали фактически перемену экономической политики партии. В своем предисловии к брошюре «Новый курс», Троцкий пишет: «Но несомненно, что новый партийный курс может быть только средством, а не самоцелью. Для ближайшего периода можно ска- зать, что вес и ценность нового курса будут определяться тем, в какой мере он облегчит нам разрешение центральной хозяйст- венной задачи»1. Основными причинами наступившего кризиса троцкисты при- знают «отсутствие плана, объединяющего работу всех отраслей государственного хозяйства, случайность и бессистемность в дея- тельности руководящих органов и в связи с этим разнобой и сти- хийность в работе всей хозяйственной периферии»2. Отсутствие плана выражается в хаотичности нашего промышленного строи- тельства, в случайной и неправильной кредитной политике. План необходим, прежде всего, в интересах промышленности. Вопросы промышленности имеют доминирующее значение в эко- номической платформе оппозиции. Но эта «диктатура промыш- ленности», провозглашаемая Троцким и всей вообще оппозицией, 1 Брошюра «Новый курс», стр. 3. 2 Из резолюции, предложенной Осинским московскому партактиву.
126 КРИЗИС СМЫЧКИ И ДИСКУССИЯ 1923-1924 гг. имеет самостоятельное значение в народном хозяйстве и рассма- тривается вне общей связи не только с крестьянским рынком, но и с другими отраслями государственного хозяйства. Все должно быть подчинено интересам промышленности. «Внутри государст- венного комбината, — пишет Троцкий, — “диктатура” должна принадлежать не финансам, а промышленности... Другими словами, не только внешняя торговля, но и работа по восстановлению устойчивой валюты должна быть строго соподчинена интересам государственной промышленности»1. Оппозиция считала большой ошибкой со стороны партии пред- варительное требование устойчивой валюты для установления пла- нового хозяйства. Она категорически возражала против денежной реформы при тогдашнем бюджетном дефиците и пророчествовала всевозможные беды в случае продолжения курса на твердый чер- вонец или вообще на устойчивую валюту. Пятаков, Осинский и др. опасались, что с установлением твердой валюты промышленность лишится неограниченной дотации со стороны государственных органов. Вместе с тем не лишены были основания их опасения, что после денежной реформы прекратятся безграничные эмиссии денежных знаков. Бесконечные же выпуски денежных знаков при падающем совзнаке временно устраивали нашу промышленность, но в конечном счете тяжело отражались на общей экономике страны, ведя к дальнейшему разрыву между госпромышленностью и крестьянским рынком. Такие расчеты оппозиции показывали только ее узость, неу- мение охватить проблему промышленности во всей ее широте. Попытка ухватиться за падающий совзнак грозила дальнейшим разрывом товарооборота с деревней. Недооценка крестьянского рынка, как и самого крестьянства, здесь особенно сильно ска- зывается. На XII съезде партии Троцкий после большой борьбы согласился вставить в резолюцию о промышленности пункт о связи промышленности с крестьянством и крестьянским рынком. Возражения Троцкого сводились к тому, что съезд будет-де рас- сматривать вопрос не о хозяйстве вообще, а только о промышлен- ности и ее задачах. Из «диктатуры промышленности» последовательно выте- кал лозунг максимальной прибыльности промышленности. Такой лозунг без учета состояния крестьянского рынка являлся крупной Брошюра «Новый курс», стр. 71.
3. ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ПЛАТФОРМА ОППОЗИЦИИ 127 ошибкой. Осуществленный на практике еще до дискуссии в виде приказа Пятакова о поднятии цен на продукты промышленности, лозунг этот был одной из причин, приведших к кризису 1923 г. Партия, напротив, тогда выдвинула задачу снижения цен, неза- висимо даже от себестоимости, впредь до восстановления нор- мального товарооборота. Возражения оппозиции против дешевых цен находили косвенно поддержку в особых тогдашних условиях развития социалистиче- ской промышленности. Пользуясь монополиями, при обеспеченном кредите наша госпромышленность не особенно стремилась заво- евать рынок более дешевыми ценами. Вместо политики снижения цен оппозиция выдвигала товарную интервенцию. С ее точки зре- ния спрос на дефицитные продукты можно будет тогда удовлет- ворить заграничными товарами по более дешевым ценам, остав- ляя нетронутыми прибыли основных отраслей промышленности. Пятаков, Осинский, Преображенский, косвенно и Троцкий высту- пали и против активного баланса при нашем общем недостатке денежных средств. Нечего говорить, что осуществленные на пра- ктике все эти мероприятия сорвали бы всю нашу экономическую политику и надолго задержали бы социалистическое строительство СССР, превращая наше хозяйство в придаток капиталистических стран Западной Европы. Наконец для изжития кризиса оппозиция предлагала переме- нить нашу политику по отношению к частному капиталу. В первые два года нэпа до известной степени развивался частный капитал, поскольку советская власть в те годы вынуждена была использо- вать частную инициативу... Тем не менее, партия вела уже тогда борьбу с ростом частного капитала, экономически вытесняя его с занятых позиций. Оппозиция проглядела эту политику наступ- ления партии, панически преувеличивая силу частного капитала. На партийных собраниях она выступала с демагогическими заяв- лениями, что «частный капитал наступает», подсчитывала очень высокие цифры доходов нэпманов, которые немедленно разле- тались при малейшем критическом подходе к ним, так что ей самой приходилось вносить поправки в свои первоначальные подсчеты. На XIII партконференции, в резолюции, предложенной Преображенским, выставлялось требование об отказе «от нэпов- ской точки зрения в отношении государственного хозяйства и госу- дарственной промышленности». «Левые» фразеры квалифицировали
128 КРИЗИС СМЫЧКИ И ДИСКУССИЯ 1923-1924 гг. таким образом нашу политику наступления на капиталистические элементы, как «нэповскую политику партии». Но левые фразы ничуть не могут затушевать оппортунистическую сущность эконо- мической платформы оппозиции. На словах — крикливая борьба с частным капиталом и «левая» декламация в предлагаемых меро- приятиях. Осуществленные же на практике предложения оппози- ции привели бы к ослаблению наших командных высот и к еще большему усилению частника. Борьбу с частным капиталом троцкисты предлагали вести чисто административными мерами. Одним из доводов их против удешев- ления цен был тот, что «снижение цен при условиях товарного голода приведет на практике к обогащению частного капитала за счет государственного и крестьянского хозяйства». Можно повы- шать отпускные цены, а растущую разницу между ними и рознич- ными ценами уменьшать путем нажима на частника. Такая «левая» точка зрения как будто говорила о резко отри- цательном отношении к нэпу и о сочувствии военному комму- низму. Но рядом с такой «левой» точкой зрения Преображенского другая часть оппозиции, в лице, например, Радека, предлагала пойти на большие уступки международному империализму. Эта двойственность оппозиции не случайна: она связана с ее пол- ной беспринципностью, в особенности в вопросах экономической политики. Экономическая платформа оппозиции потерпела полное пора- жение не только потому, что ни на съезде, ни на партконференции ее никто не поддерживал, за исключением авторов предложений, не пользовавшихся притом правом решающего голоса. Ошибки оппозиции были вскрыты немедленно самой жизнью. Оппозиция предсказывала неминуемую катастрофу нашего хозяй- ства. Экономический рост СССР в 1924 г. служил лучшим под- тверждением всей нелепости экономической платформы оппозиции. В условиях хозяйственного роста особенно ярко вскрылось пани- ческое состояние «левых» фразеров перед хозяйственными затруд- нениями осенью 1923 г. Капитулянтские предложения оппозиции вытекали из неверия ее в социалистическое строительство страны. Пятаков, Преображенский вслед за Троцким отрицали возможность социалистического стро- ительства у нас без победы мировой революции или, если допу- скали, то только «как весьма тяжелое, трудное, полное внутренних
3. ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ПЛАТФОРМА ОППОЗИЦИИ 129 противоречий решение поставленной проблемы своими средствами, своими силами» (Пятаков). Безнадежный пессимизм их прояв- лялся в преувеличении опасностей, связанных с нэпом, с силой и ростом частного капитала. Генеральная линия партии представ- лялась ими в виде торжества нэповской точки зрения в эконо- мической политике партии. На 7-м году пролетарской диктатуры они заявляли, что «зародыш товарно-капиталистической системы значительно вырос, окреп и грозит в дальнейшем своем развитии неисчислимыми опасностями лишь только еще складывающимся зачаткам социалистической системы хозяйства»1. Неверие в социалистическое строительство целиком увязыва- лось с неверной оценкой оппозицией движущих сил революции, недооценкой и даже непониманием рабоче-крестьянского блока. Не случайно т. Преображенский характеризовал трудности того периода как трудности, связанные с «тягчайшим периодом перво- начального социалистического накопления, который, может быть, продлится с десяток лет»2. Уже в то время он создал свою теорию первоначального социалистического накопления, которая является полным извращением ленинизма в вопросах рабоче-крестьянского блока. В то время как линия партии в рабоче-крестьянском блоке ориентируется на переделку мелкого крестьянского хозяйства в крупное коллективное сельскохозяйственное производство, Е. Преображенский создал теорию о пожирании крестьянского хозяйства в рабочем государстве. В обоснование своей теории он положил так называемый «основной закон социалистического накопления», смысл которого заключается, прежде всего, в допу- щении какого-то особого периода первоначального социалисти- ческого накопления, предшествующего социалистическому стро- ительству. Пути и источники первоначального социалистического накопления варьируются в разных странах. В странах экономи- чески отсталых, мелкобуржуазных, крестьянских социалистиче- ское накопление главным образом будет опираться на эксплуа- тацию досоциалистических форм хозяйства. Напротив, в странах более экономически и индустриально развитых является возмож- ность «уменьшить неэквивалентность обмена своих продуктов 1 Поправка Пятакова к резолюции XIII партконференции об очередных задачах экономической политики. (Выдел. — М. Г.) 2 Стенографический отчет XIII съезда партии, стр. 201—202.
130 КРИЗИС СМЫЧКИ И ДИСКУССИЯ 1923-1924 гг. на продукты колоний, т. е. уменьшить эксплуатацию последних», и социалистическое накопление будет опираться там на при- бавочный продукт собственной промышленности и собственного земледелия. Таким образом, по прямому смыслу теории Преображенского социалистическое накопление идет в пролетарском государстве за счет эксплуатации мелких производителей. Характерно также утверждение, что мелкие производители являются колонией проле- тарской промышленности. Мелкое хозяйство «пожирается», разрушается путем система- тической эксплуатации — неэквивалентным обменом, налогами и различными средствами внеэкономического давления. Такое же действие на крестьянское хозяйство оказывает и соответствующая политика цен, которая является лишь «другой формой налогового обложения». Ошибка Преображенского заключалась в том, что он не видел существования двух линий развития в советской деревне — капи- талистической и социалистической. Теория его представляла собою отказ от ленинской идеи развития к социализму мелкотоварного крестьянского хозяйства без прохождения стадии капитализма в условиях пролетарской диктатуры. Теория эта допускала одну капиталистическую линию развития деревни, она исходила из мол- чаливого предположения процесса капиталистического расслоения деревни — «вымывания середняка» — ив наших же условиях одинакового, как в условиях господства буржуазии. Между тем середняк был и оставался центральной фигурой советской деревни вплоть до периода сплошной коллективизации. Таковы по Преображенскому пути и источники социалисти- ческого накопления, основанные на выкачке средств из деревни, на ее экономическом закабалении. Что касается самой теории, первоначального социалистического накопления, то очевидны ее надуманность и теоретическая легковесность. Еще раньше Преображенского Бухарин в своей «Экономике переходного периода» употребил термин «первоначальное социалистиче- ское накопление» и в сноске прибавил: «термин, предложенный В. М. Смирновым». На это Ленин реагировал следующей припи- ской: «и крайне неудачный. Детская игра и копирование терми- нов, употребленных взрослыми»1. 1 Ленинский сборник, XI, стр. 375.
3. ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ПЛАТФОРМА ОППОЗИЦИИ 131 Конкретные требования оппозиции исходили из непонимания рабоче-крестьянского блока, непонимания руководящей роли про- летариата в отношении других трудящихся классов. Узкая цехов- щина отсталых слоев пролетариата проявлялась в требовании оппозицией высоких цен на продукты промышленности. Основное же требование оппозиции — «плановое хозяйство» — без реаль- ного подхода к нуждам крестьянского рынка относится к категории беспочвенных требований, окрашенных «левой» фразой и гранича- щих в действительности с явным оппортунизмом. Планирование Троцкого было явно бессодержательно и относилось к тому разряду планирования, о котором Ленин так резко отзывался, называя «интеллигентским и бюрократическим прожектерством». Администрирование — отличительная черта Троцкого — прояви- лось и здесь, в этом выпячивании исключительной роли «плана» как лекарства от всех зол. Оппозиция не видела реальных трудностей, не понимала средств изживания их. Как далека была она от генеральной линии партии, мы видим хотя бы из ее отрицательного отношения к денежной реформе. А между тем Ленин незадолго перед тем, на IV кон- грессе Коминтерна, говорил: «Что действительно важно — это вопрос стабилизации рубля... Удастся нам на продолжительный срок и впоследствии навсегда стабилизировать этот рубль, — зна- чит мы выиграли»1. Цеховщина во взглядах оппозиции, попытка опереться на ячейки разного состава, и на учащуюся молодежь в первую очередь, несомненно подтверждают, что оппозиция, по определе- нию т. Сталина, выражала стремления непролетарского сектора нашей партии. Такова оборотная сторона троцкизма. «Чисто про- летарская» линия троцкизма оказалась на деле выражением мелко- буржуазных настроений отсталых слоев пролетариата и отдельных неустойчивых элементов партии. Пролетариат, по теории перма- нентной революции Троцкого, действует в безвоздушном простран- стве, ни с кем не делясь своим влиянием. Всякое сотрудничество с крестьянством Троцкий представлял в виде самоограничения пролетариата, поэтому-то и в 1905 г. Троцкий обвинял больше- виков в политике самоограничения пролетариата, поскольку они стояли за революционно-демократическую диктатуру пролетариата и крестьянства. 1 В.И. Ленин, Речь на IV Конгрессе Коминтерна, ПСС, т. 45, стр. 277.
132 КРИЗИС СМЫЧКИ И ДИСКУССИЯ 1923-1924 гг. Вот почему, по учению Преображенского и остальных троцки- стов, пролетариат, избегая самоограничения, должен эксплуати- ровать крестьянство, как колонию. Пониманию троцкистов чужда диктатура пролетариата, как союз пролетариата с основными мас- сами крестьянства под руководством пролетариата. Она мыслится ими как абсолютное господство над крестьянством. Такая «самостоятельность» пролетариата вытекает из идеологии мелкого производителя, мечтающего вообще о независимых эконо- мических отношениях, не связанных никакими рамками экономики и политики. «Чисто пролетарская» линия троцкизма оказывается в действительности методологией и идеологией мелкого буржуя, мечтающего о полной свободе. Методология троцкизма, одна и та же на протяжении 1/4 века, схоластична и метафизична, и поскольку она основана на отрыве теории от практики, она резко враждебна методологии лени- низма, основанной на диалектическом подходе к вопросу о классах и выборе соответствующей тактики партии. XIII партконференция и затем XIII съезд партии осудили оппозицию как мелкобуржу- азный уклон. «Не подлежит никакому сомнению, — говорится в резолюции, — что эта оппозиция объективно отражает напор мелкой буржуазии на позиции пролетарской партии и ее поли- тику». Резолюция указывает на оживление в кругах, враждебных нашей партии, понимавших борьбу за принципы внутрипартийной демократии в смысле ослабления диктатуры пролетариата и рас- ширения прав новой буржуазии. Тов. Сталин таким образом характеризовал социальную сущ- ность оппозиции на XIII партконференции, приводя отзыв о ней правого меньшевика Ст. Ивановича из органа «Заря»: «Будем благодарны оппозиции за то, что она так красочно нарисовала картину ужасающей моральной клоаки, которая именуется РКП. Будем ей благодарны, что она нанесла РКП серьезный мораль- ный и организационный удар. Будем ей благодарны за то, что ее работа облегчает дело всех тех, кто в свержении советской власти видит задачу социалистических партий». «Это вам аттестат, това- рищи из оппозиции»1, добавляет т. Сталин. 1 Стенографический отчет XIII партконференции, стр. 156.
4. «ЛИТЕРАТУРНАЯ» ДИСКУССИЯ 1924 г. 133 4. «ЛИТЕРАТУРНАЯ» ДИСКУССИЯ 1924 г. Дискуссия 1923 г. имела непосредственным своим продолжением так называемую «литературную» дискуссию 1924 г., предпринятую чуть ли не единолично одним Троцким. Выпускал III том собрания своих сочинений, Троцкий предпослал ему в виде предисловия статью «Уроки Октября». Основная цель «Уроков Октября» — скомпрометировать руководство ВКП(б) и Коминтерна — была очень ярко выявлена в статье, и вот почему она вызвала отпор буквально всей партии, почувствовавшей всю опасность выступле- ния Троцкого против партии. Даже недавние союзники Троцкого по дискуссии 1923 г. не решались выступить теперь в защиту «Уроков Октября», хотя очевидна была идеологическая и преем- ственная связь между позициями Троцкого в обеих дискуссиях. Дискуссия и называется литературной, поскольку не выявлялись конкретные сторонники позиции Троцкого, и она главным обра- зом сконцентрировалась в литературных произведениях. Дискуссия 1924 г. охватила буквально все ячейки. В дискуссию о троцкизме вовлекаются все секции Коминтерна. Дискуссия об «Уроках Октября» охватила вопросы шире, чем это было поставлено в статье Троцкого. Дискуссия перешла вскоре к обсуждению самой сущности троцкизма, выпадов Троцкого про- тив партии, с оценкой его прежней деятельности. «Уроки Октября» вместе с другими литературными произведениями Троцкого той эпохи («Новый курс», Статья о Ленине, Предисловие к новому изданию книги «1905 год» и т. д.) дополняют общую картину реви- зии ленинизма Троцким, выражающую собою попытки подменить ленинизм троцкизмом. Большевистская оценка движущих сил революции заменяется теорией перманентной революции в своеобразном толковании Троцкого. Теория эта была давно осуждена Лениным как теория, которая перепрыгивает через промежуточные этапы революции, и прежде всего через этап буржуазно-демократический революции в условиях России. Теория эта лишена понимания диалектиче- ского процесса перерастания буржуазно-демократической револю- ции в социалистическую. Как указывает т. Сталин, теория перма- нентной революции есть отрицание ленинской теории пролетарской
134 КРИЗИС СМЫЧКИ И ДИСКУССИЯ 1923-1924 гг. революции, и само возникновение ее связано как с недооценкой крестьянского движения, так и с неверием в силы и способность пролетариата СССР. Троцкий вновь воскрешает эту теорию и под углом ее рассматривает современные события и историю Октября. Самую историю большевизма он опорачивает, сочиняя легенды об идейном «перевооружении» большевизма в апреле 1917 г., став- шего будто бы на путь троцкизма. Октябрьские и предоктябрьские события изображаются им крайне тенденциозно, поскольку описание преследует цель опо- рачивания истории большевизма. В описании Октября исчезает у Троцкого роль большевистской партии, зато особенно выпу- кло обрисована роль самого Троцкого. Двусмысленно изображена и роль Ленина в Октябрьской революции. Ленинская тактика освещена в ложном свете, и руководящая роль Ленина системати- чески затушевывается Троцким. Тенденциозное описание роли большевистского ЦК в октябрь- ских событиях преследует одну цель — посеять недоверие к основному ядру большевистской партии. Критика простира- ется и на руководство ВКП(б) в Коминтерне, и таким образом сеется недоверие и к ЦК и к ИККИ. С намеками и указаниями на октябрьские ошибки Зиновьева и Каменева Троцкий дает такое определение большевизации Коминтерна, которое способно только вызвать недоверие к руководящему ядру партии: «Что такое боль- шевизация коммунистических партий?», спрашивает Троцкий и дает ответ: «Это такое их воспитание, это такой в них подбор руко- водящего персонала, чтобы они не сдрейфили в момент своего Октября». Книга Троцкого была встречена с особым сочувствием всеми ренегатами коммунизма и вождями социал-демократии. Она немед- ленно переведена была на иностранные языки и послужила знаме- нем сплочения всех ренегатов от коммунизма. Это «идейное восстание Троцкого против основ лени- низма» усугублялось еще вызывающим поведением Троцкого. На XIII съезде Троцкий подчеркивает свою лояльность по отно- шению к партии, но отказывается от признания своих оши- бок. Заявление Троцкого, что «партия не ошибается», являлось, по отзыву тов. Сталина, «некоторым комплиментом с некото- рой попыткой издевки». Троцкий отказывается от защиты своих взглядов на V конгрессе Коминтерна, но через некоторое время
4. «ЛИТЕРАТУРНАЯ» ДИСКУССИЯ 1924 г. 135 выступает с изложением своей точки зрения на собрании работ- ников ветеринарного дела. Январский пленум ЦК (1925 г.) постановил снять Троцкого с работы в Реввоенсовете и предупредил его, что в случае про- должения нарушений им партийной дисциплины, ЦК будет вынуж- ден признать невозможным дальнейшее пребывание Троцкого в Политбюро ЦК и поставить вопрос об его устранении от работы в ЦК. Состоявшийся вскоре расширенный пленум ИККИ опреде- лил последнее выступление Троцкого как «попытку ревизии лени- низма и дезорганизации руководства в ВКП(б)». Он же определил троцкизм как «особенно опасный уклон от ленинизма, как разно- видность меньшевизма, сочетающую «европейский» оппортунизм с «леворадикальной» фразой, зачастую прикрывающей политиче- скую пассивность». Троцкистской вылазке был дан достойный отпор со стороны партии. Ленинским ЦК во главе с т. Сталиным была проведена большая разъяснительная работа по выяснению мелкобуржуазной сущности троцкизма и оппозиции 1923—1924 гг. Троцкизм делал первую хотя и осторожную, но весьма очевидную попытку под- мены собою ленинизма. Вот почему внимание всей партии было устремлено как на разоблачение уклона, так и на ликвидацию его на практике. Не было ячейки, в которой вопрос о троцкизме не стоял бы в центре внимания и не был бы всесторонне обсужден. Отмечалась «историческая» роль Троцкого со времени пребыва- ния его в большевистской партии, его беспрерывная оппозици- онная деятельность, постоянно дезорганизующая работу в рядах партии. Лозунг «бей аппаратчиков» не встретил никакого сочувствия и в рядовых членах партии, на что рассчитывал Троцкий со сво- ими единомышленниками. Партия, напротив, еще теснее сплотилась вокруг своих руководящих органов, как своего основного костяка. Попыткам дезорганизации рядов партии был положен предел при самом их возникновении и главным образом благодаря усилиям широких партийных масс. XIII партконференция и последовавший за ней XIII партсъезд основными моментами своей работы поставили борьбу с троцкиз- мом и разоблачение его мелкобуржуазной сущности. Как на кон- ференции, так и на съезде троцкистской оппозиции был дан
136 КРИЗИС СМЫЧКИ И ДИСКУССИЯ 1923-1924 гг. единодушный отпор, и очередной задачей партии было поставлено разоблачение троцкизма и всемерная борьба с ним. Победа оппозиции грозила партии и диктатуре пролетариата тяжелыми последствиями, так как привела бы к разрешению фракций, группировок и, в конце концов, других партий и к раз- рыву союза пролетариата с основными массами крестьянства. Положение складывалось особенно серьезное в условиях проле- тарской диктатуры, находящейся в капиталистическом окружении, под угрозой классового врага, действующего изнутри и извне. Оппозиция развязывала мелкобуржуазную стихию. Она стано- вилась сборным пунктом антипартийных и антисоветских элемен- тов. Особенно опасна была ее разлагающая работа в Красной армии, когда например две ночи подряд перед 1 500 курсантами в Кремле лидеры оппозиции доказывали, что они должны выне- сти резолюцию о недоверии к ЦК РКП. Неожиданным для оппозиции последствием ее деятельности явилось то, что в борьбе с ней партия сплотилась, как никогда. И XIII партконференция и XIII съезд партии проходили под зна- ком особого единства. Съезд, происходивший уже после смерти Ленина, с редким единодушием подчеркнул, что «твердость и монолитность РКП на основе незыблемых принципов лени- низма являются важнейшей предпосылкой дальнейших успехов революции». Генеральная линия партии вполне оправдала себя к XIII съезду партии, и кризис смычки был ликвидирован уже в 1924 г. Принятый партией лозунг «лицом к деревне» еще больше укре- пил рабоче-крестьянский блок, эту незыблемую основу проле- тарского государства. Партия переходила к новому этапу соци- алистического строительства — от восстановительного периода к реконструкции.
ГЛАВА VII ПЕРЕХОД ОТ ВОССТАНОВИТЕЛЬНОГО ПЕРИОДА К РЕКОНСТРУКЦИИ И ТРОЦКИСТСКО- ЗИНОВЬЕВСКИЙ БЛОК Восстановление народного хозяйства можно считать законченным лишь в 1926 г. Но уже в период XIV партконференции (апрель 1925 г.) и XIV партсъезда (декабрь 1925 г.) мы подошли к концу восстановительного периода, и очевидным становился перелом в раз- витии народного хозяйства. Бурный рост нашей промышленности побудил партию уже на XIV партконференции поставить в порядок дня вопрос об индустриализации страны. Курс на индустриализацию был окончательно утвержден на XIV съезде партии, «XIV съезд был, по преимуществу, съездом индустриализации» (Сталин). Мы переживали ряд трудностей, связанных с самим ростом народного хозяйства. Хотя частный капитал по-прежнему относи- тельно уменьшался, но абсолютно он увеличивался вместе с общим экономическим ростом страны. К этим противоречиям роста при- соединялись противоречия между социалистической экономикой и экономикой деревни. От кризиса сбыта 1923 г. мы пришли к товарному голоду, особенно сильному в деревне. Начавшееся в то время оживление крестьянских масс получило местами нездоровый характер. Грузинское восстание 1924 г. сигна- лизировало о недовольстве местной властью со стороны населения далеко не в одной только Грузии. Осенью 1925 г. возникли новые хозяйственные затруднения, связанные с ошибками и просчетами в хлебозаготовках. В то же время неудачно складывалась международная обста- новка. После поражения германской и болгарской революций
138 ПЕРЕХОД ОТ ВОССТАНОВИТЕЛЬНОГО ПЕРИОДА К РЕКОНСТРУКЦИИ (1923 г.) становилась очевидной временная задержка мировой революции. Уже V Конгресс Коминтерна (июль 1924 г.) признал наступление частичной, относительной «стабилизации» капитализма на Западе. Несмотря на все эти трудности, партия бодро смотрела на пер- спективы социалистического строительства в СССР. Мы самосто- ятельно создавали техническую базу для социализма без помощи иностранных займов и кредитов. Опыт СССР уже тогда показал возможность строительства социализма в одной стране и полностью оправдал генеральную линию партии с октябрьских дней. 1. ПРОБЛЕМА СТРОИТЕЛЬСТВА СОЦИАЛИЗМА В ОДНОЙ СТРАНЕ Испытываемые нами хозяйственные затруднения, и в осо- бенности трудности социалистического строительства в связи с задержкой мировой революции, вновь порождают колебания и шатания в некоторой части пролетариата и в отдельных про- слойках партии. Огромный поворот в экономике, вызванный переходом от восстановительного периода к реконструктивному, не мог не отразиться на настроениях отсталых слоев пролетари- ата, находящегося в массе своей в мелкобуржуазном окружении. Быстр, развивающаяся индустриализация, рост обобществлен- ного сектора в народном хозяйстве усиливали разорение мелкой буржуазии, увеличивали безработицу среди служащих и отчасти рабочих в закрываемых частных предприятиях, а также среди служащих и рабочих в госпредприятиях, где они сокращались по рационализации. В мелкобуржуазной среде росло недовольство, которое не могло не захватить отдельные прослойки в рабочем классе, соприка- сающиеся с классами, непосредственно задеваемыми развернув- шимся социалистическим наступлением, в особенности прослойки из недавних выходцев из непролетарских классов, как-то: мещан- ства, интеллигенции и т. д. Рост оппозиционных настроений усиливался вследствие вли- яния буржуазных элементов госаппарата на часть соприкасав- шихся с ними коммунистов. В связи с успехами социалистического
1. ПРОБЛЕМА СТРОИТЕЛЬСТВА СОЦИАЛИЗМА В ОДНОЙ СТРАНЕ 139 строительства буржуазные специалисты теряют надежды на мирное перерождение советской власти и обостряют свою борьбу против социалистического строительства, влияя в известной мере на часть коммунистов в госаппарате. Начинается процесс «обволакивания» коммунистов со стороны специалистов, которые всячески поддер- живают и усиливают недовольство отдельных коммунистов. Оппортунистические шатания в первую очередь проявляются у членов партии, не раз выказавших свою неустойчивость при поворотах нашей истории. Зиновьев и Каменев, например, еще вполне поддерживая официально курс партии, уже в марте 1925 г. выказывают растерянность и теряют перспективы социалисти- ческого строительства. При обсуждении в Политбюро тезисов к XIV партконференции они выставляют положение, что в СССР нельзя построить социализм вследствие технической отсталости страны. Однако они не настаивают на своей формулировке и при- нимают тезисы Политбюро. Вопрос о возможностях построения социализма в нашей стране был вполне своевременно поставлен на XIV партконференции и разрешен в полном согласии с учением Ленина о пролетарской революции. Исходя из неравномерности экономического и поли- тического развития, Ленин допускал «возможность победы соци- ализма первоначально в немногих или далее в одной, отдельно взятой капиталистической стране»1. Неоднократно он подчеркивал эту возможность и для СССР, несмотря на его техническую и экономическую отсталость. Доводы эсеров и меньшевиков, отрицавших возможность социалистического строительства у нас из-за отсутствия объективных предпосылок, Ленин отпарировал таким положением: «Если для создания социализма требуется определенный уровень культуры (хотя никто не может сказать, каков этот определенный “уровень культуры”), то почему нам нельзя начать сначала с завоевания революционным путем пред- посылок для этого определенного уровня, а потом уже, на основе рабоче-крестьянской власти и советского строя двинуться дого- нять другие народы»2. В своей статье «О кооперации» Ленин под- черкивал, что наша страна имеет «все необходимое для построе- ния полного социалистического общества»3. 1 В. И. Ленин, О лозунге Соединенные Штаты Европы, ПСС, т. 26, стр. 354. 2 В. И. Ленин, О нашей революции (По поводу записок Н. Суханова), ПСС, т. 45, стр. 381. 3 В. И. Ленин, О кооперации, ПСС, т. 45, стр. 370.
140 ПЕРЕХОД ОТ ВОССТАНОВИТЕЛЬНОГО ПЕРИОДА К РЕКОНСТРУКЦИИ XIV партконференция подчеркнула основное по учению Ленина условие победы социализма в СССР — незыблемость рабоче-кре- стьянского блока, значение которого усиливалось в связи с задер- жкой мировой революции. «10—20 лет правильных соотношений, — писал Ленин в 1921 г., — с крестьянством — и обеспечена победа во всемирном масштабе (даже при затяжке пролетарских рево- люций, кои растут), иначе 20—30 лет мучений белогвардейского террора»1. Конференция выставляла эту проблему победы социализма в одной стране и условия ее разрешения в Советском Союзе в борьбе с теорией Троцкого о движущих силах революции, с его так называемой теорией перманентной революции. Троцкий рас- сматривал проблему социалистической революции лишь в миро- вом масштабе. Самую возможность победы социализма в одной стране он считал проявлением «национальной ограниченности». Тем более скептически смотрел он на возможность построения социа- лизма в СССР ввиду крестьянского характера страны в то время. Отсюда следовало его положение, что «подлинный подъем социа- листического хозяйства в России станет возможным только после победы пролетариата в важнейших странах Европы». Безнадежный пессимизм в отношении русской революции выте- кал у Троцкого из недооценки крестьянства. По его теории неиз- бежны столкновения между пролетариатом и крестьянством. Вне мировой революции российскому пролетариату грозила неминуе- мая гибель вследствие роста противоречий между пролетариатом и крестьянством. Теория Троцкого обрекала, таким образом, нас на пассивное выжидание мировой революции или даже ожидание разгрома русской революции в случае длительной задержки рево- люции на Западе. Меньшевистская по существу своему теория Троцкого исключала возможность рассматривать Октябрьскую революцию как револю- цию социалистическую. Октябрьская революция была лишь пламе- нем, способным разжечь мировую революцию (О. Бауэр). В кре- стьянской стране не может быть речи о победе социализма, и дик- татура пролетариата не приведет к построению социализма. Сама роль Троцкого в русской революции была двойствен- ной: он принимал в ней участие, поскольку видел в ней только одно из средств для возбуждения мировой революции. Он и шел 1 В. И. Ленин, План брошюры о продовольственном налоге, ПСС, т. 43, стр. 382.
2. «НОВАЯ ОППОЗИЦИЯ1 141 на Октябрьское восстание, как указывает т. Сталин, «под своим собственным флагом». Трудности, связанные со строительством социализма в экономически и технически отсталой стране, скоро отбрасывают его по другую сторону баррикады. В возникающей оппозиции троцкизм получил идейную геге- монию, потому что лежащая в его основе теория перманентной революции явилась наилучшим обоснованием шатаний и безверия оппозиции в успех нашей революции. С другой стороны, Троцкий обладал «редкими» способностями по части образования всяких блоков и дискуссий против партии. В годы подполья он был вдох- новителем и организатором беспринципного августовского блока (1912—1914 гг.), составленного из разнородных течений и направ- ленного против партии. Мы уже видели его дезорганизаторскую работу в нашей партии со времени его пребывания в ней. В 1923 г. под его руководством складывается оппозиционный блок, который является репетицией оппозиционного блока 1920—1927 гг., вдохно- вителем и вождем которого был тот же Троцкий. 2. «НОВАЯ ОППОЗИЦИЯ» Основное ядро оппозиционного блока составилось из соедине- ния так называемой «новой оппозиции» с троцкистами. Формальное объединение последовало, когда обнаружилась полностью идеоло- гическая зависимость «новой» оппозиции от троцкизма. «Новая» (иногда называемая ленинградской) оппозиция оконча- тельно оформилась на XIV съезде партии. Она сложилась в период между XIV партконференцией и XIV съездом партии, когда воз- никли новые хозяйственные затруднения, а в некоторых местах — кулацкие восстания. Паническое состояние начинают опять испы- тывать Зиновьев и Каменев, ставшие вскоре лидерами оппозиции. Растерянность Зиновьева проявилась при первых известиях о кулацких восстаниях, когда он в своих речах начал призывать «уклониться», «преклониться» перед крестьянством. Он внес тогда в Политбюро ЦК предложение об издании беспартийной крестьян- ской газеты. В сентябре Каменев делал доклад пленуму МК о хлебоза- готовительной кампании. Паническая оценка состояния деревни не дала ему возможности видеть настоящие причины неудачи
142 ПЕРЕХОД ОТ ВОССТАНОВИТЕЛЬНОГО ПЕРИОДА К РЕКОНСТРУКЦИИ хлебозаготовок и сознаться в собственных ошибках при про- ведении кампании. Вместо этого он носится со своей теорией «кулак регульнул», делает сногсшибательное открытие, будто кулак составляет 14% деревни и концентрирует в своих руках 61% хлебных излишков. Нечего говорить, что эти цифры взяты были произвольно и совершенно не соответствовали действительности, как это показало ближайшее расследование правительственных органов. Паника перед кулаком со стороны Зиновьева росла и особенно ярко проявилась в его статье «Философия эпохи», первоначальный текст которой т. Сталин характеризовал таким образом: «Там есть деревенская беднота, есть кулак, есть капиталист, есть выпады по адресу Бухарина, есть Устрялов, но нет середняка и коопе- ративного плана Ленина, хотя статья и называется “Философия эпохи”». Той же потерей социалистических перспектив отличалась и вышедшая в то время книга Зиновьева «Ленинизм». Затем открылась широкая предсъездовская дискуссии, как в печати, так и на районных и губернской Ленинградской партконференциях. Происходившая перед съездом партии XIV Московская губпартконференция характеризовала содержание и сущность произнесенных там речей руководителями ленинград- ской организации «как крайне вредный, граничащий с пораженче- ством скептицизм в отношении строительства социализма в нашей стране»1. Путем ряда искусственных махинаций ленинградская органи- зации была представлена на съезде почти исключительно одними оппозиционерами. Работа съезда протекала главным образом в рамках тех же вопросов, что и предсъездовская дискуссия, и велась она в форме обостренной борьбы между представителями оппозиции и большинством съезда. Это были вопросы о строи- тельстве социализма в одной стране, о сущности нэпа, а отсюда о госкапитализме и характере нашей госпромышленности, о коо- перации, о наших взаимоотношениях с кулаком и середняком. Во взглядах оппозиции обнаруживалась все та же троцкистская безнадежность в вопросе о перспективах социалистического раз- вития. Основную исходную точку зрения оппозиции можно оха- рактеризовать высказанным ею же положением: «Мы не сможем 1 И. В. Сталин Заключительное слово по политическому отчету ЦК XIV съезду ВКП(б) 23 декабря 1925 г., Собр. соч., т. 7, стр. 353—291.
2. «НОВАЯ ОППОЗИЦИЯ 143 справиться с внутренними трудностями из-за нашей технической и экономической отсталости, если только нас не спасет междуна- родная революция»1. Принимая же во внимание переоценку оппо- зицией частичной стабилизации, наступившей на Западе, легко видеть, в какой безнадежный пессимизм впадали сторонники оппо- зиции в вопросах социалистического строительства у нас в СССР. В прениях по вопросу о социалистическом строительстве харак- терна была искусственная постановка вопроса у Зиновьева и его сторонников о возможности построения в одной стране «непол- ного» социализма и о невозможности построения «полного» соци- ализма. В конце концов, оппозиция приходила устами Зиновьева к выводу, что нам обеспечена только «возможность строить соци- ализм» без указания перспектив строительства. Такую постановку вопроса т. Сталин характеризует проявлением беспримерной бес- перспективности: «Строить социализм без возможности построить его, строить, зная, что не построишь, — вот до каких несообраз- ностей договорился т. Зиновьев»2. Съезд определил взгляды оппозиции как «неверие в дело строи- тельства социализма» и извращение ленинизма и подчеркнул един- ственно возможную установку партии по вопросу о социалистиче- ском строительстве, данную Лениным: «В области экономического строительства съезд исходит из того, что наша страна, страна диктатуры пролетариата, имеет “все необходимое для построения полного социалистического общества” (Легшк)»3. Из общей неверной установки оппозиции исходила неверная оценка ею нашего экономического строя. Оппозиция затушевы- вала социалистические элементы нашей экономики. В нэпе она видела лишь одно отступление, капитуляцию перед капитализмом или, в крайнем случае, в лице Зиновьева, Сафарова признавала нэп лишь как «передышку между двумя штурмами революции». Н. К. Крупская, принадлежавшая тогда к оппозиции, определила на съезде нэп как капитализм, регулируемый пролетарским госу- дарством, иначе говоря, как госкапитализм. Таким образом, оппо- зиция отрицала двойственную природу нэпа, не видела в нем. выра- жаясь словами т. Сталина, «особой политики пролетарского госу- дарства, рассчитанной... на борьбу элементов капиталистических 1 «Правда» № 229 от 20 декабря 1925 г. 2 И. В. Сталин, Вопросы ленинизма. 3 Стенографический отчет XIV съезда, стр. 958. Выдел, подлинника.
144 ПЕРЕХОД ОТ ВОССТАНОВИТЕЛЬНОГО ПЕРИОДА К РЕКОНСТРУКЦИИ и социалистических... на победу социалистических элементов над капиталистическими элементами, рассчитанной на уничтожение классов, на постройку фундамента социалистической экономики»1. Госкапитализм в оценке оппозиции был преобладающей формой нашей экономики. Она считала наши государственные предприятия одним из видов госкапитализма. Тов. Сокольников и железные дороги, и Госбанк также относил к госкапитализму. Точно так же и кооперацию оппозиция признавала одним из видов государствен- ного или «кооперативного» капитализма. Сплошной клеветой на наш экономический строй со стороны оппозиции являлось причисление наших национализированных предприятий к госкапитализму. Между государственно-капитали- стическими и социалистическими предприятиями то существен- ное отличие, что в госкапиталистических предприятиях остаются характерные, как для всякого капиталистического типа предпри- ятия, противоречия между капиталом и трудом, именно, прежде всего, сохраняется в силе эксплуатация рабочего класса. Эта эксплуатация совершенно отсутствует в национализирован- ных предприятиях СССР, в которых если и остаются прибыли или излишки при правильно проведенном на практике хозрасчете, то они целиком используются на развертывание самой социалисти- ческой промышленности или на общие нужды пролетарского госу- дарства. Самый строй наших национализированных предприятий резко отличается от госкапиталистических, в которых возможен только контроль государства, в то время, как в госпредприятиях проводится непосредственно управление ими. В действительности, национализированные предприятия в СССР являются предприятиями не государственно-капиталистическими, а предприятиями «последовательно-социалистического типа», как их назвал Ленив: «...и средства производства принадлежат государству, и земля, на которой стоит предприятие, и все пред- приятие в целом»2. Наша национализированная денежная система является одним из мощных оплотов экономической системы дик- татуры пролетариата. Из той же общей неправильной оценки оппозицией нэпа, связанной с неверием в дело построения социализма, вытекали совершенно неправильные взгляды оппозиции на кооперацию. 1 И. В. Сталин, Вопросы ленинизма. 2 В. И. Ленин, О кооперации. ПСС, т. 45, стр. 370.
2. «НОВАЯ ОППОЗИЦИЯ 145 В кооперации «новая оппозиция» видела главным образом капита- листические элементы и, ссылаясь на известные замечания Ленина о кооперации в 1921 г., признавала ее одним из видов государст- венного или «кооперативного» капитализма. Если Ленин в 1921 г. признавал кооперацию, кроме рабочей, одним из видов государственного капитализма, учитывал слабость нашей социалистической экономики и социальный состав самой кооперации в то время и возлагал вследствие этого большие над- ежды на госкапитализм, то в 1923 г. Ленин уже определенно говорит о социалистической роли кооперации в народном хозяй- стве. Основная мысль последней статьи Ленина, посвященной вопросу кооперации, та, что «кооперация в наших условиях сплошь да рядом совершенно совпадает с социализмом»1. Кооперация есть непосредственный путь к социализму: «Строй цивилизованных кооператоров при общественной собственности на средства произ- водства, при классовой победе пролетариата над буржуазией это есть строй социализма»2. Рост кооперации с коренным изменением ее характера и зна- чения связан с общим ходом развертывания социалистического строительства и с ростом социалистического сектора в народном хозяйстве. И если вначале нэпа кооперация могла считаться одной из форм государственного капитализма, то в 1925/26 г. коопера- ция стала одним из основных факторов социалистического стро- ительства и вполне справедливо относилась большинством съезда к социалистическому сектору народного хозяйства. XIV съезд партии согласно ленинской установке признал кооперацию одним из самых важных рычагов вовлечения бед- няцких и середняцких крестьянских масс в социалистическое строительство. Потеря социалистических перспектив неразрывно связана у оппозиции с недооценкой роли середняка в деревне и с полным непониманием нашей политики в деревне. Задачи нашей политики в деревне заключались в экономической и политической изоляции кулака через смычку рабочего класса с середняком при опоре на бед- няка. Эта политика предопределила ряд мероприятий, проведенных XIV партконференцией, когда угрожала новая размычка между пролетариатом и основной крестьянской массой — середняком. 1 В. И. Ленин, О кооперации. ПСС, т. 45, стр. 370. 2 Там же.
146 ПЕРЕХОД ОТ ВОССТАНОВИТЕЛЬНОГО ПЕРИОДА К РЕКОНСТРУКЦИИ Конференция постановила вывести из практики в деревне админи- стративное вмешательство, связанное с остатками военного комму- низма, и расширить права аренды земли и найма труда в интере- сах бедноты и середняка. Новые мероприятия не сразу были правильно поняты. Некоторые товарищи видели в них новый этап нашей экономической политики, «расширение нэпа». Бухарин выбросил тогда совершенно недопу- стимый лозунг «обогащайтесь». Сырцов с некоторым запозданием только выступил с лозунгом «накопляйте, в добрый час». Такой лозунг мог бы быть подхвачен только зажиточными и кулацкими слоями в деревне (лозунг Сырцова и был открыто к ним обра- щен), и осуществление его на практике привело бы к усилению капиталистических элементов в стране. В конечном счете, в связи с новыми задачами партии в деревне выявились два уклона в пар- тии. Один уклон выражался в недооценке кулацкой опасности, точнее — в недооценке роста кулачества и значения борьбы с ним. Кое-кто из этого лагеря шатающихся мог договориться, подобно Богушевскому, до отрицания вообще какой-либо роли кулаков в деревне, «будто кулак — это жупел», совсем призрачная опас- ность в пролетарском государстве. Другой уклон выражался в переоценке кулацкой опасности и недооценке роли середняка. Этот уклон проявлялся «новой оппо- зицией», ставшей уже на троцкистские рельсы и вычеркивавшей роль середняка в социалистическом строительстве. Ошибка «новой оппозиции» заключалась, прежде всего, в том, что она рассма- тривала вопрос о борьбе с кулаком вне связи с вопросом о роли середняка. Вести реальную борьбу с кулаком можно было только при условии прочного союза с середняком. Оппозиция выставила старые лозунги партии о нейтрализации середняка в борьбе проле- тариата за социализм, существовавшие в ранний период пролетар- ской революции. С осени же 1918 г., окончательно же с VIII съе- зда, партия строит социализм в союзе с середняком и выставляет лозунг — опора на бедноту, союз с середняком, борьба против кулака. На современном же этапе социалистической реконструк- ции основной и главной опорой пролетариата и Советской власти в социалистической переделке сельского хозяйства стало колхоз- ное крестьянство. Оппозиция объявила свою позицию ортодоксальной ленин- ской и обвиняла партию в извращении ленинизма в крестьянском
2. «НОВАЯ ОППОЗИЦИЯ 147 вопросе. В оппозиционной ленинградской Правде» того времени Вардин писал: «Выдумываемый теперь “середняцкий больше- визм” — это “большевизм” Марии Спиридоновой, “большевизм левых эсеров”... Главная опасность сегодня не со стороны “духа” комбедов; главная решающая опасность — со стороны кулака и нэпмана, со стороны поддерживающей их мировой буржуазии». Это выступление Вардина против «курса на середняка» не ново. «Новая оппозиция» шла в данном вопросе по стопам демократи- ческих централистов и «рабочей оппозиции». Новое разве только в ревизии ленинизма под флагом ленинизма. По существу мы имели дело уже с троцкизмом, с его недооценкой крестьянства, с непо- ниманием рабоче-крестьянского союза, лежащего в основе проле- тарской диктатуры. Крикливый визг Вардина был выражением той же психологии взбесившегося мелкого буржуа, теряющегося между двумя диктатурами — диктатурой пролетариата и диктатурой бур- жуазии — и мечтающего о полной свободе, самостоятельности. Оппозиция зарождалась под видом борьбы с троцкизмом, меж тем как очевидна троцкистская сущность самой оппозиции. Таковы разнообразные формы мелкобуржуазных влияний на отдельные слои пролетариата и прослойки партии. На съезде возникли оживленные прения по вопросу, какой уклон опаснее и на каком уклоне следует сосредоточить огонь. Тов. Сталин по этому поводу заявил, что хотя сама постановка вопроса неправильна, что «оба уклона хуже, и первый и второй, но можно подходить к этому вопросу с другой стороны — к борьбе с каким уклоном больше всего подготовлена партия». Партия была подготовлена к борьбе с кулаком всем опытом предшествующей борьбы и, следовательно, более всего подготовлена была партия к борьбе с уклоном, который выражался в недооценке кулацкой опасности. Другое дело — борьба с кулаком путем экономической изоляции его через союз с середняком. Эта политика, связанная с учетом роли и значения в деревне середняка, на практике далеко еще не всюду получила в то время признание. В партии еще живучи были методы военного коммунизма; в деревне не вывелись еще из практики приемы административного нажима; и командо- вания в отношении середняка, как в области экономической, так и политической. Продолжая борьбу с кулаком и для ее усиления партия должна была окончательно привлечь на свою сторону середняка и потому
148 ПЕРЕХОД ОТ ВОССТАНОВИТЕЛЬНОГО ПЕРИОДА К РЕКОНСТРУКЦИИ и съезд решил, что огонь следует сосредоточить «налево», на борьбу с троцкистской недооценкой середняка. XIV партсъезд признал главной опасностью антисередняцкий уклон, который пытался «повернуть партию от лозунга проч- ного союза с ним (середняком. — М. Г.) к устаревшему лозунгу нейтрализации»1. В то же время съезд указал на необходимость решительной борьбы на два фронта, против «двух уклонов от пра- вильной партийной линии». Съезд решительно осудил правооппор- тунистический уклон, «состоящий в недооценке дифференциации в деревне, не видящий опасностей, связанных с ростом кулачества, и различных форм капиталистической эксплуатации, не желаю- щий понять всей необходимости отпора кулачеству и ограниче- ния его эксплуататорских стремлений, не видящий обязательности для партии пролетариата организовывать и сплачивать бедноту и батрачество против кулака и в борьбе с ним»2. Направляя главный удар против «левой» троцкистской опас- ности, партия вела, как видим, борьбу также и против правого уклона. «Новая оппозиция» скатилась к троцкизму и по организацион- ный вопросам. Все поведение ее на съезде и вне съезда граничило с прямым вызовом по адресу ЦК и самой партии и находилось в кричащем противоречии с основными организационными прин- ципами ленинизма. Оппозиция выставила, например, своего содо- кладчика по отчету ЦК, а именно т. Зиновьева, который выра- зил свою неудовлетворенность политикой и деятельностью ЦК. Это выставление особого содокладчика по вопросу о линии пар- тии за отчетный промежуток времени — почти небывалый факт в истории наших съездов и конференций, если не считать апрель- ской конференции 1917 г., где т. Каменев выступал содокладчи- ком по отчету ЦК в противовес т. Ленину, или VII съезда пар- тии, на котором Бухарин выступал содокладчиком против Ленина по вопросу о войне и мире. Не ограничиваясь требованием свободы дискуссии, оппозиция требовала «свободы критики». В лице Каменева она протестует против «невыносимого» партийного режима. Зиновьев предло- жил «привлечь к работе все силы всех бывших групп в нашей партии и дать им возможность работать под руководством ЦК». 1 Из резолюции по отчету ЦК. Стеиотчет съезда, стр. 961. 2 Там же.
3. ТРОЦКИСТСКО-ЗИНОВЬЕВСКИЙ БЛОК 1926-1927 гг. 149 Недавно еще выдававшие себя за выразителей «стопроцентного ленинизма», с «энтузиазмом» боровшиеся против всякой фракци- онности, не могли они теперь открыто высказаться за разрешение фракций и группировок и пока что ограничились одним только замаскированным требованием свободы фракций и группировок. Характерно для них это беспринципное заигрывание с прежними оппозиционными группами. 3. ТРОЦКИСТСКО-ЗИНОВЬЕВСКИЙ БЛОК 1926-1927 гг. Формально лидеры оппозиции вели еще борьбу с Троцким, хотя они уже скатились к троцкизму по всем основным вопросам расхождения с партией. Оппозиция мобилизовала свои силы под лозунгом борьбы с троцкизмом. Зиновьев и Каменев требовали на январском пленуме ЦК 1925 г. вывода Троцкого из ЦК, если не исключения из партии. Отказ в этих требованиях со стороны ЦК послужил для ленинградской оппозиции предлогом для обви- нений ЦК и т. Сталина в полу-троцкизме и для начала кампании против партии. Шаг к примирению между недавними заядлыми борцами против троцкизма н Троцким был сделан на XIV съезде пар- тии. Троцкий, как это теперь стало известно из одного письма Антонова-Овсеенко, собирался выступить на съезде против «новой оппозиции», но дипломатично молчал. Первую поддержку зиновь- евцам Троцкий оказал на съезде при обсуждении вопроса о смене редакции «Ленинградской правды». После XIV съезда это сбли- жение между Троцким и «новой» оппозицией продолжалось вплоть до образования уже блока на июльском пленуме ЦК и ЦКК 1926 г. Блок был заключен, по словам Зиновьева, «всерьез и надо- лго», и ему предшествовала взаимная амнистия. Тов. Зиновьев заявил, что «основное ядро оппозиции 1923 г. правильно преду- преждало об опасности сдвига с пролетарской линии и об угро- жающем росте аппаратного режима». Троцкий в свою очередь заявил, что в 1924 г. в «Уроках Октября» он неправильно «свя- зывал оппортунистические сдвиги политики с именами Зиновьева и Каменева», когда они на самом деле «вызывались группой, воз- главляемой т. Сталиным против тт. Зиновьева и Каменева». Вскоре
150 ПЕРЕХОД ОТ ВОССТАНОВИТЕЛЬНОГО ПЕРИОДА К РЕКОНСТРУКЦИИ Зиновьев высказывается за переиздание в исправленном виде своей книги «Ленинизм», 2/3 которой наполнены выпадами против Троцкого и троцкизма, как чистейшей воды меньшевизма. К новому блоку, возглавляемому Троцким, примкнули преж- ние демократические централисты, вчерашние «левые» коммуни- сты, не говоря уже про троцкистов 1923 г. Образовалась пер- вая «буферная» группа во главе с т. И. Смилгой при участии Раковского и других, которая заявила о своей солидарности с партией, но призывала к «взаимному примирению». Судьба этой «буферной» группы та же, что бухаринской «буферной» группы в 1921 г. Вскоре Смилга и Раковский стали одними из самых активных троцкистов. Встрепенулись и шляпниковцы. Оппозиционный блок заигрывает и с ними. Дело доходит до скандального прикрытия явно оппорту- нистической, ярко правой «бакинской платформы». Еще в 1924 г. Сергеем Медведевым, одним из лидеров бывшей «рабочей оппози- ции», было направлено письмо к бакинским товарищам, выражав- шее взгляды Медведева и Шляпникова. В этом письме, известном под именем «бакинской платформы», шляпниковцы скатываются до открытого неоменьшевизма, отличающегося от обычного мень- шевизма только тем, что он прикрывается советской легальностью. В «бакинской платформе», как отмечала в свое время «Правда», речь шла о ликвидации самостоятельной советской госпромыш- ленности путем вытеснения последней концессионным капиталом. Выставлялись такие требования, осуществление которых привело бы к ликвидации социалистического строительства, и которые по существу означали курс на буржуазную демократию. Группа Медведева—Шляпникова требовала ликвидации само- стоятельного коммунистического движения на Западе. Коминтерн, но ее заявлению, превратился в организацию «орав мелкобуржу- азной челяди, которая за русское золото изображает себя самих за пролетариат и представительствует в Коминтерне как более революционные рабочие»1. Группа Медведева требует ликвидации Коминтерна и Профинтерна, обратного вхождения в социал-демо- кратические партии, а также в Амстердам. «Бакинская платформа» превосходит своим оппортунизмом все прежние оппозиционные группы, не исключая «рабочей правды». Когда в печати заговорили о правой опасности в партии, Троцкий 1 Цитировано по сборнику «Рабочая оппозиция», стр. 163.
3. ТРОЦКИСТСКО-ЗИНОВЬЕВСКИЙ БЛОК 1926-1927 гг. 151 и Зиновьев категорически отказались отмежеваться от группы Медведева под тем благовидным предлогом, будто партия берет под обстрел «левые» течения. Явно меньшевистский уклон «рабо- чей» оппозиции относился, таким образом, лидерами блока к раз- ряду «левых» течений. Такую же защиту взял на себя оппозиционный блок в отно- шении к Оссовскому, исключенному из партии за взгляды, кото- рые являлись выражением буржуазной идеологии. Создавая «тео- рии» о надклассовом характере Советского государства или о том, что ВКП(б) защищает интересы различных классов, в том числе и капиталистических предпринимателей, Оссовский делал отсюда выводы о возможности допущения в ВКП(б) всяких «закон- ных оттенков», даже мелкобуржуазных группировок и фракций». Он предлагал легализовать существование и других партий, кото- рые и будут защищать интересы «капиталистических предпринима- телей». Оссовщина выражала стремление к политической демокра- тии со стороны мелкой буржуазии. Сочувственное отношение блока к оссовщине и медведевщине объяснялось не только тактическими маневрами организаторов блока, но и тем, что в оппозицию вошли в значительной степени элементы медведевщины и оссовщины. Оппозиция приобретала все более откровенно оппортунистический характер, чуть ли не открыто беря на себя защиту интересов различных мелкобуржуазных социальных группировок. Оссовщина сама по себе служила явным признаком собирания «третьей силы» вокруг оппозиции. К осени 1926 г. блок вполне оформился. Подобно августовскому блоку он был беспринципным объединением всевозможных мелко- буржуазных группировок — от «ультралевых» в лице зиновьевцев и троцкистов до ярко правых в лице медведевщины и оссовщины. Троцкистская оппозиция сбросила теперь маску и открыто начала высказывать свои пораженческие взгляды. На XIV съезде партии Зиновьев и др. допускали хотя бы услов- ную возможность строительства социализма у нас. С лета 1926 г. они отрицают самую возможность победы социализма в одной стране и успешного социалистического строительства. Линия пар- тии квалифицируется ими как «сталинская теория», как «теория национальной ограниченности», или «национал-реформизм». «Учение Маркса, Энгельса и Ленина о международной про- летарской революции, — заявляет Зиновьев, — ничего общего
152 ПЕРЕХОД ОТ ВОССТАНОВИТЕЛЬНОГО ПЕРИОДА К РЕКОНСТРУКЦИИ не имеет со сталинской оппортунистической отсебятиной насчет социализма в одной стране»1. Другой видный деятель объединенной оппозиции — К. Радек — на широком заседании Коммунистической академии, с участием беспартийных, вышучивал теорию строительства социализма в одной стране, как щедринскую идею. «Если бы Владимир Ильич был жив, он бы сказал, что это щедринская идея. У Щедрина в «Помпадурах» есть помпадур единственный, который строит либерализм в одном уезде»2. «Вожди» оппозиции вступили в большую дискуссию о воз- можностях построения социализма в СССР на XV партконферен- ции (октябрь—ноябрь 1926 г.), на VII пленуме ИККИ (декабрь 1926 г.) и, ревизуя ленинизм, пытались доказать невозможность победы социализма в одной стране. В этих спорах оппозиция обычно смешивала вопрос об окон- чательной победе социализма — в смысле гарантий от интер- венции — с вопросом построения социализма в одной стране ее внутренними силами. Если для окончательной победы социализма в указанном смысле требуется действительно торжество пролетар- ской революции в нескольких странах, то для построения социа- лизма внутренними силами у нас есть все возможности, и в союзе с мировым пролетариатом мы построим полное социалистическое общество. Ленинской теории победы социализма в одной стране оппози- ция противопоставляла по существу меньшевистское представление о социалистической революции, как одновременном акте для всех решающих стран, нашедшее известное обоснование в троцкистской теории перманентной революции. С одной стороны, представители оппозиции стремились опровергнуть справедливость ленинского закона неравномерности развития капитализма в эпоху импери- ализма, с другой стороны, они выставляли новые доводы против возможности построения социализма у нас. На XV конференции и VII пленуме НККИ Троцкий, Зиновьев и другие старались прежде, всего доказать неверность ленинского положения об усиливающемся действии закона неравномерности в эпоху империализма. Троцкий и Зиновьев торжественно заявили 1 Из статьи Зиновьева «21 условие Ленинского Коминтерна». Цитировано но «Сборнику дискуссионных материалов к XV съезду партии», вып. IV, стр. 21. 2 «Вестник Коммунистической академии», 17 книга, стр. 249.
3. ТРОЦКИСТСКО-ЗИНОВЬЕВСКИЙ БЛОК 1926-1927 гг. 153 на конференции, что неравномерность капиталистического развития была гораздо сильнее в эпоху промышленного капитализма, чем в период империализма. К таким совершенно неправильным выво- дам они могли прийти лишь потому, что не различали неравномер- ности в смысле общей структуры и типа экономического развития, с одной стороны, и неравномерности развития отдельных стран и отдельных отраслей промышленности — с другой. Неравенство в экономическом развитии отдельных стран дей- ствительно уменьшилось в эпоху монополистического капитализма. Но вопрос о неравномерности развития в период империализма нельзя смешивать, как указывает т. Сталин, с вопросом о разнице в уровне хозяйственного положения различных капиталистических стран. Нивелировка такая является сама по себе одним из усло- вий для усиления неравномерности развития в период импери- ализма. Нивелировка вызывает «скачкообразное развитие одних стран в отношении других, быстрое оттеснение с мирового рынка одних стран другими, периодические переделы уже поделенного мира в порядке военных столкновений и военных катастроф...» (Сталин), Смешение вопросов об экономическом уровне развития с тем- пом развития было такой очевидной путаницей и встретило такую критику на XV партконференции, что уже на VII пленуме ИККИ, происходившем после конференции, лидеры оппозиции с разными оговорками отказались от своих положений об ослаблении дей- ствия закона неравномерности развития капитализма в период империализма. Троцкий, например, вынужден был признать, «что касается темпа развития, то империализм эту неравномерность обострил бесконечно». Сдавши позицию в этом вопросе, оппозиция тем с большим упорством настаивала на непреодолимых будто бы внешних проти- воречиях социалистического развития в СССР. Ссылками на под- контрольность и зависимость экономики СССР от мировой эко- номики Троцкий, Зиновьев и другие пытались доказать невозмож- ность победы социализма в нашей технически и экономически отсталой стране. На XV партконференции лидеры оппозиции, в частности, Троцкий заявляли, что «нас все строже контролирует мировой рынок». На пленуме ИККИ «доводы» оппозиции о зависимости нашей экономики стали центральным пунктом в возражениях
154 ПЕРЕХОД ОТ ВОССТАНОВИТЕЛЬНОГО ПЕРИОДА К РЕКОНСТРУКЦИИ против возможности социалистического развития у нас. Троцкий, например, выставлял положение о сращивании нашего народного хозяйства с мировым хозяйством, иначе говоря, о том, что наше хозяйство становится будто бы придатком мирового капитализма. «Доводы» маловеров, испугавшихся трудностей социалистиче- ского развития, не выдерживают ни малейшей критики. Нельзя, правда, отрицать известной зависимости нашего народного хозяй- ства от мирового капиталистического хозяйства. Но эта зави- симость обоюдная, поскольку и мировой рынок зависит от нас, от нашей продукции нефти, леса, хлеба и т. д. Капитулянтским безверием навеяно положение оппозиции, будто экономика нашей страны находится под контролем мирового хозяй- ства. Капиталистический контроль над СССР в условиях монопо- лии внешней торговли является нелепой троцкистской выдумкой. В выступлениях оппозиции на XV партконференции и VII пле- нуме ИККИ было лишь то новое, что она пыталась, обосновать свое неверие в социалистическое строительство уже ссылками на внешние противоречия, оказавшимися конечно столь же бес- почвенными, как и ссылки на внутренние противоречия в социали- стическом развитии технически отсталой страны. Вполне последовательно для оппозиции, лишенной всяких пер- спектив социалистического развития, видеть в действиях партии, вставшей будто бы на путь советского термидора, одну политику сдачи всех революционных позиций. Оппозиция более резко и открыто выставила теперь старое обвинение партии в «перерождении», что было естественным выво- дом из неверия ее в социалистическое строительство. Если перед XIV съездом о «перерождении» партии, о советском термидоре говорил определенно один Залуцкий, да и он вскоре отказался от защиты своих взглядов, то после оформления блока и в; этом отношении положение изменилось. На июльском пленуме ЦК 1926 г. оппозиционный блок уже в определенной форме предъявил партии и советской власти обвинение в «перерождении». В печати и на самом пленуме неоднократно высказывались сторонниками оппозиции взгляды, что наше государство носит далеко» не проле- тарский характер, что нижние этажи советского государственного аппарата затопляются кулацкими элементами в деревне и мещан- скими элементами в городе. В верхнем же этаже укрепляется бюрократия из буржуазных спецов, вытесняющая оттуда рабочих.
3. ТРОЦКИСТСКО-ЗИНОВЬЕВСКИЙ БЛОК 1926-1927 гг.155 Ко времени июльского пленума оппозиция выступила с опре- деленными конкретными требованиями, которые в существе своем сводились к сверхиндустриализацни. Уже на апрельском пле- нуме оппозиция обвиняла ЦК в «торможении» индустриализа- ции, на июльском пленуме она выставила требование повышения отпускных цен на промышленные товары. В. М. Смирнов, выступая под псевдонимом Майзлина, выставил экономическую платформу, в которой обещал даже дополнительный миллиард на индустри- ализацию путем повышения цен. Скоро Зиновьев открыл другой миллиард из дополнительного обложения кулаков и нэпманов. Все эти «прожекты» могли бы только тогда получить осуществление, если бы партия пошла на авантюру срыва союза пролетариата с основной середняцкой крестьянской массой. На такой срыв согласны пойти лидеры оппозиции, не видя путей социалистического развития у нас без мировой револю- ции. На Рогожско-симоновской партконференции видный троцкист И. Н. Смирнов сделал такое заявление: «Мы говорим, что нужно пересмотреть наш государственный бюджет, чтобы большая часть из 5-миллиардного нашего бюджета была направлена по линии промышленности, потому что лучше претерпеть у нас разлад с середняком, чем идти к неизбежной гибели»1. В конечном счете, для оппозиции не столь важны методы «выкачки» средств из деревни, сколько сама выкачка. Если кре- стьяне являются лишь «колонией для госпромышленности» и само по себе социалистическое строительство деревни осу- ждено на гибель, то в интересах той же индустриализации можно добиваться развязывания капиталистических элементов в деревне. Характерно в этом отношении выступление Троцкого в Запорожье (1 сентября 1925 г.), где он высказывался за «расширение рамок для товарно-капиталистических отношении в деревне». Он пред- лагал тогда допустить в деревне накопление капитала, и именно кулацкого, фермерского2. Ставка на фермера, кулака, которую делает Троцкий вместе с Сосновским и другими в то время, весьма показательна для дву- рушничества оппозиции. Троцкисты до самого последнего вре- мени обычно прибегали к требованиям раскулачивания деревни, 1 Цитировано по докладу Молотова на XV съезде партии. Стенографический отчет съезда, стр. 1090. Подчеркнуто Молотовым. 2 Е. Ярославский, О двурушничестве, «Большевик» № 4, 1929 г.
156 ПЕРЕХОД ОТ ВОССТАНОВИТЕЛЬНОГО ПЕРИОДА К РЕКОНСТРУКЦИИ нещадной борьбы с частником. Крикливая демагогия нераздельно связана с мелкобуржуазной революционностью «левых» фразеров. Ставка на фермерский путь развития, на капиталистическое раз- витие производительных сил деревни потом была воспринята пра- выми уклонистами и стала важнейшим теоретическим достоянием правого уклона. Это совпадение не случайное, оно характерно для правых и «левых» уклонов. Подобное совпадение теоретиче- ских положений нагляднее всего показывает, что правый и «левый» уклоны являются в сущности своей лишь различными формами выражения одного и того же оппортунизма. Осенью 1926 г. оппозиция предприняла попытку овладеть руко- водством, апеллируя к низовым ячейкам. К тому времени она вполне оформилась с особой платформой, с особыми фракцион- ными центрами. Уже в июле она вышла из рамок большевистской партийности и устроила нелегальное собрание в лесу, организо- ванное Гр. Беленьким и др. Попытки захватить ячейки окончились полным провалом, как в Москве, так и в Ленинграде. Эта неудача оппозиции говорит о росте сознательности рядовых членов пар- тии, которые не смутились авторитетом былых «вождей» и дали им надлежащий отпор. Вновь и еще в большей степени подтвер- дились слова Ленина, сказанные по поводу вылазок оппозиции в 1920—1921 гг.: «Партия поправляет верхи». Этот отпор низовых ячеек служит вместе с тем наглядным опровержением заявлений оппозиции о подавлении у нас внутрипартийной демократии. Если бы низовики не были втянуты в обсуждение проблем партийной жизни, они не могли бы так легко и критически отнестись к дема- гогическим выступлениям троцкистов. Очутившись в положении генералов без армии, оппозици- онная шестерка из членов ЦК (Троцкий, Пятаков, Зиновьев, Каменев, Сокольников и Евдокимов) капитулировала и подала 16 октября заявление с отказом от фракционной деятельности, оставляя за собою право принципиальной защиты своих взгля- дов. Это заявление оппозиции было лишь маневром с ее сто- роны, как и последующее заявление 8 августа 1927 г. Значения этих «капитулянтских» шагов не скрывали впоследствии троцки- сты и прежде всего Троцкий, который в письме к Урбансу (март 1928 г.) заявляет: «Что касается ваших многочисленных и резких критических замечаний о наших «заявлениях» (16 октября 1926 г., 8 августа 1927 г. и на XV съезде), то вы обнаруживаете
3. ТРОЦКИСТСКО-ЗИНОВЬЕВСКИЙ БЛОК 1926-1927 гг. 157 непонимание одной простой вещи, что все эти заявления не были нашими пропагандистскими документами, а были публично отдан- ными приказами о временном отступлении»1. На XV партконференции оппозиционный блок отстаивал прин- ципиальную правоту своей позиции и защищал взгляды Троцкого о невозможности построения социализма в одной стране. Тем самым оставались без изменения и сохраняли свое одиозное зна- чение ликвидаторские выводы оппозиции о перерождении пар- тийного и государственного аппарата, о термидорианстве, мелко- буржуазном сползании или кулацком уклоне партии. Поведение оппозиции было явно вызывающего характера, и по существу она не отказывалась ни от одного своего оппортунистического поло- жения, защищая свои взгляды сплошь и рядом чисто меньшевист- скими аргументами. XV партконференция подвела итог всей деятельности оппозици- онного блока и констатировала переход «новой оппозиции» к троц- кизму в основном вопросе о характере и перспективах нашей революции. Конференция признала, что взгляды Троцкого и его единомышленников являются прямым приближением ко взгля- дам социал-демократии в лице одного из ее лидеров — Отто Бауэра, утверждавшего, что «в России, где пролетариат состав- ляет только незначительное меньшинство нации, он может утвер- дить свое господство только временно», что «он должен неизбежно вновь потерять его, как только крестьянская масса нации сдела- ется достаточно зрелой в культурном отношении для того, чтобы самой взять власть в свои руки», что «временное господство инду- стриального социализма в аграрной России есть только пламя, которое призывает пролетариат индустриального Запада к борьбе», что «только завоеванием политической власти со стороны про- летариата индустриального Запада можно обеспечить длительное господство индустриального социализма в России»2. Поэтому конференция квалифицировала подобные взгляды Троцкого и его единомышленников как социал-демократический уклон в нашей партии в основном вопросе о характере и перспек- тивах нашей революции3. 1 Цитировано по ст. Ярославского «У последней черты», «Большевик» №№ 23 и 24 1928 г. 2 Стенографический отчет XV партконференции. Из резолюции об оппозиционном блоке, стр. 814. 3 Курсив в тексте резолюции.
158 ПЕРЕХОД ОТ ВОССТАНОВИТЕЛЬНОГО ПЕРИОДА К РЕКОНСТРУКЦИИ Конференция отметила далее «революционные слова и оппорту- нистические дела оппозиционного блока». Слова и дела оппозиции неизменно вступают в конфликт. Таковы, например, оппортунисти- ческие дела — предложение пересмотра тактики единого фронта, тактики, проводимой Коминтерном в борьбе за вовлечение бес- партийных и социал-демократических рабочих на Западе на путь мировой революции, поддержка высоких цен на промышленные товары в форме повышения отпускных цен на товары, требование извлечь из кооперации капиталы в пользу промышленности и т. д. Отмечая полный идейный крах оппозиционного блока благо- даря активной поддержке ЦК со стороны широких партийных масс, конференция поставила очередной задачей для партии — вести дальнейшую решительную идейную борьбу с социал-демо- кратическим уклоном в нашей партии вплоть до полного призна- ния оппозицией своих ошибок. Голос и воля партии, выраженные в решениях XV партконференции, не оказали, однако, отрезвля- ющего влияния на оппозицию. Неискренне держась перед конфе- ренцией и на самой конференции, оппозиция продолжала фрак- ционную деятельность после нее, и оппозиционный блок, кото- рый был на самом деле выражением социал-демократического уклона в нашей партии, скоро перешел на путь образования новой партии. 4. ОППОЗИЦИЯ ПЕРЕХОДИТ НА ПУТЬ ОБРАЗОВАНИЯ ВТОРОЙ ПАРТИИ Уже на VII пленуме ИККИ своим поведением оппозиция показала, что подписанное ею заявление от 16 октября является простым клочком бумаги. Со времени февральского и апрель- ского пленумов ЦК 1927 г. выступления оппозиции приняли осо- бенно развязный, демагогический характер. На апрельском пле- нуме оппозиция сделала резкий поворот в вопросах политики цен и не только сняла лозунг высоких цен на промышленные товары, но и обвиняла ЦК в том, что он недостаточно энергично дейст- вует в направлении снижения цен. Что такой поворот был только маневром со стороны троцкистов, об этом скоро поведали миру отделившиеся от них сапроновцы, да и сами троцкисты косвенно в этом признались впоследствии.
4. ОППОЗИЦИЯ ПЕРЕХОДИТ НА ПУТЬ ОБРАЗОВАНИЯ ВТОРОЙ ПАРТИИ 159 Демагогические приемы применяются оппозицией в особенно- сти в вопросах международной политики. Поражение китайской революции и разрыв англо-советских отношений используются ими как доказательства ошибочности и неумелости руководства пар- тии. Они выбрасывают лозунги — выход представителей ВЦСПС из англо-русского комитета, немедленное образование советов в Китае и т. д. Не говоря ужо о несвоевременности вообще этих «левых» лозунгов, выставление их теперь со стороны оппози- ции особенно подчеркивало ее беспринципность, так как недавно еще представители ее выставляли совершенно противоположные лозунги. В момент особенных трудностей для советской власти, во время, разрыва англо-советских отношений, оппозиция выступила с «доку- ментом 83» и открыла петиционную кампанию в пользу приложен- ной к Обращению в Политбюро своего рода программы, являю- щейся вызовом по адресу партии и ЦК. «Пролетарская диктатура, ослабляется в самой ее классовой основе» — торжественно заявля- ется в платформе «левого пролетарского, ленинского крыла нашей партии», как назвала себя троцкистская оппозиция. «Советский термидор» является естественным результатом политики партии, вытекающей из теории победы социализма в одной стране. Полным ходом идет «перерождение» Советского государства на пути неоп- эпа. И в вопросах внутренней политики и в вопросах международ- ной революции ЦК «сползает с рельс классовой политики». Таким образом, разногласия оппозиции с партией из области организационно-тактических вопросов переходят в программные. В то же время оппозиция выдвинула теперь теорию «условного оборончества», являющуюся также естественным выводом из тео- рии «перерождения» диктатуры пролетариата. В момент, когда нависла угроза империалистической войны против СССР, оппо- зиция не только не считала первоочередной своей обязанностью принимать все меры к предотвращению военной опасности против страны пролетарской диктатуры и к мобилизации всего мирового пролетариата для защиты СССР, как пролетарского отечества, но и самый вопрос об обороне СССР поставила в зависимость от смены руководства в партии. На VIII пленуме ИККИ Троцкий заявил, что «опаснейший из опасностей войны — режим в партии». В июле в письме на имя т. Орджоникидзе Троцкий формулировал свой известный «тезис о Клемансо». Смысл этого заявления тот,
160 ПЕРЕХОД ОТ ВОССТАНОВИТЕЛЬНОГО ПЕРИОДА К РЕКОНСТРУКЦИИ что в случае военных неудач или угроз войны должен быть постав- лен, прежде всего, вопрос о смене руководства партии, подобно тому, как это сделал Клемансо с французским правительством, когда враг стоял в 80 километрах от Парижа. Как теория о совет- ском термидоре, так и самая постановка вопроса об условной защите СССР показывали, что оппозиция скатывается уже на явно контрреволюционный путь. С приближением времени созыва XV съезда партии оппо- зиция поставила задачей вызвать партию на дискуссию за три месяца до съезда, повторить дискуссионную лихорадку, подобную той, которую Троцкий вместе с Бухариным создавали в 1918 г. и в 1920—1921 гг. За подписью 13 членов ЦК и ЦКК1 оппозиция внесла в Политбюро проект платформы большевиков-ленинцев (оппозиции). Оппозиция, таким образом, и формально отмежева- лась от партии присваивая себе особое название. В общем, эта платформа «большевиков-ленинцев» означала собою дальнейшее скатывание оппозиции от основных вопросов программы и тактики ленинизма к меньшевизму. Маневр оппозиции не удался. ЦК партии объявил дискуссию за месяц до открытия съезда. Троцкисты выступили с новым доку- ментом, так называемыми «Тезисами большевиков-ленинцев (оппо- зиции) к XV съезду ВКП(б)», представляющим собою контртезисы оппозиции о пятилетием плане народного хозяйства. В предсъ- ездовской платформе оппозиции выставлялись прежние обвине- ния по адресу ЦК в сползании с классовой линии, в потворстве кулаку, нэпману и бюрократу, в том, что индустриализация идет за счет рабочего класса и т. п. В духе «рабочей оппозиции», или мясниковщины, авторы контр- тезисов заявили, что «пятилетка Госплана... является обоснова- нием практики, мечтающей заткнуть противоречия нашего развития усиленным нажимом на мускулы рабочего, охраняя под любым предлогом накопление капиталистических слоев»2. Эти заявления оппозиции, клеветнические и лживые с первого слова до послед- него, тем более демагогичны, что одновременно лидеры оппозиции на юбилейной сессии ВЦИК выступали и голосовали против пере- хода на 7-часовой рабочий день. 1 Н. Мурадова, Л. Троцкого, Г. Зиновьева, Г. Евдокимова, Л. Каменева, Авдеева, И. Смилги, Г. Пятакова и др. 2 Сборник дискуссионных материалов «Партия и оппозиция накануне XV съезда», вып. II, стр. 45.
4. ОППОЗИЦИЯ ПЕРЕХОДИТ НА ПУТЬ ОБРАЗОВАНИЯ ВТОРОЙ ПАРТИИ 161 В контртезисах о работе в деревне — тот же отход от ленинизма, то же непонимание социалистических путей развития советской деревни. В полном согласии с теорией Преображенского в тези- сах подчеркивалось, что растет капиталистическая дифференциа- ция крестьянства, возрастает удельный вес крайних групп за счет средних, середняк «вымывается». Факты, оказывается, неопровер- жимо свидетельствуют о капиталистическом процессе расслоения, а не об общем подъеме бедняцко-середняцких масс крестьянства. Партия затушевывает это расслоение и делает «ставку на так называемого крепкого крестьянина, т. е. по существу на кулака»1. Так извращается оппозицией ленинская установка в рабоче-кре- стьянском союзе. Это капиталистическое развитие деревни получает сильнейшую поддержку в кооперации, являющейся по словам оппозиции ору- дием в руках зажиточных и кулацких слоев для своего обогаще- ния. «Наша сельскохозяйственная кооперация, — провозглашается в контртезисах оппозиции, — ...не ослабляет, а усиливает процесс расслоения деревни»2. Выход из этого положения оппозиция находит в коллективиза- ции, противопоставляемой ею кооперации. Но троцкистский план коллективизации ничего общего не имеет с ленинским коопера- тивным планом: кооперативный план оппозиции рассчитан только на бедняцкие слои крестьянства, на «организацию коллективизации из деревенской бедноты». В этом ярко выразился анти-серед- няцкий уклон троцкистской оппозиции, полностью устраняющей середняков из коллективизации. Другая особенность кооперативного плана оппозиции — отказ от ленинских методов его проведения на практике. Оппозиция рассчитывает лишь на одно извлечение средств из государственных источников при полном отказе от использования самодеятельности населения. Это старый троцкистский метод разрешения проблемы: коллективизации — «декретировать развитие колхозов», по опреде- лению т. Сталина. Наиболее яркое выражение этот метод получил в сапроновской «платформе 15», где предлагалось современную кооперацию заменить «государственно-кооперативной системой», не говоря уже про полную безжизненность троцкистского плана 1 Сборник дискуссионных материалов «Партия и оппозиция накануне XV съезда», вып. III, стр. 43, а также 42, 36 и 29. 2 Там же, стр. 51.
162 ПЕРЕХОД ОТ ВОССТАНОВИТЕЛЬНОГО ПЕРИОДА К РЕКОНСТРУКЦИИ кооперации, следует отметить, что, осуществленный на практике, он привел бы к полному крушению кооперации как системы соци- алистического строительства. Административно введенная кооперация привела бы лишь к механическому включению участников ее в органы кооперации и обрекла бы их на полную бездеятельность. Вместо кооперации, основанной на самодеятельности трудящихся, образовался бы один из отделов госаппарата, бюрократически решающий все вопросы производственно-потребительской кооперации. Декретирование такой кооперации лишило бы социалистического значения коопе- рацию, как один из методов вовлечения в социалистическое стро- ительство широких трудящихся масс. Фактически оппозиция отказывается от кооперативного плана Ленина. Классовую линию, которую она реально пытается про- водить в деревне, можно видеть из ее требования организации «союза деревенской бедноты». Троцкистские организации «союза деревенской бедноты», кото- рые представлялись самостоятельными, со своими правлениями, постоянными штатами, на практике стали бы носить характер цеховой организации и противостояли бы советам и кооперации. Партия же стояла за учреждение групп бедноты без организаци- онных функций при советах, в колхозах или при правлениях коо- перации и т. д. Партия не могла пойти на создание союза деревенской бед- ноты, так как подобные организации привели бы к изоляции середняка и содействовали возникновению второй, крестьянской партии. Кулаки стремились бы проникнуть в подобные органи- зации и пытались бы превратить их в организации крестьянской партии. Идея кулацкого крестьянского союза была бы реализована в форме союза бедноты. Осуществление этого требования привело бы на деле к ослабле- нию пролетарской диктатуры, подобно другим требованиям оппо- зиции. Требуя на словах нещадной борьбы с частным капиталом, оппозиция вместе с тем предлагала изъять наши средства из коо- перации и направить их на индустриализацию. Это изъятие средств ослабило бы только кооперацию, которая лишь начала укрепляться, и привело бы на практике к усилению частника, который свою силу базировал главным образом в сфере обращения. Такое же «реальное» значение имели и остальные практические требования
4. ОППОЗИЦИЯ ПЕРЕХОДИТ НА ПУТЬ ОБРАЗОВАНИЯ ВТОРОЙ ПАРТИИ 163 оппозиции, как например обязательный хлебный заем у 10% зажи- точных кулацких дворов в размере 150—200 млн. пудов, а также изъятие нескольких сот миллионов рублей на индустриализацию из накоплений крепкого зажиточного и особенно кулацкого хозяй- ства, наряду с нажимом на частника и «уплотнением» бюрократии. Предлагаемые троцкистами мероприятия носили глубоко анти- середняцкий характер и в случае своей реализации главный удар нанесли бы середняку. Извлечение денежных средств из коопе- рации подорвало бы вовсе кооперацию в деревне и отдало бы середняка во власть ростовщического капитала. Обязательный хлебный заем или денежная конфискация, налагаемые формально только на зажиточную верхушку деревни, задели бы также серед- няка. Прежде всего, слишком уже расплывчатая и неопределен- ная категория — «зажиточное и особенно кулацкое хозяйство», вычисляемая притом в размере 10% крестьянских дворов. При той силе, которой кулак обладал в те времена кое-где на местах, такие мероприятия непосредственно коснулись бы и середняка, неправильно включаемого в категорию зажиточных. Несомненно, с другой стороны, кулак постарался бы и имел все возможности тогда перевести всю тяжесть натурального и денежного налогов на экономически зависимого от него середняка. Голосование этой платформы на ячейках дало убийственные результаты для оппозиции, равно как с треском провалилась и петиционная кампания. Оппозицией было получено примерно шесть тысяч голосов, т. е. 0,5% в партии. Кроме этой платформы троцкистской оппозиции ко времени XV съезда циркулировали еще «платформа 15» и так называ- емая «вдовья платформа». Ядро «группы 15» составляли быв- шие демократические централисты (децисты) и примыкавшие к ним Т. Сапронов, В. Смирнов, М. Миньков, Т. Харечко и др. Сапроновско-смирновская платформа по содержанию своему мало чем конкретно отличается от документов, распространявшихся основным троцкистским ядром. То же отрицание возможностей социалистического строительства, только разве в более резкой форме выраженное; те же выпады против ленинского руковод- ства в партии, в более только сильной степени. «ЦК подходит к последним пределам сползания с пролетарских позиций», — заявляют авторы платформы. В троцкистской платформе сказано: «ЦК сползает с рельс классовой политики».
164 ПЕРЕХОД ОТ ВОССТАНОВИТЕЛЬНОГО ПЕРИОДА К РЕКОНСТРУКЦИИ Если троцкисты говорили о советском термидоре, то деци- сты заявляли уже об установлении у нас «крестьянско-кулацкой демократии». Крестьянско-кулацкая демократия проявляется, например, в пассивном приспособлении к нуждам сельского хозяйства, в частности в политике снижения цен, в полном пре- небрежении интересами госпромышленности и интересами рабо- чего класса. «Перерождаются» и органы советской власти. «Даже деятель- ность ГПУ, преемника ВЧК, также все более сбивается с пути пролетарской революции. Вместо борьбы с политической и эко- номической контрреволюцией его деятельность все более начи- нает направляться на борьбу с законным недовольством рабо- чих, вызываемым бюрократическими и мелкобуржуазными извра- щениями, и даже с внутрипартийной оппозицией». Точно так же Красной армии грозит перспектива «превратиться в удобное ору- дие для авантюр бонапартистского пошиба». В «платформе 15» мы находим многое старое из программы сапроновцев 1919—1921 гг. Тут и требования «революционного содержания советской конституции», положения о партийных комитетах, которые должны быть исполнителями воли партий- ных масс, и противопоставление «верхов» и «низов». Новое разве в требовании «восстановления советов», лозунге, заимствованном у Мясникова и Панюшкина. Децисты не изменяли себе в нападках на ленинский ЦК, и не было, казалось, той клеветы, которую они не возводили бы на руководство в партии. Возмутительными в особенности были беспрерывные заявления о наступившем партийном кризисе после смерти Ленина. Надо обладать развязностью Сапронова, который вел всегда борьбу против Ленина в самых возмутительных формах, чтобы иметь теперь смелость прикрывать свой отход от больше- визма именем Ленина. Эти «левейшие», от которых отмежевывались даже троцкисты из-за неприкрытой контрреволюционности их, вскоре в новом заявлении (21 октября) звали уже на открытую борьбу против ЦК партии. «Левейшая» группа Сапронова—Смирнова с самого начала своего возникновения переходит в подполье. В момент обостренной внутрипартийной борьбы зара- нее была осуждена на неудачу примиренческая попытка группы лиц, обратившихся в ЦК с особым заявлением, известным под
4. ОППОЗИЦИЯ ПЕРЕХОДИТ НА ПУТЬ ОБРАЗОВАНИЯ ВТОРОЙ ПАРТИИ 165 именем «вдовье письмо», подписанное Каспаровой, Новгородцевой, Беленькой, Сталь, Овсянниковым и другими еще 35 товарищами1; оно преследовало те же цели, что и первая «буферная» группа — Смилги и Раковского. Авторы письма призывали «забыть взаим- ные обиды», несвоевременно выдвигали они требование дискуссии для изжития разногласий. Первое требование было явно оппорту- нистическим. Самый факт распространения «письма» и собирания подписей несомненно служил на-руку оппозиции. Как указывает т. Ярославский, происходило какое-то разделение труда между троцкистами и сторонниками «вдовьей платформы» в отношении подписей за ту или другую платформу. Троцкистская оппозиция ко времени XV съезда все более оформляется в отдельную партию. Образуются свои фракционные центры, свой ЦК дает директивы местам. Собирание подписей производится также организованно. Создается «Устав по оказанию помощи пострадавшим в оппозицию». Уже выступление Зиновьева в Колонном зале, на торжествен- ном заседании по случаю 15-летнего юбилея «Правды», с кри- тикой линии ЦК в присутствии беспартийных явилось выходом троцкистской оппозиции из рамок партийной и советской легаль- ности. В июле произошла первая уличная демонстрация оппози- ции, связанная с проводами Смилги, долго отказывавшегося ехать в Хабаровск в виде протеста против «ссылки» его. Отъезд его троц- кисты превратили в политическую демонстрацию на Ярославском вокзале, с участием молочниц и дачной публики. Обманным путем троцкисты напечатали свою платформу к съезду в одной из типографий. Вскоре они затеяли подпольную типографию для размножения своих документов, причем оказались в подозрительном соседстве с группой беспартийных буржуаз- ных интеллигентов, в свою очередь связанной с белогвардейской группой Щербакова. Раскрытие этих антипартийных н антисовет- ских поступков не остановило оппозицию от дальнейшей борьбы с партией. Она захватывает помещения для своих собраний, устраивает подпольную типографию в 20 километрах от Москвы, наконец, подготовляет «день 7 ноября». Десятилетний юбилей советской власти оппозиция пыталась превратить в демонстрацию против нынешнего руководства партии. Особенное значение при- давали подготовке демонстрации сапроновцы. 1 Е. Ярославский, Против оппозиции, стр. 259.
166 ПЕРЕХОД ОТ ВОССТАНОВИТЕЛЬНОГО ПЕРИОДА К РЕКОНСТРУКЦИИ «День 7 ноября 1927 г., — заявляет один сапроновец, — буду- щий историк отметит как неудачное выступление пролетариата за новую революцию»1. Демонстрация окончилась полным провалом, хотя организаторы приняли все необходимые подготовительные меры. Были выстав- лены знамена с вызывающими, демагогическими лозунгами, направ- ленными против политики партии: «Повернем огонь направо против кулака, нэпмана и бюрократа», «Против оппортунизма, за единство ленинской партии», «Назад к Ленину». Демонстранты-троцкисты шли с портретами «вождей». Троцкий, Зиновьев и Каменев при этом попали в «подлинные вожди Октябрьской революции», как писалось в прокламации Согласно предварительной инструк- ции «вожди» объезжали с утра районные колонны и т. д. Одного только не учли зарвавшиеся авантюристы, что за их фракцион- ными небольшими группами никто не пойдет из рабочих колонн. Антисоветская демонстрация 7 ноября обнаружила ничтожнейший удельный вес троцкистов в рабочей массе. Ко времени XV съезда партии полностью была идейно разо- блачена троцкистская оппозиция. Крупнейшие партийные органи- зации на своих предсъездовских конференциях признали взгляды троцкистской оппозиции несовместимыми с принадлежностью к ВКП(б). Предсъездовская дискуссия в рядах партии дала оппозиции около 6 тыс. голосов из 725 тыс., голосовавших за линию пар- тии. Кончился полным крахом призыв оппозиции к беспартийным рабочим массам. На самом съезде оппозиция, которая готовилась стать уже второй партией, сделала новую попытку обмануть доверие пар- тии. Она попыталась повторить маневр из своего недавнего прошлого, выступив с заявлением, подобным своим заявлениям от 16 августа 1926 г. или 8 августа 1927 г. В этом своем новом заявлении она обещала распустить фракцию и отстаивать дальше свои взгляды только в рамках партийного устава. Маневр троцки- стов не удался, съезд единодушно отверг предложение оппозиции, потребовав полного идейного и организационного разоружения оппозиции. В резолюции по отчету ЦК, единогласно принятой всем съездом, дается исчерпывающее определение идеологии оппозиции 1 Е. Ярославский, Краткие очерки по истории ВКП (б), ч. 2, изд. 3-е, стр. 347.
4. ОППОЗИЦИЯ ПЕРЕХОДИТ НА ПУТЬ ОБРАЗОВАНИЯ ВТОРОЙ ПАРТИИ 167 как сложившегося и оформившегося меньшевизма в его своео- бразной троцкистской формулировке. Идеология троцкизма харак- теризуется следующим образом: «Отрицание социалистического характера советских государственных предприятий, отрицание воз- можности победоносного социалистического строительства в нашей стране, отрицание политики союза рабочего класса с основными массами крестьянства, отрицание организационных принципов большевизма... привели троцкистско-меньшевистскую оппозицию к клевете на СССР как переродившееся термидорианское государ- ство, к отрицанию пролетарской диктатуры в СССР и контррево- люционной борьбе против нее»1. «В итоге, — продолжаем цитировать резолюцию съезда, — оппозиция идейно разорвала с ленинизмом, переродилась в мень- шевистскую группу, стала на путь капитуляции перед силами международной и внутренней буржуазии и превратилась объек- тивно в орудие третьей силы против режима пролетарской дикта- туры. Именно поэтому получила оппозиция столь сокрушительный отпор как со стороны всей массы членов партии, так и со стороны рабочего класса в целом». Тактика оппозиции находилась в полном соответствии с ее меньшевистской идеологией и программными и организацион- ными принципами ее платформы. Путь фракционной деятельности, на который вступил оппозиционный блок, поставил его не только за грань «устава партии», но и «за грань советской легальности». Если троцкистам и зиновьевцам не удалось образовать вто- рую партию, то не по собственной вине. Фракционная деятель- ность троцкистской оппозиции велась и за границей. Вот почему XV партсъезд подчеркнул, что «антисоветская тактика оппозиции, применяемая и за границей, связанная с пропагандой клеветни- ческих наветов против СССР, фактически поставила оппозицию в один ряд с открытыми врагами страны диктатуры пролетариата»2. Как вывод из подобной характеристики, съезд вынес постанов- ление, что троцкистам не место в партии, как явным меньшевикам и контрреволюционерам. «Принимая во внимание, что разногласия между партией и оппозицией из тактических переросли в про- граммные, что троцкистская оппозиция объективно стала фактором антисоветской борьбы, XV съезд объявляет, что принадлежность 1 Стенографический отчет XV съезда, стр. 1284. 2 Резолюция об оппозиции. Стенографический отчет съезда, стр. 1317.
168 ПЕРЕХОД ОТ ВОССТАНОВИТЕЛЬНОГО ПЕРИОДА К РЕКОНСТРУКЦИИ к троцкистской оппозиции и пропаганда ее взглядов несовме- стимы о пребыванием в рядах большевистской партии».1 Троцкизм, с которым партия вела многолетнюю борьбу, был окончательно разгромлен. Троцкий и активные троцкисты были съездом исклю- чены из партии. Сапроновская группа целиком была исключена из партии как явно контрреволюционная. Организации на местах стали очищать партию от разложив- шихся троцкистских элементов. 5. РАЗВАЛ ТРОЦКИЗМА После XV съезда партии троцкистская оппозиция постепенно разваливается. Развал начался еще на самом съезде, когда ленин- градская группа в лице Зиновьева и Каменева сделала свое заявле- ние об отходе от оппозиции. Заявление, однако, было недостаточ- ное, и в январе 1928 г. Зиновьев и Каменев поместили в «Правде» письмо о своем полном организационном и принципиальном отме- жевании от оппозиции. К лету 1928 г. ленинградская группа почти вся была обратно принята в партию (Зиновьев, Каменев, Залуцкий, Евдокимов и др.). Несколько позднее были приняты в партию так называемые безвождисты — Саркис, Сафаров, Вардин, Наумов и др., составлявшие левую (сафаровскую) группу в самой ленин- градской оппозиции2. Только после полного, безоговорочного при- знания правильности линии партии и отмежевания от оппозиции они были приняты в партию. Среди оставшихся в оппозиции образовался полный идейный разброд. Возникают отдельные группки, течения, настолько немно- гочисленные, что, как рассказывает т. Ярославский, у 11 или 12 оппозиционеров было 4—6 течений. От троцкистов еще до съезда отмежевались сапроновцы, или децисты. Сапроновская группа уже летом 1927 г. фактиче- ски ушла в подполье. После съезда она вступила на открытый контрреволюционный путь. В своей повой платформе «Рабочий путь к власти» она нападала даже на троцкистско-зиновьевскую оппозицию за то, что та «боялась рабочего класса и пыталась 1 Стенографический отчет съезда, стр. 1284. 2 Е. Ярославский, Вчерашний и завтрашний день троцкистов, «Большевик», № 2, 1929 г.
5. РАЗВАЛ ТРОЦКИЗМА 169 осуществить завоевание власти своими силами и только внутрипар- тийным путем». Сапроновская группа открыто заявляла, что про- летариат («от имени которого» она выступает!) будет бороться против нынешнего правительства «за свою диктатуру, за подлин- ную власть Советов». Еще дальше шли мясниковцы, пытавшиеся организовать новый — IV Интернационал. Программа их и вся деятельность были настолько подозрительны, что даже для троцки- стов они казались одно время какой-то провокаторской группой1. Среди троцкистов тоже образовались разные течения: «неприми- римые» во главе с Троцким, примиренцы во главе с Преображенским, шатающиеся между теми и другими, как Радек, и разные другие оттенки и группировочки. Наряду с этим начался самотеком отход от троцкистской оппозиции. Отходили лучшие элементы, в особенности рабочие. С XIV съезда по 1 июня 1928 г. отошло от оппозиции 4 350 чело- век, из них рабочих-троцкистов — 2 357; после XV съезда ото- шло 3 098, из них рабочих — 1 7272. Крах троцкистской оппозиции вначале не смущал лидеров ее. Непосредственно после съезда Троцкий посылает за границу два директивных письма. В одном из них он призывает троцкистов продолжать борьбу против ВКП(б) и Коминтерна. Из тактических соображений он пока не призывает к борьбе против Советского государства, но рекомендует «бить по руководству ВКП(б) и Коминтерна». Современный момент в СССР он оценивает как «керенщину наизнанку». «Советский термидор» даст возможность буржуазии прийти к власти подобно тому, как через керенщину пролета- риат проложил себе дорогу к власти. Троцкий выдвинул следу- ющие лозунги для борьбы с партией и по существу с пролетар- ским государством; 1) тайное голосование, 2) организация стачек, 3) подготовка своих кадров к гражданской войне. Правда, Троцкий предполагал «предварительно» испытать «путь реформ». Но идейная подготовка к гражданской войне намечалась в самом начале подпольной деятельности троцкистов. В конце 1928 г. Троцкий в этих целях давал своим сторонникам прямые директивы по организации второй партии, которая должна была уйти в подполье. 1 Е. Ярославский, О двурушничестве, «Большевик» № 4, 1929 г. 2 Там же, стр. 28.
170 ПЕРЕХОД ОТ ВОССТАНОВИТЕЛЬНОГО ПЕРИОДА К РЕКОНСТРУКЦИИ Пока троцкисты ограничивались подрывной работой на местах. Они принимали активное участие по срыву колдоговоров, боро- лись с партийным влиянием на перевыборах фабзавкомов. Где бы на заводе или в каком другом предприятии ни происходили волынки — организаторами движения являлись троцкисты, став- шие уже вполне оформленной контрреволюционной партией. Когда советская власть выслала Троцкого за границу, он и там продолжал ту же подрывную работу, номинально против партии, а по существу и против партии и против пролетарского госу- дарства. Начав свою деятельность с выступлений в буржуазной печати, он пытается объединить осколки троцкистских групп, чтобы успешнее повести борьбу против Коминтерна и СССР. Попытки к объединению фактически начались значительно раньше, еще когда троцкистская оппозиция у нас была легальной. С самого начала троцкистско-зиновьевский блок вел политику соглашения с анти-ленинскими уклонистами в Коминтерне, солидаризирующи- мися с оппозицией в ВКП(б), перешедшими уже в контрреволю- ционный лагерь. В своих платформах троцкисты требовали возвра- щения в Коминтерн «левой» группы Рут Фишер—Маслова. Троцкий затевает за границей новый блок в международном масштабе. Этот, по определению т. Ярославского, Августовский интернационал замышлялся по типу прежних беспринципных бло- ков, создаваемых Троцким, и должен был явиться центром объ- единения всевозможных группировок от ультраправых до ультра- «левых». Троцкий опирается при этом на буржуазных интеллиген- тов вроде Истмена, или на весьма подозрительных социалистов или ренегатов коммунизма, опирающихся в свою очередь на владельцев булочных и колбасных1. Попытки создать серьезное международное объединение из всех оппозиционных групп не удались, как не уда- лись попытки Троцкого играть руководящую роль в Ленинбунде2. Но сближение правых и «левых» ренегатов коммунизма является несомненным фактом. Недавно был заключен официальный блок ультра-«левых» из Ленинбунда с исключенными из Коминтерна правыми брандлеровцами. 1 Е. Ярославский, Мертвые шагают быстро, «Большевик» № 18, 1929 г. 2 Ленинбунд — ленинский союз. Такое громкое название приняло объединение германских «ультралевых», примыкавших к троцкистам. Платформа Ленинбунда — об- щая платформа троцкизма. Ренегатство «левых» коммунистов началось с первых шагов основания союза. После организационного оформления Ленинбунда из него вышел ряд его основателей, которые перешли в социал-демократическую партию.
5. РАЗВАЛ ТРОЦКИЗМА 171 В итоге двухлетних усилий удалось Троцкому собрать малень- кие ничтожные группки из ренегатов от коммунизма. Ни одной крупной организации троцкисты не смогли завоевать. Ничтожно их влияние — если и может идти речь о каком-либо влиянии троцкистов — на международный пролетариат. На выборах в гер- манский рейхстаг в 1930 г. им не удалось заполучить ни одного депутата. Международная «левая» оппозиция («большевики-ленинцы»), как нагло именует себя троцкистская оппозиция со своим основ- ным ядром в лице «русской большевистской оппозиции во главе с Троцким», представляет собою жалкий осколок из 10, примерно, интеллигентских группочек, не связанных с рабочими массами, сколоченных Троцким наподобие Августовского блока. Ренегаты от коммунизма, присвоив себе название «большевиков-ленинцев», пытаются примазаться к Коминтерну под видом «коммунистической оппозиции», в действительности же только эти наглые претензии и отличают их от меньшевиков, с которыми они целиком слились в методах действий и программных вопросах. Все эти группировки, и правые и «левые», безразлично, объе- диняются лишь в одном — в ненависти к ленинизму, в презрении к урокам «азиатской Октябрьской революции», во вражде к пер- вому пролетарскому государству. В конфликте на Китайско-восточной железной дороге они все- цело на стороне китайских генералов. СССР они приравнивают к обычным империалистическим государствам, и «Знамя ком- мунизма», орган Ленинбунда, по адресу СССР заявляет: «Руки прочь от Китая!»1. Французские троцкисты видят в конфликте попытку со стороны Советского государства проложить дорогу в Манчжурию русскому империализму. Троцкий не только не отме- жевывается от защитников китайской реакции, но в свою очередь обвиняет ВКП(б) в провокации Чан Кай-ши. Не останавливаясь перед низкопробной клеветой, троцкисты ведут пропаганду, что СССР как государство несоциалистическое не может стать предметом защиты международного пролетариата. Точно так же характерны обвинения в преувеличении нами воен- ной опасности. Затушевывая подготовку империалистской войны против нас, троцкисты тем самым поддерживают борьбу империа- листов о СССР. Е. Ярославский, Мертвые шагают быстро, «Большевик» № 18, 1929 г.
172 ПЕРЕХОД ОТ ВОССТАНОВИТЕЛЬНОГО ПЕРИОДА К РЕКОНСТРУКЦИИ Троцкий со своими сторонниками из среды правых и левых ренегатов коммунизма стоит против всякого реального проявления коммунистического движения на Западе. Вместе с социал-фаши- стами Троцкий принимал участие в борьбе против антивоенного дня 1 августа. В момент обостренной классовой борьбы между капитализмом и западным пролетариатом, когда социал-демократы, всюду становятся во главе репрессий против растущего револю- ционного движения, Троцкий делает официальное заявление о воз- можном сотрудничестве с известной частью социал-демократии. Троцкизм несомненно стал придатком социал-фашизма. Нет той грани падения, перед которой Троцкий остановился бы. В бур- жуазной печати он нападает на пролетарскую диктатуру. Недавно издательство в Берлине обещало выпустить новую книгу Троцкого, в которой будет дано изображение «цезаристской натуры Ленина.... в новом освещении». Выпущенная Троцким книга «Моя жизнь» действительно пред- ставляет образец ренегатства и предательства интересов револю- ции. Книга полна извращений в области фактов из истории партии и революции, отличается наглым самовосхвалением и преследует цели дискредитации СССР и ВКП(б) с Коминтерном. В современной эволюции троцкизма характерна, как для всякой оппозиции, легкость перехода троцкистов от «левых» фраз к ярко правым, оппортунистическим лозунгам. Троцкий отрицает насту- пление революционного подъема рабочего движения на Западе, третий период послевоенного капитализма называет «третьим пери- одом ошибок Коминтерна». Он отрицает возможность победы социализма в Китае, выстав- ляет для китайской революции лозунг Учредительного собра- ния и резко восстает против коминтерновского лозунга советов для Китая. А между тем, еще недавно, только в 1927 г., троц- кистская оппозиция главной мишенью нападения против руковод- ства Коминтерна выставляла отказ от лозунга советов для Китая. Коминтерн отказывался от его выставления ввиду его несвоевре- менности в тогдашних условиях развития китайской революции, до разрыва еще Чан-Кай-ши с гоминданом и предательства самого гоминдана. Позиция троцкистов в китайском вопросе выделяется своей беспринципностью, полным извращением исторических фак- тов, сплошным авантюризмом. Когда-то «леваки», Троцкий и К0,
5. РАЗВАЛ ТРОЦКИЗМА 173 поставили теперь крест над китайской революцией и выдумывают для нее старые меньшевистские рецепты, подобные тем, которые предлагались меньшевиками в эпоху первой русской революции 1905 г. Последнее воззвание троцкистов «К коммунистам Китая и всего мира (о задачах и перспективах китайской революции)» вскрывает полностью политическое банкротство троцкистской «коммунистиче- ской оппозиции». Заявив, что «вторая китайская революция закон- чена», они требуют «перехода к обороне и выставляют мобили- зацию масс под лозунгом демократии»1. Они выдвигают основное требование: «Полновластное национальное собрание». Троцкисты не только по-прежнему отрицают «абстрактную про- паганду советов, как постановил Коминтерн», но сочиняют «новые» доводы, а по существу старые меньшевистско-троцкистские доводы о невозможности крестьянских советов, поскольку крестьянство-де неспособно к какой-либо организационной роли. Для создания же рабочих советов в Китае еще нет и не предвидится подходящих условий: «К созданию рабочих советов можно будет приступить только при победе революции в городах. Когда это наступит, мы не знаем»2. Таким образом, для Китая остаются перспективы развития только буржуазной революции, без намека, как подчеркивается в воззвании, на перерастание в социалистическую. Вся политика Коминтерна в отношении китайской революции объявляется сплошным авантюризмом. Троцкисты отрицают нали- чие революционной обстановки в Китае, объявляют ложью сооб- щения «сталинской печати» об «установлении советской власти в значительной части Китая и создании китайской красной армии». Агенты социал-фашизма осмеливаются называть ложью общеиз- вестные факты о победе советов на территории Китая с 50—60 млн. населением или о создании молодой, но уже сильной китайской красной армии. Вся эта ложь и клевета на политику Коминтерна нужна троцки- стам только за тем, чтобы кое-как затушевать свой оппортунизм, чтобы найти какую-либо видимость для оправдания демобили- зации масс, к которой они призывают своими капитулянтскими лозунгами. 1 «Бюллетень оппозиции» (орган Троцкого) № 15—16. 2 Там же.
174 ПЕРЕХОД ОТ ВОССТАНОВИТЕЛЬНОГО ПЕРИОДА К РЕКОНСТРУКЦИИ Особенно ярка эволюция троцкизма слева направо в оценке текущего момента в СССР. Троцкий не ограничивается выставле- нием одних «левых» лозунгов, как например «восстановление дик- татуры пролетариата», поскольку в СССР сейчас «керенщина наиз- нанку». Он выступает против пятилетнего плана и против вообще генеральной линии партии, которую квалифицирует как «экономи- ческий авантюризм». Троцкий против взятых партией темпов индустриализа- ции, против темпов коллективизации, против лозунга ликвида- ции кулачества как класса на базе сплошной коллективизации. Он против наших темпов индустриализации, так как «разгон взят не по силам, индустриализация все больше держится на админи- стративном кнуте»1. В повороте бедняцко-середняцких масс в колхозы Троцкий, понятно, не видит движения к социализму основных масс кре- стьянства, а лишь печальную необходимость для последних вхо- дить в колхозы. У среднего крестьянства не оставалось никакого иного пути кроме гражданской войны, когда «ворота рынка ока- зались на замке», и «крестьянство шарахнулось в единственно открытые ворота — коллективизации». «Ликвидировать кулака — значит, по Троцкому, «ликвидировать крестьянство». Прогнозы будущего для СССР по Троцкому очень печальны. Если еще в восстановительном периоде он намечал «потухающую кривую» в эпоху реконструкции — ослабление темпов развития, то теперь подавно видит одно прозябание в нашей экономике вме- сто грандиозного роста социалистического строительства. Темпы нереальны и не обеспечены, «промышленность идет к кризису, прежде всего по причине чудовищно бюрократических методов составления плана». Для Троцкого не существует огромного трудового подъема тру- дящихся масс. Вместо социалистического соревнования и ударни- чества он видит лишь «административный кнут», которым держится индустриализация. Троцкий издевается над ленинскими призывами рабочих в партию и вообще массовым притоком рабочих в пар- тию. Он не видит в этом приливе движения масс снизу, выраже- ния с их стороны доверия к партии, а лишь результат давления. «Сплошную коллективизацию в деревне она (партия) дополняет 1 Е. Ярославский, Статья «Слева — направо», см. «Правда» № 88 от 30 марта 1930 г.
5. РАЗВАЛ ТРОЦКИЗМА 175 сплошным включением в партию заводов и цехов. Авангард рас- творяется в классе, мысль и воля партии растоптаны»1. Троцкизм начал свое восстание против партии под лозунгом сверхиндустриализации, а кончает теперь минимализмом в инду- стриализации. Программа троцкистов совпадает в настоящее время в основном с платформой правых, чем предрешается образование попыток блока правых и троцкистов в СССР. Тушинские перелеты «левых» и правых оппортунистов зиждутся на родстве социальной базы всяких уклонов, на природе мелкого буржуа с его колебаниями в обстановке обостренной классовой борьбы. Немногочисленные сторонники Троцкого, оставшиеся ему вер- ными при повальном бегстве остальных, разделяют его безнадежно пессимистическую оценку положения вещей в СССР. В этом отно- шении интересна характеристика будущего колхозов, даваемая перманентным троцкистом Раковским. «Единственно, — говорит он, — что будет беспрерывно цвести, расти и развиваться в кол- хозах, это будет новая колхозная бюрократия»2. Сами колхозы — это «детище бюрократической фантазии». Когда-то троцкисты метали громы и молнии против ленинского руководства партии за снисходительное будто бы отношение к кула- кам. Современная эволюция троцкистов целиком разоблачает цену их требований «наступления на кулачество», подавления кулачества и борьбы с ним не на жизнь, а насмерть. Раковский в новом положении троцкиста вполне последовательно теперь «заключает»: «Ни теоретические, ни практические позиции, занимаемые боль- шевиками-ленинцами, т. е. оппозицией, не вели ни к сплошной коллективизации, ни к экспроприации кулачества»3. Нельзя не согласиться с Раковским, что троцкисты, как и мень- шевики, в существе дела никогда всерьез не помышляли о соци- алистической переделке сельского хозяйства и об уничтожении классов. Перед XVI съездом партии всколыхнулись уцелевшие кое-где остатки троцкизма. Шутки ради или по наивности своей всерьез они предъявили партии требование объявить широкую дискус- сию с троцкистами, причем поставили предварительным условием 1 Цитировано по докладу т. Ярославского «О новейшей эволюции троцкизма», стр. 23, изд. Комакадемии. 2 Там же, стр. 24. 3 Там же.
176 ПЕРЕХОД ОТ ВОССТАНОВИТЕЛЬНОГО ПЕРИОДА К РЕКОНСТРУКЦИИ восстановление Троцкого в правах члена партии. Дискуссия должна была развернуться по платформе, составленной Троцким. Каждое положение в этой платформе является определенным отказом от социалистического строительства и от всех завоеваний Октябрьской революции. Платформа характерна не только ярко выраженным в ней махровым оппортунизмом, но и наглостью, раз- вязностью тона при выставлении требований, идущих явно вразрез с генеральной линией партии. Перечислим некоторые требования1: «а) в области сельского хозяйства: задержать дальнейшую коллективизацию, объяснить крестьянам пределы ресурсов и сосредоточить внимание на наи- более жизненных и обещающих колхозах, приостановить рас- кулачивание, заменить его жесткой контрактацией с кулаком; б) в области промышленности: приостановить призовые скачки инду- стриализации, отбросить лозунг «пятилетка в 4 года»', в) в обла- сти Коминтерна: прекратить авантюристскую шумиху красных дней, выдвинуть переходные требования, прежде всего для борьбы с безработицей; г) в области партрежима: прекратить в СССР растворение партии в классе, осудить «самокритику», как самую развратную форму партийно-бюрократического плебисцита, поста- вить на свободное обсуждение партии генеральную линию пар- тии, начиная с 1923 г., и на этой основе подготовить XVI съезд; д) в области теоретической: ликвидировать теорию социализма в отдельной стране... Таковы самые общие идеи, которые нужда- ются в серьезной разработке». Процитированные на московской областной конференции, а затем и на XVI съезде2, эти пункты новейшей троцкистской платформы вызвали сплошной гомерический хохот аудитории. Слишком уже нахальными и в то же время смешными каза- лись эти претензии выброшенного за борт революции политиче- ского банкрота, предъявлявшего к партии требования, означавшие по существу ликвидацию Октябрьской революции. Слишком очевидно и нечего доказывать, что эта кулацкая плат- форма Троцкого почти буквально совпадает с программой и требова- ниями правого уклона. Осуществление этой платформы на практике привело бы к полной буржуазно-капиталистической реставрации. 1 Требования взяты из доклада т. Ярославского на II Московской областной кон- ференции ВКП (б). «Бюллетень» № 6, стр. 9—10. Курсив всюду текста. 2 В докладе тов. Орджоникидзе. Стенографический отчет съезда, стр. 324—326.
5. РАЗВАЛ ТРОЦКИЗМА 177 В этой платформе ярко выявились методология троцкизма, его эклектизм, беспринципность. Колебания, паника мелкого буржуа, радикала, испугавшегося темпов нашего роста, грандиозного раз- маха социалистического строительства и связанных с ними труд- ностей нашего роста, целиком захватывают троцкистскую мел- кую душонку. Мелкому буржуа присущи обычно колебания, шата- ния между доверием к диктатуре пролетариата и привязанностью к буржуазии. Все прошлое Троцкого характеризует этот эклектизм, «левую» фразу, прикрывающую оппортунистическое, меньшевист- ское содержание. Тов. Сталин определяет троцкизм как мелкобур- жуазный радикализм. «Капитулянтство на деле как содержание. — говорит тов. Сталин о троцкизме, — “левые” фразы и “революционно”-аван- тюристские замашки как форма, прикрывающая и рекламирующая капитулянтское содержание, — таково содержание троцкизма». «Эта двойственность троцкизма отражает двойственное поло- жение разоряющейся городской мелкой буржуазии, нетерпящей режима диктатуры пролетариата и старающейся либо переско- чить “сразу” в социализм, чтобы избавиться от разорения (отсюда авантюризм и истерика в политике), либо, если это невозможно, пойти на любые уступки капитализму (отсюда капитулянтство в политике)»1. Ренегатство Троцкого, равно как саморазоблачение троцкизма, повело к усиленному распаду троцкизма у нас. От оппозиции ото- шли почти все видные лидеры из так называемого троцкистского ядра оппозиции 1923 г. и прежних троцкистских групп. Отошли Пятаков, Антонов-Овсеенко, Дробнис, Серебряков. Отошли Преображенский, Смилга, Радек, и, наконец, заявили о своем раз- рыве с оппозицией тт. И. Н. Смирнов, Богуславский, Белобородов и ряд других видных участников оппозиции. О панике и расте- рянности в рядах троцкистов говорит опубликованное в «Правде» письмо Е. Солнцева к Раковскому, не предназначавшееся автором для печати. Письмо это является наглядным примером тех гнусностей, на которые способны интриганы из троцкистов для обмана партии. Раковский, Солнцев, Сосновский и др. подали заявление об отходе от оппозиции. Но это случайно раскрытое письмо показывает настоящие цели обращения их в ЦК и ЦКК. С одной стороны, 1 Политотчет ЦК XVI съезду партии. Стенотчет съезда, стр. 52. Курсив текста.
178 ПЕРЕХОД ОТ ВОССТАНОВИТЕЛЬНОГО ПЕРИОДА К РЕКОНСТРУКЦИИ этим шагом Солнцев, составивший план такого обращения, над- еялся предупредить паническое бегство из оппозиции. С другой стороны, Солнцев и К0 ожидали наступления затруднений, которые должны де послужить на-руку троцкистам: «Осенью несомненно развернется большая драка в стране, а следовательно и в партии. Тогда возможны два варианта в ходе событий: либо... появятся шансы на то, что нам удастся проскочить в партию всем течением, либо... мы опять вступим в бой»1. Ожидание таких перспектив показывают, как в действительности враждебны интересам партии троцкисты Солнцев, Раковский, Сосновский и др., подписавшие заранее лицемерное заявление. Ошиблись они только в надежде, что им удастся превратить этот, по их заявлению, «похабный шаг в маневр, какой был сделан 16 августа 1926 г.». Партия забла- говременно приняла меры против подобного предательства со сто- роны «лидеров», теряющих последнюю соломинку спасения. Далеко, однако, не о всех троцкистах, даже вступивших в пар- тию, можно сказать, что они безоговорочно признали генераль- ную линию партии. Опубликованный в печати документ с запи- сью разговора Каменева с двумя троцкистами — Переверзевым и Кандинским — показывает, насколько Каменев, например, по крайней мере долгое время не порывал со своими оппортуни- стическими шатаниями и насколько лицемерно было его заявление о согласии с линией партии. Разговор происходил 22 сентября 1928 г. уже после того, как т. Каменев вступил в партию. Каменев рисует безотрадную общую картину экономического положения, имевшую будто место осенью 1928 г. Воображаемый острый экономический кризис и достиг такого размера в объяснении Каменева благодаря руко- водству, которое «довело страну до такого положения, когда мер хозяйственного порядка, способных вывести страну из кризиса и своими собственными средствами, уже нет»2. Создавшееся положение может быть ликвидировано, по мне- нию Каменева, лишь коренным изменением в политике партии: «Единственно возможными мерами в данный момент являются меры политического порядка, т. е. смена руководства, выпрямление линии в направлении большей классовой четкости с разработкой 1 «Правда» № 217 от 20 сентября 1929 г. 2 Из доклада Молотова на ноябрьском пленуме ЦК. См. «Большевик» № 2, 1930 г., стр. 23.
5. РАЗВАЛ ТРОЦКИЗМА 179 ряда мер с длительными сроками проведения политической моби- лизации масс, активизации их». В подобных предполагаемых «мерах политического характера» т. Молотов справедливо видит замаскированные тенденции к буржуазной демократии у Каменева. Свою буржуазно-либеральную программу т. Каменев предпола- гает осуществить в союзе с троцкистами. «Кризис зреет, и когда он дойдет до известного предела, мы об этом скажем, заявим партии и рабочему классу. В настоящее время надо принять меры к тому, чтобы работать вместе»1. Вот почему «выходом из этого положения Каменев считает вхождение в партию (очевидно, троц- кистов. — М. Л), постепенное, занятие (троцкистами) ответст- венных советских и профессиональных должностей». Собеседники Каменева, уходя от него, «получили приглашение заглядывать на огонек». Каменев, и вернувшись в партию, целиком остался верен преж- ней троцкистской установке, как и не разделался он с «обаянием» личности Троцкого, вдохновителя тогда из Алма-Аты подрывной работы против диктатуры пролетариата. О троцкистской оппозиции Каменев высказывается следующим образом: «Приходится сожа- леть, что произошел разрыв. Жизнь подтвердила все положения оппозиции...». В частности, он заявляет, что «оценка июльского пленума ЦК, данная Троцким, абсолютно верна». Призывая троцкистов работать вместе с партией, Каменев реко- мендует и Троцкому в первую очередь «подать документ, в котором надо сказать: “Зовите нас, мы вместе будем работать”». Он сетует, однако, на упорство Троцкого, и опасается, что дальнейшее упор- ство последнего приведет к гибели Социалистическую республику: «...но Л. Д. Троцкий человек упорный, он не сделает этого и будет сидеть в Алма-Ате до тех пор, пока за ним не пришлют экстрен- ный поезд, но ведь, когда этот поезд пошлют, положение в стране будет таким, что на пороге будет стоять Керенский»2. В это же время, примерно, Каменев вел переговоры о т. Бухариным3. Каменев два года после этого скрывал от пар- тии политическое содержание этой беседы. То же самое делал т. Зиновьев, посвященный в эти переговоры и одно время также рассчитывавший на блок с правыми. Только перед самым 1 Из доклада Молотова на ноябрьском пленуме ЦК. См. «Большевик», 2, 1930 г., стр. 24. 2 Там же. 3 Об этом см. в следующей главе.
180 ПЕРЕХОД ОТ ВОССТАНОВИТЕЛЬНОГО ПЕРИОДА К РЕКОНСТРУКЦИИ XVI съездом партии Зиновьев и Каменев печатно сообщили о своей вине перед партией, что не довели до сведения содержание этой беседы. Раскаяние, как видим, пришло довольно поздно и не без давления общественного мнения партии. Если принять еще во внимание подозрительное поведение Каменева в переговорах с Бухариным, а также и Зиновьева, то совершенно очевидно, что хотя многие троцкисты и полу- троцкисты, точно так же и правые, как мы увидим далее, весьма легко, по-видимому, отказываются от своей прежней позиции и чуть ли не «с энтузиазмом» отрекаются от своих ошибоч- ных взглядов, но партия только на практической работе сумеет проверить их действительное, безоговорочное признание линии партии. Надо трижды и трижды проверять всех возвращающихся в партию, чтобы не иметь в своих рядах членов партии с дву- рушнической физиономией, которые затаили злобу против партии и только ждут первого удобного случая, каких-либо затруднений в стране, чтобы вновь выступить против руководства и генераль- ной линии партии. В настоящее время уцелели лишь жалкие остатки троцкист- ской оппозиции, ставшие на контрреволюционный путь. Троцкизм как определенное партийное течение исчез, остались в партии лишь скрытые троцкистские или полу-троцкистские элементы, которые оживают лишь в условиях обостренной классовой борьбы. Несмотря на разгром контрреволюционного троцкизма, его реци- дивы в виде «левых» загибов в колхозном движении и в форме других разных «левацких» установок неоднократно проявлялись еще в отдельных прослойках нашей партии. Поэтому партия про- должает жестокую борьбу с контрреволюционным троцкистским охвостьем и с рецидивами троцкизма, в чем бы и как бы они ни проявлялись. Огромный поворот в экономике, вызванный переходом от восста- новительного периода к реконструктивному, создал почву для мел- кобуржуазных уклонов. Как самый переход, так в особенности условия, в которых он протекал, усиливали сопротивление мел- кой буржуазии генеральной линии партии, порождали недовольство в мелкобуржуазной среде, рупором которой явилась троцкистская оппозиция. Оппозиция оживляла чаяния мелкой буржуазии и окры- ляла надежды наших врагов на гибель пролетарской диктатуры. Такие антисоветские выступления оппозиции, как демонстрации
5. РАЗВАЛ ТРОЦКИЗМА 181 на Ярославском вокзале или в день 7 ноября, явились в Советской стране впервые после меньшевистских выступлений на беспартий- ных рабочих конференциях накануне и во время кронштадтских событий. Борьба с оппозицией служила отражением классовой борьбы пролетариата с капиталистическими элементами, и разгром оппо- зиции означал также ликвидацию (пока еще не окончательную) попыток срыва социалистического строительства со стороны бур- жуазных элементов. Ведя борьбу на два фронта, партия в восстановительный период и в годы перехода к реконструкции главный свой огонь направ- ляла против «левого» уклона. Когда только налаживались пра- вильные взаимоотношения пролетариата с крестьянством в обла- сти экономики, особенно опасны были тенденции, направленные к срыву смычки. В 1923 г. мы имели проявления размычки под влиянием неправильной политики троцкистских верхов в аппарате госпромышленности. «Сверхиндустриализм» троцкистской оппозиции в восстанови- тельном периоде или в конце его своей политикой выкачки средств из деревни грозил сорвать наш план восстановления народного хозяйства, предусматривавший рост тяжелой индустрии на основе восстановления сельского хозяйства. Без преодоления «ультрале- вых» антисередняцких тенденций троцкизма нельзя было успешно выполнять эти задачи социалистического строительства. С другой стороны, как указывал т. Сталин на XIV съезде, партия тогда менее всего была подготовлена в борьбе с «левым» уклоном, поскольку сильны были в ней еще традиции военного коммунизма. Вот почему, ведя систематическую борьбу с правыми тенденциями Богушевского, Бухарина, Сырцова и др. и выправляя их ошибки, партия главный огонь на данном этапе социалисти- ческого строительства направляла против «левого», троцкистского уклона и примиренчества к нему. Борьба с оппозицией отнимала много сил у партии, тормо- зила успешность проведения генеральной линии. После ликвидации троцкистской оппозиции партия целиком направляет свое внима- ние на социалистическое строительство. Она подготовляет «план великих работ» и начинает эпоху социалистической реконструкции народного хозяйства.
ГЛАВА VIII РЕКОНСТРУКТИВНЫЙ ПЕРИОД И ПРАВЫЙ И «ЛЕВЫЙ» ОППОРТУНИЗМ Реконструкция — реорганизация промышленности на повой технической базе — началась еще раньше XV съезда пар- тия, она переплеталась с восстановлением народного хозяйства. Со времени же XV партконференции, поставившей в порядок дня ленинский лозунг «догнать и перегнать капиталистические страны в технико- экономическом отношении», пошла усиленная реорганизация промышленности и сельского хозяйства на нача- лах новой техники и электрификации. Генеральная линия партии получила дальнейшее свое развитие на XV съезде. Был подтвер- жден и взят дальнейший решительный и твердый курс на инду- стриализацию страны, на возможно более быстрый рост социа- листического сектора народного хозяйства, на социалистическую переделку сельского хозяйства. Съездом был выставлен лозунг усиленного наступления на капиталистические элементы города и деревни. Съезд партии дал директивы усиленного развития индустриализации и прежде всего производства средств произ- водства. XVI партконференция (апрель 1929 г.) окончательного утвердила пятилетний план развития народного хозяйства. Этот «план великих работ», вдохновителем которого был ленинский ЦК, представлял собою программу развернутого социалистического строительства. Она рассчитана на напря- женные темпы развития индустрии, вызывавшиеся двоякого рода обстоятельствами. Наше положение среди враждебных нам капиталистических стран побуждало нас ускорять развитие народного хозяйства в интересах экономической и политической самостоятельности. Чрезмерное отставание сельского хозяйства
РЕКОНСТРУКТИВНЫЙ ПЕРИОД И ПРАВЫЙ И «ЛЕВЫЙ» ОППОРТУНИЗМ 183 от общего роста советской экономики вызывало, с другой сто- роны, потребность в повышенных темпах индустриализации. Отставание нашего сельского хозяйства, зависящее от его раздробленности и технической отсталости, преодолевается социалистической реконструкцией сельского хозяйства на высо- кой технической базе. Обобществленное сельское хозяйство, уничтожающее дробность мелких крестьянских хозяйств, вызы- вает потребность в усиленном сельскохозяйственном машино- строении, а это в свою очередь может найти свое разрешение в напряженности темпов индустриализации. Сплошная коллективизация, колхозное и совхозное строи- тельство, грандиозные успехи в индустриализации, сильно про- двинувшаяся вперед техническая реконструкция промышленности подвели нас к новому этапу социалистического строительства, который выражается в развернутом наступлении социализма по всему фронту. Тов. Сталин на XVI съезде партии таким образом характеризует генеральную линию партии на новом этапе: «Основная установка партии в данный момент состоит в переходе от наступления социализма на отдельных участ- ках хозяйственного фронта к наступлению по всему фронту: и в области1 промышленности и в области сельского хозяйства. XIV съезд был, по преимуществу, съездом индустриализации, XV съезд был, по преимуществу, съездом коллективизации... XVI съезд есть съезд развернутого наступления социализма по всему фронту, ликвидации кулачества как класса и про- ведения в жизнь сплошной коллективизации»1. Современный этап является уже периодом социализма. «Ясно, — говорит т. Сталин, — что мы уже вступили в период социализма, ибо социалистический сектор держит теперь в руках все хозяйст- венные рычаги всего народного хозяйства, хотя до построения социалистического общества и уничтожения классовых различий еще далеко»2. Коренным образом изменяются взаимоотношения пяти укла- дов народного хозяйства в СССР в сторону полного перевеса социалистического сектора. Социалистические отношения в СССР, опиравшиеся до сих пор исключительно на социалистическую 1 И. В. Сталин, Политотчет ЦК XVI съезду ВКП(б). Стеиотчет съезда, стр. 48. 2 Заключительное слово на съезде. Стенотчет съезда, стр. 291.
184 РЕКОНСТРУКТИВНЫЙ ПЕРИОД И ПРАВЫЙ И «ЛЕВЫЙ» ОППОРТУНИЗМ промышленность, отныне начинают опираться также и на быс- тро растущий социалистический сектор (крупное производство в виде колхозов и совхозов) в сельском хозяйстве1. Генеральная линия партии получает наивысшее свое развитие. Перед партией встали задачи выкорчевывания последних корней капитализма в том участке, в котором он сильнее всего сохра- нился, — в сельском хозяйстве. Мы стоим на пути к полной победе социализма над капи- тализмом внутри нашей страны. Начавшийся третий решающий год пятилетки завершит построение фундамента социалистической экономики СССР. Социалистическая реконструкция протекала и протекает у нас в особых трудностях, порождаемых классовыми сдвигами в стране. Развернутое социалистическое наступление вызывает ожесточенное сопротивление капиталистических элементов, свя- занных с международной буржуазией. Нэпман, вытесняемый из последних своих опорных пунктов — из сферы товарооборота, буржуазный интеллигент, кровно связанный с новой буржуазией и старой, изгнанной из пределов СССР, не шутя насторажива- ются при таком подъеме социалистического сектора народного хозяйства. Шахтинское дело, обнаружившее измену ряда спецов в наших предприятиях, давало наглядные примеры вредительства со стороны многочисленных слоев буржуазной интеллигенции. Шахтинское дело показывало новые методы борьбы буржуазной контрреволюции с пролетарской диктатурой, поскольку классовый враг пытается подорвать теперь основы социалистического стро- ительства. Вредительство, обнаруженное в каменноугольной про- мышленности, было вскрыто затем в целом ряде других и притом в важнейших отраслях народного хозяйства: в цветной и черной металлургии, в золото-платиновой промышленности, в судострое- нии, на транспорте и т. д. Участились случаи открытых или зама- скированных выступлений против советской власти на различ- ных участках идеологической борьбы, что имело место, например, в Академии наук. Со времени XVI съезда партии был раскрыт ряд других контр- революционных организаций («Крестьянская трудовая партия», «Союзное бюро» Центрального комитета РСДРП (меньшевиков), «Промышленная партия» и т. д.), которые, как оказалось, уже 1 Из резолюции XVI съезда «О колхозном движении и подъеме сельского хозяйства».
РЕКОНСТРУКТИВНЫЙ ПЕРИОД И ПРАВЫЙ И «ЛЕВЫЙ» ОППОРТУНИЗМ 185 несколько лет вели подпольную вредительскую, контрреволюци- онную и изменническую работу против советской власти. В этих организациях нашли свое полное оформление надежды и желания кулацко-капиталистической реставрации. Представленные глав- ным образом выходцами из буржуазной интеллигенции, профес- сорами и видными специалистами в разных областях техники, организации эти были опорными пунктами сопротивления отжи- вающих классов и международной контрреволюции. Видя успехи социалистического строительства и потеряв над- ежды на мирное перерождение советской власти, остатки капи- талистических элементов ставят теперь последнюю свою ставку на вооруженную интервенцию против Советского союза. Кулак ощетинился после первых мероприятий советской власти, направленных к выкорчевыванию корней капитализма в сельском хозяйстве. Он перешел в открытое сопротивление, тем более ожесто- ченное, чем более он убеждался на практике в росте коллекти- визации сельского хозяйства. Усилились маневренные способ- ности кулаков благодаря накоплению средств за прежние годы. Кулаки и зажиточные крестьяне ведут активную борьбу против хлебозаготовок, что способствовало хлебозаготовительному кри- зису в 1928/29 г., вызванному рядом обстоятельств, в частно- сти сокращением посевных площадей благодаря гибели озимых в степной полосе Украины, отчасти на Северном Кавказе. Партия не едала позиций, намеченных XV съездом, и не отка- залась от усиленного наступления на кулацкие элементы, провоз- глашенного съездом. Был принят ряд чрезвычайных мер в отно- шении кулаков — индивидуальное обложение, доведение плана заготовок до кулацкого двора, запрещение спекуляции хлебными излишками и т. д. С другой стороны, были исправлены ошибки заготовительных органов, не сумевших привлечь к заготовкам бедняцко-середняцкие слои деревни. С помощью привлеченных теперь бедняцко-середняцких слоев в значительной степени было сломлено сопротивление кулаков хлебозаготовкам. Усиленный ввоз промышленных товаров в хлебные районы содействовал со своей стороны увеличению притока хлеба. Хлебозаготовки были выполнены на все 100% и раньше сро- ков в 1929/30 хозяйственном году. Партия усилила свои социали- стические позиции в деревне; организация и укрепление колхозов
186 РЕКОНСТРУКТИВНЫЙ ПЕРИОД И ПРАВЫЙ И «ЛЕВЫЙ» ОППОРТУНИЗМ и совхозов пошли неслыханными темпами, и партия повела даль- нейшее наступление на кулачество со всей большевистской энер- гией. «Наступать на кулачество, — говорит т. Сталин, — это значит подготовиться к делу и ударить по кулачеству, да ударить по нему так, чтобы оно не могло больше подняться на ноги»1. Партия и прежде вела наступательную политику против кула- чества — и не только в эпоху военного коммунизма, но и в пер- вый период нэпа. Это была политика ограничения эксплуата- торских тенденций и вытеснения кулачества. В начале 1930 г., продолжая ту же политику ограничения и вытеснения кулачества, партия перешла к политике ликвидации кулачества как класса на базе сплошной коллективизации. Лозунг ликвидации кула- чества как класса как составная часть процесса коллективи- зации стал основным генеральным лозунгом партии для дан- ного этапа развития. «Лозунг ограничения кулачества в районах без сплошной коллективизации превратился из самостоятельного лозунга в лозунг подсобный, в лозунг вспомогательный в отно- шении главного лозунга, в лозунг, облегчающий в этих последних районах подготовку условий для перехода к главному лозунгу» (Сталин). Успешное развитие сплошной коллективизации и ликвидация на ее базе кулачества как класса пошли ускоренными темпами на новом этапе социалистического строительства. Партия и совет- ская власть обрели новую опору в деревне. Для советской власти отныне основной и главной опорой стало колхозное крестьянство. Рабочие-ударники и передовые колхозники сделались главными борцами за генеральную линию партии. В борьбе с кулацко-капиталистическими элементами партия добилась максимального сплочения трудящихся масс. Основной лозунг партии «Пятилетка — в четыре года», а в решающих, основных отраслях промышленности — выполнение ее в три года, стал достоянием каждого трудящегося в городе и деревне. За генеральную линию партии, за развернутое наступление социа- лизма по всему фронту под руководством партии борются теперь десятки миллионов трудящихся СССР. И. В. Сталин, К вопросам аграрной политики СССР, Гиз, стр. 26—27.
1. ВОЗНИКНОВЕНИЕ И ОФОРМЛЕНИЕ ПРАВОГО УКЛОНА 187 1. ВОЗНИКНОВЕНИЕ И ОФОРМЛЕНИЕ ПРАВОГО УКЛОНА Как на всяком крутом повороте истории, классовые сдвиги в стране не могли не вызвать колебаний в части рабочего класса, находящегося в мелкобуржуазном окружении, в особенности в части отсталых элементов в рабочем классе. Рикошетом эти мелкобуржуазные настроения по-прежнему захватывают отдельные прослойки партии. Обострение классовой борьбы находит свое отражение в рядах нашей партии. С самого начала трудности реконструктивного периода и в особенности хлебозаготовительный кризис 1928 г. вызвали оппортунистические шатания в отдель- ных прослойках партии. Под влиянием испытываемых затрудне- ний у неустойчивых членов партии стали создаваться настрое- ния, которые можно свести к требованиям отказа от директив XV съезда партии, а именно: от активного наступления на кулака и от повышенных темпов индустриализации. Апрельский пленум ЦК (1928 г.) констатировал эти настроения, в особенности силь- ные в деревенских ячейках, на практике отказывавшихся от насту- пательной политики против кулаков. Эти настроения оформляются к июльскому пленуму ЦК (1928 г.) уже в уклон, находя свое выражение в известном письме т. М. Фрумкина в Политбюро ЦК от 15 июня 1928 г. и в отдель- ных выступлениях т. Бухарина. В июле 1928 г. т. Бухарин заявлял, что трудности переживаемого периода «приводят к постоянному воспроизводству угрозы смычке». Паника его перед трудностями сквозит в его заявлении, что «экономика у нас стала дыбом». В перспективе ему представлялось уже, что «эта стоящая дыбом экономика может поставить дыбом и классы...»1. Уклон получает сразу откровенно оппортунистический характер, поскольку с самого начала направлен против генеральной линии партии в сторону раз- вязывания мелкобуржуазной, кулацко-рыночной стихии. На VI конгрессе Коминтерна (июль—август 1928 г.) Бухарин формально держится общей линии с партией. В действительности же разногласия тогда уже существовали между ним и большин- ством ЦК, что обнаруживается в первоначальном тексте тезисов 1 Слова Бухарина приведены в речи т. Бубнова на XVI съезде ВКП (б). Стенотчет съезда, стр. 181.
188 РЕКОНСТРУКТИВНЫЙ ПЕРИОД И ПРАВЫЙ И «ЛЕВЫЙ» ОППОРТУНИЗМ его доклада «Международное положение и задачи Коминтерна». Расхождения выявились по основным вопросам тактики Коминтерна. Эти тезисы Бухарин направил всем делегациям вместо предвари- тельного обсуждения на делегации ВКП(б). В действительности т. Бухарин уже тогда резко разошелся с линией партии. В июле им была сделана попытка заключить бес- принципный фракционный блок с бывшими троцкистами. Бухарин предпринял шаги к встрече и переговорам с Каменевым, только что вновь принятым в партию. Разговор был посвящен критике руководства и политики партии, происходил в присутствии треть- его лица и не носил характера простой беседы. Благодаря подо- зрительному поведению Каменева запись беседы попала какими- то «неведомыми» путями в руки троцкистов. Хотя оформление уклона произошло к июльскому пленуму ЦК, скрытая фракционная работа в Московской организации началась еще значительно раньше, именно после опубликования первого письма Политбюро о хлебозаготовках в феврале. На закрытом заседании бюро МК письмо это с разными оговорками подверга- лось осуждению, поскольку-де в нем говорится о большом нажиме на кулака1. Уже с этого времени намечается особая линия тогдаш- него руководства МК, которая идет вразрез с линией партии. Следующим этапом оформления правого уклона являются собы- тия в московской организации, связанные с ошибками руководства летом 1928 г. Вплоть до самого октябрьского пленума МК ВКП(б) руководством МК формально проводилась «примиренческая» линия по отношению к правому уклону и велась пропаганда беспринцип- ных хвостистских теорий, как «теории постоянных уступок кре- стьянству» или теории либерального, примиренческого отношения ко всяким уклонам. Дело, однако, далеко не ограничивалось одним «примиренчест- вом» к правому уклону. В действительности при активном участии тт. Угланова и Бухарина велась усиленная фракционная деятель- ность, носившая конспиративный характер. Происходили, напри- мер, закрытые заседания райкомов. Велась определенная работа по обработке руководящего состава московской организации, а впо- следствии и своего актива, когда московский актив явно выразил свою неудовлетворенность докладом т. Рыкова об итогах июль- ского пленума ЦК. На рабочих собраниях, ячейках протаскивалась 1 Из сообщения Пенькова на XVI съезде партии. Стенотчет съезда, стр. 362—365.
1. ВОЗНИКНОВЕНИЕ И ОФОРМЛЕНИЕ ПРАВОГО УКЛОНА 189 оппозиционная линия, противопоставляемая генеральной линии партии. Велась систематическая подготовка к выступлению мос- ковской организации против ЦК. Как заявляет т. Пеньков, тогда существовали уже два москов- ских комитета1. Оппозиционеры обращались к старому руковод- ству московской организацией, другие товарищи, не согласные с особой углановской линией, обращались к другой руководящей группе, состоявшей по преимуществу из заведующих отделами. Смена руководства в МК прекратила дальнейшее развитие фрак- ционной работы в московской организации. К концу этого периода критика правых против линии пар- тии связывается с обсуждением контрольных цифр народного хозяйства на 1928/29 г. В связи с ними т. Фрумкин высту- пает в периодической печати со своеобразной «теорией потребно- стей и возможностей»2. Сама-то теория понадобилась Фрумкину для теоретического обоснования своих оппортунистических взгля- дов. К ноябрьскому пленуму ЦК Фрумкин обратился с новым письмом, где уже с большей откровенностью выражает поже- лания правых. Осенью 1928 г. появились «Заметки экономи- ста» т. Бухарина, очень близкие по содержанию к письмам М. Фрумкина и также связанные с контрольными цифрами народ- ного хозяйства. VIII съездом профсоюзов открылась дальнейшая страница в оформлении правого уклона. На этом съезде произошли трения между частью фракции съезда, с одной стороны, и Политбюро ЦК и большинством фракции — с другой, по вопросу о кон- кретном проведении руководства профсоюзами со стороны партии. Речь шла о введении представителя ЦК, т. Кагановича, в прези- диум ВЦСПС.1 Тов. Томский вместе с частью фракции возра- жал против такого введения представителя ЦК, как назначения «политкомиссара», противопоставляя таким образом фракцию ЦК партии. Тов. Томский буквально повторил свой старый протест конца 1919 г. против назначения Бухарина и Радека «политко- мами» в ВЦСПС. Ленин тогда резко реагировал на такую выходку со стороны т. Томского, идущую вразрез со всей установкой партии в вопросах взаимоотношений партии и профсоюзов. Предъявление подобных 1 Стенотчет XVI съезда, стр. 362—365. 2 О сущности самой теории см. далее.
190 РЕКОНСТРУКТИВНЫЙ ПЕРИОД И ПРАВЫЙ И «ЛЕВЫЙ» ОППОРТУНИЗМ требований к ЦК он приравнивал к полному отказу от руководства ЦК. «Как ЦК не имеет права прибавлять к профессиональному союзу людей, которые лучше всех теоретически знакомы с про- фессиональным движением и знакомы с немецким опытом и могут воздействовать на неправильную линию? ЦК, который бы этой задачи не выполнил, не мог бы управлять»1. Всю линию поведения тт. Томского и Лутовинова в вопросах о взаимоотношениях между ЦК и ВЦСПС Ленин квалифицирует «как весьма дурно пахнущую склоку»2. Тов. Томский остался изолированным в 1929 г., как и в 1919 г. Не встретив и ныне поддержки со стороны большинства фракции, он стал заявлять об отказе от работы и руководства в ВЦСПС. Несмотря на категорическое предложение ЦК приступить к работе, т. Томский не выполнял этого предложения в течение нескольких месяцев. Этот саботаж принудил, в конце концов, апрельский пле- нум ЦК (1929 г.) освободить его от работы в ВЦСПС. Требование отставки было предъявлено примерно в то же время т. Бухарину, отказавшемуся от работы в Коминтерне и «Правде». Заявления об отставках делали т. Угаров и другие из «малых» вождей правых. В общем, это было повторение метода отставок, проводившегося Бухариным со своими сторонниками в брестский период. Являясь по существу формой протеста против руководства ЦК, отставки эти должны были дезорганизовать работу, поскольку являлись своего рода апелляцией к широким партийным и беспар- тийным массам. В январе и феврале 1929 г. происходит дальнейшее офор- мление правой оппозиции, когда она выступила уже с готовой платформой. В годовщину смерти Ленина Бухарин поместил боль- шую статью в «Правде»: «Ленин и задачи науки о социалистиче- ском строительстве». В этой статье, пока еще мимоходом, Бухарин довольно прозрачно нападал на нынешнее руководство партии, не соответствующее будто бы требованиям новейшей науки и тех- ники. Произнесенная им речь на пленуме московских партийных и советских организаций, озаглавленная в печати «Политическое завещание Ленина», являлась уже вызовом по адресу ЦК, сво- его рода, памфлетом, и представляла собою в развернутой форме идеологию правого уклона. В декларациях того времени лидеры 1 Стенотчет IX съезда партии, стр. 77. 2 Там же, стр. 76, 77.
1. ВОЗНИКНОВЕНИЕ И ОФОРМЛЕНИЕ ПРАВОГО УКЛОНА 191 правых — Бухарин, Рыков, Томский — еще полнее формулируют вопросы своих расхождений с партией. С готовой уже платформой явились правые на апрельский пленум ЦК и ЦКК (1929 г.), где держались резко оппозицион- ной линии по адресу руководства в партии и всего пленума ЦК. Пленум освободил тт. Томского и Бухарина от работы, которую они оба саботировали, и сделал предостережение о применении дальнейших организационных выводов по отношению к лидерам правых в случае продолжения ими оппозиционной деятельности, начавшей уже переходить во фракционную. Правые, однако, продолжали свою оппортунистическую работу. В статьях, написанных уже после пленума ЦК и посвященных проблеме «организованного капитализма», Бухарин делает дальней- шее отступление от марксизма-ленинизма. В ответ на это X пле- нум ИККИ вынес резолюцию об осуждении уклона т. Бухарина и об освобождении его от поста члена президиума ИККИ. Далее следовали «отдельные» выступления правых, например Фигатнера на съезде совторгслужащих или Ц. Предейна со своими тезисами, выходящими за пределы партийности, и т. д. Правые все более и более замыкались в отдельную группу, связанную общей платформой и групповой дисциплиной. Перед ноябрьским пленумом ЦК (1929 г.) фракционность нашла свое выражение в распространении оппозиционных листо- вок. Распространенная анонимная листовка в защиту Бухарина и бухаринской «школы молодых» полна была клеветнических напа- док на ЦК и приписывала ему всевозможные оппортунистические шатания и ошибки. Такое же значение имели вылазки правых на Московском тормозном заводе и заводе «Пролетарский труд», «политические беседы» на частной квартире, выступления фракци- онной группы правых в Промакадемии. Наконец, правые делали попытки привлечь симпатии комсомола на свою сторону и повели соответствующую агитацию. Обращало на себя внимание фракционное поведение активных представителей правого уклона на собраниях по чистке партии. В особенности возмутительно было двурушничество, проявляемое представителями бухаринской «школы молодых», — А. Слепковым, Марецким, Цейтлиным и др. Формально они признавали гене- ральную линию партии, но своей ярой защитой осужденных пар- тией взглядов Бухарина они фактически выступали против линии
192 РЕКОНСТРУКТИВНЫЙ ПЕРИОД И ПРАВЫЙ И «ЛЕВЫЙ» ОППОРТУНИЗМ партии. Выступление А. Слепкова на собрании партийного кол- лектива Сельскохозяйственного института в Самаре явилось уже политическим выступлением против партии1. Правая оппозиция перешла открыто на фракционный путь. Двурушническая декла- рация лидеров правых (Бухарина, Рыкова, Томского) на ноябрь- ском пленуме ЦК (1929 г.) показывала уже полный отрыв их от партии, скатывание на путь троцкистских маневров в отноше- нии партии. Лицемерно заявляя о своем согласии с генеральной линией партии, о «снятии расхождений» и о признании успехов пар- тии, они в то же время продолжали настаивать на правильности своей линии весной 1929 года и по-прежнему под предлогом отмены «чрезвычайных» мер требовали прекращения наступления на кулака. Оставаясь по существу на своих прежних позициях, лидеры правых не только не отказывались от своих старых обвинений против партии в «военно-феодальной эксплуатации» крестьянства, в скатывании к троцкизму, в насаждении бюрократизма, но еще присоединили ряд новых обвинений. Фальшиво ссылаясь на поста- новления V расширенного пленума ИККИ (1925 г.), они заяв- ляли, что партия и Коминтерн санкционировали теорию врастания кулака в социализм. Демагогически они обвинили партию в недо- выполнении планов расширения посевов, в деградации сельского хозяйства и т. д. Таким образом, декларация правых явилась лишь тактическим маневром для подготовки нового нападения на партию на случай будущих затруднений. Ввиду такого упорства лидеров правых в своих ошибках пленум ЦК постановил вывести т. Бухарина как главного лидера правых уклонистов из состава Политбюро ЦК и сделал предупреждение тт. Рыкову и Томскому, что в случае малейшей попытки с их сто- роны продолжать борьбу против линии и решений ИККИ и ЦК ВКП(б) партия не замедлит применить к ним соответствующие организационные меры. Учитывая степень расхождения правого уклона с партией, ноябрьский Пленум ЦК (1929 г.) признал пропаганду взглядов правого оппортунизма и примиренчества с ним несовместимой с принадлежностью к ВКП(б). 1 «Правда» № 243 от 20 октября 1929 г., а также «Правда» № 238 от 15 октя- бря 1929 г.
2. ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ПЛАТФОРМА ПРАВОГО УКЛОНА 193 2. ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ПЛАТФОРМА ПРАВОГО УКЛОНА Политическое двурушничество правых является чуть ли не основным маневром их тактики со времени возникновения уклона. Объявляя себя сторонниками генеральной линии партии, правые, по крайней мере, до ноябрьского пленума ЦК 1929 г., делали одну только «оговорку» — они против темпов индустриа- лизации. Фрумкин высказывал свои оппортунистические взгляды от лица сотен и тысяч товарищей, «которые полностью разде- ляют линию партии, но считают взятый темп осуществления линии гибельным»1. Обоснование свертывания темпа индустриализации т. Фрумкин дал в своей «теории потребностей и возможностей», основной смысл которой тот, что нам следует приспособляться к «узким местам» народного хозяйства, к недостаткам, например, строительных мате- риалов. «В социалистическом строе, — говорит т. Фрумкин, — мы, прежде всего, будем учитывать потребности, пока же в переходный период, когда мы строим социализм, и, что особенно важно, в одной стране, мы должны считаться с возможностями»2. Невыполнение последнего условия в строительной программе приводит, по сло- вам т. Фрумкина, к печальным последствиям: «Стремясь через строительство удовлетворить потребности без надлежащего учета возможностей, мы режем с другого конца удовлетворение тех же потребностей, усложняя и осложняя все народнохозяйственное положение». Вот почему из двух вариантов пятилетки т. Фрумкин отдает предпочтение отправному: «Очевидно Госплан должен был считаться не только с потребностями, но и с возможностями, равняясь на преодоление «узких мест», исходя из реальных ресур- сов страны при большом напряжении сил. Грандиозность в соче- тании с необходимой осторожностью придает отправному вари- анту особую силу и убедительность»3. На оптимальный вариант Фрумкин смотрит, как «на путеводную звезду для корректирования отправного материала, осуществляемого при менее благоприятных 1 Цитировано по брошюре АППО ЦК — «Материалы к докладу об итогах XVI партконференции», стр. 16. 2 «Финансы и народное хозяйство» № 40 за сентябрь 1928 г. 3 «Финансы и народное хозяйство» № 11 — 12 от 17 марта 1928 г. Цитировано по брошюре АППО ЦК «Материалы к докладу об итогах XVI партконференции», стр. 16.
194 РЕКОНСТРУКТИВНЫЙ ПЕРИОД И ПРАВЫЙ И «ЛЕВЫЙ» ОППОРТУНИЗМ условиях». Предусмотрительно допускает он возможность срыва пятилетки, и тогда будет «значительно хуже идти в обратном порядке: от оптимального к отправному»1. Вывод т. Фрумкина: «из “кирпичей будущего” нельзя строить здание». Дальше он прибавляет: «Будущий историк с недоумением остановится перед “Заметками экономиста” Бухарина, которому потребовалось занять в “Правде” полторы страницы для доказа- тельства следующей спорной истины: не воздвигайте зданий, если у вас нет строительных материалов»2. Не случайна ссылка т. Фрумкина на «Заметки экономиста». Мы находим в них то же «осторожное» отношение к темпу индустриализации, хотя и несколько в завуалированном виде. Мы встречаемся в них даже с той же самой «теорией потреб- ностей и возможностей». Тов. Бухарин выражал сомнение как «в реальности нашей пятилетки», в особенности в варианте ВСНХ, так и в реальных условиях обеспечения программы стро- ительства. «Необходимо далее поставить вопрос о материальных элементах капитального строительства, — пишет он, — ибо из “будущих кирпичей” нельзя строить “настоящие” фабрики даже по Бем-Баверку»3. Критикуя наш баланс строительных материа- лов на 1928/29 г., Бухарин подчеркивал ту же «беспочвенность» нашего строительства. «И нельзя ли здесь иметь более точный подсчет и программы, рассчитанные на реальные балки и железо, а не эфирные и воображаемые?»4 Тов. Бухарин не предлагал, правда, определенно снизить нынешний темп индустриализации, ограничиваясь лишь пока пред- ложением «сохранить» достигнутый темп. Он советовал только «не забегать слишком вперед». Но он рисовал в таком безнадеж- ном виде результаты нынешнего тема индустриализации, что сам собою напрашивается вывод о свертывании темпа. Лидер правых подчеркивал нарушение нами направленной про- тив троцкизма директивы XV съезда, который «прямо говорит против бешеного разгона темпа на первые годы и последующего неизбежного снижения»5. Таким образом, т. Бухарин прозрачно 1 «Финансы и народное хозяйство» № 11 — 12 от 17 марта 1928 г. Цитировано по брошюре АП ПО ЦК «Материалы к докладу об итогах XVI партконференции», стр. 16. 2 «Торгово-промышленная газета» № 246, 1928 г. 3 Бухарин, Заметки экономиста, Гиз, стр. 46—47. Курсив и кавычки Бухарина. 1 Там же, стр. 48. Курсив Бухарина. 5 Там же, стр. 50—51. Курсив и кавычки подлинника.
2. ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ПЛАТФОРМА ПРАВОГО УКЛОНА 195 обвиняет нынешнее руководство партии в сверхиндустриалистской, троцкистской индустриализации. Такое обвинение было совершенно недопустимым полемическим приемом. Троцкистская сверхиндустриализация рассчитана на фор- сированное развитие промышленности, независимо и без всякой связи с ростом обобществленного сектора сельского хозяйства, рассчитана на «колониальную эксплуатацию деревни», т. е. на раз- рыв смычки со средним крестьянством. Торжество троцкистской линии привело бы к отрыву промышленности от ее сырьевой и про- довольственной базы, а самое сельское хозяйство предоставило бы всецело перспективам капиталистического развития. Генеральная же линия партии была рассчитана и неразрывно связана с социа- листической переделкой сельского хозяйства на основе сохранения и упрочения союза с середняком, и успехи и рост самой индустри- ализации обусловливаются в первую очередь подъемом и ростом сельского хозяйства. Бухарин условно, правда, соглашался на сохранение нынеш- него темпа, если только достигнута будет соответствующая эффективность строительства. Однако курсив и расстановка слов не позволяли сомневаться в скептическом отношении к самой возможности сохранения нынешнего темпа. «Для всякого ком- муниста понятно, что нужно идти вперед так быстро, как это возможно. Попятно, что нам в высокой степени нежелательно снижать уже достигнутый темп, который — это нужно пом- нить — мы достигли ценой величайшего напряжения бюджета, ценой отсутствия резервных накоплений, ценой сокращения доли потребления и т. д. Мы идем с напряжением огромным. И нужно понять, что если мы должны сохранить (а не раздуть!) этот темп и в то же время: 1) смягчить товарный голод, 2) сдвинуть вперед дело с резервами, 3) обеспечить более бескризисное развитие, — то для этого нужно принять ряд самых решительных мер, обес- печивающих большую эффективность строительства... эффектив- ность и производительность, серьезно превышающие теперешние требования в этой области»1. По Фрумкину хозяйственные трудности также «вытекают из бур- ного роста всего нашего хозяйства». Отсюда правые предъяв- ляли требования «правильного» балансирования между различными 1 Бухарин, Заметки экономиста, Гиз, стр. 52. Курсив и расстановка знаков под- линника.
196 РЕКОНСТРУКТИВНЫЙ ПЕРИОД И ПРАВЫЙ И «ЛЕВЫЙ» ОППОРТУНИЗМ отраслями промышленности и предлагали, подобно X. С. Гуревичу, сделать решительную перестройку линии партии в направлении наибольших вложений капитала в легкую промышленность. Фрумкин, таким образом, давал совсем другое разрешение вопросу о трудностях роста, нежели партия. В то время как пар- тия, не боясь трудностей, полагала, что процесс преодоления труд- ностей заключается в самом росте хозяйства, Фрумкин, а также Бухарин приходили к выводам о свертывании темпов под предло- гом правильного балансирования. В «Заметках экономиста» Бухарин тщательно отстаивал теорию равновесия «между отдельными отраслями производства». Задачу планирования т. Бухарин сводил только к «предвидению стихийной равнодействующей», к условиям «’’подвижного” равновесия»1. При таком определении задач планирования выхолащивалась самая сущность планирования. Устранялась целевая установка плана. Отождествление плана с балансом, сведение планового начала к идее равновесия затушевывают социалистическую сущность плана, классовое содержание плана. В современных условиях план является одним из важнейших орудий классовой борьбы. «Теория равновесия» заимствована Бухариным у А. Богданова, и очевиден ее механистический характер. На место единства про- тивоположностей в качестве основного признака диалектики выд- вигается механистический закон подвижного равновесия. Это есть полный отказ от марксистской диалектики. Взаимное проникнове- ние противоположностей, борьба противоположностей, не исключа- ющая их единства, подменена у Богданова «борьбой разных тен- денций», не связанных внутренним единством. Антидиалектическая, механистическая богдановская теория равновесия лежит в основе общеметодологических взглядов т. Бухарина. Эта «теория равновесия» получила широкое применение в тео- ретических построениях кондратьевцев и прочих идеологов буржу- азной реставрации. «Теория равновесия» изучает данную систему явлений под углом зрения воспроизводства существующего, сохра- нения данных соотношений. Теория равновесия по отношению к общественным явлениям узаконивает капиталистический способ производства как вечную естественную систему всякого производ- ства. Кондратьевы, Громаны, Сухановы широко использовали эту 1 Бухарин, Заметки экономиста, Гиз, стр. 10.
2. ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ПЛАТФОРМА ПРАВОГО УКЛОНА 197 теорию в борьбе против социализма. Прикрываясь «теорией рав- новесия», они стали требовать смягчения большевистских темпов социалистической индустриализации, поскольку темпы эти дезор- ганизуют будто бы наше хозяйство, нарушают его «равновесие». Высокое напряжение темпов индустриализации, оставляющее, по словам правых, за бортом потребности масс в товарах, вызыва- ющее продовольственные и сырьевые трудности, особенно тяжело отражаются, мол, на деревне. Вся политика партии в деревне характеризуется правыми как «политика военно-феодальной экс- плуатации в отношении крестьянства», которая приводит к раз- мычке между пролетариатом и крестьянством. «Деревня, за исклю- чением небольшой части бедноты, настроена против нас», — заяв- ляет т. Фрумкин в первом своем письме. Усиленное наступление на кулака, «выкачка» средств из нако- плений крестьянских верхушек деревни на индустриализацию страны приводит, по мнению правых, к тяжелому кризису, к дегра- дации сельского хозяйства. «Установка, взятая в последнее время, привела основные массы середнячества к беспросветности, бес- перспективности. Всякий стимул улучшения хозяйства, увели- чения живого и мертвого инвентаря, продуктов, скота парали- зуется опасением быть зачисленным в кулаки. В деревне царит подавленность... Господствующие настроения в деревне помимо их непосредственного политического значения ведут к деградации крестьянского хозяйства и к систематической нехватке хлеба вне деревни»1. О деградации сельского хозяйства пишет и т. Бухарин, подме- нив только слово деградация «регрессом». «Ясно одно: если какая- нибудь отрасль производства систематически не получает обратно издержек производства плюс известную надбавку, соответствую- щую части прибавочного продукта и могущую служить источни- ком расширенного воспроизводства, то она либо стоит на месте, либо регрессирует. Этот закон “годится” и для зернового хозяй- ства. Если соседние отрасли производства находятся в сельском хозяйстве в лучшем положении, происходит перераспределение производительных сил. Если этого нет — происходит в наших условиях общий процесс натурализации сельского хозяйства»2. 1 Из письма Фрумкина от 15 июня 1928 г. Цитировано по указанной выше книжке АППО ЦК, стр. 23. 2 Бухарин, Заметки экономиста, стр. 33—34. Курсив и кавычки подлинника.
198 РЕКОНСТРУКТИВНЫЙ ПЕРИОД И ПРАВЫЙ И «ЛЕВЫЙ» ОППОРТУНИЗМ Выход из создавшегося тяжелого положения деревни правые находят в возвращении к решениям XIV съезда партии. «Назад к XIV съезду партии» — таков лозунг Фрумкина, разделяемый и прочими правыми. К XIV съезду партии они обычно присоеди- няют XV съезд, но, как отметил т. Сталин, XV съезд партии сбоку пришит. Правые мечтают в действительности только о XIV съезде партии или о XIV партконференции, когда был взят курс на раз- вязывание товарных отношений в деревне и центр тяжести поли- тики партии состоял в изоляции кулака путем союза с середня- ком и в ограничении кулачества мерами экономического порядка. Лозунг правых — «назад к XIV съезду» — фактически означает отказ от наступления на кулацкие элементы, отказ от всего гран- диозного плана коллективизации сельского хозяйства. Правые не разделяют больших надежд на колхозы и совхозы. Фрумкин предлагает «не вести расширения совхозов в ударном и сверхударном порядке». Тов. Бухарин неоднократно расхола- живал «слишком пламенные мечты» насчет организации крупных социалистических фабрик в деревне. Колхозы не являются, по его мнению, столбовой дорогой к социализму. «Что мы должны вся- чески пропагандировать среди крестьянства объединение в кол- лективные хозяйства это верно, но неверно, когда утверждают, что это есть столбовая дорога для продвижения массы крестьян- ства по пути социализма»1. Правые делают ставку на рост производительных сил сельского хозяйства независимо от того, в каком секторе он происходил, в частнокапиталистическом или обобществленном. «Мы не должны мешать производству и кулацких хозяйств, борясь одновременно с их кабальной эксплуатацией», — заявлял Фрумкин и тут же мотивирует свое положение: «Всякий миллион пудов, от какой бы группы он ни шел, укрепляет диктатуру пролетариата, индустриа- лизацию; всякий потерянный пуд хлеба ослабляет нас»2. М. Фрумкин возлагает большие надежды на кулацкое хозяй- ство в будущем; очевидно, немногого он ждет от коллективизации и сельского хозяйства. Требуя целесообразных приемов борьбы с кулаком, он вставляет характерное пояснение: «Мы не должны “раскулачивать”, доколачивать его хозяйство, его производство, в течение ряда лет еще нужное нам». 1 «О повой экономической политике», «Большевик» №№ 9—10, 1925 г., стр. 12. 2 Из второго письма М. Фрумкина.
2. ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ПЛАТФОРМА ПРАВОГО УКЛОНА 199 Известна та ошибка, которую допустил Бухарин при оценке решений XIV партконференции, когда он выбросил лозунг: «Обогащайтесь». «В общем и целом, всему крестьянству, всем его слоям, — говорил и писал Бухарин, — нужно сказать: обога- щайтесь, накапливайте, развивайте свое хозяйство. Только идиоты могут говорить, что у нас всегда должна быть беднота: мы должны вести такую политику, в результате которой у нас беднота исчезла бы»1. Бухарин, таким образом, находит особые пути «спасения» мел- кого крестьянского хозяйства. Он видит разрешение вопроса не в перестройке мелкого крестьянского хозяйства в крупное социалистическое производство, а в сохранении и упрочении мел- кого крестьянского хозяйства через улучшение его материального положения. Проблему накопления он уточняет таким образом: «И зажиточное хозяйство нужно развивать для того, чтобы помо- гать бедноте и середняку»2. Правда, он скоро отказался от одиозного лозунга «обогащай- тесь», впервые в России провозглашенного Столыпиным, а после Октября пропагандировавшегося Устряловым и другими сменове- ховцами, поскольку лозунг этот вызвал в партии бурю негодования. Но голый отказ от лозунга не изменял всей установки Бухарина, рассчитанной на общий рост производительных сил деревни. Говоря о заинтересованности кулака в нашей кредитной сис- теме, Бухарин писал: «Мы ему оказываем помощь, но и он нам. В конце концов, может быть и внук кулака скажет нам спасибо, что мы с ним так обошлись»3. На апрельском пленуме ЦК и ЦКК (1929 г.) правые высту- пали с теми же взглядами о развитии производительных сил. Такие взгляды получили даже обоснование в «теории развития народного труда», представлявшей собою рецидив народнических теорий о народном производстве. Отдельные правые, инспири- рованные по-видимому лидерами оппозиции, выступают с защи- той таких оппортунистических взглядов, которые не вяжутся даже о формальным признанием программы партии. В апреле (1929 г.) в Киеве выступил, например, исключенный впоследствии из партии И. Предейн с тезисами, в которых безапелляционно заявляется, 1 «О новой экономический политике», «Большевик» № 9—10, 1925 г., стр. 5. Кур- сив подлинника. 2 Та же статья, «Большевик» № 9—10, 1925 г., стр. 6. 3 «О новой экономической политике», «Большевик» № 8, 1926 г., стр. 14.
200 РЕКОНСТРУКТИВНЫЙ ПЕРИОД И ПРАВЫЙ И «ЛЕВЫЙ» ОППОРТУНИЗМ что «экономической базы для массовой коллективизации сельского хозяйства у нас пока нет». И. Предейн не только не опаса- ется будущего развития капиталистических отношений в деревне, но приветствует капитализм «как извечного пособника, помощника рабочего класса в его борьбе за социализм»1. Отказ от политики наступления на кулака ведет естественно к требованию ослабления нажима на нэпмана, частника. Этого требует Фрумкин, о таких своих колебаниях в прошлом сообщает Пеньков, подобные же требования «от лица рабочих» выражал Угланов на апрельском пленуме ЦК (1929 г.). На нем правые выступали с требованиями об отмене ограни- чений в товарообороте, настаивая на незыблемости старых форм смычки пролетариата и крестьянства. Самый нэп они понимали в смысле неограниченного развязывания капиталистических отно- шений, забывая про двойственную природу нэпа, — борьбу соци- алистических элементов в нем с капиталистическими, вытеснение и полную ликвидацию последних первыми. Они требовали полной свободы рыночных отношений, обеспечения свободы рынка, так называемой «нормализации» рынка. Всякое ограничение в торговле они представляли как отмену нэпа. В действительности «нэп, — как указывает т. Сталин, — есть свобода торговли в известных пределах, в известных рамках при обеспечении регулирующей роли государства и его роли на рынке». Сам-то нэп имеет определенное историческое значение и не может быть объявлен системой, годной при всех и всяких обстоятельствах. «Ленин говорил, — отмечает т. Сталин, — что нэп введен всерьез и надолго. Но он никогда не говорил, что нэп введен навсегда»2. Как указывает т. Сталин, когда мы получим возможность наладить хозяйственные связи между городом и деревней через продуктообмен без торговли, с ее частным оборотом, тогда исчезнет всякая надобность в новой эко- номической политике, и мы «отбросим нэп к черту». Либеральное понимание нэпа побуждало правых требовать не только отмены чрезвычайных мер, но и выполнения ряда других мер по регулированию нами рынка. Не ограничиваясь требова- ниями повышения хлебных цен вообще, они требуют установле- ния так называемых порайонных и квартальных цен, зависящих от района и сезона. Такая мера была бы на руку только кулакам, 1 Розенталь, Куда растет правый уклон, «Большевик» 13—14, 1929 г., стр. 27, 30. 2 И. В. Сталин, К вопросам аграрной политики в СССР, стр. 30.
2. ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ПЛАТФОРМА ПРАВОГО УКЛОНА 201 которые бы задерживали сдачу хлеба осенью, дожидаясь более высоких цен весной. Установление подобных цен предоставило бы нас в полное распоряжение рыночной стихии. От рыночной стихии не свободны, по мнению правых, и отношения колхозов к госу- дарству. Таким образом, Советское государство лишается в уста- новке правых единственно реально возможной борьбы с диктату- рой кулака на рынке. Возражая против регулирования рыночных отношений, правые выступили против новых форм товарооборота. Бухарин, напри- мер, возражал против таких форм товарооборота между городом и деревней, когда государство становится поставщиком товаров для крестьянства, а крестьянство делается поставщиком хлеба для государства. По существу это были возражения против кон- трактации как основного метода установления новых форм това- рооборота. Другие правые не в меньшей степени выражали свое недоверчивое, если не враждебное, отношение к контрактации. Тов. Лежава, например, возражал против отпуска средств на кон- трактацию, не видя никакого смысла ее существования. «Я не знаю, кто явился изобретателем этой контрактации, мы здесь подвер- глись какому-то психозу»1. Отрицая новые формы смычки — производственное коопе- рирование — правые признают смычку лишь путем развязыва- ния товарооборота. Они противопоставляют даже кооперативный план Ленина производственному кооперированию, исходя при этом из указаний Ленина в 1921 г., что в то время главным звоном яви- лось развязывание товарооборота. Путь к социализму у Бухарина, например, лежал мимо колхозов и совхозов, и он признавал весьма ничтожное значение за сельскохозяйственными коммунами и артелями. «Мы придем к социализму через процесс обращения, а не непосредственно через процесс производства, мы придем сюда через кооперацию»2. Такое противопоставление кооперативного плана производст- венному кооперированию или противопоставление колхозов и сов- хозов кооперации является вопиющим противоречием с основ- ными положениями ленинизма. Владимир Ильич ставил обяза- тельным условием развития сельского хозяйства переход мелкого 1 Стенограмма собрания ячейки Госплана. (Цитируется по брошюре С. Крылова и А. Зыкова «О правой опасности», стр. 140—141.) 2 Н. Бухарин, К вопросу о троцкизме, изд. 1925 г., стр. 73. Курсив Бухарина.
202 РЕКОНСТРУКТИВНЫЙ ПЕРИОД И ПРАВЫЙ И «ЛЕВЫЙ» ОППОРТУНИЗМ крестьянского хозяйства в общественное крупное земледельческое хозяйство. «Переход от кооперации к социализму мелких хозяйчи- ков есть переход от мелкого производства к крупному»1. Ленинский кооперативный план включает в себя как кооперирование в обла- сти обращения, так и кооперирование производства и охватывает, выражаясь словами т. Сталина, «все формы сельскохозяйственной кооперации, от низших (снабженческо-сбытовая) до высших (про- изводственно-колхозная)». Новые формы смычки и служат этой цели — перестройке сельского хозяйства на базе новой техники и коллективного труда. Выступления правых против новых форм смычки по существу направлены против генеральной линии партии в деревне. По плану партии быстрый темп развития нашей инду- стрии является ключом к социалистической реконструкции сель- ского хозяйства на основе совхозов и колхозов. По бухаринскому плану экономическое освобождение деревни заключалось не в уси- ленных темпах развития индустрии совхозов и колхозов, а в раз- витии индивидуального крестьянского хозяйства. Не понимая сущности нэпа, видя в нем только развязывание мелкобуржуазной стихии, правые скатились до открытого оппор- тунизма в вопросе смычки. «Теория постоянных уступок» должна была оправдать политику соглашений с середняком во что бы то ни стало. Устами т. Лядова правые заявляли, что Ленин «учил чутко прислушиваться, в какую же сторону середняк колеблется в данное время: в нашу сторону или в сторону кулака, в сторону нэпмана... Но каждый раз в зависимости от того, в какую сто- рону середняк колеблется, определяется тактика партии. На этом именно колебании построено учение о смычке с середняком: уло- вить, чутко прислушиваться — в этом большевистская тактика должна заключаться, — не пропустить того момента, когда серед- няк начинает резко колебаться в сторону кулака»2. Эта политика «перманентных уступок» середняку нужна была правым для отстаивания своих требований отказа от лимитов и твердых заданий для кулацких хозяйств в хлебозаготовках, от самообложения, требований дальнейшего повышения хлебных цен, ввоза хлеба из-за границы и т. д. Партия сделала ряд «усту- пок» в 1928—1929 гг., повысила, например, хлебные цены, сни- зила сельскохозяйственный налог и освободила 35% маломощного 1 В. И. Лепин, «О продовольственном налоге», ПСС, 5 изд., т. 43, стр. 226. 2 «Пропагандист», журнал АППО МК, №№ 1—2, 1928 г., стр. 72 и 73.
2. ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ПЛАТФОРМА ПРАВОГО УКЛОНА 203 крестьянства от всякой уплаты налога. Но партия знает предел этим «уступкам». Они должны служить укреплению диктатуры про- летариата. Только и постольку они допустимы. Ссылка т. Лядова и правых на Ленина была лишь покуше- нием с негодными средствами. Ленин допускал уступки серед- няку, но только такие, которые касались способов вовлечения его в социалистическое строительство, «идя на уступки ему в опре- делении способов проведения социалистических преобразований» (из программы партии). Он против беспринципных соглашений с крестьянством. «Под соглашением между рабочим классом и кре- стьянством, — писал Ленин, — можно понимать что угодно. Если не иметь в виду, что соглашение с точки зрения рабочего класса лишь тогда является допустимым, правильным и принципиально возможным, если оно поддерживает диктатуру рабочего класса и является одной из мер, направленных к уничтожению классов, то формула соглашения рабочего класса с крестьянством остается формулой, которую все враги советской власти и все враги дикта- туры в своих взглядах и проводят»1. Политика беспринципных соглашений с крестьянством идет вразрез с основным положением Ленина о диктатуре пролетариата. «Высший принцип диктатуры — это сохранение союза пролетари- ата с крестьянством, дабы пролетариат мог удержать руководящую роль и государственную власть»2. В данном случае последователи Бухарина, как указывает т. Сталин, впадают в противоположную крайность в сравнении с троцкистами. Если последние отрицали вообще союз с крестьянством, выставляя «опору» на крестьянство вместо союза с ним, то бухаринская группа стоит за союз про- летариата с крестьянством без всякой классовой принципиальной линии со стороны пролетариата. Не веря в наше социалистическое строительство, пра- вые условно признают пятилетку. Признавая нереальным наш пятилетний план развития народного хозяйства, они выдвигали на апрельском пленуме ЦК (1929 г.) вместо него «рабочую двух- летку», как будто пятилетка предназначается для кабинетных раз- мышлений. Тов. Молотов таким образом характеризует мотивы выставления правыми двухлетки на апрельском пленуме ЦК. 1 В. И. Ленин. Речь при открытии X Всероссийской конференции РКП(б) (26— 28 мая 1921 г.). ПСС, 5 изд., т. 43, стр. 301—302. 2 В. И. Ленин, Доклад о тактике 5 июля на III Всемирном конгрессе Коммунисти- ческого Интернационала (22 июня — 12 июля 1921 г.). ПСС, 5 изд., т. 44, стр. 47.
204 РЕКОНСТРУКТИВНЫЙ ПЕРИОД И ПРАВЫЙ И «ЛЕВЫЙ» ОППОРТУНИЗМ «Этой двухлеткой борьба за преодоление отсталости сельского хозяйства и за ликвидацию продовольственного кризиса направ- ляется по другому руслу, чем это делает пятилетка. Правые выд- вигают “двухлетку” без индустрии, без колхозов и совхозов, без машинно-тракторных станций, без тракторных колони и массовой контрактации и в этой двухлетке видят действительный выход из наших трудностей»1. На ноябрьском пленуме ЦК (1929 г.) лидеры правых — тт. Бухарин, Рыков, Томский — выступили с декларацией, по суще- ству мало чем отличающейся от прежних деклараций правой оппо- зиции, несмотря на формальное признание теперь правильности генеральной линии партии. Оппозиция стремится, прежде всего, отвести от себя вся- кие обвинения в непризнании высоких темпов индустриализации. Различия между позицией правых и линией партии сводятся теперь будто бы лишь к разным методам проведения политики партии. В своей декларации тройка заявляет: «Мы полагаем, что при намечавшихся нами на апрельском пленуме методах проведения генеральной линии партии мы могли бы достигнуть желательных результатов менее болезненным путем». Недиалектическое противопоставление методов политики самой политике партии было никчемным средством скрыть свое прин- ципиальное расхождение с линией партии. Теория с практикой неразрывно связана. Если политика партии верна, то правильна и ее практика, метод осуществления политики. Этому учит вся история большевизма, подчеркивающая значение правильной тео- рии в практических вопросах. Вот почему, как справедливо указал т. Молотов, фразы о двух конкретных методах означают лишь противопоставление пози- ции партии позиции правого уклона. «Отделить проведение поли- тики в жизнь (конкретный метод) от самой политики (генеральная линия) нельзя». «Декларация трех» характеризуется по-прежнему отказом от политики наступления на капиталистические элементы, хотя отказ этот завуалирован теперь в форме протеста против «чрезвы- чайных» мер. Опасаясь того, говорится в декларации, — что при- менение чрезвычайных мер как длительной системы неизбежно затрагивает и значительные слои середнячества, мы на прошлом 1 «Пропагандист» № 21, сентябрь 1929 г., стр. 7 и 8.
2. ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ПЛАТФОРМА ПРАВОГО УКЛОНА 205 (апрель 1929 г.) пленуме ЦК были против их применения. Именно в этом заключались наши разногласия с большинством ЦК и ПБ»1. Несмотря на ничего не значащую оговорку в декларации пра- вых и в выступлении т. Рыкова, огласившего декларацию, будто они против чрезвычайных мер только как против «системы» или как «длительного курса», в действительности правые против вся- кого применения чрезвычайных мер даже в исключительных слу- чаях. Этот, по выражению т. Сталина, «либерально-буржуазный ужас» правых перед чрезвычайными мерами явился в резуль- тате полного непонимания ими нашей политики наступления на кулачество. Правые не проводят различия между чрезвычайными мерами 1928 и весной 1929 года и «чрезвычайными» мерами последу- ющего времени. Чрезвычайные меры 1928 и весной 1929 года были административного характера, направленные против кулацких слоев деревни. Эти меры, условно называвшиеся «чрезвычайными», являлись мерами, применяемыми миллионными массами бедняцко- середняцкого крестьянства против кулаков. Правые — сознательно или бессознательно — делали ту подта- совку, что представляли практику «чрезвычайных» мер как политику партии по отношению ко всему крестьянству. Отсюда и клеветни- ческие заявления их о политике военно-феодальной эксплуатации по отношению к крестьянству, проводимой партией. Выступления правых против чрезвычайных мер явились лишь скрытой формой атаки политики наступления против кулачества. В своей декларации правые выставляли ряд новых обвинений против экономической политики партии. Они обвиняли ее в недо- выполнении плана расширения посевных площадей, плана разви- тия животноводства, в недовыполнении плана поднятия реальной заработной платы и т. д. В декларации тройки выставлялись уже готовые пункты для новой борьбы против ЦК. Вынужденная успехами политики партии капитуляция правых на ноябрьском пленуме (1929 г.) была лишь полу-капитуляцией, своего рода маневром. Декларация же «о снятии разногласий» являлась, по выражению т. Молотова, сплошной фальшью. 1 Цитировано по речи т. Молотова, «Большевик» № 2. 1930 г., стр. 14. Курсив подлинника.
206 РЕКОНСТРУКТИВНЫЙ ПЕРИОД И ПРАВЫЙ И «ЛЕВЫЙ» ОППОРТУНИЗМ 3. РАСХОЖДЕНИЕ В ОБЛАСТИ МЕЖДУНАРОДНОЙ ПОЛИТИКИ. «ТЕОРИЯ ОРГАНИЗОВАННОГО КАПИТАЛИЗМА» В обстановке третьего периода послевоенного капитализма особенно опасны были оппортунистические шатании т. Бухарина, вносившие разложение в ряды Коминтерна. Обострение внешних противоречий мирового капитализма, рост внутренних противо- речий в империалистических странах создают условия для нара- стания волны революционного движения в капиталистических странах. Современное революционное движение уже не отделено, как указывает т. Молотов, «китайской стеной» от непосредствен- ной революционной ситуации, когда пролетариат берется за ору- жие в борьбе за свою диктатуру. Все более углубляющийся миро- вой экономический кризис создает в отдельных странах условия для нарастания предпосылок революционного кризиса. В такой момент особенно важной становится роль секций Коминтерна по воспитанию и руководству революционной актив- ностью пролетариата в борьбе с буржуазией и все более фаши- зирующейся социал-демократией. Всякие колебания, шатания в рядах Коминтерна должны быть в корне подорваны. Перед нашей партией и Коминтерном стояла задача немедленно лик- видировать правый уклон и примиренчество к нему как главную опасность па данном этапе. Тов. Бухарин, когда был секретарем Коминтерна до X пле- нума ИККИ, не только не поддерживал революционных лозун- гов момента, но именно с его помощью правые и примиренцы в ВКП(б) стали застрельщиками правого уклона и в международ- ном масштабе. С самого начала оппортунистических выступлений правых и примиренцев на VI конгрессе Коминтерна Бухарин не только не отмежевывался от них, но косвенно поддерживал их. Он держался, например, нейтрально по отношению к Эмбер- Дро и Серра. Своими недомолвками т. Бухарин поддерживал их оппортунистическую линию в определении современного пери- ода послевоенного капитализма. Как далеко шли расхождения их с Коминтерном в оценке момента, видно из того, что примире- нец Эверт, например, предлагал выбросить в проекте резолюции пленума все утверждения «о гнилой, неустойчивой стабилизации»
3. РАСХОЖДЕНИЯ в ОБЛАСТИ МЕЖДУНАРОДНОЙ ПОЛИТИКИ 207 и заменить их словами «все крепнущей и усиливающейся стабилизации». Секретарь Коминтерна т. Бухарин поддержал германских при- миренцев в их атаке против секретаря ЦК ГКП, т. Тельмана, стоявшего на позиции ИККИ. Двусмысленно было поведение т. Бухарина и в отношении ярко правых, исключенных из партии и Коминтерна Брандлера и Тальгеймера, проводивших политику соглашения с социал-демократами. Тов. Бухарин подрывал стойкость и боевую готовность ком- партии собственным примером нарушения партдисциплины, отка- зом приступить к работе, несмотря на неоднократные требова- ния Политбюро ЦК. Такой пример дезорганизации работы мог иметь тем более серьезные последствия, что компартии, входящие в Коминтерн, привыкли смотреть на ВКП(б) как на передовой и наиболее дисциплинированный отряд Коминтерна. Больше всего поддерживал т. Бухарин правый уклон в Коминтерне своими колебаниями в оценке текущего момента на Западе. Наступивший третий период послевоенного капита- лизма Бухарин склонен был рассматривать преимущественно с точки зрения технической реконструкции капитализма, без над- лежащей оценки нарастания классовых противоречий. Как и пре- жде, т. Бухарин переоценивал прочность современной частичной стабилизации капитализма, и эта ошибка связывалась у него с преувеличением значения тенденций госкапитализма, имеющихся в отдельных странах. Статьи Бухарина — «Некоторые проблемы современного капи- тализма у теоретиков буржуазии» и «Теория организованной бес- хозяйственности» — представляют собою законченную систему оппортунистического мировоззрения, порвавшего с основами мар- ксизма-ленинизма. Касаясь проблемы организованного капитализма у буржуазных теоретиков, Бухарин находит у них подтверждение своей старой теории «чистого империализма», которую и воскре- шает он в несколько обновленном виде, несмотря на то, что теория эта в свое время подверглась резкой критике со стороны Ленина. Бухарин переходит теперь открыто на путь реформизма, созда- вая под видом теории «организованной бесхозяйс