Текст
                    Scan by Hadz © 14.05.2007
Антонио Менегетти
ПСИХОСОМАТИКА
Antonio Meneghetti
La psicosomatica nell’ottica ontopsicologica
Psicologica Editrice
Антонио Менегетти
ПСИХОСОМАТИКА
Новейшие достижения
Перевод с итальянского
ННБФ «Онтопсихология»
Москва 2004
ББК 159 964
УДК 88.6
П86
Антонио Менегетти
П 86 Психосоматика/ Пер. с итальянского
ННБФ «Онтопсихология». — М.: ННБФ «Онтопсихология». 2004 — 360 с.
ISBN 5-93871-022-7
Передовая психология рассматривает роль психолога не как помощь больному, а как содействие потенциалу здорового человека. Данная книга объясняет основные аспекты человеческой жизни: источник благополучия (критерий Ин-се), основу взаимоотношения с другими людьми (семантическое поле), описывает, как психология может помочь в первую очередь здоровому человеку. Здесь автор приводит элементарные правила, нарушение которых, пусть даже по незнанию, заставляет человека испытывать неудовлетворенность.
Как человек превращает простой обычный контакт в источник своих проблем, как психика порождает болезнь, какова взаимосвязь между способом мышления и событиями повседневной жизни? Таковы основные вопросы, которые автор раскрывает в этой книге.
Книга будет полезна психологам, врачам, психотерапевтам и широкому кругу читателей, желающих глубже понять жизнь и самих себя.
ББК 159 964
УДК 88 6
© 1999 Psicologica Editrice di Т. Meneghetti V-le delle Medaglie d'Oro, n. 428 — 00136 Roma © ННБФ «Онтопсихология». Перевод на русский язык, оформление, подготовка к изданию, 2002, 2003, 2004
ISBN 5-93871-022-7
СОДЕРЖАНИЕ
Предисловие ..................................................... 9
Глава первая
ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ПОСТУЛАТЫ ЭТИОЛОГИИ ПСИХОСОМАТИКИ
1.1. Энергетический континуум....................................17
1.2.	Экзистенциальная типология и потребность ...................19
1.3.	Основной закон .............................................20
1.4.	Первичная и вторичная формы энергии ........................21
1.5.	Магнитное поле и силовые точки..............................22
1.6.	Ложь .......................................................22
1.7.	«Параллелизм» ..............................................23
1.8.	Априорное «Я» и бессознательное.............................24
1.9.	Психосоматическое изменение ................................25
1.10.	Историчность ..............................................29
1.11.	Психосоматика или психосемантика? .........................31
1.12.	Вытесненное и симптом......................................36
1.13.	Невротическое расстройство и тревога.......................43
1.14.	Информация.................................................47
1.15.	Социальное взаимодействие и сома ..........................51
1.16.	Личность как опытное переживание и	телесное вложение.......57
1.17.	Тревога и регрессивный гомеостаз ..........................58
1.18.	Энергетический континуум и экзистенциальная дихотомия ... .63
1.19.	Информационная память......................................67
1.20.	Медицина и психотерапия....................................74
1.21.	Клинический случай: эпилепсия..............................76
Глава вторая
ГИЛЕМОРФИЗМ И ПСИХОСОМАТИКА
2.1. Исторический обзор......................................... 79
2.2.	Функция создает орган ......................................85
2.3.	Интенциональность и материя ................................90
2.4.	Опытное переживание психической деятельности................96
2.5.	Обратимость и необратимость психических процессов...........99
2.6.	Психосоматика: от индивидуальности к социальности . .......101
2.7.	Индивид как сообщник	своей болезни	 105
2.8.	Волеизъявление и выздоровление.............................107
2.9.	Планирование болезни.......................................109
2.10.	Цели болезни .............................................112
ПСИХОСОМАТИКА
в
2.11.	Движущая причина патологии...............................118
2.12.	Принципы, синтезирующие представление о психосоматике ...122
2.13.	Два первичных модуса энергии.............................123
Глава третья
ЭРОТИЗМ И СЕКСУАЛЬНОЕ ПОВЕДЕНИЕ
3.1.	Сущность сексуальности....................................125
3.2.	Мужская и женская психология .............................126
3.3.	Комплекс неполноценности у женщин ........................127
3.4.	Первичная диада и сексуальная установка...................130
3.5.	Секс как объективация ....................................131
3.6.	Гинекология и психосоматика ..............................132
3.7.	Смысл эротизма .......................................... 133
3.8.	Духовная и жизненная составляющие эротизма................135
3.9.	Любовь и секс ............................................136
3.10.	Некоторые аспекты сексуального поведения ................138
3.11.	Зрелость сексуального поведения .........................143
3.12.	Тело как означающее .....................................144
3.13.	Понимание внутренней сущности сексуальных отношений......145
Глава четвертая
ПЕРВИЧНАЯ СТРУКТУРА АГРЕССИВНОСТИ
4.1.	Введение..................................................147
4.2.	Первичное значение .......................................147
4.3.	Метаболизм и рост.........................................150
4.4.	Вторичная агрессивность...................................151
4.5.	Деструктивность и общество................................155
4.6.	Заключительный синтез.....................................157
Глава пятая
ОСНОВЫ ОНТОПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ МЕТОДОЛОГИИ
5.1. Онтопсихологические открытия..............................159
5.2. Внутрисущностное единство действия .......................170
Глава шестая
МЕДИЦИНА И ПСИХОЛОГИЯ: ОТЛИЧИЯ И СХОДСТВО
6.1.	Отличия и сходство........................................181
6.2.	Онтопсихологический диагноз...............................183
6.3.	Некоторые социальные стороны профессии врача..............186
Глава седьмая
ЭНЕРГИЯ И ПСИХОТЕРАПИЯ
7.1.	Вводные уточнения.........................................189
7.2.	Чувство вины и психическая интенциональность .............190
Антонио Менегетти
~7
7.3.	Организмическая семантика ..................................192
7.4.	Четыре принципа психосоматики ..............................194
Глава восьмая
БИОДИНАМИКА ЭФИРНОГО ПОЛЯ
8.1. Введение в концепцию эфирного поля биодинамики
как первичного измерения экстрасенсорных феноменов.........201
8.2. Онтопсихологические достижения в области исследования эфирного поля ......................205
Глава девятая
ФЕНОМЕНОЛОГИЯ ИНТЕНЦИОНАЛЬНОСТИ
9.1.	Понятие интенциональности ................................209
9.2.	Психотерапия и психическая интенциональность .............212
9.3.	Типы интенциональности ...................................215
9.3.1.	Интенциональность	природы ..........................216
9.3.2.	Интенциональность	«Я»...............................220
9.3.3.	Интенциональность	комплекса ........................221
9.3.4.	Интенциональность	социально-коллективной среды......225
Глава десятая
ИСТОЧНИКИ ЗАБОЛЕВАНИЯ
10.1.	Этиология личности и болезни ............................227
10.2.	Диада .................................................. 231
10.3.	Психология семьи.........................................237
Глава одиннадцатая
ПСИХОСОМАТИЧЕСКИЙ ПРОЦЕСС
11.1.	Три стадии развития психосоматики .......................243
11.2.	Виды психосоматического смещения.........................251
11.3.	Уточнения по психосоматике...............................252
Глава двенадцатая
НЕЙРОФИЗИОЛОГИЧЕСКИЕ КОРРЕЛЯТЫ ПСИХИЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
12.1.	Вводный синтез...........................................261
12.2.	Четыре базовые системы организма ........................261
12.3.	Взаимодействие четырех систем............................268
12.4.	От психической интенциональности к психосоматике ........275
Глава тринадцатая
КЛИНИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ НЕКОТОРЫХ ЗАБОЛЕВАНИЙ
13.1.	Семантическое поле и органическая структурная информация ... 281
13.2.	Шизофрения, наркомания, СПИД.............................282
13.3.	Болезни «взаимоотношений» ...............................286
ПСИХОСОМАТИКА
13.4.	Опухоль ..................................................291
13.5.	Эпилепсия, болезнь Паркинсона,	старость...................296
13.6.	Синдром Стендаля..........................................299
13.7.	Уничтожение фанатиками произведений искусства.............304
Глава четырнадцатая
ОНТОПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ ПСИХОТЕРАПИЯ
В ПРИМЕНЕНИИ К ПСИХОСОМАТИКЕ
14.1. Семь стадий консультирования при лечении
психосоматических заболеваний ..............................307
14.2.	Сопротивление ............................................323
14.3.	Психическая реальность человека...........................326
14.4.	Аспекты отношений психотерапевт-пациент ..................328
14.5.	Заключение ...............................................335
Краткий словарь онтопсихологических терминов ...................338
Антонио Менегетти
ПРЕДИСЛОВИЕ
1.
Теория онтопсихологии целиком и полностью сложилась на основе клинической практики. Ни один из онто-психологических принципов не порожден интуитивными предположениями, дедуктивными умозаключениями, сближающими натяжками, синтетической переработкой или интеллектуальными измышлениями, хотя я, установивший эти принципы человек, обладаю широкой культурой и располагаю опытом встреч с другими выдающимися учеными. Время становления онтопсихологии отмечено такими именами как Роджерс, Франки, Музатти, Лэнг, Лакан, но онтопсихология рождается не в силу встреч с ними, не базируется на интерпретации симптома, даваемой светилами психологической науки. Теория онтопсихологии вырастает на почве успешного клинического опыта, оформляется благодаря фактам вылеченных заболеваний, а не на основе впечатлений, полученных от встреч с выдающимися людьми, прочитанных книг или личных убеждений: онтопсихологиче-ская теория отражает погружение в живую клиническую практику.
ПСИХОСОМАТИКА
Только по прошествии пяти лет успешной клинической деятельности, я начал перекладывать на теоретический язык то, что происходило на опыте. Передо мной прошли сотни людей. Проблемы, с которыми обращались ко мне клиенты, а также занимаемое ими социальное положение варьировались в широком диапазоне: это были шизофреники, предприниматели, преступники, политики, рабочие, судьи, писатели, гении, артисты, известные режиссеры. Постепенно мой клинический опыт вскрыл всю подноготную нашего общества в мире театра и кино, в юриспруденции, тюрьмах, в том, что касается денег, магии, ученых, корпеющих над созданием новой цивилизации и т.д.
Тогда я сделал очень важный вывод, с годами переросший в глубокое убеждение, что человек науки должен получить опыт живого общения с различными людьми. Но речь идет не о нейтральной беседе с ними, а о переживании изнутри жизненного опыта собеседника. Человек, заложивший основы онтопсихологии, денно и нощно наблюдал как за обыкновенным больным человеком, за рядовым рабочим, так и за неординарной личностью, определяющей культуру и облик своего времени.
Со всей простотой могу сказать, что на сегодняшний день ни в научном, ни в практическом плане ни один патологический симптом не может вызвать у меня замешательства. Каждая научная теория создается как проекция мнения или опыта исследователя. Во избежание причисления меня к подобным исследователям считаю необходимым подчеркнуть, что я возвожу собственную уверенность исключительно на фундаменте результата. Упорное наличие симптома свидетельствует об ошибке, поэтому единственным голосом в поддержку эффективности выдвинутого мною метода я считаю исчезновение симптома.
Проведение исследований на фармацевтическом, химическом, молекулярном, неврологическом, психиатри
11
ческом уровне равнозначно попыткам понять устройство здания без архитектора. Онтопсихологический метод не претендует на замещение собой передовой медицины. Онтопсихология лишь предлагает медицине стержневую идею, возможность понимания проекта, стоящего за болезнью, который может осуществляться множеством способов. Медицинский анализ способен внести определенность по вопросу лейкоцитов или ферментов, но путь претворения проекта может измениться. Дом все равно будет построен, но уже не из кирпичей, а из бетонных блоков, монолитных структур, пластических материалов или железа. Иными словами, проект все равно будет исполнен, какие бы материалы на это ни потребовались. Запроектированная болезнь разразится с помощью других подручных средств, но сам проект останется неизменным. Если у нас есть возможность вмешаться в лечение, что происходит с позволения пациента и при его сознательном сотрудничестве, то либо мы обнаруживаем проект болезни, либо погружаемся в бесполезное исследование, не имеющее конца.
Вероятно, утверждаемое мною не имеет значения для всех людей, потому что большинство из них сделало выбор в пользу посредственности. И уважать такое решение — значит исполнить этический долг и не посягать на свободу волеизъявления. Но существуют и те, кто питает отвращение к безмозглому существованию. На мой взгляд, онтопсихологический метод предназначен тем, кто не желает терпеть поражение в жизни и выбывать из игры исторических, экономических, политических ситуаций, мириться с ролью марионетки, низводить себя до маленького робота, не имеющего представления о центре управления, в котором разрабатываются проекты. Проект создается психической деятельностью: именно она разрабатывает, формализует и запускает проект в организме.
ПСИХОСОМАТИКА
ПРЕДИСЛОВИЕ
2.
Существуют предпосылки, которые составляют суть эволюции исследовательских процессов. Психосоматический скачок всегда представлял собой проблему; она осознавалась уже древними греками. В сущности, все ясно и отчетливо видели проблему, но никто, как мне думается, не предоставил рационально-технических доказательств перехода от психики к соме.
В настоящее время можно решить данную проблему благодаря некоторым открытиям, совершенным онтопсихологией. В их свете психосоматические явления становятся понятными. В конечном счете, никакого скачка не существует, поскольку на самом деле речь идет о точном, последовательно разворачивающемся процессе.
Открытия, предваряющие онтопсихологическую концепцию, были сделаны выдающимися учеными XVIII века. Эта линия может быть продолжена вплоть до исследований, проводимых Валином и современной наукой. Я разделяю положения, высказанные и научно доказанные школами рационального исследования психической деятельности — классическим психоанализом, новейшими ответвлениями НЛП, всеми исследованиями, изучающими взаимоотношения между психикой, окружающей средой и болезнью (шизофренией и др.). Я не считаю необходимым цитировать выдающихся ученых Европы или США, внесших вклад в изучение психической деятельности (в их число я включаю также первого исследователя проблемы стресса — Селье).
Онтопсихологический анализ болезни опирается не только на осмысление результатов, полученных другими направлениями, но, прежде всего, на открытия, сделанные самой онтопсихологической школой. Речь идет об онто Ин-се, мониторе отклонения и семантическом по
Антонио Менегетти
13
ле. В настоящее время я не считаю возможным точное вмешательство в этиологию патодинамики без использования открытий, сделанных онтопсихологией более 30 лет назад.
Именно данные открытия позволяют вывести исследования на более высокий уровень, поставить диагноз, установить контроль над протеканием болезни и предвидеть развертывание патодинамического процесса. Таким образом, мы имеем двойную гарантию: с одной стороны, мы владеем знаниями, которые удовлетворяют требованиям рациональности, а с другой — мы способны вмешаться в патогенные процессы и прийти к их полному прекращению, что и предусматривается изначальной целью исследования.
Невозможно провести полное, обоснованное изыскание, если мы будем настаивать на фидеистическом абсолютизировании человека-ученого в качестве единственного ума во всем мироздании, если мы будем считать ученого, мыслящего и действующего, упорядоченным продуктом природы, не испорченным и не искаженным. Такое рассмотрение страдает крайней наивностью, что подтверждает непреложный факт экзистенциального, интеллектуального и научного краха человечества. Это означает, что ведутся бесконечные исследования, а человек пребывает в порочном круге и бьется головой о стену тайны, непознанного и неизвестного.
Научно не доказано, что человек, каким мы его видим сегодня, является конечной точкой историко-мирской эволюции, естественным результатом разумной эволюции природы. В недрах человека мы обнаруживаем манипуляции, отклонения, исторические противоречия, связываемые с человеческой расой вообще.
Реальность способна отражать себя в той степени, в какой она существует. И человек, в простоте своей первозданности, обладает возможностью отражать себя
ПСИХОСОМАТИКА
14
ПРЕДИСЛОВИЕ
в той мере, в какой он реален. В противном случае, то есть, если человеку не удается отразить себя, можно заключить, что в исследование закралась ошибка, что данное научное изыскание построено на основе ложных предпосылок, которые, несмотря на их принятие ученым миром и «здравым смыслом», не разделяются объективной реальностью, и потому приводят к краху. В настоящее время приоритет принадлежит как болезни, так и ее бесконечным исследованиям.
Онтопсихологическая школа прошла суровую проверку историческими фактами наличия симптома. Единственным стимулом онтопсихологических исследований был симптом. Онтопсихологический подход вправе утверждать свою научность, поскольку его применение приводит к исчезновению симптома, тем самым перестающего предъявлять обвинения методу лечения. И неважно, о каком симптоме идет речь: о шизофрении, раке, СПИДе или хроническом заболевании. Всякая патология затрагивает некий пласт молекулярной структуры и вносит в нее изменения. Типология болезни сказывается только на ее «хроматизме», оттенках — и не более того.
Продвинуться в исследованиях и излечении патологических симптомов, даже самых тяжелых, стало возможным благодаря использованию трех вышеупомянутых научных онтопсихологических открытий. Онтопсихология тщательно выверяла их состоятельность на протяжении более чем тридцатилетней клинической практики.
Рассмотрим кратко каждое из них.
1)	Знание базовой информации семантического поля. Всякая наука опирается на информационные предпосылки. Гарантированная точность информации определяет научность познавательных процессов: если ошибочные сведения рассматриваются как верные, весь дальнейший ход исследования лишается точности. Открытие се
АНТОНИО МйНъ. 317,',
15
мантического поля предоставило возможность познания активной самодвижущейся информации, распространяемой самой жизнью в своих созданиях. Для анализа и излечения симптома необходимо располагать точной информацией о деталях формализации болезни, в отношении как обстоятельств ее возникновения, так и субъективных и физиологических предпосылок.
2)	Рациональное знание процессов, индуцированных монитором отклонения.
Не принимая в расчет вмешательство монитора отклонения в человеческую психику, невозможно действовать с рациональной уверенностью.
3)	Знание онто Ин-се. Онто Ин-се — базовое открытие онтопсихологии. Это критерий существования или несуществования человеческого1. Онто Ин-се — критерий, который специфицирует природную, молекулярно-биологическую, историческую форму существования человека.
Этот критерий служит пропуском в глубины всякого исследования, диагностирующего симптом. Знания семантического поля, монитора отклонения и, тем более, достижений медицинской науки оказалось бы недостаточно при отсутствии критерия онто Ин-се. Направление исследования задается самим его предметом: для того, чтобы удостоверить реальность, мы должны исходить из ее глубинной сути. Если мы хотим восстановить целостность события, необходимо следовать информации, которую постоянно поставляет его ядро, онто Ин-се.
Онтопсихология хорошо знакома с уже существующими методиками и рациональными приемами, но дополнительно обладает еще несколькими козырными картами. Состоятельность онтопсихологического подхода в клинической сфере с очевидностью доказывается исчезновением симптома. Невозможно понять факт исчезновения симптома, опираясь на критерии из научного прошлого. Онто-психологическая школа открывает новый универсум ра-
1 Человеческое, выявляемое совокупностью восприятий, которые и задают ему код.
ПСИХОСОМАТИКА
ПРЕДИСЛОВИЕ ционального исследования человека, поскольку способна «прочесть» энергетический пласт физической природы человека под иным углом зрения. Добавляя к уже существующему рассмотрению человека новый ракурс, онтопсихология способна решить проблему. Без онтопси-хологических принципов я не смог бы понять болезнь, не смог бы лечить. Используемая онтопсихологией эпистемическая методика решительно придерживается линейной рациональности «причина-следствие»: какова причина, таково и следствие.
Антонио Менегетти
Глава первая
Теоретические постулаты этиологии психосоматики
1.1.	Энергетический континуум
Внешне противоречивые выражения экзистенциальной материи представляют собой не что иное, как результаты действия, различные проявления одной и той же энергии, которая контролирует наше мышление. Все есть реальность непрерывной идентичности.
Для понимания психосоматического явления необходимо учитывать взаимообратимость чистых динамик и вещественных динамик. Многие заболевания, особенно опухоли, имеют психическое происхождение. Психический мир — это динамическая реальность, которая управляет любой человеческой органикой в ее волюнтаристском, биодинамическом, химическом и материальном аспектах. Без психики жить невозможно, она первична по отношению к биологическому и всегда представляет собой интенциональность любой органической эволюции; она — наиболее чистая, взаимообратимая энергия, посредством которой происходит взаимоналожение психосоматической векторной направленности и соматической структуры.
ПСИХОСОМАТИКА
18
Глава первая
Индивид как личность есть первичная виртуальность, проявляющаяся как результат непрерывно устанавливающейся симбиотической связи: он постоянно рождается в расширяющейся маточной среде существования, но для того, чтобы этот симбиоз вел к росту, необходима решимость, готовность к дальнейшему действию в зависимости от постижения единственно оптимальной точки соприкосновения между собой и средой. Без этой решимости, определяющей перспективу индивидуации в диалектике со средой, вновь возникает безразличие к противоречию, наносящее ущерб индивидуации. Именно индивидуация является источником противопоставления. Экзистенциальное тело в своих бесчисленных проявлениях всегда едино и непрерывно; существующие тела, явления, образующие это экзистенциальное тело, подразумевают различие, смежность, аналогию, язык, диалектику.
Здоровье — это свободное течение энергии, которая, проходя через множество различных частей, сходится в единой точке, интегрируется в единое целое.
Когда одна из точек многообразия перестает быть точкой приема и передачи энергетического или жизненного импульса, индивид испытывает страдание, боль. Для того чтобы это произошло, необходимо наличие определенной трусости у субъекта, который, будучи обязанным и способным действовать, не решается на это.
Опухоль — это автономное от энергии психического поля формообразование, происходящее само по себе, под воздействием импульса фиксированной агрессивности; проблема состоит в том, что это автономное новообразование настолько сильно и опасно, что против него бездейственны законы или обычные защитные механизмы организма. Отказ клетки от самоопределения равнозначен отказу данной индивидуации от жизни.
Антон-i о Менегетти
Теоретические постулаты этиологии психосоматики
19
Здоровье — это свободное течение энергии, которая, проходя через множество различных частей, сходится в единой точке, интегрируется в единое целое
Прежде всего, необходимо ясно представлять себе единство энергии, а поскольку эта энергия проявляется в существовании, которое несет в себе внутреннее противоречие и конфликтность, что предполагает непрерывную самозащиту со стороны энергии от многочисленных жизненных индивидуаций, то из этого следует, что первичная энергия жизнеспособной индивидуации постоянно занята самострахов-
кой, самоиммунизацией, тем самым обусловливая собственный рост, собственную прочность. Чем сплоченнее, цельнее индивидуация, тем целостнее жизнь.
Эта первичная энергия, обретающая свою высшую форму в мысли, в духе, является той же энергией, которая создает волосы, кожу, ноготь, ибо ноготь не может формироваться вне некоей индивидуализированной действительности. Чтобы понять первичный аспект энергии, необходимо достичь такого уровня самосознания, на котором обретает суть все то, что затем воплощается как явление.
1.2.	Экзистенциальная типология и потребность
С момента нашего существования согласно определенному типу индивидуации, этот тип становится необходимым для всей органики и никакая свобода не может его изменить.
Таким образом, мы обусловлены тем типом жизненной индивидуации, который констатируем или которым являемся. Свобода существует в рамках этой типологической необходимости экзистенциальной индивидуации. Если мой желудок организован определенным образом, я не волен питаться камнями. Исходя из этого примера, можно перейти к величайшим «почему?» человеческо-
ПСИХОСОМАТИКА
20
Глава первая
го существования. Справедливость, закон, глубочайший смысл этики любого человеческого поведения основаны на фактически существующем типе индивидуации. Следовательно, ни в коем случае не следует пренебрегать первичными инстинктами, так как они близки нашему типу экзистенциальной индивидуации. Поэтому любой закон, любая религия, пренебрегающие основными инстинктами человека, направлены против него. Это не просто моральный принцип, это “conditio sine qua non” («обязательное условие»), это — закон, определяющий жизнь с момента ее Любой закон, любая религия, преиебре- проявления.
гающие ОСНОВНЫМИ инстинктами чело- Этот принцип облегчает нам века, направлены против него	понимание сущности психосома-
тики. Мы говорили о необходимости: с установлением некоего типа жизнеспособной индивидуации, автоматически возникает и некая потребность, только в рамках которой допустимо в той или иной мере проявлять готовность к волевым действиям.
1.3.	Основной закон
Человек не может вступать в противоречие с тем, что он уже есть. Существует некий порог противоречия, некая область с изменяющимися границами, выходя за пределы которой, индивидуация исчезает и наступает смерть. Если человек является проекцией бытия, то его цель заключается в самосохранении. Индивидуация претендует на самоутверждение, поэтому начинает действовать механизм самосохранения, который, главным образом, выражается в ее органах. По мере своего воплощения индивидуация, в рамках своего порога терпимости или гибкости, вынуждена сознательно или бессознательно защищаться.
Если субъект неполноценен и неспособен следовать собственному закону, индивидуация вмешивается бес
Антонио Менегегти
теоретические постулаты этиологии психосоматики
21
сознательно и в силу жизненного инстинкта предпринимает самостоятельные действия ради спасения своего существования. Таким образом, основным законом индивидуации является закон самосохранения, поэтому она нуждается в развитии; если же она не в состоянии обеспечить самосохранение, начинается движение вспять. Поэтому первичным является не развитие, а самосохранение.
И это логично с точки зрения метафизики: бытие уже есть все, ему не нужно становление; рост — это явление, внешнее проявление, являющееся частью пространственно-временного измерения. Безусловно, если мы действуем сознательно, нам легче служить своему типу индивидуации; если же действие совершается при недостаточном сознательном осмыслении, то всеми процессами управляет механизм бессознательного.
Так как бессознательное не ощущает себя существенно чем-то иным или существенно отличным от целого, оно еще сильнее стремится снова отождествить себя с целым, причем, неважно, каким способом — будь то через опухоль, оргазм, смерть, рост или эпилепсию.
Таким образом, чем бессознательнее действие, тем оно ближе к жизни целого, чем сознательнее (в смысле более ярко выраженной защиты индивидуации) — тем в большей степени оно служит индивидуации.
1.4.	Первичная и вторичная формы энергии
Опасность, победа тем больше возбуждают и тем более опасны, чем сильнее и чище энергия. Поскольку жизнь по сути своей экономична, и так как бытие абсолютно экономично в силу самореализованности в себе, то в случае необходимости вслед за вторичной формой энергии будет принесена в жертву высшая форма. Иными словами, в том случае, когда субъект оказывается
ЙЕМОСОМАТЖА
Глава первая в конфликтной ситуации и не предпринимает никаких действий, на его защиту немедленно приходит органическое изменение, представляющее собой второстепенный момент в защите жизни. Субъект или тип индивидуации пользуется вторичной формой энергии для сохранения первичной1.
1.5.	Магнитное поле и силовые точки
Индивидуация становится силовой точкой в средовом и языковом поле, в некоей совокупности подобных ей силовых точек, клонирующих стереотипов, вместе образующих определенный вид магнитного поля. Магнитное поле определяется различными силовыми точками, не противоречащими друг другу. Эти точки являются наиболее интенсивными моментами рассеянной в магнитном поле энергии, но не отличаются качественно от остальной энергии. Таким образом, индивид является моментом конденсации этой энергии во множестве клонов.
Этот пятый принцип помогает понять:
1)	почему на субъекта влияют окружающая среда, время, семья определенного типа;
2)	почему он в одной обстановке воспринимает определенные ситуации одним образом, а в другой — иным;
3)	почему в одной и той же семье, когда один человек выздоравливает, другой заболевает.
1.6. Ложь
1 Например, психотическое состояние вызвано тем, что человек столкнулся с настолько сильным затруднением, что был вынужден подключить к самозащите основную энергию контроля.
Ложь представляет собой защитный механизм первичной энергии как закон приспособления, но в недрах существования лжи не существует. Ложь в жизни невозможна. Когда человек лжет, это не что иное, как форма приспособления.
Антонио Менегепи
Теоретические постулаты этиологии психосоматики
23
В жизни существует закон физики, распространяемый и на человека: каждое действие вызывает ответное действие или противодействие. Формы ответных действий или противодействий бесконечно разнообразны. То, что мы называем ложью — это просто способ приспособления к непредвиденной ситуации, не оговоренной данным типом группы, культуры, данным типом соглашения между людьми, к которому прибегают с целью использования определенных возможностей, предлагаемых экзистенциальным контекстом.
Следовательно, любая ложь — лишь попытка, предпринимая человеком с целью выживания, когда он не может защитить себя иначе в социальном контексте.
1.7.	«Параллелизм»
Часто в медицине, в законах истории говорится о «параллелизме» — удобной, наглядной форме познания, в определенном смысле отражающей то состояние внутренней расколотости, в котором человек вынужденно пребывает до тех пор, пока ему не удается восстановить целостность сознания. Если люди на любом научном уровне испытывают потребность в параллелизме, значит, они еще далеки от того первоначала, которое их оплодотворяет.
Наша школа считает, что априорное «Я»2 или высшая сила сознательного «Я» предшествует тому, что мы называем бессознательным. Не априорное «Я» является производным от бессознательного, а бессознательное пред ставляет собой производное, вторичное состояние априорного «Я». Априорное «Я» — разумная форма, озаряющая все случающееся после него. Априорное «Я» может быть понято как forma mentis (склад ума), или форма индивидуации, либо как означающее или смысл каждой человеческой индивидуации. Главное, что оно пер
2 Виртуальная форма организмического «Я» человека до ее исторического воплощения. Оптимальная возможность, дающаяся прежде апоретического взаимодействия. Выражает оптимальную, направленную к успеху «Я» векторную направленность ситуации, в которой «Я» взаимодействует с миром. Подробнее см А. Мене-гетти. Тезаурус. Словарь онтопсихологических терминов. — М.: ННБФ «Онтопсихология», 2004, а также Рождение «Я». — М.: ННБФ «Онтопсихология», 2003.
ПСИХОСОМАТИКА
ад
Глава первая
3 Онто Ин-се — базовый проект природы человека, критерий функциональности человеческого индивида См. А. Менегетти. «Что такое онто Ин-се?».
Учебник по онтопсихологии. — М.: ННБФ «Онтопсихология», 2004, а также А.
Meneghetti. L'ln Se del-I’uomo. — Roma: Psicologica Ed, 1999.
вично по отношению к телу, и что априорное «Я» человека и априорное «Я» целого суть одно и то же. Когда человек, достигший высшей формы сознания, сообразуется с выбором, который является оптимальным для какого-то момента его существования, ему привычно ощущать себя богом, ощущать себя вечным. Тот, кто воспринимает и осознает себя в каждом выражении бытия, представляет собой бытие в себе.
1.8.	Априорное «Я» и бессознательное
К сожалению, априорное «Я» продолжает оставаться скрытым началом до тех пор, пока человек не достигает его сознательно. Априорное «Я» — это формальная или эйдетическая проекция позиции онто Ин-сс?. Пока человек его не осознает, он остается непознанным для самого себя. То есть, человек живет, не осознавая себя, переживает свое априорное «Я» в собственном бессознательном; бессознательное же утрачивается в тот момент, когда субъект начинает полностью осознавать себя, иными словами — возвращается к априорному «Я».
Априорное «Я» — это первый момент, существенный для всего случающегося после; в том случае, если он не осознается, то остается бессознательным и становится источником любого иного параллелизма в феноменологическом смысле, как тело-психика.
Поскольку жизнь в действительности уже безвозмездно устоялась в конкретных явлениях, ясно, что человек создает некую науку о «здесь и сейчас», наиболее близкую телесной феноменологии. Поскольку внутрипсихи-ческие феномены, мысль представляют собой качественно высшую — а, следовательно, более сложную и требующую лучшего — энергию, то ясно, что они остаются скрытыми. Не осознавая себя, мечтая о неограниченной свободе, человек вынужден испытывать потребность в
Антонио Менегепи
Теоретические постулаты этиологии психосоматики
25
реализации собственной индивидуации там, где жизнь
свободно выражает свою волю.
1.9.	Психосоматическое изменение
Как функциональное, так и органическое изменение представляет собой отчаянную, но не самую экономичную защиту индивидуации. Органика начинает действовать и в том случае, когда основной, наиболее высококачественной энергии оказывается недостаточно для компенсации столкновения индивидуума с окружающей средой. То есть, если отсутствует разум, ясная система соз-
нания, волюнтаристская точность, не происходит сме-
лого или аутентичного сопоставления, то автоматически вступает в действие органика, соматика. Это происходит неизбежно, возможность выбора отсутствует, поскольку любому действию
По закону параллелизма период между конфликтом и его соматическим преобразованием может варьироваться и составлять от нескольких дней до нескольких лет
соответствует равное ему противодействие, и если действие не осуществляется, то та же энергия автоматически реализуется иным способом как в силу закона экономии, так и в силу принципа необходимости (выживание индивидуализированной идентичности).
А)	Непрерывное и повторяющееся действие комплекса
Деятельность энергии вначале имеет цельный характер, затем отдельные ее части подвергаются вытеснению, но при этом сохраняют свою активность. Естественно, субъект не признает вытеснение либо в силу закона экономии, либо же вследствие того, что окружающая среда не принимает его импульсов. Но комплекс на бессознательном уровне никогда не дремлет, он всегда готов к активной защите и немедленно начинает действовать при столкновении с какой-либо опасностью, кото-
ПСИХОСОМАТИКА
Глава первая
" WW
Рис. 1. «Навязчиво повторяющееся действие вытесненного» О — сознательная логика
б - деятельность вытесненного или комплекса
рую он ассоциирует с той первой, пережитой им в детстве и ставшей причиной вытеснения, действующего и по сей день. Квант вытесненной энергии разряжается в реальности в виде проекции не с внешней объективностью, а в соответствии с тем, какой субъекту увиделась реальность в момент травмы. Таким образом, скрытое воспоминание всегда проецирует во внешний мир травматическое напряжение4 (см. рис. 1).
Роль терапии заключается в устранении из психики человека момента вытеснения, поскольку оно лишает сознательное «Я» его существенной части, тем самым предопределяя его поле решимости и регулируя его поведение.
4 Допустим, что ребенка, занимавшегося онанизмом, застала за этим его тетя, одетая в красное: весьма возможно, что в тридцать лет он, по каким-либо причинам став невротиком, испугается и упадет в обморок, встретив на улице человека в красном.
Б) Закон параллелизма
По закону параллелизма период между конфликтом и его соматическим преобразованием может варьироваться и составлять от нескольких дней до нескольких лет. Время переходного периода от психического к соматике обычно определяется либо ситуацией, послужившей причиной срыва, либо травматической средой, усиливающей травму, то есть допускающей слияние высшей и вытесненной энергии, а также способами реакции, уже
Ачтонио Менегетти
27
Теоретические постулаты этиологии психосоматики
ставшими типичными для субъекта. Тяжесть происходящего в окружающей реальности определяется не ее объективными причинами, а тем, как она воспринимается субъектом.
Если после различных попыток субъекту не удается справиться с проблемой и он решает повременить с этим, то возникает скрытый конфликт. Внешне кажется, что решение найдено, проблема улажена, но на самом деле она становится бессознательной, смещается, скрывается между психическим и соматическим. Следовательно, на следующей стадии болезнь проявляется параллельно с психическим напряжением, которое, как предполагается, вызвано физическим недугом. В этом случае действительным решением проблемы становится смерть, не поможет даже хирургическое вмешательство, так как динамика на психическом уровне будет продолжаться, а болезнь — неумолимо развиваться. Единственным выходом является онтотерапевтическое вмешательство, обеспечивающее психическую интеграцию или личную сбалансированность эмоций и окружающей субъекта среды.
Многие люди выглядят и чувствуют себя хорошо, пока находятся в больнице, но как только они возвращаются в привычную для себя обстановку, болезнь вспыхивает вновь, поскольку, во-первых, не была обнаружена причина болезни и, во-вторых, субъект чувствует себя хорошо в другой обстановке.
В других же случаях болезнь может исчезнуть совсем в зависимости от типа вознаграждения, которое получает субъект. Сегодня большое значение уделяется медицине, фармацевтике, к болезни относятся с крайним почтением: каждая болезнь возводит свой алтарь. Это обусловливает предпочтительность разрядки в соматическом, а не в психическом: вот почему в нашем обществе более распространены физические заболевания.
ПСИХОСОМАТИКА
Глава первая
Рис. 2. «Модели разрядки неразрешенного кризиса, возникшего между внешней или социальной реальностью и идентичностью субъекта»
Ш — шизофрения
Н — невроз
НФ — невроз функциональный
НО — невроз органический
В)	Соматический аспект всегда альтернативен психическому (см. рис. 2)
Представьте, что в определенной точке прямой происходит некий конфликт, связанный с первичной энергией субъекта (I этап). При этом существует несколько возможностей разрешения конфликта: рациональный путь позволяет сохранить все в целости и сохранности; в ином же случае во внутреннем мире субъекта возникает энергетическая воронка, что проявляется в повышении эмоционального фона. Эмоция— это некое психическое присутствие, которое начинает соматизироватъся. Таким образом, невозможность рационального разрешения конфликта вызывает либо шизофреническую реакцию (ярость, истерию и т.д.), либо невротическую реальность (функциональный или органический невроз).
Когда высший разум пренебрежительно относится к урокам жизни, защищать индивидуацию вынужден разум более низкого уровня. Следовательно, если психика не находит решения в сознательной или бессознательной форме, то вмешивается соматика, предлагая альтернативное решение. Соматическая и психическая энергии различаются по скорости действия: соматическая —
Менягр: гм
Теоретические поступать! этиологии психосоматики
29
наиболее медленная5. Поэтому органическое заболевание с этой точки зрения представляет собой форму приспособления. В любом случае соматизация — это всегда результат инфантильной реакции «Я»: первичная данность сохраняется не как следствие невозможности действовать, но лишь потому, что «Я» в состоянии ком-плексуальной защиты заставляет рациональную часть молчать; а поскольку власть сосредоточена в «Я», именно на нем лежит ответственность за отказ от исторического воплощения в реальности. На второй стадии энергетический заряд может накапливаться за счет потерь или отказов «Я», что изменяет скорость длительности динамики психосоматического преобразования.
1.10.	Историчность
Первые признаки болезни субъекта проявляются либо в характере, либо в соматизации уже в возрасте до шестисеми лет. От рождения каждый из нас наделен определенным темпераментом, характер же формируется после. Под характером я подразумеваю модель психической организации, которая окончательно складывается как определенная феноменология личности, вследствие постоянно повторяющейся реакции на определенную среду или определенный объект; под соматизацией — все то, что является выраженным изменением в органике.
В детстве усваиваются те модели поведения или формы отношения к жизни, которые, стабилизируясь, характеризуют индивида. Взрослый склонен инстинктивно компенсировать недостатки ребенка, в результате чего личность ребенка, видящего в вознаграждении проявление любви и получающего больше, чем он просит, устаивается как кристаллизация инфантильного поведения. Если впоследствии жизнь потребует от такой личности взрослых и зрелых поступков, последняя заболе
5 Подробнее см.
A. Meneghetti. “La trip-licita energetica che struttura I'uomo come psicosomatico”. L'ln Se dell'uomo Op. cit.
ПСИХОСОМАТИКА
30
Глава первая
вает, подражая ребенку. Любая болезнь подразумевает внут-рипсихическую конфликтность невротического характера. То есть, болезнь может быть орудием какой-то другой ситуации, приспособлением и инфантильным стремлением облегчить ситуацию.
Ребенок, заболевая и тем самым привлекая к себе повышенное внимание окружающих, может добиться определенного равновесия между Любая болезнь подразумевает внутри- собственными инстинктами и психическую конфликтность невроти- потребностями и требованиями ческого характера	окружающей среды. Болезнь ста-
новится для него формой приспособления, то есть, он добивается сублимированного оправдания своих импульсных зарядов и, следовательно, достигает равновесия. Нередко для одних этот механизм становится средством для дальнейшего продвижения вперед, тогда как для других несет опасность возобновления болезни вплоть до летального исхода.
Обычно процесс включения в действие психосоматики имеет две фазы: первая, на которую не обращают внимания, проявляется в детстве, вторая — иногда в отрочестве. Первая фаза сохраняется в виде мнемического следа в организме индивида, вторая фаза подготавливается периодом напряжения, параневротическим периодом, на который указывают небольшие расстройства: дисфункция печени, нервное истощение, усталость; если эти сигналы не будут восприняты и должным образом истолкованы, болезнь, вместо того чтобы исчезнуть, перейдет в скрытую форму.
Организмический сигнал тревоги остается непонятым потому, что субъект сформирован согласно единственно ему известным инфантильным моделям поведения, поскольку нет такого типа семьи или такого типа общества, которые сумели бы организовать его в соответствии с материалистическими измерениями жизни.
Антонио Менегетти
31
Теоретические постулаты этиологии психосоматики
Итак, если субъект сознательно или бессознательно не прибегает к высшей форме своей энергии, происходит соматизация. До тех пор, пока способный и обязанный действовать индивид не решается на это, все, что ему не удается пережить как высшую энергию в сознательной форме, переживается им в форме патологической. Психотерапия в случаях психосоматики представляет собой повторную активизацию первичной энергии, высвобождение той психической энергии, которая была лишена возможности исторического становления.
1.11.	Психосоматика или психосемантика?
Изучая корни возникновения психосоматического заболевания, я не ищу альтернативы традиционной медицине или гомеопатии, а стремлюсь, в первую очередь, представить некую самостоятельную психологическую науку, способную, будучи автономной в своих исследованиях, взаимодействовать с другими научными направлениями.
Болезнь, недуг — это всегда язык цельного человека, это слово, стремящееся быть понятым, которое, если его не понимают, может привести — что фактически и происходит постоянно — к смерти индивида.
Даже само понятие «психосоматики», отражающее определенную расколотость или раздвоенность, пусть и диалектическую, не дает адекватного объяснения. Но все же, говоря о «психосоматическом аспекте», следует подразумевать под этим определением аспекты или следствия одной и той же причины, одного и того же переживания. Болезнь всегда служит языком единства действия, независимо от того, в каком аспекте мы ее рассматриваем: психическом или материально-соматическом; она представляет собой особый язык целостного переживания, внешнюю обработку внутренних пережи
ПСИХОСОМАТИКА
32	Глава первая
ваний, в основном, конфликтного характера. Нельзя вылечить болезнь, не понимая ее этиологии и не учитывая психологического фактора.
Движения нашего тела, испытываемые нами страдания являются словами, средствами выражения: так движение моего пальца есть выражение некоей интенции на органическом уровне.
Наше внимание привлекают самые разнообразные болезни: различные формы мигрени, облысение, слепота.
Нельзя вылечить болезнь, не понимая
депрессия, угри, астма, кардиопатия, диабет, рак, алкоголизм, по-
ее ЭТИОЛОГИИ И не учитывая ПСИХОЛОГИ- вышенное потоотделение, язва,
ческого фактора
6 Одно и то же обозначаемое можно выразить по-разному — словом, текстом, жестом, мимикой, эмоцией ит.д.
7 Семантическое поле — базовая коммуникация индивидуаций жизни. Этот термин не имеет никакого отношения к одноименному лингвистическому понятию. Подробнее см. А. Менегепи. «Семантические поля». Учебник по онтопсихологии, указ соч. А. Менегетти. «Семантическое поле». Онтопсихология: практика и метафизика психотерапии. — М.: ННБФ «Онтопсихология», 1999, а также А. Meneghetti. Campo semantico. — Roma: Psicologica Ed., 1997.
экзема, гастроэнтериты, ожирение, колит, мышечный паралич, всевозможные формы артритов, бессонницы, сексуальной патологии, многие гинекологические патологии, многие случаи танатофилии и, прежде всего, все так называемые хронические заболевания, которые в основе имеют психическую этиологию. Признавая роль современной медицины, я открыто говорю об ее неспособности самостоятельно излечить человека: современная медицина научилась довольно успешно воздействовать на симптомы заболевания, однако следует помнить о том, что человек — не только физическая форма, ему присущи и иные способы самовыражения6, а значит, если не достичь понимания языка семантических полей7, то совершенно невозможно понять и вылечить человека. Я не рассматриваю истинную психотерапию или онтопсихологию как терапию поддержки.
Пока медицина не избавится от порока механистичности, человеку не будет возвращена его целостность, не только телесная, но и личностная. Для того чтобы выжить, человеку нужна альтернативная гуманистическая медицина.
Мянвгвтта
33
Теоретические постулаты этиологии психосоматики
Болезнь представляет собой одну из возможных реакций, которые предоставлены человеку в безвыходном, на его взгляд, положении. Психосоматическое или соматопсихическое представляет собой одно и то же. Медицина всегда имеет дело с третьей стадией болезни: первую определяет психическое «Я», вторую — психотропное «Я», третью — физическое «Я». Поэтому патофизиологический анализ совершенно не объясняет сущности определенных болезней. Правда, было бы абсурдно искать причину индивидуального психического конфликта в инфекционных эпидемических болезнях или авитаминозах, поражающих определенные регионы из-за слишком однообразного питания, однако, необходимо помнить, что знания природы патогенных агентов, авитаминоза или подобных им факторов еще недостаточно для постижения многих других болезней и их патогенеза.
Мы никогда не сможем понять характер нейровегета-тивных расстройств или тех многочисленных болезней, которые выражаются совершенно определенными, органическими симптомами и имеют обыкновение превращаться в хронические, если будем упорно объяснять один физический феномен другим, якобы являющимся его причиной. В связи с этим давайте рассмотрим внезапное ослабление защитных функций организма у некоторых людей — носителей патогенных агентов, живущих вместе с туберкулезными больными. Согласно сложившемуся мнению, в их иммунном барьере образовалась брешь, и это совершенно правильно: однако, все объяснения причины разрушения защитного механизма неубедительны. В самом деле, очень многие больные туберкулезом и авитаминозом прекрасно переносят все тяготы и лишения военного плена, но заболевают дома, когда условия их существования значительно улучшаются. Дело в том, что после освобождения они оказались
ПСИХОСОМАТИКА
34
ГЛЙВЭ ПбрВЗ'-
перед лицом новых испытаний, исходящих из области психического опыта.
В любом случае, нельзя считать чувство тревоги атмосферой или фактором, создающим общую предрасположенность к заболеванию, необходимо понимать, что любой опыт аффективного движения, душевного состояния одновременно представляет собой и физический феномен в неразрывном единстве. Внутренний опыт и физическая функция являются единым тождественным возбуждающим событием, и мы определяем феномены как физические или психические в зависимости от того, под каким углом зрения рассматриваем целое.
Современная медицина научилась различать первичный и вторичный диабет, и ей известно, что первый связан с так называемым наследственным процессом. Речь идет не о полном отсутствии инсулина, а о нарушении функционального равновесия эндокринной секреции вследствие действия системы, разрушающей инсулин в пользу вторичного диабета; но по-прежнему неизвестно, что же, в конечном счете, вызывает соответствующую инсулиновую недостаточность, постоянное изменение функционального равновесия. С чем мы имеем дело — с кривыми функций, которые, так сказать, запрограммированы генетически, или же с проявлениями психической предрасположенности, приводящей к возникновению совокупности органических изменений?
Я убежден в том, что если ребенка из семьи, предрасположенной к определенным заболеваниям, сразу же после рождения поместить в другой семейный климат, он этими болезнями не заболеет.
Недавно я посетил одну молодую женщину, очень тонкую натуру, которая была прикована к больничной койке. Вследствие перенесенной операции она не могла контролировать сфинктер. Разговор между нами шел очень доверительный, и вдруг, в какой-то момент, моей
Антонио Мекегетта
Теоретические постулаты этиологии психосоматики собеседнице пришлось избавиться от скопления газов в кишечнике; будучи не в силах сдержаться, она инстинктивно, с чисто женским изяществом прикрыла рукой глаза. Реакция оказалась слишком непосредственной, чтобы быть осознанной, в первую очередь, по своей непредвиденной форме. Я был приятно поражен: это человеческое существо пыталось сдержать газы, прикрывая рукой глаза; было бы гораздо проще протянуть руку к анальному отверстию, однако, в тот момент ее внутренний психический мир контролировал весь динамический аппарат организма: прикрывая рукой глаза, замещающие анус, она как бы хотела спрятаться от моего взгляда, но, прежде всего, пыталась укрыться от моего присутствия.
Этот факт, несмотря на всю свою простоту, в определенном смысле очень показателен: он связывает нас с тем необыкновенным равнодушием нашего организма ко всему тому, что мы считаем противоречием. У нас есть логическая система, позволяющая последовательно понимать определенные отношения, но мы не понимаем того, что выходит за рамки этой последовательности: наш разум — это скорее социальная модель, нежели экзистенциальная сущность нашего организма; то же самое следствие, которое с рациональной точки зрения является результатом действия конкретных предопределенных причин, на самом деле, может предопределиться для нашего организма как «до», «после», «во время», «в», «к» или «напротив, вопреки»; это — бессознательная система, постоянно действующая сеть, действие которой состоит в спокойном, индифферентном смещении своей конкретики с одной части на другую. Например, когда человек краснеет от стыда, застенчивости, это означает не что иное, как форму разрядки неконтролируемого импульса или бессильной ярости, которые через капиллярную сеть выплескиваются в определенную зо-
истсожтакд
36
Глава первая
ну, что происходит как следствие подавления вербализации со стороны логического разума индивида, то есть, его типа социального «Сверх-Я».
1.12.	Вытесненное и симптом
Многие органические патологические аспекты через определенное время превращаются в автономные (то есть, не связанные с сознательным процессом «Я») системы вследствие вытеснения, при помощи которого «Я» предохраняет себя от определенных аспектов своей орга-низмической реальности, которые рассматриваются как
В бессознательном любой аффект, не нашедший адекватного удовлетворения, остается постоянно действующим, жизненным и искажающим
противоречащие социальным потребностям или ценностям.
Вся природа саморегулируется посредством мощных организационных форм живого мира, поэтому многочисленные индивидуации выживают именно
благодаря своему особому сверхзапасу жизненных сил; однако, в случае человека, мы сталкиваемся с возникновением конфликта между устремлениями органической жизни и устоями общества. Эта двойственность обостряет ситуацию. Мы беспрерывно ощущаем импульсы, чувства, порождаемые соответствующей природной организацией, которую мы можем определить как «жизнедеятельную бессознательность», и эти чувства требуют удовлетворения, но вытесняются социальным сознанием.
В некоторых случаях побежденное социальным влиянием «Я» вынуждено вытеснять свои природные импульсы, что приводит индивида к внутренним конфликтам между органической системой и социальными требованиями. Вслед за осуществленным вытеснением «Я» занимает невротическую позицию, то есть, организует
Ан’онио Менегепи
Теоретические постулаты этиологии психосоматики
37
энергию человека не соответствующим действительности образом, не позволяет ему реализовать природное предназначение собственных импульсов и побуждений, и, как следствие, может привести к психоневротическим расстройствам, истерии, органическим изменениям и опухолям.
Болезнь взлелеяна обществом, которое отдает ей пальму первенства. Почему? По двум причинам: во-первых, болезнь служит оправданием слабости и, следовательно, ненаказуемости индивида, а во-вторых, обеспечивает каждому члену общества в случае его болезни то же прощение и защиту, какие он демонстрирует сам по отношению к другим. Мы проявляем доброту к другим, тем самым заранее обеспечивая себе защиту в случае возможного личного заболевания.
Когда болезнь является типичным конверсионным симптомом, мы замечаем, что, как только ее удается обнаружить, субъект замещает симптом: теряя возможность рассчитывать на снисхождение за счет болезни в своем инфантильном поведении по отношению к матери-обществу и не желая адаптироваться к высшим формам поведения, он по-другому преобразует свои вытесненные импульсы. «Я» в своем предсознательном аспекте способно постоянно преобразовывать собственные вытеснения, то есть, непрерывно осуществлять вторичные вытеснения в самом себе. Обнаружив какую-нибудь болезнь, которая не вызывает подозрения, субъект успокаивается, но не полностью, поскольку вытесненное желание продолжает существовать.
Любая патологическая симптоматика порождается вытесненным содержимым, но при этом «Я» отчуждается от одной из своих органических частей, которая, несмотря на это, продолжает действовать, причиняя боль и вызывая отклонение; она действует регрессивно-деструктивным образом именно потому, что «Я» отказалось от руко
ПСИХОСОМАТИКА
। лава первая
водства, устранило динамику’ сознания, форму организации органического. Отсутствие руководства со стороны «Я» неизбежно приводит к патологическому обратному действию, и как только некая органическая часть становится чуждой, происходит чрезвычайно тяжелая утрата: это начало отчуждения «Я» от своего онтовидения.
Вытесненный симптом скрывает за собой ключевую точку, точку максимальной связи между «Я» и бессознательным, между «Я» и целостностью переживания. На том участке, где симптом вызывает страдание, до его отчуждения, находился ориентир, точка максимального сближения, точка контакта, от которой зависело наличие или отсутствие опосредования «Я» со стороны целого и целого со стороны «Я». Вытеснение этого ключевого момента, этого особого места пересечения приводит к потере самого прекрасного и самого реального аспекта. Потеря пути к бессознательному обедняет «Я», превращая его в раба собственной жизнедеятельности.
Следует добавить, что для поддержания жизненного импульса в состоянии отчужденности, «Я» вызывает в себе страдание, то есть, вступает в действие механизм сверх-защиты, который вместо покоя, забвения зачастую навязывает проблематичное, опасное существование. Воистину удивительно, как человек сам приносит себя в жертву в угоду обществу, которое принимает, допускает болезнь, отвергая изначальный импульс организма!
Любое импульсное напряжение, после вытеснения, остается за пределами сознательного опыта и может впоследствии проявиться либо невротической, либо шизофренической симптоматикой, либо аутопластическими мутациями функций или клеточных структур. На уровне сознательного опыта какой-то определенный аффект может существовать, а потом угаснуть, возникнуть вновь и снова пропасть; в бессознательном же любой аффект, не нашедший адекватного удовлетворения, остает-
3 .   О. _  
/	t? I I и
39
Георетические постулаты этиологии психосоматики
< я постоянно действующим, жизненным и искажающим. Как следствие, импульс, отвергнутый сознательной системой, обязательно выживает, сохраняясь в бессознательном, и его действие носит патологический характер.
Здесь необходимо вспомнить базовое понятие индифферентности экзистенциального и любого принципа противоречия; способность к достижению соглашения, абсолютно не связанную с нашей логической системой причинных связей.
Наше тело может выражать себя не только при помощи того сравнительно известного языка, который знаком нам по аналогии с нашими эмоциями: человеческое целое созвучно различным неологизмам, иными словами, все патологические аспекты или симптомы являются символами, способными выразить как лексику физического явления, так и проявления организма, как в физической, так и в психической форме.
В конечном счете, любое вытеснение состоит в том, что возбуждающий соматический неудержимый момент аффективного переживания приобретает собственную патологическую форму, избавляя «Я» от столкновения с формами «Сверх-Я». Определенные приступы или обострения болезни, как правило, являются следствием усиливающегося вытеснения на органическом уровне с одновременным прикрытием, защитой симптома; то есть, импульс нарастает и усиливается, получая неизбежный ответный удар энергии эго. Патологический симптом представляет собой чрезвычайное, частичное решение, принимаемое с целью ослабления напряжения и выполняющее двойную функцию: удерживает запретное влечение (или стремление, рассматриваемое субъектом как недостойное) вытесненным и одновременно удовлетворяет его на бессознательном уровне. Таким образом, болезнь, удовлетворяя вытесненное влечение, становится подавляющим и регрессивным объектом, позволяющим, тем
ШЖОСОМАТИКА
। лава первая
’ F.G. Alexander, S.T. Selesnik. Storia della psichiatria. — Roma: Newton Compton, 1975, p. 344.
9 Там же, p. 339.
не менее, вывести скрытую борьбу наружу. Действительно, кажется, что бороться с внешними формами легче, нежели с внутренними динамиками. Поэтому человек изо всех сил старается выздороветь, однако, борясь с симптомом, он продолжает осуществлять цензуру «Я» по отношению к запретному влечению.
Необходимо учитывать, что тело — это непосредственный собеседник, оно участвует в диалогах, во лжи, в уловках, в открытии любой внутренней реальности человека. В конечном счете, «ситуации, провоцирующие эмоциональные потрясения, и субъективный опыт психического страдания необходимо объяснять, используя психологическую терминологию, а не медицинскую, относящуюся к нервной системе»8.
Многие влечения, конфликты, драмы, проблемы, аффективные переживания человека осаждаются в его организме, представляя собой некое послание обществу или врачу, который должен его расшифровывать. И все же, «несмотря на то, что надежды на фармакологические препараты зачастую не оправдываются, многие врачи еще надеются разрешить внутренние конфликты человека с помощью химических средств»9.
Естественно, раньше или позже начинает интенсивно развиваться патологическая автономия симптома. То есть, как только симптом уже достаточно осадился и окреп, он становится независимым как некая индивидуальность в другой индивидуальности, как организм в другом организме, и в большинстве случаев это приводит к постепенному умиранию или частичному разрушению изначального организма. Если вначале нарушение носит только функциональный характер, то затем постепенно формируется органическое изменение, которое способно достичь такой интенсивности, что это может закончиться потерей собственной органической индивидуальности.
над И1Н । ЙПИ
Теоретические постулаты этиологии психосоматики
41
Любая травма гем опаснее для субъекта, чем раньше она ему нанесена. Тяжесть симптома зависит от времени зарождения и интенсивности вытесненного импульса. Даже при патологической автономии симптома иногда можно полностью восстановить здоровье индивида как с помощью одного только психического анализа, так и
совместно с фармакологическим или хирургическим вмешательством. В одних случаях лечение некоторых болезней, действительно, предполагает одновре-
Любая травма тем опаснее для субъекта. чем раньше она ему нанесена
менное терапевтическое применение как психоанализа, так и медицины; в других случаях, наоборот, требует только онтотерапевтического анализа, что подтверждается имеющимися статистическими данными.
Некоторые заболевания, поражающие функции организма в юношеском возрасте, в последнее время встречаются все чаще и рассматриваются как заболевания, связанные с развитием цивилизации. Например, язва, от которой страдают еще очень молодые люди, внешне проявляется как гиперсекреция, сверхпотребность и указывает на предмет влечения, изъятый или находящийся под запретом посредством цензуры «Сверх-Я», замещающийся патологической соматической формой. На органическом уровне словно возникает объект, которому запрещается проявляться вовне; но этот симптом, олицетворяющий собой замещение несостоявшегося импульсного вознаграждения, является победой процесса вытеснения. Именно в язве конфликт между «Я» и «Оно»10 проявляется со всей очевидностью: «Я» отказывается от самоидентификации, от поддержки требований «Оно» ради того, чтобы стать выразителем, союзником требований, выдвигаемых «Сверх-Я», но для этого ему приходится скрываться за оральной фазой; в самом деле, гиперсекреция подразумевает сверхпотребность,
10 В трактовке термина «Оно» я согласен с Гроддеком. Под «Оно» я понимаю целостность бессознательного, то есть совокупность динамической диалектики, разворачивающейся между онто Ин-се, монитором отклонения и комплексами в ответ на требование исторической реальности. Онто Ин-се — это ядро, от которого строится изначальный порядок проекта здорового человека.
ПСИХОСОМАТИКА
42
Глава первая
то есть, желание в инфантильной стадии, состояние бездействия и, следовательно, бессилия субъекта перед лицом конфликта.
Нечто подобное происходит при бронхиальной астме, первичных хронических заболеваниях суставов, которые почти всегда являются неким противодействием собственной агрессивности; гипертрофия щитовидной железы, постепенно развивающаяся гипертония, юношеская грудная жаба, вегетативная дистония и все остальные феномены этого типа Многие физические заболевания зачас- относятся к области нарушения тую предохраняют субъекта от менталь- психосоматической функцио-НОГО расщепления	нальности и излечимы только с
помощью онтотерапевтического искусства. Если патологический симптом наблюдается на органическом уровне, то речь идет о вторичном вытеснении, поскольку первичное вытеснение было предопределено той формой энергии высшего уровня, которую мы определяем как разум, а в тех случаях, когда ее оказалось недостаточно, прибегли к органической букве, к органическому способу выражения.
Я обнаружил, что многие физические заболевания зачастую предохраняют субъекта от ментального расщепления, спасают от острого невроза или от настоящей шизофрении. Многим пациентам, страдающим язвой или грыжей, я советовал отказаться от операции, так как знал, что в случае устранения этого патологического эффекта без соответствующей психотерапии симптом нашел бы другой путь развития и, как правило, проявился бы в более опасной форме. Хорошие врачи, хирурги и, в первую очередь, онкологи, должно быть, часто замечали, что удаление язвы или так называемой доброкачественной опухоли во многих случаях служит толчком к образованию опухоли злокачественной, то есть, к ухудшению. Это происходит именно потому, что импульс,
Теоретические постулаты этиологии психосоматики
которому преграждают путь, только усиливается за счет этого, отчасти по причине перенесенного страдания, отчасти из-за необходимости воплотиться в новой органической форме. Фактически последующее замещение вытесненного напряжения подразумевает ухудшение состояния органики.
1.13.	Невротическое расстройство и тревога
Любая психосоматическая болезнь, в самом точном смысле этого термина, может развиваться лишь при условии невротической неприспособленности, предполагающей потерю реального или воображаемого объекта, и эта потеря исполняет роль пускового механизма. Обычно речь идет об объекте, который в детстве или даже в младенческой, предвербальной стадии развития субъекта, сыграл главную роль в стабилизации данного типа приспособления, пусть даже отчуждающего. Таким образом, сокровенное состояние души искажается не перед лицом реального бессилия, а всего лишь соответствует проекции, не связанной с реальностью. Соответственно, субъект страдает от потери объекта, так как он сам считает, что теряет его, поскольку он соотносит весь мир, всю реальность с первым действующим лицом или со стадией диады «мать-ребенок», которая определила постоянство — через условный рефлекс — процесса информации или идентификации; и на основании этой примитивной нереалистической невротической стадии (любой субъект есть исторический процесс) возникает психосоматическая болезнь, хронический симптом, обладающий автономией и угрожающий жизни.
Однако только этиологических предпосылок недостаточно для возникновения болезни, необходима стартовая причина, которая приводит к усилению импульса или обостряет чувство потери объекта, проявляющееся в пе
ЯСИХОСОМАТИК1
” Конверсионная истерия — превращение, преобразование (или конверсия) аффективного переживания в симптом или симпто-мокомплекс. Прим, пер.
ЛЗВЙ 1НрВЗЯ
риод полового созревания, в пору отрочества или в фазе зрелости. Подобной вторичной причиной может послужить какое-либо важное изменение в жизни или постороннее влияние. Нереализованное естественным или сублимированным образом вытесненное содержимое усиливает давление первоначальной потребности, что приводит к конверсионной истерии11. Не следует удивляться этому превращению: в органическом симптоме напряжение разряжается и дает большую возможность выживания на сознательном уровне.
Аффекты, усвоенные на сознательном уровне, существуют нормально и могут обрести немедленную разрядку или другие формы выражения, в любом случае находясь под постоянным контролем «Я» и обуславливая его превосходство. Проблема возникает с того момента, когда «Я» отчуждает, отстраняет их от себя, так как в этом случае «Я» или органическое бессознательное испытывает навязчивое присутствие этих аффектов, которые на сознательном уровне могут представлять собой самые обычные, банальные объекты, но, если оказываются отвергнутыми сознательной системой и втянутыми в сферу органического разума, то претерпевают существенные изменения, усиливаются и накапливаются, то есть, создают растущие скопления. Поэтому какой-нибудь банальный объект, незначительный импульс может привести к образованию сильного симптома, крупного скопления, что в результате оборачивается неврозом всего организма, как следствие зарождения регрессивных, вызывающих страх и тоску бессознательных ассоциаций и фантазий. Маленькая песчинка может вызвать сход лавины.
Многих удивляет то, что первичный этиологический аспект, будучи весьма незначительным на начальном этапе онтотерапевтического исследования, впоследствии, уподобляясь рассеянным или отвергнутым частицам «Я»
Теоретические постулаты этиологии психосоматики
<45
и объединяясь с ними, обусловливает столь значительное накопление, которое способно разрушить систему самозащиты организма. Опасно то, что организм стре-
Повторная соматизация представляет собой продолжение поиска отвергнутого и запретного объекта
мится к повторению, привыкает к соматизации и повторной соматизации. Часто, подведя пациента к видению первого симптома, необходимо научить его ори-
ентироваться в системе антипривычки. Вытесненное, проявляющееся в симптоме, закрепляется некой привычкой, что можно определить как соматический стиль, нетерпимый в длительности.
Повторная соматизация представляет собой продолжение поиска отвергнутого и запретного объекта, что в определенном смысле является высшей попыткой организма сделать возможным невозможное. Многие люди
создают объект своей любви, нападения и агрессивности в собственном организме. Как часто опухоль замещает собой человека, которого следует убить12, или неразделенную любовь! Однако, к сожалению, повторная соматизация показывает, что «Я» не сумело справиться со своей восстановительной ролью и возобладали начальные процессы (то есть, «Я» уступает свои позиции предшествующей ему стадии, и терпит крах при нейтрализации опасных, на его взгляд, событий). Когда симптом переходит в хроническую стадию, в большинстве случаев это свидетельствует об окончательном расколе между «Я» и «Оно»; это отступление объекта, который теряет надежду на вознаграждение, и субъект испытывает отчуждение, «Я» разделяется.
Психосоматическая болезнь может быть вызвана и
действительной тревогой, но лишь в том случае, если она ассоциируется с реальным страхом. Побудительной причиной неизменно является невротическая тревога, искажение реальных перспектив, поскольку субъект,
12 Имеется в виду убить психологически, внутри себя, речь ни в коем случае не идет о физической расправе. Прим, пер.
ПСИХОСОМАТИКА

Глава нерва,.
сталкиваясь с реальностью, обязательно применяет систему проекции, а следовательно, интроецирует, в том числе, личные формы страха. Таким образом, динамический фактор любой психосоматической болезни скла-
дывается из импульсного напряжения и бессознательной тревоги, связанной с внутренним переживанием наказания, вины или стыда. Тревога имеет невротическую природу, поскольку субъ-
Любая мотивация может найти решение как в процессах так называемого психического, так и физического порядка
ект сталкивается с данной реальностью в соответствии с диктатом первого ведущего, который послужил ему опорой или связью с реальностью, то есть, он видит реальность в соответствии с проекциями собственного «Сверх-Я».
Следовательно, патологические феномены, как в психической, так и в соматической области представляют собой форму реакции на невротическое чувство тревоги, которое никогда не является реальным или экзистенциальным, если же оно и связано с реальностью, то лишь как с побудительной причиной, реактивирующей некий комплекс или вытесненное содержимое в ситуации, имеющей невротический характер.
Любая мотивация может найти решение как в процессах так называемого психического, так и физического порядка, поэтому болезни, которые даже хорошие медики считают порожденными нейровегетативной системой, фантазией или фиксацией, к сожалению, более реальны, чем те, которые проявляются на внешнем уровне. Именно эти болезни и следует в наибольшей степени принимать в расчет, поскольку в иерархии патологической причинности причинность психического порядка, по сути, определяет и лежит в основе всех других, пользующихся признанием со стороны традиционной медицины или гомеопатии.
Л.ЯОНИ.
Теоретические постулаты этиологии психосоматики
47
1.14.	Информация
Второй аспект, который надо учитывать в психосоматике — это взаимосвязь энергии и информации, изучаемая бионикой'3.
Теоретически или экспериментально (в зависимости от собственной интуиции) мы способны понять, что не существует никакого таинственного скачка от психики к
соме, а мы имеем дело с непрерывностью, идентичностью, выражением на разных языках одной и той же формы идентичного оператив-
ного значения, смыслового содержания. То есть, энергия и информация представляют собой совместно действующие формы, вариации одной и той же энер-
гии, взаимообратимость одного и того же явления.
Любая биологическая система может быть рассмотре-
Не существует никакого таинственного скачка от психики к соме, а мы имеем дело с непрерывностью
на с двух точек зрения: прежде всего она получает от внешнего мира энергию, как питание или солнечное излучение, а затем информацию. Однако современная наука понимает, что энергия, несмотря на свою огромную значимость, вторична, а информация первична.
Информация— это модус действия, то есть это направляющая энергия в энергии, энергетическое направление в энергии, «форма в действии»; это не вторичная внешняя, лингвистическая форма, адуша, запечатлевшая действие, энергию. Научный опыт свидетельствует о том, что информация поддается количественному измерению. Это качество, не существующее без количественного измерения, более того, это — квантовая мера. Любая информация неизменно вызывает — пусть и незначительный — рост энергетической совокупности какой-либо ситуации.
Любая информация предполагает энергетическое изменение, которое нуждается в поддержке и, в более ши-
13 L. Gerardin. La bionica. — Milano: II Saggiatore, 1968.

48
Глава первая
роком смысле, в языке, природа которого может быть весьма разнообразной (например, цифровой язык). Информация в качественном отношении обладает собственной семантической ценностью, которая в онтопсихологии выражается в виде усиления или расширения идентичности индивидуаций. Ценность или качест
во какой-либо энергии определяется индивидуацией; все, что усиливает идентичность индивидуации или расширяет границы ее протяженности, обладает цен-
Ценность или качество какой-либо энергии определяется индивидуацией
ностью для данной индивидуации. Абсолютных ценностей не существует, поскольку они всегда определены индивидуациями .
Любое энергетическое вмешательство в сложную систему предполагает изменение всей системы. Это типичное гештальтное видение. Органический процесс, процессы бессознательного, процессы индивидуаций всегда осуществляются по гештальтно-динамическим стадиям, то есть, целостным квантам. Система — это совокупность элементов, объединенных во взаимосвязи, что обеспечивает их единство, а поэтому любое энергетическое внедрение в нее подразумевает информированность всей системы. Если говорить о человеке, то информативная система его организма проявляется — в зависимости от того, в сферу изучения какой науки он попадает — на различных уровнях; простейшим является клеточный уровень.
Клетка, которую мы пытаемся исследовать в лабораторных условиях, к сожалению, вырывая ее из контекста, представляет собой первую систему большого органического аппарата человеческого тела. Однако, мы должны помнить, что клетка, вырванная из своего целостного контекста, не дает нам полного представления о себе, сообщая лишь минимальный базовый аспект. Тем не ме
Л-ПОНКС У’Д'иНЙГЗ! ГИ
Теоретические постулаты этиологии психосоматики
49
нее, у этой клетки имеются свои определенные законы, в соответствии с которыми она изменяет свою энергетическую форму в зависимости от типа организма, в который ее помещают. Следовательно, мы еще не познали истинный клеточный импульс в его реальном проявлении. Клетка представляет собой чрезвычайно сложное хими-
ческое производство, гормональное функционирование которо-
Клетка, вырванная из своего целостного
го, очевидно, предполагает наличие многообразных процессов передачи информации.
Вслед за системой химической, межклеточной комму-
контекста, не дает нам полного представления о себе
никации следует эндокринная или гормональная сеть, представляющая собой систему рассеянного действия, достаточно медленную, но отправляющую сообщения клеткам организма через кровеносную и нервную системы.
В организме любой экстроцептивный или проприоцептивный прием информации всегда вызывает рост энергии, в результате чего вместо, например, простого распространения электрического заряда, вдруг начинается передача, то есть процесс расстройства, охватывающий весь организм. Создается впечатление, что последняя стадия включает в себя базовый механизм и основывает-
ся на преимущественно химических процессах, суть которых состоит в том, что каждый аксон любого отдельного нейрона имеет только один вид синапса и, следовательно, может осуществлять только возбуждающее или только замедляющее действие определенного типа.
Органы чувств или чувства представляют собой внешние формы сложной системы, действующей путем само-отбора или осуществляющей отбор в соответствии с конкретным типом органической информации. Можно утверждать, что чувства индивида ограничивают его вселенную тем миром, в котором он живет: органы восприятия организма составляют его силу, но и ограничивают
ЛСЙХОСОМАТЙКА
" Подробнее см. А. Ме-негетти. Учебник по онтопсихологии. Указ, соч.; Тезаурус. Словарь онтопсихологических терминов. — М.: ННБФ «Онтопсихология», 2003
Глава первая
его. У человека основным органом восприятия, кроме прочего, оценивающим определяющую меру, которая, по всей видимости, составляет соматическую основу «Сверх-Я», является слух.
Посредством слуха в теле младенца, по завершении эмоциональной внутриматочной стадии, происходит энергет ическое скопление «Сверх-Я»14. Первые услышанные голоса, звуки формируют, конкретизируют, материализуют его: посредством слуха общество начинает соучаствовать в эндопсихическом, эндосоматическом поле индивида. В нашу задачу не входит углубляться в экспериментальные аспекты психофизиологии; для нас важно привлечь внимание к тем фактам, описание и проверка которых входят в компетенцию другой отрасли науки.
Таким образом, внешние чувства являются моментами особого восприятия, которое обозначает реальность, уже действующую в организме и затем в среде. Сознание — это синтез органического совершенства «тело-среда», это тип сенсорного единства, которое впоследствии устанавливается как система, структура, форма, позволяющая — благодаря совпадению «соматическо-космического» взаимодействия — индивидуализировать то, что является космическим или универсальным и превращает все в присутствующее здесь и для меня.
Взрослый также воспринимает эмоциональность окружающей среды посредством слуха; даже через телефонный разговор. Некоторые пациенты задают следующий вопрос: «Почему у меня возникает зуд в области лобка, когда я говорю по телефону с интересным или нужным мне человеком?». Дело в том, что интериоризация, восприятие акустической информации вызывает возбуждение организма, дает ему энергетическую направленность и приводит к появлению определенного синдрома в чувственной форме, что свидетельствует о возникшем влечении двух организмов, находящихся на рас-
Дмтонио Менегетте
51
Теоретические постулаты этиологии психосоматики
стоянии сотен километров друг от друга. Это действительно так, я и сам, слыша чужой голос, способен воспринять психосенсорную ситуацию, и мой организм, соглашаясь на взаимодействие с другим человеком, способен слиться с ним в эмоциональной идентичности, целиком осознавая это. Такое происходит даже вне осознанного намерения другого человека.
1.15.	Социальное взаимодействие и сома
Каждая индивидуация характеризуется типичным отношением в ситуации, и тот же импульс можно заново определить как физическую потребность, энергию в контакте с чем-либо, поскольку он устанавливает непрерывную связь между двумя крайними точками, задающими направление. В сущности, каждая индивидуация представляет собой результат осаждения, остаток соматически определенного взаимодействия, то есть, исторически пережитого в реальности. Следовательно, она не является изолированной, но создает смысловую связь ограниченной истории. Мы уже знаем, что судьба органического импульса человека, «Я» как сознание, или внутренний мир целостной предметности зависят от отношений ребенок-мать.
Ребенок уже на соматическом уровне обладает некоей реальностью, которая определяет его привилегированное положение на стадии первичного нарциссизма, тогда как мать15 или ее заместитель осуществляют интерио-ризацию социального и окружающего опыта или перво-объекта; эта интериоризация становится моделью или матрицей всякой последующей предметной связи. То есть, несмотря на соматически дифференцированную основу ребенка (которая соотносит его с непрерывностью энергетического действия, одновременно фиксируя в диалектической ситуации), первичной инфор-
15 Говоря «мать», я всегда подразумеваю ближайшего к ребенку выразителя и медиатора всего окружающего конкретного, существующего контекста. См. А. Менегетти. Онтопси-хологическая педагогика. — М.: Хортон Лимитед, 1993.
психосомдтакд
16 См. А. Менегетти. Он-топсихологическая педагогика. Указ соч.
” Подробнее см. А. Менегетти. «Многофакторная этиология неврозов и шизофрении». Клиническая онтопсихология. — М.: Славянская ассоциация Онтопсихологии, 1997.
Глава первая мацией, на которой впоследствии основывается любая другая, является диадический контакт с матерью16.
Мать создает реальность и является мерилом всех других реальностей, то есть, она обусловливает реальное становление ребенка в реальном взаимодействии со всем остальным. Таким образом, первое сближение с партнером, которое позволяет удовлетворить влечение в контакте с другим субъектом-объектом, закрепляет в теле ребенка нарциссическое ощущение наслаждения, в результате чего, в дальнейшем, этот контакт с первым объектом, воспринятый им как нарциссическое вознаграждение, принимает в его психике настолько устойчивый образ, что он воспринимает этот объект как образец или то, что впоследствии определяется как «Сверх-Я».
Нам, впрочем, известно, что в этом жизненном контакте эмоционально заторможенная мать может, удовлетворяя инстинктные потребности ребенка, осуществить в него некое неоправданное субъективное вложение, компенсирующее ее собственные вытеснения или сознательные или бессознательные намерения17, и, в связи с этим, следует рассматривать этот контакт как патологическое вмешательство первичного объекта или матери, так как материнское присутствие в бессознательном ребенка нередко преобладает, что приводит к определенному расстройству органического нарциссического здоровья. Тип контакта со своим первообъектом, который сомати-зируется в ребенке, по мере того как он учится находить объект органически-нарциссического удовлетворения, одновременно, закладывает в ребенка информацию в энергетическом смысле, информацию, которая может повлечь за собой органическое расщепление.
Известно, что возникающее изначально определенное соперничество матери и ребенка, который заявляет о своих биологических потребностях, в дальнейшем принимая или отвергая материнскую тактику, приводит
Теоретические постулаты этиологии психосоматики
53
к выработке у обоих личных точек сопротивления: сопротивление ребенка вызвано его биологическими потребностями, сопротивление матери, в свою очередь, обуславливается воспитательными потребностями. Таким образом, ребенок изначально находится в приоритетном положении, однако, эта первоначальная самобытность со временем разрушается вследствие усиления регулировки инфантильных потребностей со стороны матери. Влияние же первичных потребностей ребенка идет по тому пути, на котором каждый последующий шаг предопределяется предыдущим. Поэтому любая социальная интроекция18 представляет собой самосозида-ние, а социальная информация, проходящая через канал-мать, становится осадком, историческим сгустком, результатом, причиной, то есть, влиянием новизны Бытия, в результате чего формируется материалистическая диалектика личности.
Опыт комбинированной деятельности предшествует осознанию противостояния двух различных позиций. Известно, что любой форме сознания предшествует уже пережитое, любое видение всегда следует за действием; добавим, что любому диалектическому самосознанию предшествует момент установления контакта с нашим организмом. То есть, когда мы осознаем диалектический момент, мы уже находимся во взаимодействии, в непрерывной энергии, которая образует, структурирует нас в этом контакте. Поэтому, когда ребенок осознает себя в контакте «он — мать» и «он — семья — общество», это означает, что как его свобода, так и его способ восприятия уже обусловлены определенным образом. Прежде чем осознать свое «Я», ребенок воспринимает себя как самостоятельный, независимый объект и говорит о себе, как о другом, в третьем лице; в дальнейшем, благодаря эгоическому процессу интериоризации, он начинает говорить правильно.
: I k..; Q Д. V S-  U IVI А * Ц
18 «Интроекция» (лат. “introicere” — привносить вовнутрь)— включение индивидом в свой внутренний мир воспринимаемых им взглядов, мотивов и установок других людей; основа идентификации. Прим. пер.
Глава первая
5x1
” С. Levi-Strauss. — Milano: II Saggiatore, 1969, p. 330.
В подтверждение этого приведу отрывок из книги К. Леви-Стросса: «Маленькая обезьянка Люсинда, попав в родной лес, из которого ее взяли несколько месяцев назад, цепляется за щиколотку исследователя и не хочет идти на руки, терпеливо перенося уколы ежевичных кустов. Для этой обезьянки защитой, обеспечивающей ее выживание, становится левый ботинок исследователя — надежная опора в лесу, который за это время стал для нее чужим, как будто она родилась и выросла в утонченном мире цивилизации»19.
Ребенок получает информацию от общества-матери посредством эмоционального энергетического опосредования, которое стимулирует его врожденную инстин-ктность. Постепенно малыш обучается опосредовать себя с помощью языка, особенно, когда осознает, что слово является основным замещением его инстинктной реальности. Если изолировать группу детей, не научившихся никакому языку, они будут стремиться скорее к смерти, нежели к жизни, потому что природа наделяет нас потребностями, инстинктами, импульсами, предметными ориентирами, которые всегда отмечены базовой беспристрастностью. Обучение или идентификация со словом и предметом является ассоциацией, энергетическим синтезом и может послужить замещением точно так же, как зрительное восприятие конкретного предмета замещает нам прикосновение к нему. Осязание может замещать зрение и наоборот, аналогичным образом слово замещает объект, только энергически более точно. Таким образом, речевые навыки — это не просто внешняя форма, но физиологическая и психологическая характеристика человека.
Это примитивное ядро создает идеопластическую ситуацию, то есть, общество и индивид взаимно формируют друг друга, являясь взаимозаменяемыми, при этом общественное устройство формирует организм, а импульс
Антонио Менс. &м'.
Теоретические постулаты этиологии психосоматики
55
ные предпосылки организма обуславливают общество. В социальном контексте человеческий организм продолжает развиваться биологически, уже находясь в связи со своей средой. Другими словами, процесс формирования человека взаимосвязан со средой. Человек есть среда, а среда есть человек.
Поскольку человеку не свойственна априорность существования, то возвращаясь к априорному «Я» в онто-психологическом значении, можно сказать, что априорное «Я» — это реальность, которую мы осознаем только post factum как удачно свершившийся акт.
Психосоматика раскрывает всю меру социального вмешательства в эмоциональное и деятельностное поле (то есть как на органическом, так и на социальном уровне) человека. Общество давит на реальность до тех пор, пока она не станет социальной, ибо каждое социальное образование есть тело. Реальность определяет «здесь и сейчас», действие, которое превосходит появляющееся после знание, а определяются этой реальностью конкретные индивиды и группы индивидов. Реальность, не обладающая плотью, — нереальна.
Таким образом, формирование «Я» неизбежно понимается в связи с нарастающим развитием организма в среде.
Мой язык, мои идеи, представляя собой более реальные формы, опосредуют и непосредственно связывают мою субъективность наиболее реалистическим образом с обществом и средой. Одно слово служит для объявления войны, одним словом можно превратить человека в богача или нищего, или, согласно лингвистическим коннотациям20, структурировать соматическую интенциональность, которая станет реалистическим определением.
Человек есть тело и обладает телом.
Информация — это материя, подобная физической энергии, поэтому можно сказать, что биология и медицина основываются на некоей совокупности информа-
20 «Коннотация» (позд-нелат. “connotatio”, лат. “con” — вместе и “noto” — отмечаю, обозначаю) — в языкознании дополнительное, сопутствующее значение языковой единицы или категории. Прим. пер.
ПСИХОСОМАТИКА
21 «Тремор» (лат. “tremor" — дрожание) — непроизвольные ритмические мышечные сокращения, вызывающие частые колебательные движения конечностей, туловища. Подробнее о болезни Паркинсона см. гл. 13.5. наст, издания. Прим. пер.
(лава первая
ции, которая ставит будущее поведение в зависимость от прошлого опыта. Онтотерапия представляет собой поиск того первого информативного элемента, который обуславливает обратную связь.
Если мы отдадим себе отчет в том, что каждая клетка представляет собой информацию, а каждый орган — глобальную совокупность некой еще более глобализованной информации, то есть, каждый орган находится под воздействием многих сложных факторов, а все жизнедеятельные части взаимосвязаны и функционируют как единый орган, то мы поймем необходимость структуризации и фундаментальной программы: все в нас подчинено некоей базовой информации. Определяющей информацией, выполняющей роль «гештальта» и информирующей формы, становится та, которая определяет итог или берет перевес среди многообразия намерений: семья, друзья, среда и т.д. Создается впечатление, что коммуникация или информация лежат в основе организации организма и, следовательно, являются общим определением нервной системы или системы человеческих организмов.
Например, болезнь Паркинсона, которую Винер определял как интенциональный тремор21, обязана своим происхождением ошибке в передаче, возникающей при различных заболеваниях нервной системы. Однако эта ошибка не случайна, за ней всегда стоит интенциональность бессознательного комплекса, который формируется как информация — в энергетическом смысле — на биологической основе.
Точно так же все комплексы, неврозы, шизофрения, разнообразные симптомы являются следствием информационной ошибки; то есть, тип информации, созданный данным организмом, приводит его к постоянной ошибке в отношениях со всем остальным. Заболевание индивида (психическое или соматическое) всегда явля-
Теоретические постулаты этиологии психосоматики
57
стся следствием информационной ошибки. Шизофренику не угрожают такие болезни как опухоли, ревматизм, язва, поскольку ошибка, внутренний конфликт, разряжается уже на уровне более чистой, психической энергии, поэтому она не затрагивает того, что мы назвали биологическим разумом.
1.16.	Личность как опытное переживание и телесное вложение
Любой тип персонализации всегда связан с чувством обитания в собственном теле, следовательно, она всегда рождается из опыта собственного тела. Мы могли бы да-
же определить личность как упорядоченную систему
пространства.
Личность всегда означает то, что имеется, знание того, что я есть. Если мы внимательно вгля-
Заболевание индивида всегда является следствием информационной ошибки
димся в это «я есть» или «некто
есть», то увидим, что наше «Я» всегда рождается из нечто, ему предшествующего, первичного, еще до достижения любого сознательного состояния, обладающего собственной полнотой, которое онтопсихология определяет как Ин-се. Но в то же время это означает, что моя прямая стойка, мое самосознание, мое зрительное, слуховое, пространственное самовосприятие, осознание вещей, мое Бытие, моя телесность обладают своим смысловым богатством, о котором я знаю, от которого я завишу, в котором я структурирован, в котором я свершаюсь.
Часто при проведении психотерапии в случаях неврозов. психозов я замечал, что в зависимости от интенсивности или степени дисфункции личности обнаруживается нарушение физической размеренности, того, как мы воспринимаем, располагаем или распределяем собственное тело по отношению к самим себе, к другим или к
ПСИХОСОМАТИКА
Глава перваг собственным потребностям, предметам, пространству. В зависимости от того, насколько неорганично отношение тело-среда, настолько же неорганизованным является и «Я» в самом себе.
«Я» узнает себя в процессе аутогенеза, непосредственно постигая себя в непрерывном предметном соотнесении, и аффективность представляет собой тот энергетический стиль, посредством которого «Я» постигает себя в любви или гештальте среды. Рост определяется возможностью вложить «меня» как объект в многообразие проявлений среды. Ин-се всегда отмечено взаимодействием, осмотическо-симбиотической связью со средой; как только я фиксирую себя в какой-то единственной индивидуальности, я останавливаюсь на одной из стадий процесса, теряю возможность обрести ту конечную цель, которую так жаждет каждая моя часть, и из-за этой потери испытываю тревогу.
1.17.	Тревога и регрессивный гомеостаз
В зависимости от типа информации, полученной субъектом еще в детстве, модулируется и тревога. Первичное понятие тревоги усваивается организмом вследствие утраты объекта, спровоцированной материнской средой. Следовательно, любое преждевременное расстройство (возникшее еще до формирования характерной органической реакции), фактически выражает критическую ситуацию нарушения нормального функционирования (или вовсе отказа от функционирования) диады мать-ребенок. Виновником или, если угодно, зачинщиком этой ситуации неизменно оказывается аффективный динамизм, управляющий семейной группой, выражением и связующим моментом которой всегда является мать.
Чувство опасности, таким образом, представляет собой необходимую и достаточную первопричину тревоги;
Антонио Менегет":
Теоретические постулаты этиологии психосоматики
59
естественно, чувство опасности может порождаться и внешним событием, но к нему с легкостью присоединяется весь заряд неорганизованной, неэгоизированной, растраченной впустую энергии, не получившей функционального вложения. Однако это чувство опасности всегда следует адекватно соизмерять с субъективным восприятием: понимания объективности опасности еще недостаточно для того, чтобы вызвать тревогу, однако для ее возникновения вполне достаточным основанием является то чувство неуверенности, которое возникает в детстве из-за разлуки с матерью или боязни этой разлуки. В любом случае речь идет о потере первичного объекта, обеспечивавшего универсальное удовлетворение.
Тревога высвечивает действие механизма на уровне комплекса, активное вытеснение, энергию, которая не переносится опорной структурой «Я». Эта энергия давит, она внутри нас, ибо мы во всех отношениях являемся ее центрами; рано или поздно ей удается сенсибилизировать межклеточное магнитное поле и, естественно, она структурирует его как чувство тревоги. По этой причине индивид стремится каким угодно способом освободиться от этой тревоги, даже жертвуя каким-нибудь органом.
На соматическом уровне тревога может принимать различные формы:
1)	соматогенная тревога, которая является уже следствием, поскольку возникает ощущение приостановки ка-кой-го жизненной функции, асфиксия, грудная жаба или же эндокринно-вегетативная реакция, вызванная резким поступлением адреналина в кровь;
2)	психогенная тревога, вспыхивает в области коры головного мозга, запуская ощущения, связанные с сознанием;
3)	тревога, явно связанная с психиатрической патологией, выражается как «белая горячка», сопровождается
ПГГЛОСОМАТИКА
во
Глава пере.-.
приступами галлюцинаций. Для нас важно то, что на психосоматическом уровне тревога всегда едина. Не имеет значения, что именно выступает в роли продуктивного органа — тело, нервная система, эндокринная система или дух. Во всех случаях субъективный эффект того или иного процесса идентичен.
Тревога может вспыхнуть вследствие объединения остатков страхов, образов, которые могут образовать скопление совместно с вытесненными влечениями. В других случаях тревога может проявиться в виде магической независимости. То есть, в состоянии, вызывающем в субъекте чувство страха, зависимости перед лицом его психических затруднений. Тревога как бы запускает определенные магические формулы, приводящие к серьезному расстройству как органической, так и интегрирующей функции «Я», доводя субъекта до рассеянных форм дологической «симпатии».
Магическая или ритуальная постоянная возникает (отсюда и получает свое определение) из импульсных отложений или непосредственно из влечения, полностью поглощаемого контрзарядом «Сверх-Я» или социальным давлением, и «Я» оказывается в его власти без альтернативы реальной функциональности. То есть, вследствие неравенства «Я» заряд («Оно») и контрзаряд («Сверх-Я») сливаются, или, точнее, инстинкт сакрали-зуется и, таким образом, включается цензура. С помощью такого механизма инстинкт каким-то образом переживается и прощается или даже «предписывается» пациенту. Навязчивая повторяемость ритуала указывает на патологическое смещение инстинкта.
Таким образом, независимо от способа разрядки тревоги, сознание реагирует одинаково на любой из трех. Для бурного развития психосоматической, невротической, шизофренической ситуации, необходимы определенная причина тревоги и несостоятельность «Я» перед
Д' (ДЧиС щ г-й-: й ’ Н-;
Теоретические постулаты этиологии психосоматики
61
лицом сложившегося у него в результате интроекции образа реальности. Учитывая бессилие «Я» или его состояние неуверенности, тревога приводит к развитию дологических форм: любая часть организма может взять на себя организующую функцию «Я», однако при этом вместо организации мы получим дезинтегрирующую регрессию.
Чтобы пояснить феномен психосоматики, в качестве аналогии рассмотрим энкопрез?2, которым страдают дети в возрасте от двух до пяти лет. Это явление подобно энурезу23. Ребенок, усвоив понятие чистоты собственного тела, пачкается своими экскрементами. Вложение собственного тела в свои же испражнения, а в определенном смысле речь идет о всем его «Я», выраженном посредством тела, является как бы попыткой снова обрести то вознаграждение, которое он получал совершенно необоснованно от матери или материнской среды. Ребенок прибегает именно к экскрементам, так как привык получать вознаграждение за испражнение, которым радовал мать. Таким образом, пачкая себя экскрементами, ребенок пытается вновь обрести прежнюю непосред-ственность контакта, то есть, вернуться к нарциссизму, полностью вознаграждаемому матерью. Следовательно, энкопрез есть попытка восстановления утраченного дологического гомеостаза24.
Внимательно наблюдая за ребенком, мы понимаем, насколько все реально: слово, тело, рука, имя, игра и т.д. Склонность субъекта к заболеванию отражает типологию. усвоенную им посредством прямой передачи информации в первые три года жизни. В первую очередь, психосоматические болезни всегда зарождаются именно в раннем детстве, когда «Я» учится посредством тела, через предметы.
Возьмем, например, срыгивание, представляющее собой как бы отказ от матери, симуляцию внутри себя от-
22	Непроизвольное испражнение. Прим. пер.
23	Непроизвольное мочеиспускание. Прим, пер.
24	Гомеостаз (греч. “homoios” — подобный и “stasis” — неподвижность) — относительно динамическое постоянство состава и свойств внутренней среды и устойчивость основных физиологических функций организма. Прим. пер.
гютооштмид
Глава первая
25 H.R. Laughlin. Le nevrosi nella pratica clinica. — Rrenze: Giunti Barbera, 1977.
каза от матери и одновременно — удерживание ее посредством полужевательного действия, которое свойственно всем грудным младенцам или маленьким детям. Взрослым, привыкшим к рациональности, но утратившим психосенсорную, психомоторную, психотелесную непосредственность ребенка, трудно уловить реальность ребенка, который воспринимает происходящее в психических системах через самообъективизацию.
Все болезни представляют собой формы борьбы за приспособление внешней среды к собственным нарцис-сическим потребностям. Сами дети не заболевают — любая болезнь ребенка обусловлена беспорядочным откликом на материнскую и общественную среды.
Таким образом, возникновение психосоматических или различных форм психических заболеваний всегда зависит от двух факторов: постоянного отклика матери на требования ребенка или излишнего поглощения, привязывающего ребенка к матери, вследствие чего в процессе роста ему не хватает самостоятельности. Поэтому перед лицом опасности, воспринятой на субъективном уровне, которая может привести к реактивации отвергнутых желаний или вытесненных комплексов (обычно агрессивных и сексуальных), субъект пытается скрыть их, отказаться от них или реализовать под видом инфантильной зависимости, вместо того, чтобы подготовить их к реалистической контратаке. Таким образом он переводит беспокойство и, следовательно, тревогу (являющуюся следствием фрустрации) в различные области собственного тела.
Вторичный аспект любой болезни25 проявляется в инфантильной попытке добиться внимания, любви других, в желании вернуться на стадию диады «мать-ребенок», не требующей личных ответственных действий. Болезнь есть поиск состояния гомеостаза в регрессивной ситуации.
Антонио Менегепи
Теоретические постулаты этиологии психосоматики
На этих предпосылках, укрепляясь, накапливается вся проблематика экзистенциальной жизни; поэтому тело может быть публичным разоблачителем семейных проб-
лем, несостоятельности в дружбе, неспособности к социальной жизни вообще, даже в ее позитивных аспектах. Моральные недуги свидетельствуют о внутренней дисгармонии, самонаказании, от-
Все болезни представляют собой формы борьбы за приспособление внешней среды к собственным нарциссическим потребностям
сутствии гигиены, угрызениях совести, самоочищении, комплексах вины. Нередко боль становится катарсисом26, духовным лекарством, если она осознается субъектом. В противном случае, боль непременно, даже при угрызениях совести, разрушает, так как всегда представляет собой регрессивный уровень: она является не знамением будущего, но всегда отсылает к чему-то уже свершившемуся.
1.18.	Энергетический континуум и экзистенциальная дихотомия
Причиной болезни может быть и воздействие чужой негативной психологии. Здесь я сошлюсь на все написанное по поводу негативной или вампирической психологии27.
Благодаря этой форме глубокой зависимости или способности идентифицироваться в партнере-авторитете, другое тело, другое «Я» может заразиться вследствие существования биоизлучающего континуума. Ни один человек не отличается от меня, каждый — это я. И сюда входит все поле парапсихологии, вся реальность, основанная на эфирных полях, динамическая конкретность семантических полей. Семантические поля представляют собой взаимодействующие, метаболические каналы между организмом и окружающей средой.
26 «Катарсис» (греч. “katharsis” — очищение)—1) термин «Поэтики» Аристотеля, очищение духа при помощи «страха и сострадания» как цель трагедии; 2) в психоанализе — специальный терапевтический прием, заключающийся в разрядке, «отреагировании» аффекта, ранее вытесненного в подсознание и являющегося причиной невротического конфликта. Прим. пер.
27 Негативная психология представляет собой инволюцию или аспект шизофрении субъекта, который устанавливает симбиоз с другим человеком и паразитирует на нем. Возникает вследствие экзистенциальной фрустрации из-за недостаточно полной компенсации потребности ситуации конкретным действием. См. А. Менегетти. Клиническая онтопсихология, указ.соч., с. 180-245.
ПСИХОСОМАТИКА
Глава пере а:
Все феномены экстрасенсорного восприятия доказывают взаимосвязанность всего — от высшего разума и метафизической интуиции человека до самых элементарных жизненных функций растений. Духовное, или первичная психическая энергия, воздействует на все организмы: индивид в равной степени представляет собой и психическое, и физическое целое.
Для онтопсихологии человек — это существо, воспроизводящее единственное действие, которое представляет собой процесс самореализации его первоосновы в экзистенциальном многообразии, поэтому в моменте-действии он не противоречит себе: в качестве индивидуальной энергии во всех ее бесконечно многообразных проявлениях он свидетельствует об универсальном.
Мы все больны потому, что не можем устранить состояние расщепленности реальности — единой, целостной, однородной и взаимодействующей. Свойственная нам, людям с западной культурой, социально адаптированная рациональность накладывает на каждого из нас «первородный грех»: она заставляет нас видеть во всем различие, разделенность. Постоянно повторяющиеся поступки привели нас к мысли о существовании плохого и хорошего, белого и черного, бытия и небытия, духа и материи, психического и физического. Даже когда мы пытаемся восстановить психофизическое единство, то делаем это посредством проведения параллелей, оставаясь на позициях феноменологического дуализма. Человек становится зрелым, лишь восстановив изначальную природную целостность, путем постоянного осознания этого единства.
Современная наука доказала, что жизнь, как бы она ни проявлялась — вплоть до простейшей клетки — отмечена знаками психических функций. Для того чтобы найти связующее, переходное звено, необходимо обратиться к одной психобиологической концепции. Эфир-
Ad iНЧа.1 МвНРЛ ЛIТИ
65
Теоретические постулаты этиологии психосоматики
ное поле является энергией, опосредующей любой видимый скачок внутри психобиологического.
В человеке активизирована энергия трех видов: психическая, эмоционально-эфирная и физическая или соматическая. Это не три различных типа, а три модуса одной энергетической направленности. Первичной энергией, способной управлять всеми остальными, является психическая: она наиболее легкая и поэтому по своим скоростным характеристикам обладает большим потенциалом. Остальные виды энергии могут быть признаны менее значимыми только в связи с их медлительностью. Таким образом, три вида энергии различаются между собой по временно-скоростным характеристикам. Эфирная энергия отвечает за эмоциональную загрузку и разгрузку, физическая — за протекание так называемых физико-химических процессов.
Точкой перехода, уничтожающей скачок и выступающей посредником, является клетка — основа всего органического. Клетка существует, размножаясь, в некой среде, которая ее питает, формирует, оплодотворяет. В свои метаболические и катаболические28 фазы она включает движение и химическую фиксацию. Метаболизм — это мгновение видимого перехода от внешнего к внутреннему. Поглощение в энергетической среде осуществляется существовавшим ранее ядром, и таким образом происходит эволюция индивидуации. Мы называем энергию психической, если она своим движением предопределяет бесконечные реальности, которые, в свою очередь, взаимодействуют друг с другом. Психическое есть биодинамическая интенциональность любой органической эволюции.
Амебное начало человека питается за счет индивидуализации внешней среды, то есть, становясь чем-то отличным от среды, оно постоянно сохраняет с ней симбиотический и осмотический контакт. Бытие непрерывно, и индивидуации составляют формы идентичного.
28 Катаболизм — метаболическое превращение комплекса в простые молекулы. Прим, пер.
ИЖОСОМЖГЖД
gg	Глава первая
Мы думаем, что живем под стеклянным колпаком, забывая при этом, что наша психобиологическая реальность обусловлена и теми девятью планетами, которые вращаются вокруг Солнца. Изменение их энергии приводит к изменению поля и определенным преобразованиям. Жизнь во всех своих формах зависит от магнитного поля этих масс. Таким образом, мы живем в огромном магнитном поле, но не знаем его Эфирное поле является энергией, 0П0- границ, ибо наша планетная сис-средующей любой видимый скачок вну- тема входит в галактику, которая, три психобиологического	в свою очередь, является частью
многих других галактик. Существует великий язык космоса, который представляет собой внутреннее взаимодействие, структурное приспособление нашего индивидуального организма. Астрологи, например, хотят знать час, день и место рождения индивида. Это нужно им для того, чтобы установить мгновение этой биодинамической реальности. В то мгновение, когда кто-то рождается, определяется ситуация его магнетизма, собираются вместе те силы, которые сходятся в данном месте, в данной точке, в данный час.
Когда говорят о целителях, проникающих в тело больного и оперирующих, не оставляя никаких следов, речь идет об одной из возможных реальностей. Волны, испускаемые различными источниками, могут сосуществовать в одном и том же пространстве, а источник более высокой частоты может проникать в источник частоты более низкой. Следовательно, мы имеем дело с квантовой энергией, излучаемой бессознательным, которая действует и выполняет операцию по удалению органов, не оставляя следов, которые можно уловить при помощи так называемых внешних чувств.
Возвращаясь к отношению, связи «мать-ребенок», замечу, что мать вновь обретает в ребенке усиление собственного излучения, территорию психоэнергетического резонанса; ре
Антонио Менегеп
георетаческие постулаты этиологии психосоматики
67
бенок же обретает в ней соответствующую, равную длину волны. Способ восприятия волны определяет воспитание, слово, ритм и психоаффективную связь с лично-с гью. Симпатия, любовь возникают как следствие одинаковой длины волны и усиления или резонанса собственного излучения.
Человек есть совершенное выражение этого поля приема-передачи, присущего также животным, растениям, цветам и т.д. Волны различной длины и частоты создают в одном и том же магнитном поле идентичность энергии. Космос, реальность — это мгновение, а если это мгновение, то нелогично заботиться о способе доказательства таких явлений, как предвидение, знание на расстоянии, душа, тело и подобных противоречий.
1.19.	Информационная память
Прежде чем перейти к общим выводам, необходимо вновь обратиться к концепции мнемической схемы и аппарата-клетки. Мы знаем, что, несмотря на присущую клетке мнемическую деятельность, которая включает врожденные свойства, при изменении стимулов высшего порядка наблюдаются различные клеточные реакции. Если мы рассмотрим клеточные реакции под воздействием стимулов высшего порядка, то увидим, что клетка меняет эти реакции. Иными словами, один и тот же раздражитель, действующий в разные моменты и на разные клетки, вызывает большое количество разнообразных реакций.
Реакции могут быть самыми разнообразными, однако влияние факторов среды явно наслаивается на деятельность группы клеток до ее завершения и обуславливает разнородные клеточные изменения, которые придают разным клеточным частицам протоплазматические свойства. Среда, понимаемая в реальном, динамическом, физичес
ТИХОСОМАТИКА
Глава первая
ком смысле, как информационная энергия размещает свою реактивную переменную, создающую собственную стимуляцию, которая становится эндогенной и экзогенной для, клетки.
У нас нет данных, позволяющих уверенно предсказывать будущие физические или химические реакции клеток на стимуляцию; однако именно способ группировки основных химических компонентов клетки является основой будущих реакций, даже если для организма они являются отклонениями. Между тем, нам известно, что каждая отдельная клетка организма обладает, в соответствии со своими химико-физическими характеристиками, различным порогом чувствительности и изменяемой способностью реагировать на стимулы. Эти врожденные свойства позволяют клеточному комплексу разряжать внешние или внутренние стимулы, давать им выход в инстинктной форме. То есть, клетка или клеточный комплекс могут конкретно, физически интериори-зировать информационную среду, независимо от ее природы: физической, социальной, химико-физической.
В результате определенной повторяемости идентичных стимулов и реакций устанавливается обратная связь, то есть, воспоминание, первая фаза, которая обуславливает дальнейшие реакции либо в форме клеточного деления, либо клеточного слияния. Первое, что мы можем наблюдать — это простейшая форма стимуляции, которая выражается через движение, осуществляющее перенос энергии и передающееся в изменениях цитоплазмы, постоянно создавая новые химические свойства, которые представляют собой отложения внешне статичной энергии.
Следовательно, первая стабилизация одной или нескольких реакций определяет последующее образование информативной памяти. Это объясняет, как организм приучается одинаково реагировать на одну и ту7 же информационную стимуляцию.
Ah’*L пМО Mfs
Теоретические постулаты этиологии психосоматики
69
Химические элементы — это не что иное, как определенные коды, которые придают форму энергетическому действию; а клеточное и внутриклеточное движение представляет собой базовую схему всех реакций на стимуляцию, в том числе и реакций высшей формы. Если у какой-либо клетки подавляется, замедляется возможность инстинктивного ответа, реакции на внешний или внутренний стимулы, то последующий химический процесс будет так или иначе, насколько это возможно, стремиться найти способ разрядки, а если этого не произойдет, то скопление неиспользованных продуктов приведет к смерти. Все это воспроизводится в знаках психосоматического превращения человеческого организма.
Таким образом, психофизиологический процесс вступает в действие еще до момента стабилизации какого-либо симптома, преобразования, а разнообразные формы моторного поведения приобретаются и стабилизируются за счет повторения, которое становится характерным для индивида, одновременно обеспечивая возможность разрядки накопленной динамики или либидо. Так как, если на соответствующий орган (пенис, глаза, руки и т.д.) наложен запрет и, следовательно, разрядка либидо невозможна, а вытеснения или сопротивления, предшествующие импульсу, больше не оказывают противодействия, то очевидно, что импульс стремится разрядиться где-то в другом месте, где раньше получал вознаграждение, прежде чем смириться с функциональным несоответствием, то есть, со смертью.
Организм находится в постоянном метаболизме со средой. Когда этот метаболизм поврежден, возникают каталитические процессы, то есть, регресс и патология, вплоть до смертельного исхода. Человек испытывает внутреннее давление, которое он воспринимает как неудовольствие, боль, как заторможенную энергию, наталкивающуюся на преграду в своей интенциональности, химиче-
70
29 Доказательством тому служит иммунная система и вакцинации.
Глава первая ской селективности. Это отличается от эйфорического напряжения — полноты энергии с полнотой разрядки.
Необходимо также помнить, что клетка — и это подтверждает система антител, иммунитет и система прививок — сохраняет память29 (устойчивый способ комбинирования, обусловливающий любой переход поступающей энергии), что выражается в физико-химической фиксации, которая постоянно накладывает особый отпечаток на последующий метаболический процесс. С момента изменения и далее, последующие функции стабилизируются в соответствии с данной причиной расстройства и, хотя первопричина изменения уже отсутствует, в метаболическом клеточном процессе продолжается данная защита.
Следовательно, мнемический след представляет собой результат процесса осаждения, регистрируемого на химико-клеточном или нейронном уровне, поскольку внешние объекты, то есть мать, среда или определенные действия, воспринимаются, познаются, интроецируют-ся в тело через особое сенсорное восприятие. Предметность отождествляется путем сенсорной организации внутриклеточной реакции, которая осаждается и становится основой для последующего развития психического восприятия. То есть, объекты воспринимаются и постигаются как проприоцептивные идентификации, а особым энергетическим стимулом является энергетическая или сопутствующая идентичность внешнего объекта. Восприятие опосредует внешний объект, однако, для выполнения этой функции оно должно обладать как объектом, так и субъектом восприятия.
Следовательно, в зависимости от типа трудностей, типа воспитания организм с легкостью выполняет различные преобразования и, тем самым, становится способным к обратной связи. В случае поражения субъект или «Я» всегда могут вернуться к старым переживаниям, ак-
Лжонио Мене<
Теоретические постулаты этиологии психосоматики
гивизировать мнемические следы, — в том числе дологического, предвербального происхождения — разрядить импульс и, следовательно, стать осуществлением желания объекта в себе. Таким образом, мнемический символ, запечатляясь в теле, обретает силу, становится реальным замещением (к сожалению, в целостном значении он невротичен), что способствует примирению между первичной (то есть, психической) и вторичной (то есть, соматической) энергией. Следовательно, для бессознательного — как для вытесненного, онейрическо-го, как для первопроцессов — не существует объективного различия между психикой и телом, поскольку все пропитано энергетически непрерывной информацией.
Когда нас охватывает тревога, это не просто чувство, ощущение, а конкретное тело, объект, вполне определенная катастрофа: органический симптом в данном случае представляет собой защитное средство против предстоящей потери объекта вознаграждения, соответствующего инфантильному мнемическому следу. Следовательно, любую психосоматическую реальность всегда следует соотносить с процессом символизации, через который проходит «Я» — как тело, как свершение, как индивидуация — с детских лет до нынешнего дня.
Таким образом, симптом выражает одновременно и влечение, и бегство (так как объект этого влечения является запретным) от символического объекта, активизирующего стремление к устранению чувства потери (потери нереальной, поскольку это субъект сам оценивает подобную ситуацию как потерю данного объекта или как утрату какой-либо другой вещи, вследствие влечения). До тех пор, пока существует замещающий объект нормального социологического приспособления30 (например, различные механизмы защиты: сублимация, проекция, рационализация, обобщение и т.д.), способность к выживанию достаточно высока; когда же вложение-сме
30 См. А. Менегетти. Кино, театр, бессознательное. Том 1.
Гл. 2.4. — М.:
ННБФ «Онтопсихология», 2003.
ВСЖОСОМАТИ»
Глав? перь
31 N. Miller, J. Bollard. Social learning and imitation. — Yale University Press, 1941
щение не может осуществиться в форме, пригодной для приспособления к социальной рациональности, импульсная разрядка выражается в патологическом преобразовании какого-либо органа, сперва на функциональном, а затем на органическом уровне.
Мы помним, что символизация, то есть, мнемическое формирование, сенсорное восприятие мира предшествует всякой другой психической идентификации. Ребенок, узнавая мать или обращаясь к другим объектам, уже интериоризировал, или, точнее, соматизировал эти представления: психической идентификации предшествует идентификация телесная, соматическая, и именно в силу обращения к этому процессу первичного познания может произойти патологическое изменение. Очень многие формы страха, опасности или такие банальные причины, как отъезд друга, перемена места работы могут восприниматься субъектом как изначальное отдаление от матери. Впрочем, это свойственно субъектам, склонным к неврозам; иными словами, психосоматический механизм разряжается в защитной реакции, когда «Я» испытывает чувство недостаточности.
Итак, любой динамический перенос всегда согласован с процессом символизации, или образования мнемических следов, который представляет собой как проприоцептивный, так и внешний процесс.
К сожалению, при психосоматических заболеваниях собственное «Я» всегда связано с еще одной зависимостью, с включением в свою идентичность другого существа. То есть, посторонняя индивидуация воспринимается как безоговорочное «Я», что препятствует индивидуализации собственной идентичности, собственного организма.
Когда в 1941 году Миллер и Доллард31 выдвинули тезис, согласно которому можно научиться контролировать железы и внутренние органы почти так же, как это
Теоретические постулаты этиологии психосоматики
73
делают йоги и мастера дзен-буддизма, это было воспринято весьма скептически; но после того, как на Третьем международном конгрессе по психосоматической медицине (Рим, 1975 г.) был продемонстрирован электронный прибор, названный “biofeedback” (биологическая обратная связь), позволяющий расширить обычный процесс научения, эту проблему признали самые выдающиеся медики. Обратная биосвязь, описывая происшедшие внутри организма изменения как следствия сознательных побуждений субъекта, показывает, как различные душевные состояния вызывают реальные органические изменения.
Все, чему мы научаемся или чем становимся после рождения, основывается на определенном типе обратной биосвязи, идущей от ушей, кожи, рта, глаз, рук, ног, половых органов, органически близкой среды и любого другого источника информации, которая посредством семантических полей накладывает свой отпечаток и кодируется в нейроэмоциональном аппарате. В обычных обстоятельствах мы ограничиваемся тем типом обратной биосвязи, который получаем от своего тела. Мы не способны выразить то, что происходит внутри тела. Часто мы даже не можем это идентифицировать: незначительное повышение кровяного давления недоступно нашему сознанию. Это относится и к мозговым волнам. При помощи аппарата обратной биосвязи можно измерить и немедленно продемонстрировать эти чрезвычайно малые внутренние колебания и даже как угодно изменить их. Внутренние реакции регулируются эмоциональными зонами головного мозга (лимбическая система) и аппаратом автономной нервной системы: именно через эти группы в основном осуществляется разрядка любого органического влечения, вытесненного из сознания.
Наше тело представляет собой некий гештальт, образующийся из постоянного слияния его формы, его
74
Глава перв
функций и его среды обитания. Любое изменение, происходящее в любой его части, обуславливает общее изменение всего целого. Как и бессознательное, наше тело также развивается посредством гештальт-
ных скачков, а не в результате накопления добавочной информации. Ощущение здоровья свидетельствует о порядке, согласии, аутентичности; болезнь —
Ощущение здоровья свидетельствует о порядке, согласии, аутентичности
это всегда свидетельство ошибочного поведения, повинно в котором, в большинстве случаев, недостаточно осознанное противоречие. Принимать какое-нибудь лекарство при приступе мигрени — это все равно, что прятать термометр, сигнализирующий об опасности, или позволять себе бесцельно растрачивать драгоценную жизненную энергию. Любое психосоматическое заболевание требует — во избежание органической потери — коррекции поведения.
1.20.	Медицина и психотерапия
Все вышесказанное позволяет предположить, что за счет физиологических и химических изменений образовавшегося осадка можно восстановить равновесие всего психобиологического целого: медицинская точка зрения и в самом деле именно такова. Однако все соматическое есть простая феноменология психических моделей и, следовательно, любая соматическая структура лишь проявляет психическую интенциональность. Поэтому пока в субъекте не начнется процесс метанойи, стабильное восстановление жизненной функции иллюзорно: так как путем исправления конкретного проявления болезни или ошибки мы добиваемся лишь того, что скрытая первопричина перенацеливает его с самого начала, либо с большей решимостью, либо за счет просто
75
Теоретические постулаты этиологии психосоматики
го изменения способа и места проявления соматического потенциала. Для того, чтобы человек был здоров, в любом случае необходимо иметь возможность наблюдать за «полями первичной организации» всей системной сети организма, а это возможно только в той сфере, где человеческое определяется как психическое.
Диагноз любого заболевания в каждом отдельном случае должен всегда ставиться индивидуально, опытным психотерапевтом. Что касается меня, то я еще ни разу не сталкивался с двумя одинаковыми случаями. Следовательно, психотерапевт должен быть чувствительным, подготовленным, опытным, способным реально, заново переделать самого себя с самого начала для того, чтобы суметь оказать противодействие той стадии невроза, в которой находится организм пациента и устранить патологические проявления.
Медицинское вмешательство необходимо для устранения осевших в организме реальностей, которые являются генераторами энергетического поля, динамо-машинами, нарушающими целостность организма; если оставить их в покое, они способны стать вторичной причиной соматически-психических изменений. Часто для выздоровления достаточно хирургической операции, если она не вызывает рецидивов болезни, но это выздоровление будет всегда временным, благодаря тому признанию, которым пользуется больной в обществе. Болезнь может стать орудием инфантильного продвижения в социальной иерархии. Поскольку в глубине любого психосоматического аспекта существует комплекс, понимаемый как энергия, органически фиксированная неким стилем поведения, в котором отпечатались первые поведенческие модели, необходим психотерапевт. Медицина не может привести к окончательному выздоровлению потому, что не изменяет ту основу, от которой зависит все происходящее в дальнейшем.
ПСИХОСОМАТИКА
76
1 ,пзва первая ।
1.21.	Клинический случай: эпилепсия
Не останавливаясь подробно на весьма многочисленных случаях артрозов, мигреней, колитов, предынфарктных состояний, гипергидрозов, бурных эпидермических высыпаний хронического характера, различных форм импотенции, хочу привес-
Болезнь — это всегда свидетельство
ошибочного поведения
ти один пример.
Рассматривая этот случай, я намерен показать, как незрелые отношения родителей способ-
ствовали развитию эпилепсии у их первенца А. (16 лет)
и передаче этой динамики второму ребенку Ф., страдающему заиканием (оно представляет собой усиленную
форму спорадического заикания матери).
С пятилетнего возраста пациент лечился под наблюдением главного врача одной из самых известных больниц Рима. Диагноз: общая эпилепсия. Ко мне его приве
ли после случившегося прямо в классе припадка, длившегося 20 минут, во время которого юноша находился в состоянии полного шока.
Индивидуальная консультация помогла мне понять его мать — женщину, хотя уже и замужнюю, но в глубине души тяготеющую к давно ушедшему детству, память о котором она по-прежнему хранит в себе. Именно эта детская форма поведения характеризует ее взаимоотношения с суровой повседневностью, превращая ее жизнь в мучения. Муж, воспитанный приемными родителями и не получивший настоящей уверенности от матери, по отношению к своей жене выказывает удушающую ее эффективность собственника. Жена, несмотря на испытываемое ею давление от этого невысказанного чувства собственничества, не способна оказать сопротивление и продолжает воспроизводить инфантильную модель поведения (в ее семье правом голоса также обладал толь-
Теоретические постулаты этиологии психосоматики
ко отец), тем самым подавляя свой порыв к протесту, и — что совершенно неизбежно — расплачивается за это патологией.
С рождением первенца, впро- Здоровье детей зависит от чем, устанавливается висцераль- счастья родителей пая связь, компенсаторный симбиоз, прямой, глубокий и интуи-
тивный контакт между бессознательным матери и ребенка. Мы знаем, что бессознательное говорит прямо и непосредственно, оно не связано ни верованиями, ни нормами общественной морали, способными стать для него тормозом. Таким образом, подавленная матерью форма инстинктивного бунта и неудовлетворенности на бессознательном уровне становится законом, подпитывая в ребенке агрессивность и стремление к отмщению.
В таком семейном эпизоде как, например, купание А., концентрируется вся динамика связи «мать-ребенок»: мать хочет, чтобы ребенок мылся самостоятельно, а он требует, чтобы его по-прежнему купала она. Эта пуповина, связывающая мать и ребенка, с одной стороны, поддерживается женской фрустрацией, а с другой — определенным комфортом, в котором воспитан ребенок и без которого не может обойтись, предпочитая, чтобы с ним нянчились. Во время консультации у А. обнаружилась сильная агрессивность (а ее не следует недооценивать), посредством которой он пытается навязать родителям игру, разрешенную ему в детстве.
Очень чувствительный А. интуитивно уловил реальность бессознательного матери: его личность создавалась под влиянием духа вытесненной мстительности матери, которая вложила в него собственное несчастье. Окрепший и сформировавшийся ребенок, будучи уже независимым от родителей, тем не менее, магически претендует на продление сверхвознаграждения, и если ему в этом отказывают, он дает волю болезни, как фор-
'ихоспиг-ягА
32 См. А. Менегетти. Он-топсихологическая педагогика. Указ. соч.
33 На момент выхода в свет первого издания книги — 1974 г.
Глава первг
ме шантажа или мщения, разрушительного для него и для других.
Начало болезни совпадает с периодом беременности матери младшим братом. А. интуитивно ощущает какое-то чужое присутствие в бессознательном матери. Бессознательный заряд матери действительно смещается с первенца на ожидаемого ребенка, и А. своей болезнью неожиданно развязывает войну против родителей.
Эпилепсия и в самом деле развивается в результате своего рода короткого замыкания: когда существуют напряжение и фрустрированная агрессивность, субъект разряжает их внутрь себя; это грозит возмездием и той среде, в которой он живет. Это — упорная форма претензии на то, что субъект считает необходимым для своего выживания. Как только субъект осваивает этот механизм психосоматической реакции, он структурирует ее в гармонии с собственным организмом.
Если бы мать в молодости была более раскрепощенной, раскованной, то она приучила бы и мужа относиться к ней соответствующим образом — как к свободному и зрелому человеку. Таким образом, здоровье детей зависит от счастья родителей32. Чтобы вернуть А. его автономность, помочь заново сформировать характер, научить его ответственности за собственные действия и помочь управлять своей энергией, мне пришлось разрушить эту динамику связи с матерью.
Для этого потребовалось 15 индивидуальных и семейных консультаций, после которых были отменены лекарственные препараты (метинал Л, гарденал, диамокс), которые пациент принимал ежедневно с 12-летнего возраста. Уже пять лет33 молодой человек чувствует себя хорошо, не проявляя никаких симптомов болезни.
Глава вторая
Гилеморфизм и психосоматика
2.1. Исторический обзор
В медицинской практике патологический феномен исследуется путем анализа симптомов, но сама болезнь — явление материального или психического порядка?
Болезнь не существует сама по себе: болеет человек. I Гроблема заключена в человеке как индивиде и личности. Желая провести беспристрастное исследование на физическом уровне, мы не можем забывать, что болезнь в любом случае питает сам человек.
Уже в Древней Греции, задолго до Гиппократа и Галена, была выдвинута теория гилеморфизма1, которая до сих пор остается востребованной во всех исследованиях существа человека. И по сей день мы пребываем в рамках данного воззрения. Каким бы ни был наш ракурс рассмотрения человека — политическим, религиозным, философским, медицинским, экономическим, психологическим — гилеморфическая теория неизменно фигурирует в качестве точки отсчета.
Наш ум не способен представить материю вне формы. Все мы твердо знаем, что материя и форма — суть не одно и то же, что форма не есть материя и материя не
’ Гилеморфизм — от грен. “иХ,т]” — материя и “цорфт|” — форма.
ПСИХОСОМАТИКА
есть форма, что логика формы отличается от логики материи. Тем не менее, мы не можем представить материю без формы и форму без материи.
Этот простой пример из области эпистемологической философии помог нам сфокусировать внимание на проблеме «души и тела».
Форма — классическое понятие философии. Уже Аристотель обозначил проблему соотношения материи и формы: материя сама по себе про-Наш ум не способен представить мате- ст° есть’а пР™ает ей спе" .	цифичность. Знание формы дает
рию вне формы	г
власть над телом, наделяет превосходством высшей логики в по-
стижении феноменального мира. Например, проникновение в форму позволяет интуитивно уловить, упредить и контролировать зарождающуюся патодинамику. Таким образом, знание формы пропускает нас к причинам материальных явлений, разворачивающихся уже на последней стадии. В сущности, речь идет о прогнозировании ма
териального следствия прежде его воплощения, о распознавании болезни до ее возникновения.
Всякий раз, когда внешняя реальность нещадно сокрушает нашу индивидуальную жизнь, внутри нас что-то восстает: «Это абсурд... Неправда!». Если событие, вторгающееся в нашу индивидуальную жизнь, будь то в социальном, психическом или соматическом аспекте, анализируется в параметрах внешней объективности, то обретает весомость, рассматривается как обычное дело, как допускаемое, даже научное явление. Но если мы уже отчаялись найти в объективной данности причину, вызвавшую претерпеваемое нами, то обращаем свой пытливый взор на сферу «невидимого» и продолжаем поиски в сфере психики. Но кажется невозможным, чтобы причина события коренилась в мире неизмеримого. Даже человек, сведущий в сфере психической се-
I илеморфизм и психосоматика
81
мантики, теряет мужество и уступает под натиском сомнений, наблюдая симптом, патологические последствия. Колебания кажутся резонными: «Что ты делаешь? Ты решил вести поиски в этом направлении? Но весомые причины отслеживаются в весомом измерении, а идеи сами по себе ничего не могут изменить: не способны удалить камни, унять боль, исторгнуть болезнь, существование которой подтверждено медицинскими исследованиями...».
Существующие представления позволяют рассматривать болезнь либо как психосоматическую, либо как со-матопсихическую. «Психосоматическое заболевание» означает, что причина болезни или соматического симптома, каким бы он ни был, восходит исключительно к сфере психического. Речь не идет о том, что психическая причинность лишь сопровождает соматическое следствие, сопряжена с ним. Психическому началу, воплощающемуся в соме, в телесности, отдается абсолютный примат в процессе возникновения болезни. В этом случае лечебная практика обречена на поражение, если не обратится к доскональному исследованию психического мира субъекта. Представление о «соматопсихи-чес-ком заболевании» относит причины патологии к телесной сфере: возникшая в соме болезнь влечет за собой депрессию, наносит ущерб моральному состоянию субъекта. Иными словами, телесное недомогание отражается и на психической деятельности субъекта. Такого рода заболевания всецело входят в сферу медицинской компетенции. Энергетическая реальность в обоих случаях является одной и той же, и отнесение болезни к тому или иному типу зависит от угла зрения. Онтопсихология расценивает все болезни как психосоматические. Все хронические заболевания, в том числе так называемые неизлечимые (к примеру, рак, наркотическая зависимость и СПИД), имеют исключительно психиче

Глава ВТО;
ское происхождение. Они исчезают после вмешательства в причинность психической деятельности.
С целью придания достоинства и значимости медицине Гиппократ нередко обращался к религиозным и философским понятиям, например, к термину «психика», «душа». Слово «психиатрия» не подходило, потому что кчтро'С, по-гречески означает «лекарь тела», в то время как ij’r'/j] —• «дух, душа, ум, сознание». Термин «психотерапевт» использовался в древности по отношению к священнику, философу, попечителю сокровенных глубин души.
После Галилео Галилея были сделаны первые шаги по систематизации различных отраслей науки. В частности, французское Просвещение дало толчок оформлению рационально-позитивистского начала в различных научных областях, включая и медицину. Начиная с 1600-1700 годов, медицинская наука переживала период яростных битв: поскольку медицина не признавалась как точная наука, некоторые врачи подвергались преследованиям. Тосподство религии и философии позволяло усматривать в медиках одержимых дьяволом колдунов, исказителей человеческой природы.
Профессионализм, который признается сегодня за врачами, был отвоеван великими представителями медицины в упорной борьбе.
Процесс становления различных наук сопровождался разграничением их особенностей: химия, физика, математика, медицина и т.д. Эта систематизация, имеющая научный резон, привела к определенному атомизму в рассмотрении человека. Излишнее рвение к научному совершенству раздробило единство человеческой природы. По этой причине в медицине разразился кризис: преследование цели достижения точности вызвало утрату единства, необходимого для понимания мотивации болезни.
Расцвет гомеопатической медицины с начала XVIII века, затем психологические исследования медиков —
Л.Н	' И 14
Гилеморфизм и психосоматика
Фрейда, Юнга и др. выявили кризис научной обоснованности медицины вообще. Этот кризис ощущается и сегодня, не давая покоя наиболее прогрессивным предста
вителям медицинской науки.
В 1920-1930 гг. по всему миру Валином были созданы группы, названные потом его именем, со-
Врач должен обладать основами психологических знаний
стоявшие из профессионалов в
разных областях знаний. Этот ученый отдавал себе отчет в том, что для понимания болезни необходимо вернуться к рассмотрению человека в его единстве. Группу составля
ли различные специалисты: психиатры, онкологи, гине
кологи, психологи, социологи и т.д., которые, отвечая за свой сектор знаний, объединяли усилия для анализа ситуации некоторых больных. Обнаружение единообразия в данных многоаспектного исследования позволяло установить происхождение и причину болезни субъекта. Таким образом, официальным первооткрывателем психосоматики был Балин, осознавший необходимость объединения различных секторов анализа для обнаружения единой причины болезни, потребность открыть завесы, разделяющие различные научные специализации.
Я отнюдь не призываю к смешению функций: психолог не может заменить врача, так же как и врач — психолога. Каждый из специалистов компетентен в своей области, специфичной по предмету и методу исследования. Психолог должен приостановить свои действия, если изучаемая патология относится к компетенции ме
дицины.
Медицинские познания не имеют большого значения для высокопрофессионального психолога, но врач должен обладать основами психологических знаний для того, чтобы:
1)	не растрачивать себя на длительный и ненужный анализ;

2 Эта тема раскрыта Э. Гуссерлем в работе «Кризис европейских наук и трансцендентальная феноменология». См. также А. Ме-негетти. Учебник по онтопсихологии, указ, соч., с. 98, а также Оптический геном. — М.1 ННБФ «Онтопсихология», 2003
3 «Ум» не в психоаналитическом смысле, не в смысле классической университетской психологии, но понимаемый как создатель математического, физического порядка, порядка бытийственного самоустановления истины.
дд	Глава втори?
2)	не вести бесполезное наблюдение хронической болезни;
3)	не посягать посредством медицинского вмешательства на бессознательные, но однозначные волеизъявления больного.
Я хотел бы напомнить, что настоящая психология является базовым для всех других наук знанием2. Ученый не может действовать, проводить исследования за пределами собственной индивидуальной психологии. Психология — это знание внутренней связи причин, которые всегда отсутствуют в своих Я	следствиях; это логика действий
связи причин, которые всегда отсутст- ума3, логика первого властителя, вуют В своих следствиях	задающего все возможные пере-
менные, причинная структура ментального процесса. Поэтому ученый, чем бы он ни занимался, прежде всего является воплощенной психологией, действием ума, будучи реализацией внутренней причинности, в которой объективируется базовый критерий, специфицирующий способ существования и сущность человека.
Когда я говорю о психологии и занимаюсь лечением, я материалистичен подобно кузнецу или каменщику. Для меня существует только один закон — симптом, и я должен устранить его, если действительно считаю себя ученым, специалистом в данной сфере. Бесполезно ссылаться на тайну, на необъяснимый скачок, представляющие собой лишь метафоры и символизацию реальности: за патологическим симптомом стоит точная архитектура молекул. Та самая архитектура, которая утверждает порядок реальности, организует и аномалию.
Мой авторитет подтверждается документальными фактами исчезновения симптома. Данная книга призвана привести к пониманию причины, в силу которой субъект боле
Гилеморфизм и психосоматика
85
ет и страдает, к раскрытию технического мотива болезни и органической дисфункции, к обнаружению оснований, по которым субъект следует психологии, противоречащей бытию. Человек придерживается способа мышления и сознания, противостоящего универсальным законам собственного существования. Излечение происходит, когда психология субъекта корректируется согласно интенции «жизни в себе».
2.2.	Функция создает орган
Некоторые принципы, способные служить адекватным введением в научное исследование, которое онтопсихология проводит в области психосоматики, могут быть найдены в трудах Ж.Б. Ламарка. Я считаю, что официальная наука современной и последующей ему эпохи не оценила по достоинству исследования Ламарка. Кроме того, огрехи в поведении самого ученого дали повод к тому, чтобы не считать его утверждения серьезными. Принцип «организации живых тел», который творится и воспроизводится природой от простого к сложному, близок современному понятию психосоматики, выработанному Бергсоном и Гроддеком.
Принцип эволюции, согласно которому «функция создает орган», не следует понимать в обычном смысле. Онтопсихология не придерживается эволюционистских воззрений, не объясняющих точно принцип поведения материи. Прежде всего, необходимо выяснить, какой смысл вкладывается в понятие «функции».
Как математическая, так и физическая функция представляют собой аспекты открытого еще в Древней Греции силлогизма, согласно которому объединение двух предпосылок неизбежно приводит к третьему специфическому положению. Функция — это связывание двух начал, приводящее к третьему, определяемому модусом связи предпосы-
ПСИХОСОМАТИКА
SB
Глава вк
лок. Конечный результат узаконивает оба исходных положения. Функция распознается относительно результата.
Понятие функции необходимо присовокупить к представлениям о семантическом поле с его специфической векторностью символов. Следует пересмотреть тексты Ламарка, в которых содержится интуитивная догадка, не понятая рационально им самим. Открытие Ламарка могло привести к решающим ин-Функция — это связывание двух начал, новациям научных поисков, по-приводящее к третьему, определяемому служить на пользу ряду научных МОДУСОМ СВЯЗИ предпосылок	дисциплин, и особенно медици-
не. Очень часто великие теории попадают в руки неподготовленных ученых мужей, отчего выхолащиваются и ограничиваются ролью поставщика импровизированной информации.
Принцип «функция создает орган» подразумевает специфическую функцию всякой психической интенциональности. Речь идет об интенциональности, какой бы она ни была: позитивным исполнением жизненного потенциала субъекта, импульсами вытесненного содержания, автономными действиями комплексов. Комплекс, будучи конденсатом психической энергии, не осознаваемой «Я», обычно способен «психовылепливать» органические образования (инфаркт, рак, нейроэндокринные нарушения и т.д.). Потребность вытесненной проблемы создает себе удовлетворяющий ответ, используя в этих целях энергию природного здоровья психоорганики. Комплекс проецирует себя в соматику: также и в этом случае болезнь предстает как точное слово психической интенциональности.
Различие медицины и психологии доказывается следующим образом: онтопсихологический метод непосредственно устраняет определенные симптомы, в то время как медицине не удается с ними справиться. Я ставлю перед собой задачу научить применению онто-
Ангснио Li-’Uwe'.
Гилеморфизм и психосоматика
87
психологического метода, приводящего к исчезновению симптомов согласно органическому закону жизни. Изучая ситуацию, мы отслеживаем ее причины и вмешиваемся в их определенность, что меняет внутренние предпосылки заболевания. В соответствии с исходными данными, мы получаем предусмотренный результат.
Некоторое время назад я консультировал супружескую пару. За трехмесячный курс психотерапии я вылечил мужа от новообразования в ободочной кишке. Выздоровев, мужчина стал спрашивать меня, как мне удалось это сделать. Он также выразил свою обеспокоенность родом своих занятий, сопряженных с риском заболеть СПИДом. Я объяснил этому человеку, что в его случае данная болезнь невозможна в силу отсутствия психологической предрасположенности к ней. Для того чтобы заболеть СПИДом, необходимо, по меньшей мере, заражение при одновременной психологической предрасположенности, то есть человек должен обладать психологической структурой, способной метаболизировать специфическое психоэмотивное взаимодействие4. При отсутствии заражения или предрасположенности к СПИДу заболеть им невозможно.
Как же нам проводить различия? Чем можно подтвердить психический исток болезни? Отталкиваясь от глобального, пусть даже поверхностного, познания человеческого существа, мы должны признать, что человек соткан из ответственности, сознания, мышления, рефлексии, фантазии, искусства, сновидений, сомнений, тревоги, грусти. Мы не можем закрыть глаза на очевидное присутствие всех этих проявлений в человеке так же, как не можем вписать их в реализм телесности, материи, эмоциональных чувств, всех составляющих соматической данности. Телесный и психический пласт наблюдаются в их единстве, но даже в обыденном рассуждении мы способны отличить логику психологических катего-
4 Подробнее см. гл. 13.2. наст, издания, а также А. Менегетти. Онтический геном. Гл. 19. Указ. соч.

8S
рий от логики категорий материальных. Первая предшествует всякому символу и способна формализовы-вать, изменять формализацию или же аннулировать ее. Вторая непреклонно следит за конкретикой внешней данности.
Ламарк писал, что не только органы, то есть природа и форма частей тела животного, определяют его привычки и способности, но, напротив, привычки, манера жить и обстоятельства, в которых животное встречает
своих сородичей, со временем формируют его тело, число и положение органов и, наконец, способности. Перефразирую: человек заболевает не потому, что рак, СПИД, легочные заболева-
В зависимости от принятого, избранного, характерного стиля жизни, мы получаем соответствующие экзистенциальные результаты
ния, инфаркт, артроз, язва одолевают его, вторгаются в его жизненность и низводят психологически. Напротив, именно определенные ментальные модусы человека приводят к патологическим нарушениям в его теле.
Стереотип детерминирует симптом, характерность, структурные модусы, которые определяют субъекта. Стиль жизни порождает результат. Функция создает орган: стереотип жизни, поведения приводит к болезни, к краху предприятия, к беспросветной тоске. В зависимости от принятого, избранного, характерного стиля жизни, мы получаем соответствующие экзистенциальные результаты. И если мы недовольны этими следствиями и желаем получить другие результаты, то должны поменять стиль жизни, изменить частотный модуль или стереотип.
Комплекс и стереотип — это функции, ставшие определяющими, даже если и не осознаются субъектом. Заложив основы собственного способа рассуждения и жизни, субъект получает неизбежный результат: инфаркт, политический крах и т.д. Субъект неуспешен из-за нару
89
Гилеморфизм и психосоматика
шения правил игры, установленных свободным и всегда рациональным течением природных токов.
Например, человек споткнулся и ободрал коленку. Это внешний, соматический факт, который, как кажется, не имеет никакого отношения к психической логистике. Но логика психологического исследования предполагает вопрос: «Почему я упал?». Ободранная коленка — внешний, конкретный факт, но психология позволяет выяснить мотив падения: «Я споткнулся о камень, но почему я его не заметил?». Ссадины можно объяснить с точки зрения физических законов: произошел соскабливающий удар, повлекший отрыв эпидермических клеток и т.д. Но какова мотивация падения? Истинный исследователь не может довольствоваться гипотезой случайности. Случай существует только для невежд, но не для ученого. Тогда начинаются настоящие поиски: «Почему я упал? Мог ли я избежать падения?».
Этот пример помогает понять, что обнаружение болезни, предположим, остеомиелофиброза, происходит уже на «стадии падения», причина которого остается за рамками исследования. Согласно порядку природы, ничто не начинается случайно или в силу излишнего применения; природный ход может прекратиться, может замедлиться, может исчерпаться, как в случае счастливой, спокойной старости, может постепенно истончиться вплоть до исчезновения, подобно возвращению в нирвану, но не может стать причиной чего-то нового, не предусмотренного природой — болезни. Болезнь — это перерождение, это рождение того, что не следует из изначального порядка органа. Для того, чтобы повысилось содержание холестерина в крови, чтобы возникла мигрень, необходима новизна, вмешательство ab extra в орган, необходимо изменение природных структур и процессов.
у (jcом/• гША
90
2.3.	Интенциональность и материя
В схоластике, представляющей собой первую крупную научную организацию (1200-1400 гг.), обсуждался вопрос о соотношении материи и формы. Может ли материя самостоятельно организовываться? Материя — это все то, что не обосновывает собой автономию движения, иными словами, то, что исключает всякую возмож-
ность самодвижения. Форма, напротив, есть то, что обосновывает модус или организацию материи. Жизнь — это самополагание движения, генерирующего само
Медицина наблюдает феноменологию следствий, пытаясь отыскать их причину
себя. Поэтому мы отличаем живое существо от неживого на основании источника его движения: самоорганизуется ли оно или, как материя, не обладает собственным движением. Следовательно, форма — это интенция, идея, которая создает объект, то, что актуализирует объект таким, каким он дается.
Возьмем определенный материальный субстрат — килограмм кукурузы. Допустим, кукурузу съедят человек, кролик и гусь; тогда идентичный материальный элемент примет структуру различных форм. Пища поглощается согласно метаболизирующей ее форме: в человеке пища станет человеческим телом, в гусе преобразится в гуся, а в кролике — в кролика. Каждое тело синтезирует энергию в соответствии с собственной формой.
Как объясняется этот процесс? Особенностями материального элемента? Химической реакцией? Процесс поглощения предварен различием форм и организаций, поэтому синтетический результат метаболизма идентичного объекта определяется свойствами формы, внутренне присущей тому, кто метаболизирует, — тому, кто ест.
Что обусловливает эти варианты синтетического процесса? Врожденная форма, которая организует и удосто
илеморфизм и психосоматика
91
веряет присутствие человека, гуся, кролика. Кроме того, попытавшись отыскать следы исходной кукурузы, мы об-
наружим не ее, а типологию человека, гуся, кролика. Если мы остановимся на ана-
лизе специфических особенностей химического состава кукурузы и связанных с ним процессов, го никогда не выйдем за пределы
Научные изыскания, рассматривающие следствия, как это происходит в медицине, не позволяют установить причину лроиъ ходящего
отдельного материального эле-
мента, различным образом вступающего в реакцию со средой организма-человека, организма-гуся, организма-кролика. Нам не удастся проследить модальности соеди
нения молекул и их компонентов в среде различных организмов. Мы не сможем объяснить принадлежность организма ни человеку, ни кролику или гусю. Действительно, это можно установить, только исходя из формы: из формы, организующей структуры. Следовательно, мы должны обратиться к тому началу, которое не показывается в собственных следствиях.
Медицина наблюдает феноменологию следствий, пытаясь отыскать их причину. Онтопсихология, напротив, отслеживает формальные причины, беря за основу поиска логику мысли. Медицинская точка зрения никогда не приведет нас от кукурузы к съевшему ее человеку, гусю, кролику. Если же, напротив, мы обопремся на очевидность логического восприятия мысли, то войдем в мир форм и удостоверимся, что в человеке, съевшем кукурузу, в итоге неизменно прослеживается формат человека (и точно так же в примере с гусем и кроликом). Исходя из причины, будь то человек, гусь или кролик, мы распознаем различие конечных ситуаций, уже извест-них в своей причине.
Другой пример. Я роняю книгу и вижу, что она падает рядом с моими ногами. Если я брошу книгу в определенном направлении, то обнаружу, что она упала, допустим,
'СИХОСОМАТИКА
пава втор i
на расстоянии метра от меня. С научной точки зрения, что вмешивается в процесс и приводит к различным последствиям, документально очевидным? В первом случае книга падает рядом с моей ногой, во втором — на расстоянии метра от меня. Книга упала, «выпала в осадок» совершенного действия, являя собой физическое, весомое его доказательство. Подобно этому патологический процесс психосоматического заболевания доказывает уже свершившееся, исполнившееся.
Точное знание причины позволяет мне повторить эксперимент: владея причиной, я могу контролировать или предотвращать следствия. Причина заключена в моей интенции, в моем намерении либо уронить книжку рядом с собой, либо забросить ее подальше. Формальная интенция определяет и обозначает вытекающие из нее следствия. Обратимся к нашему, пусть и примитивному, примеру с книгой. Проанализировав ее падение с физической точки зрения (разложив его на импульс, контрудар, инертное поле, агломерат силовых точек и т.д.), мы не сможем уверенно утверждать, где окажется книга в следующий раз. Чтобы знать это, необходимо войти в ум того, кто действует, вступить в сферу формальных причин. Пребывая в ней, я буду знать все возможные следствия.
Научные изыскания, рассматривающие следствия, как это происходит в медицине, не позволяют установить причину происходящего. Напротив, исходя из сферы интенций, из мира психической деятельности, можно узнать причину, предвидеть ее, контролировать и изменять вытекающие из нее следствия.
Представим, что я упорно продолжаю бросать книгу, и необходимо выяснить, почему я совершаю это действие. Достаточно, чтобы кто-нибудь мне сказал: «Да когда ты перестанешь?». Будучи захваченным в причине, я осознаю свою ответственность за происходящее, и броски прекратятся. Книга больше не окажется на полу,
ДНТОЧИи	<' 1
93
Гилеморфизм и психосоматика
если я, формализующий ее падение, изменю свою интенцию.
Тотальный квант психической деятельности, к сожалению, не укладывается в пределы понимаемого большинством людей. Бессознательное включает психическую энергию, организация которой недоступна логическому познаванию. Потенциал психической деятельности, прорывающийся на уровень сознания, в силу ситуативной необходимости должен быть сослан, запрятан в сферу, определяемую как бессознательное. К примеру, каждый из нас совершает множество движений, за каждым из которых стоит интенция. Неважно, замечает ли субъект движение, к примеру, своей ноги: если движение происходит, существует и его причина, которая и вызывает данный жест. Психолог прослеживает мотивацию, то есть форму, актуализирующую действие. В этом случае движение ноги можно приостановить, а потом возобновить, потому что схвачена интенция порядка субъекта.
Подобно тому, как я сознательно бросаю книгу, психическая деятельность может организовать собственный бросок или телодвижение, выбор, подкрепление, решение без ведома субъекта. Бессознательное обладает этой способностью. Например, лунатик может подвергнуть себя или других людей насилию во время сна. Или же внедрение неосознаваемой энергии может отразиться на нервной системе, отчего в дальнейшем субъект заболеет СПИДом или раком. Сама энергия, сам ум может породить формы, которые будут неумолимо манипулировать материей, внося в нее свои «поправки».
Нам неизвестна вся наша энергия. Мы сами несем ответственность за то, как и где существуем, даже не отдавая себе в этом отчета. Возможно, что религия, друг, любимый человек простят нас, но природа — точная наука о человеке — не простит никогда, потому что не предус
СИХОСОМАТИКА
94
I лава втор.
5 0 рефлективной матрице. комплексе и стереотипах см. А. Мене-гетти. Учебник по онтопсихологии. Указ, соч.
матривает ошибки. То, как мы мыслим, фантазируем, любим, наш стиль культуры, ласки, поведения в кругу семьи может быть удобным, приятным, одобряемым в обществе определенного типа. Однако природа, то есть математически точная организация, предшествующая всем вещам, таким, какие они есть изначально, непреклонна.
Наша культура способна организовать только одну часть кванта нашей энергии. Другая часть, не организуемая нашими сознательными стереотипами, юридическими, моральными, теологическими, философскими, эстетическими формулами, представляет собой квант, который остается нейтральным и организуется либо по случаю, либо согласно стереотипу комплексов.
Энергетический излишек, которым мы располагаем, может быть непосредственно обнаружен и точно познан ответственным «Я». В противном случае, он формализует, соматизируясь, другие ситуации или усиливает матрицу7 базового комплекса субъекта5.
Одна из наибольших опасностей психологической сферы состоит в том, что неиспользуемый, и потому «избыточный», природный потенциал поглощается несущей структурой комплекса, то есть, метаболизируется наиболее организованным в данном контексте началом. Власть над вещами, будь то в психологии или экономике, захватывается наиболее организованным началом; менее организованное начало обречено на исчезновение. Поскольку комплекс субъекта организован лучше, чем мыслительная структура сознательно-логического «Я», природный «излишек» из-за лености субъекта подпадает под власть превалирующей констелляции базового комплекса. Например, если сорокалетний человек, каким бы образованным и развитым он ни был, не умеет обратить благоприятные возможности на собственный рост, весь «избыток» пойдет на воспроизведение инфантиль
Гилеморфизм и психосоматика
95
ной ситуации, которая организована лучше, чем историческая смекалка субъекта. Тем самым субъект определяет свой регресс, сам того не ведая.
Другой пример. Человек подвергся оскорблению и начинает думать об обиде, о нанесшем ее человеке, о произошедшей ситуации. В то время как он мыслит, его ум действует. Это может показаться невероятным, но со временем униженный человек неизбежно выместит свою фрустрацию на том, что ему близко. Нет ничего более близкого нам, чем собственное тело. Очень часто раковая опухоль представляет собой вещественное доказательство преступления, которое субъект хотел бы совершить в реальности. Болезнь может быть осадком интенции, которая действует тайком от самого субъекта. Непрерывно, с ненавистью размышляя об обидевшем его человеке, о случившемся, пребывая в положении пораженца, субъект затрачивает уйму энергии. Но, будучи интровертной, избыточная энергия формализует новообразование, то есть воплощается в организме. Для устранения опухоли нужно будет вернуть субъекта к себе, воззвать к нему в его собственных мыслях, прослеживаемых в сновидениях, в фантазиях, в спонтанных проявлениях, в ляпсусах, в мне-мическом следе новообразования, в его негативной или позитивной психологии, в модальности восприятия семантического поля. Многие болезни тела являются «осадками» ошибочных психических процессов, восстающих против природы, против константы «Н». Если субъект не санирует себя, не изменит ошибочную рациональную, интеллектуальную, формальную установку, все остальные усилия бесполезны. Более того, любое другое лечение будет лишь усиливать болезнь, принося еще больший ущерб субъекту.
Больному нужно придать ответственность в психологическом ключе: «Ты болен? В какой-то мере ты сам в этом виноват. Подобная провинность не носит юриди-
ПСИХОСОМАТИКА
6 Мы являемся феноменологией нашего онто Ин-се, наш модус восприятия и чувствительности относится уже к пласту явлений. Для понимания реальности такой, какая она есть, необходимо уметь познавать, не прибегая к рациональности и диалектике. Там, где есть бытие, реальность, одновременно присутствует и очевидность. В то время, как ты есть, ты есть очевидность, знаешь с очевидностью, при этом не используя рациональность, сознание, «Я», логику, потому что все эти аспекты — уже феноменология, вспомогательные инструменты, орудия для того, что есть.
шва вто^»• ческий характер, поскольку в этом повинно твое собственное невежество, непонимание природы. Существует природный закон, и ты должен соответствовать ему. Факт твоего незнания природного порядка не интересует природу, точно так же, как математике не интересна твоя ошибка: если три плюс четыре, по-твоему, будет пять, то ты можешь отстаивать собственное мнение, но оно не в силах изменить правила природы. Ошибка твоих мыслей и действий запечатлевается в теле».
Точность научных исследований требует корректировки нашего способа мышления и согласования его с глубинными правилами существования, основанного на принципах жизни. Нашему организму — в биологическом, физиологическом и атомном смысле — присущи врожденные правила: он обладает определенным порогом терпимости, перешагнув который, разрушается. Многие психологические стили поведения субъекта могут выглядеть нейтральными на идеологическом уровне, но при сопоставлении с биологической природой человека предстают как дезорганизующие. Владеть стабильным здоровьем — значит приводить наши ментальные модусы и стиль социального поведения в соответствие с требованиями природы.
2.4.	Опытное переживание психической деятельности
Главная трудность определения психосоматики состоит в том, что невозможно понять, каким образом мысль, психическая деятельность может стать телом, органом, материей, проблемой. Анализ социальной психологии выявляет только три категории экспертов, способных естественным образом, не выходя за рамки повседневности, понять переложение духа в материю6. Специалисты в области духа ясно осознают, что именно психиче-
АНТОНИ.' S'.kic.i. И
97
Гилеморфизм и психосоматика
ская деятельность творит историю, является автором добра и зла в существовании.
1)	. Мистики. Для этих людей существует только дух, иногда они даже слишком усердствуют в его восприятии. Я говорю о мистиках, а не о парапсихологах. «Парапсихолог» — общий и весьма приблизительный термин. «Мистик» — неважно, верующий он или неверующий, религиозен или нет — тот, кто способен уловить в экзистенциальной реальности исключительную интенциональность ума. Тем самым мистик упреждает феноменологию; для него реально только то, что задаваемо и изменяемо психической деятельностью. Мистик — эксперт в прочтении психической интенциональности, в том числе той интенциональности, которая специфицируется как семантическое поле.
2)	. Профессиональные маги. Им известна приоритет^ ность психической деятельности, в любой момент способной преобразиться в материю, в плоть, в дело, в экономику, в физиологию, в добро или зло. Речь идет не о захудалых магах, колдунах, лекарях, а о высококлассных специалистах, отличающихся высокой культурой и чувствительностью, обладающих многолетним опытом, прошедших исторический и профессиональный отбор. Для них все есть дух, все есть психическая деятельность.
3)	. Крупные психотерапевты. Речь идет о тех, кто, наконец-то, пришел к рациональному, научному пониманию того факта, что каждый из нас конструирует собственный мир, собственное тело, свою эстетику и события своей жизни исключительно в координатах персональных доминирующих комплексов. Я сам принадлежу к этой категории специалистов. Встречаясь с человеком, я вижу его туфли, носки, брюки, часы, но все детали его облика являются лишь тенью, вторичным аспектом реальности. Корень реальности заключен в модусе присутствия данного субъекта, в модусе его психической струк-
ПСИХОСОМАТИКА

глававтор
туры. Именно эта модель организует реальность, определяет добро и зло, притяжение или бегство, любовь или ненависть. Такой подход к субъекту требуется самой жизнью, уподобляясь принципам ведения военных действий: необходимо не взирать на стрелы, а обнаружить стрелка, того, «кто» действует, мыслит, разрабатывает стратегию, потому что, проанализировав стратега, я предвижу войну, стрелы, обман; прежде чем противник
объявит войну, мне становятся известны его возможные шаги, вооружение и план военных действий.
В психическую интенциональность впи сана программа следствий
Когда я говорю «дух», «душа»,
«онто Ин-се», то вкладываю в эти понятия один и тот же смысл, подразумевая единство действий исключительно формального свойства: но данная деятельность, порождающая формы и информирующая, остается невидимой и неуловимой для наших чувств. Если я брошу на землю какой-то предмет, то где причина данного факта? Звук удара, лежащий предмет не указывают на меня. Причина отсутствует. Мы можем досконально анализировать материю, но при этом останемся в области следствий и никогда не обнаружим их причину, потому что причина, будучи духом, не проявлена в порожденных ею следствиях. В самой опухоли нельзя обнаружить ее причину; мы можем наблюдать за течением процесса, но при этом не сумеем установить замысел его движителя, раскрываемый только в исследовании психической интенциональности. И тогда мы обнаружим: «Я хочу сделать вот это. Я хочу бросить на землю вот этот предмет». В психическую интенциональность вписана программа следствий. Но само по себе изучение следствий не выявляет их создателя, архитектора данного проекта. Онтопсихология анализирует психическую интенциональность, чтобы понимать программу вызываемых ею следствий.
АН ГОН ИС	:: I
Гилеморфизм и психосоматика
99
2.5.	Обратимость и необратимость психосоматических процессов
Изначально все есть психика, впоследствии становящаяся сомой, материей, фактом. Многие материальные факты необратимы, их нельзя изменить, поскольку телесная данность, над которой возобладала психическая информация, уже полностью опустошена и не подлежит восстановлению. Среди данных явлений выделяются два класса:
1)	необратимые факты;
2)	факты, которые единовременны психической деятельности.
В первом случае психическая деятельность тотально утверждается только в одном мгновении; в событиях второго типа она постоянна, непрерывна, предстает не решительной, а мягко и неспешно настаивающей, протягиваясь подобно ниточке. В необратимых ситуациях онто Ин-се окончательно теряет инструмент своего существования, то есть, лишается органа, необходимого для достижения успеха в экзистенции. Ин-се остается неповрежденным как психическая деятельность, как мысль, как ум, но не действует в истории, не располагает модулем экзистенциальных выгод, позволяющим ходить, видеть, слышать и т.д. Ограничиваются способности онто Ин-се, но не само Ин-се.
Если я залезу на крышу и оступлюсь, то упаду и сверну себе шею. Но я сам решил взобраться на крышу, я оступился, и я же упал. Все это приводит к вредным для меня последствиям, которые я уже не в силах изменить. Или я сижу за рулем автомобиля, и другая машина наезжает на меня сзади. Я мог не оказаться в данном месте, я мог предвидеть столкновение, и точно так же другой водитель мог быть более внимательным. У истоков события стоит психическое поведение — мое и другого человека,
«С «СОМАТИКА
ТОО
Глава вторы-
которое определяется свободой, сознанием, решительностью, задающими направление психической деятельности данного субъекта.
Если прогресс медицинской науки откроет возможности восстановления утраченного органа, онто Ин-се тот-
час же примет его при соответствии этого органа жиз-
Следствие приобретает хроническую форму, потому что причина продолжает его воспроизводить, поддерживает его,
ненному току крови. В некотором смысле кровь — первый универсальный посредник всех органов человеческого тела. Кровь
ему сопутствует
ассимилирует, признает, идентифицирует то, что принимается структурой нашего онто Ин-се. Эта функция отводится крови еще в большей степени, чем нервному стимулу. Действительно, кровь — это единственный элемент, который циркулирует во всех, даже противоположно расположенных органах нашего организма. Восстановлен
ные рука, глаз, нога тотчас приживутся, если получат одобрение кровеносной системы. И вот еще что. Если бы мы добавили к телу еще пару рук или глаз, то онто Инсе стало бы более могущественным в существовании: чем большим количеством внешних функций оно обладает, тем больше может сделать. К тому же наш головной мозг способен обслуживать в рамках жизненных функций не один, а несколько организмов.
Во всех случаях второго типа (обратимых) ущерб проявляется постоянно: предприятие не работает, опухоль
не рассасывается, приступы мигрени повторяются, импотенция и наваждения не дают о себе забыть и т.д. К этому классу явлений относятся все формы анорексии — отсутствия аппетита. Следствие приобретает хроническую форму, потому что причина продолжает его воспроизводить, поддерживает его, ему сопутствует, что происходит изо дня в день, из месяца в месяц, из года в год. В таких случаях, то есть, когда психическая деятель-
Аятонио Менегепя
Гилеморфизм и психосоматика
1О1
ность, непрестанная и вялотекущая, приводит к нежелательным последствиям, бесполезно настаивать на внешнем «ремонте»: необходимо изменить интенциональность, совершить метанойю. Достаточно вмешаться в способ мысли, в поведение индивида, к которому он прибегает в определенной среде, в определенных обстоятельствах, то есть, достаточно изменить стандарт поведения, или застывшую информацию субъекта, чтобы изменились последствия данного поведения, исчезли симптомы.
2.6.	Психосоматика: от индивидуальности к социальности
Все мы пребываем в рамках репрессивной культуры, которая уравнивает и нивелирует, оболванивает и обобществляет. Такова, например психология русской идеи «товарищества», бразильской “tudo bem”7, итальянских коммунистических установок. Но почему я не могу возглавить то или иное движение, почему я не могу быть Сталиным, Мао дзэ Дуном, если я на это способен? Почему я не могу обладать менталитетом лидера?
Анализируя личность человека, отыскивая причину возникновения его проблем, бедности, пытаясь понять, почему ему не хватает средств на покупку дома, несмотря на все труды, я обнаруживаю, что данный субъект инфантилен, ленив, не хочет развиваться, не использует ум во благо собственного роста. Субъект всегда бедствует, нищенствует или болеет не в силу отсутствия необходимых социальных средств, а потому, что ограничен стереотипами, то есть ментально обусловлен. Ментальные стереотипы зависят не от общества или системы, а, скорее, от фундаментальной ориентации данного человека, от стиля внутренней жизни.
В индивидуальной жизни каждого из нас все являет собой психосоматику: то, как управляется предприятие,
7 «Все хорошо» (порт.). Прим. пер.
ПСТХОСОМЛТМКА
102
f i.-tfca -!то|ч
как выстраиваются отношения с любимым человеком, как возникает болезнь, как достигается успех, как зарабатывается повышение по службе, как сколачивается состояние. Индивидуальное психологическое поведение — отношение к жизни, к мужчинам, к женщинам, к
друзьям, к тому, как и где питаешься, как говоришь по телефону, как одеваешься, — определяет всю последующую реальность, то, как обстоят дела с банком, с финансами, каковы дружеские
Всякий раз, когда человек подвергается лишениям, он должен исследовать самого себя, искать и анализировать исток невезения в себе самом
отношения, тип культуры. Все исторически значимые личности обязаны своим величием собственной инициативе, выбирая друзей, игры, школу, преподавателя, хозяина, работу день за днем, момент за моментом. Ежеминутно они выбирали свое будущее, при этом рискуя.
Мне ни разу не встречался человек, который бы постоянно попадал в неприятности по вине других людей: он сам принимал решение, он задавал цель. Всякий раз, когда человек подвергается лишениям, он должен исследовать самого себя, искать и анализировать исток невезения в себе самом.
Каждая болезнь, всякое несчастье разоблачают поведение страдающего субъекта, обличают его выбор, пусть и совершенный бессознательно, по незнанию. Мы живем в реальности как невежды, хотя сами хозяйничаем в ней, несем за себя ответственность. Мы должны открыть глаза на то, что невидимое, неуловимое присутствует «здесь и сейчас», является мною. Невидимое — это я, человек. Я, человек, представляю собой как невидимое, так и физическое — весомое и уловимое, причем все правила моего существования утверждаются в невидимом. Онто Ин-се — невидимо, комплексы — невидимы, мои привычки и потребности — невидимы.
илеморфизм и психосоматика
103
Психосоматика — это экзистенциальная реальность, которую мы не в силах сдержать: либо у нас все хорошо, либо плохо, мы приходим либо к хорошим, либо к плохим результатам, но не можем оставаться неизменными,
потому что существование не стоит на месте. «Никто не может дважды войти в одну и ту же реку»: именно таково наше положение в жизни, каждый миг. Мы по-
Когда человек подвергается лишениям он должен исследовать самого себя, искать исток невезения в себе самом
стоянно являемся психосоматикой, мы являемся действием, которое разворачивается в данный миг. Мы по
гружены в невидимую энергию, живую и самодвижущую-ся: мы или руководим, или руководимы, либо идем вперед, либо отступаем. И это движение отражается множеством способов и во множестве аспектов на физическом, конкретном уровне. Психосоматика внутренне свойственна нашему способу существования.
Онто Ин-се руководит экзистенциальной экономикой человека согласно иерархии ценностей, что отслеживается в сновидении. На первое место Ин-се ставит здоровье, поскольку больной человек идет по пути исчезновения. Поэтому медицинские проблемы носят фундаментальный характер. Тело — это первый инструмент, первое слово души, первая структура того невидимого, которым я являюсь. Итак, первым делом необходимо существовать. Во вторую очередь, сновидение сигнализирует об успешности или невыгодности позиции логикоисторического «Я»: чего стоит человек, видящий сон, может ли он уважать самого себя, хороший ли он игрок на ристалище жизни. Таким образом, преодоление биологических ошибок подводит к анализу поведения субъекта. Сновидение показывает, хорошо или плохо играет субъект в собственной жизни. В случае, если оба первых аспекта не требуют корректировки, рассмотрению под лежит третья ценность: онто Ин-се указывает на
ПСИХОСОМАТИКА
104
i лава втор
действия, способные привести к успеху, к продвижению, заботится о предприятии субъекта, о его политической карьере, культурном развитии, о выборе партнера, банка, места для офиса, о мебели. Рак или СПИД свидетельствуют о том, что страдающий ими субъект находится во власти комплекса и потому не может претендовать на знание необходимых для своей исторической эволюции шагов. Человек болен, он не видит, и потому анализ предприятия невозможен до тех пор, пока субъект не решит биологическую проблему со здоровьем и не сдаст экзамен по правилам жизненной игры. Онто Ин-се расскажет о том, как вести выгодную сделку, только если субъект упорядочил первые два аспекта.
Если предприятие возглавляет больной, нефункциональный руководитель, прежде всего, необходимо посоветовать передать бразды правления толковому администратору. Применение онтопсихологии к сфере лидерства* 8 оправдано потому, что все есть психосоматика. Человек проигрывает только потому, что ошибается. Одним из фундаментальных свойств онто Ин-се человека является его безошибочность, подобная точности природы, и потому Ин-се выбирает только то, с чем идентифицирует самого себя, утверждая: я уже нахожусь там, в выбранном. Когда мы неприкаянно анализируем собственные проблемы, то есть, рассматриваем проблему, исключая себя самих, мы глупы, потому что пренебрега-
ем главой, руководящим началом, первой причинностью. Желая быть успешными эгоистами, мы должны отыскивать причину полученных результатов в себе.
Невроз может проявиться и в экономической сфере.
В биологическом смысле невроз возникает, когда орган, со структурной точки зрения вполне здоровый, не исполняет функцию успеха: например, органически здоровый желудок не переваривает пищу, не участвует в процессе метаболизма. Невроз — это нефункциональное
8 См. А. Менегетти. Психология лидера. — М.: ННБФ «Онтопсихология», 2002: А. Мене-гетти. Образ и бессознательное. «Сновидение в психологии лидера». — М.: ННБФ «Онтопсихология», 2004;
А. Менегетти. Политика и экономика. — М.: ННБФ «Онтопсихология», 2004.
Антонио Мснегет
105
Гилеморфизм и психосоматика
движение, подобное работе органа, не исполняющего своей роли, своей функции, ради которой сотворен. Невроз возникает, если орган или индивид действует вхолостую, не работает на предусмотренный специфический результат. Действует, движется, но не достигает, не получает, не приходит.
Приведем пример из области политики. Крупный итальянский политик не может преодолеть средненький уровень, не достигает значительных результатов, не прогрессирует. Мой анализ показывает, что проблема заключена в его уме: сам политик нефункционален, впадает в невроз. Лидер прокладывает свою дорогу с оглядкой на исторические возможности. Вся итальянская политика уже более десяти лет невротична: она стабильна, но не развивается, не идет вперед. Дело не в особенностях рынка, не во вмешательстве иностранного капитала, не в идеологическом воздействии других народов. Другие народы, другие рынки, конкуренция и рыночная идеология существуют всегда, но лидер находит точку своего старта и пускается в путь. Реализовать свою успешность, поймать свою удачу несложно.
2.7.	Индивид как сообщник своей болезни
Я был весьма удивлен, когда обнаружил, что каждый человек с легкостью может достичь удачи согласно собственной пропорции. Я убедился, что для выстраивания собственных ошибок и неприятностей от человека требуется масса усилий; необходимо постоянно ошибаться, желать, выбирать, повторять свою ошибку. Природа создает людей добрыми и эгоистичными, а они ведут себя как противники природного эгоизма, пренебрегают его разумностью. Люди утратили логику и специфичность врожденного эгоизма, которым в виде силы и лидерских способностей природа в изобилии наделяет каждого из
пскхпсоштии
106
Глава втор
нас. Человек, следующий норме природы, легко поймает «птицу удачи». Для достижения успеха и благополучия достаточно выйти на средний природный уровень
существования, но не на средний уровень социальных требований к нормам жизни. А если человек пожелает быть лидером, то должен заплатить более высокую це-
Люди утратили логику и специфичность врожденного эгоизма
ну: необходимо не только располагать лидерским потенциалом, но и избрать определенную жизнь, наработать целый ряд неординарных умений и найти исторические возможности проявить себя.
Мой клинический опыт подтверждает, что человек не может заболеть или стать несчастным только по причине невезения. День за днем индивид самолично кон-
струирует стереотип собственной фрустрации, того не осознавая. В этот процесс включены рефлективная матрица, тематический отбор: субъект живет по выбранному модусу собственных пределов, своей ошибки. Наше существование неустранимо психосоматично, и физическая реальность создается либо в собственное благо, либо во вред. И невозможно не участвовать в данной игре. Когда, например, я анализировал жизнь религиозных деятелей — людей, готовых отдать свою жизнь за Госпо-
да своей религии, то заметил, что базовая система их жизни не работала. Это были несчастные человеческие создания, которые испытывали тоску, принося себя в жертву, а их мазохизм превозносился идеологией, восхвалялся идеями, почитаемыми за победные. От опас-
ной игры психосоматики не может спасти ни одна религия, идея или философия, поскольку речь идет о физической реальности законов универсума.
Например, когда индивид видит во сне место, где он когда-то жил, старых друзей, родителей, свое прошлое,
это означает, что человек тащит вперед прежние, зам
Антонио Менегегв'
Гилеморфизм и психосоматика
107
шелые ментальные установки. И если человек невежествен по отношению к себе, то становится «болванчи-
ком», глупым объектом себя самого, собственной реальности. В нас присутствует то, что действует без нашего ведома: бессознательное и комп
лексы. Комплекс питается нашими ошибками, и его структура ежедневно укрепляется нашим стереотипным поведением.
Комплекс питается нашими ошибками, и его структура ежедневно укрепляется нашим стереотипным поведением
Для того чтобы суметь увидеть невидимое, необходимо стать подлинным, достигнув
очевидности невидимого: совершить метанойю. Видеть
и быть — это одно и то же. Ты не можешь видеть, если те-
бя нет, и если тебя нет, ты не видишь. Люди проявляют
глупость, считая, что невидимое находится где-то далеко, в запредельном, утверждая: «А я-то здесь причем? Я делаю все необходимое, но жизнь плохо устроена, общество катится ко всем чертям, другие люди меня не понимают. Но я — безупречен». Мы всегда спасаем собственную глупость тем, что придаем ей статус гениальности. Но чем убежденнее мы анализируем собственные трудности извне, тем больше разрушаем себя. Онтопсихоло-гическая методология пробивает дорогу к первоначалу, к психической причинности, что позволяет целиком видеть и регулировать любую ситуацию.
2.8.	Волеизъявление и выздоровление
Применение онтопсихологической методологии позволяет полностью исцелить больного. Но это происходит, только если пациент не противодействует лечению, не выказывает сопротивления: от клиента требуется сознательная готовность к прохождению терапии. Я утверждаю, что 60% индивидов, пребывающих на заключительном этапе болезни, предпочитают умереть вместо

108
Глава втора?
того, чтобы выздороветь. Устраняя симптом, мы неизбежно сталкиваемся с важнейшей проблемой ответственности и свободы человека.
Невозможно проводить лечение в противостоянии волюнтаристскому — моральному, глубинному — детерминизму психической деятельно-Мы всегда спасаем собсгвенную глу- сти, то есть вопреки волеизъя-ПОСТЬ тем, ЧТО придаем ей статус гени- влению субъекта. Понятие «воле-альности	изъявление» не означает, что
субъект хочет болеть; он просто не знает, что преследуемые им цели, его поведение приводят к патологическим результатам. Больной не хочет болеть, но с невероятным упорством отстаивает собственную точку зрения, даже не предполагая, что за свои священные идеи он расплачивается жизнью. Больной организует собственную ДНК, бессознательно ее создает и утверждает. Он сам рассылает требования болезни по всем составляющим своей органики, тем самым выстраивая «телесные» опоры для исполнения намеченного им проекта.
Возможность внедрения в истоки симптома совсем не означает устранения медицины или фармацевтики. В этих сферах будут открываться новые средства, более точно попадающие в цель, атакуя патологические процессы в теле пациента. Современные медицина и фармацевтика страдают излишне общим подходом к больному, тогда как каждый человек избирает свою специфическую стратегию лучшей организации единственной отпущенной ему жизни. Необходима узкая специализация медиков, требуются фармацевты или химики, сведущие в том, как архитектура ДНК возводит новую протеиновую систему, отвечающую патодинамике.
В данном контексте под психикой я подразумеваю центральную нервную систему. Речь не идет о выявлении формы психической причинности, что входит в
Антонио Менегетт
109
Гилеморфизм и психосоматика
компетенцию философии и чистой психологии. Следовательно, мое терапевтическое вмешательство органично, изнутри согласовано с координатами клеточных синапсов, процессы в которых определяются образом жизни и мысли больного. Действительно, именно «модус ви-венди» задает план, по которому органика равняется на форму интенциональности субъекта.
Интенциональность, стереотипы, комплексы человеческого существа являют собой определенную архитектуру. «Архитектура» означает: строить на основе принципа, или «архэ». Принцип, первоначало — и есть психика, но сама архитектура предстает перед нами благодаря процессам материализации, то есть, посредством кирпичей, извести, несущих конструкций. Образ жизни субъекта, характерные фиксированные модули существования больного однозначно определяют цитохимическое строение патологического симптома или здоровья, соответствующее органическому состоянию человека.
Устранить психосоматические явления может каждый, но фактически на это способны только самые понимающие, проявляющие волю к жизни. Большинство всегда получит медицинское лечение, в то время как здоровье будет достигнуто только растущей личностью.
2.9.	Планирование болезни
Применение онтопсихологической методологии в сфере психосоматики позволяет установить следующее.
1)	. Точный анализ симптома с точки зрения жизни субъекта в целом. Другими словами, мы получаем ответ на вопрос: при наличии данного симптома больной умрет или будет жить? Следовательно, мы не описываем медицинскую семиотику симптома, но точно определяем степень тяжести заболевания. Онтопсихологический диагноз показывает, насколько деталь (симптом) опасна для
ПСИХОСОМАТИКА
1 1О
Глава втораг
жизни человека, и дает краткие указания для последующей работы врача.
2)	. Идентификация координат излечения. При условии выполнения указаний, вытекающих из поставленного
диагноза, симптом просто исчезает, лишаясь всех шансов для того, чтобы остаться.
3)	. Контроль и проверка неотвратимости смерти. Мы устанавливаем, обладает ли субъект возможностью и волей для того, чтобы изменить собственный стиль жизни.
Болезни для возникновения требуется
специфическая причинность, восходящая к бессознательной деятельности пациента
Поскольку болезнь — это соматика стиля жизни пациента, можно
точно определить надвигающуюся смерть и ее мотивацию. Почти всегда смерть обязана своим приближением отсутствию долж-
ных действий субъекта, а не вирулентности симптома:
субъект не ориентируется на универсальные законы, всегда определяющие физическую и биологическую дан
ность. Человеческое существо не может изменить физи-
ческую систему универсальных законов мироздания. На
ши культура и мировоззрение относительны, они не могут заместить трансцендентные категории универсальных законов существования материи самой по себе. Болезнь всегда является результатом неправильного вмешательства в архитектуру универсальных вселенских законов, пусть и обусловленного благими намерениями.
Хочу еще раз подчеркнуть: врач, медицина и фармацевтика, какими бы замечательными они ни были, не способны противостоять радикальному волюнтаризму, воплощенному в той архитектуре, которую больной выстраивает в собственном организме. Невозможно вылечить больного против его воли, против его психического детерминизма. Болезни для возникновения требуется специфическая причинность, восходящая к бессознательной деятельности пациента. Не существует болезни без
Антонио Менвгетг.'
I илеморфизм и психосоматика
111
программы. Онтопсихология открыла то, как планируется болезнь.
Приведу пример. Попробуем проанализировать поведение какого-то человека. Мы видим, что он выходит из
дома, садится в машину, едет в определенном направлении. Заходит в здание, выходит, едет по направлению к
Невозможно вылечить больного против его воли, против его психического детерминизма
морю, затем возвращается, заходит в другой дом, встречается с другим человеком и так далее, то есть занимается в течение дня самыми разными делами. На сле-
дующий день мы видим, что этот человек совершает все гот же моцион, пусть и с небольшими вариациями. То же самое происходит и в последующие дни. Допустим, мы решили, что анализируемый субъект не должен ехать по определенной дороге. С этой целью мы возведем стену и увидим, что субъект не остановится, а объедет препятствие и достигнет желаемого места. Для того, чтобы изменить поведение субъекта, мы должны не действовать
извне, а встретиться с ним, поговорить и понять, каков его ежедневный проект, каковы мотивы его поведения. Го же самое происходит и с болезнью: мы создаем противодействие, но не останавливаем причину болезни, вследствие чего она, рано или поздно, находит обходные пути.
Мое исследование заболевания не распространяется на те его формы, которые явно вызваны какой-то коллизией или внешним недостатком. «Коллизия» означает
столкновение, падение, эпидемию, то, в чем присутствует внешняя опасность. «Недостаток» означает, что субъекту чего-то не хватает: он мало ест, пьет слишком много кофе или же много курит. В обоих случаях присутствуют внешние причины, которые искажают порядок, что вызывает объективные химические изменения биологической блок-схемы.
МеШТМКА
1 12
Глава вторая
Я принимаю во внимание различные заболевания, в том числе, все формы опухолей, шизофрению, СПИД, проказу, сердечно-сосудистые заболевания, все формы паралича, церебральные приступы и так далее, то есть, все так называемые неизлечимые с точки зрения медицины заболевания. Я не рассматриваю легкую психосоматику, о которой обыкновенно говорят врачи и психологи. Прежде всего, я имею в виду психосоматику с тяжелыми органическими последствиями, когда не только нарушена функция органа, но и сам орган.
Симптомы, присущие психосоматике, обычно таковы: а) хронический характер, постоянство симптома; б) фактор дистонического состояния субъекта — нервозность, повышенная чувствительность ко всему, что связано с болезнью, постоянные забота и тревожность по отношению к симптому; в) потребность пациента вовлечь в свою проблему других людей, другие социальные слои. Кроме физической болезни, в субъекте заметно беспокойство, прогрессирующее напряженно-маниакальное состояние. Этих трех симптомов уже достаточно для того, чтобы заподозрить наличие психической причины болезни. Когда болезнь имеет исключительно органическое происхождение, без всяких вкраплений психического характера, то и сновидение указывает только на соматические корни нарушений.
2.10.	Цели болезни
Болезнь всегда представляет собой стратегический ответ на потребность субъекта. Для того, чтобы основательно понять болезнь, мы должны познать ее динамико-волевые мотивы. Зачем запускается процесс? Кто придает тот или иной молекулярный строй химическим медиаторам? Кто производит отбор передаваемой информации? Почему нейрон воспринимает эту информацию и исключает всю
Антонио Менегетти
информацию и исключает вся
Прежде чем приступить к внешнему лечению, мы должны установить первичную мотивацию
Гилеморфизм и психосоматика
остальную? Когда мы ожидаем кого-нибудь на вокзале, то не обращаем внимания на сотни людей, проходящих мимо, поскольку нам интересен только один. Для понимания того, почему мы встречаем именно этого человека, необходимо раскрыть структурирующую нас мотивацию.
Тематический отбор, проводимый нейронными синапсами, пропускает точно определенную
кую другую. Мы, как исследователи-клиницисты, должны раскрыть интенциональность, формализующую данный информационный отбор. Поэтому мы внедряемся в сферу бессознательного, в которой и расположен «центр отбора», «центр мотивации». Медику необязательно изучать бессознательное: ему достаточно знать это и не бороться со скрытыми намерениями больного. Именно пациент проектирует свою болезнь, даже если сам он этого не знает.
Прежде чем приступить к внешнему лечению, мы должны понять патологический феномен, установить его цель, первичную мотивацию: чего хочет достичь субъект посредством данного симптома? Куда он хочет прийти? Преследуя свою цель, субъект ошибается, потому что убивает самого себя, не понимая этого. Больной обладает властью жизни, но, будучи инфантильным и невежественным, некомпетентно распоряжается ею.
Приведу клинический случай. Один гинеколог обратился ко мне по поводу своей пациентки, которая в течение многих лет безуспешно пыталась забеременеть. Природные данные, анализы подтверждали возможность беременности, но искусственное оплодотворение не привело к желаемому результату. Попытки повторялись в течение трех лет, поскольку эта женщина, как и ее муж, горячо желала появления ребенка. Женщина пол-
ПСИХОСОМАТИКА
ностыо доверяла своему лечащему врачу. После непродолжительного психологического анализа я пришел к выводу, что женщина вовсе не хотела иметь детей, а бы ла заинтересована в своем бесплодии, которое давало ей повод посещать своего гинеколога. Первичной целью женщины, даже если она и была деревенской жительни цей, не отличающейся высоким уровнем культуры, были отношения с врачом, возможность общаться с достойным человеком, и поэтому она сводила на нет жизненность сперматозоидов своего мужа и донора. Глубокий чувственный контакт с медиком требовал оправданий, потому что женщина придерживалась строгих правил и никогда бы не пошла на эротическую связь с врачом. Это смещение позволяло женщине проживать свою инфантильную любовь. Вторичной целью было то, что таким образом пациентка привлекала к себе внимание односельчанок, вызывая их сочувствие и зарабатывая свой социальный статус.
Анализ внутреннего мира больных людей показывает, что они пользуются своим недугом для самоутверждения в той среде, в которой живут. Чем труднее и неизлечимее болезнь, тем больше рвения проявляет больной в обретении патологического лидерства и таким способом обретает социальный успех. Эта цель многого стоит для большинства людей. Существуют люди, которые могут лидировать только в качестве больных: выздоровев, они бы остались один на один со своей ничтожностью. Необходимо быть внимательным и не идти на поводу у того, кто использует собственную болезнь ради обретения экзистенциального первенства.
Если вам попался такой пациент, то лечить его бесполезно. Дело не в способностях врача и не в свойствах лекарственных препаратов: сам больной упорствует в сопротивлении, отстаивает точку зрения своего бессознательного. Всегда необходимо отслеживать первичную
AHTCHWG MsWHfrr:
115
I илеморфизм и психосоматика
цель. Если врач желает расширить горизонты собственного понимания, то должен спросить себя, для чего нужна болезнь данному человеку. Может быть, больной шантажирует ею семью или же привлекает к себе внимание общества. Многие женщины ходят на консультации к психологу для того, чтобы иметь альтернативный чувственный контакт для самолюбования: для них важно пройти тренинг, а не измениться.
Другим важным аспектом является то, что болезнь субъекта определяется культурой его детства. Болезнь — это показатель культуры субъекта, поэтому на человека может «обрушиться» только тот недуг, который созвучен его комплексуальной культуре. Наследственная причина заболеваний не лишена истины, но в реальности основой специфической болезни служит комплексуальная культура субъекта. Какая культура характеризует человека сорокапятидесяти лет, умирающего от СПИДа в наши дни? Пятьдесят лет назад СПИДа не было, по крайней мере, о нем ничего не знали. Анализ истории больного покажет, что в детстве он отдавал аффективное предпочтение человеку (дяде, тете, дедушке и т.д.), который умер от туберкулеза или же от СПИДа — заболевания, в те времена неизвестного. Чем больше мы говорим о какой-то болезни, тем больше мы ее культивируем. Все то, что говорится о СПИДе, способствует его распространению. То же можно отнести и к наркотикам. Нужно внимательно относиться к законам, которыми руководствуется бессознательное.
Зачастую человек прибегает к болезни как к экзистенциальной защите. Многие люди нуждаются в физической болезни для того, чтобы извинить и оправдать свою психологическую несостоятельность или же избежать духовной болезни. Речь идет об индивидах, которые обучились ремеслу жизни посредством определенной болезни и без нее не смогли бы жить. В этом случае доста
ПСИХОСОМАТИКА
116
Глава вто.
точно, чтобы врач понял психологическую ситуацию пациента и, вместо того, чтобы пытаться его спасти, в молчаливом сообщничестве создавал видимость лечения, не насилуя пациента во имя его вовсе не желаемого выздоровления.
Природа человека всегда целостна; какой бы ни была специализация врача, он не должен забывать о гиле-морфном единстве, о единстве воли и тела, которое создает субъекта.
Деятельность психики постоянна независимо от того, знает о ней субъект или нет. Все аспекты личности, манера разговаривать, выбор профессии, стиль жизни и так далее покоятся на фундаменте, построенном в детстве и нам неизвестном. Каждый из нас находит себя уже сформированным на основе определенных моделей общества и семьи, выращенным согласно матрице, которую по достижении шести лет мы принимаем за характер своего «Я». На протяжении всего дальнейшего существования совершается непрямое насилие над первозданной природой каждого из нас.
Ошибочно сформированные характерные особенности человека могут посягать на глубинные законы природы. И потому вселенский порядок мстит за себя посредством болезни. Нередко болезнь — это попытка восстановить равновесие, разрушенное воспитанием. Иногда болезнь может быть результатом жизненных импульсов, запрещенных в истории субъекта, но пытающихся проявиться тем или иным путем.
Болезнь — это язык, речь субъекта. Если я лечу болезнь и не понимаю того, что она мне рассказывает, то оздоровительные меры окажутся либо неполными, либо насилующими субъективность пациента. Для понимания болезни необходимо раскрыть проект, который субъект создает в своем бессознательном. Иными словами, нужно постичь первичную цель, которую преследует
АНЮ hi МкиС* нт гн
Гилеморфизм и психосоматика
117
Болезнь всегда свидетельствует о насилии над природными процессами
и поглотит то, что ей
больной. Затем необходим второй шаг, сделать который должен сам пациент: ему следует измениться. Если человек психологически изменится, то болезнь, будучи ано-мгшьным течением жизни, исчезнет. Как только иска-жающие процессы, за которыми с гоит интенциональность клиента, прекращаются, автоматически возобновляется естественное течение природных процессов. Природа сама переработает противоречит.
Болезнь всегда свидетельствует о насилии над природными процессами. Природа сама по себе не предпо-шгает самостоятельного происхождения болезни. Породив собственную индивидуацию, природа всегда поддерживает ее существование. Иной порядок вещей обусловлен не природой самой по себе, а проистекающим извне — в химическом, физическом, экологическом смысле — насилием над ней. Мы, человеческие создания, представляем собой разум, который трансцендентен всем формам материи и обладает возможностью изменять законы собственной индивидуации.
Во время психотерапевтической консультации я задаю вопросы для того, чтобы выяснить первичную мотивацию болезни. Почему запущена данная интенциональность? К чему она должна привести? Я отслеживаю интенцию, намерение самого проектировщика. Меня не интересуют симптомы. Для медицины специфика феноменологии имеет первостепенное значение, а я тран-сцендирую феноменологию. Субъект мне говорит о том, что он болен, а я вижу, почему он болен.
ПСИХОСОМАТИКА
2.11.	Движущая причина патологии
Описание психосоматических процессов приложимо к любому событию, которое разрешает противоречие, но сформировано не субъектом, а действующим контек стом. Действительно, субъект как индивидуация существования является составной частью гештальта (действующего контекста) и, вольно или невольно, вовлека ется в него. Если субъект, по той или иной причине, нс поспевает за событиями действующего контекста, то сама среда решает проблему индивидуации, включенной в ее целостность. Происходит так, будто разум бессозна тельного отстаивает свою целостность, но, благоприя тствуя собственному порядку, уменьшает и ограничивает функциональность индивидуации. Ситуация утверждает себя, предписывая свой порядок, невыгодный субъекту.
Фундамент исследования психосоматических процес сов и вмешательства в них покоится на двух принципах:
1)	проследить первичный мотив болезни и определить комплексуальную культуру субъекта;
2)	выяснить у пациента, захочет ли он изменить опрс деленное психоаффективное личностное поведение. Если больной не изменит свою психологическую моти вацию, болезнь приведет его к печальному концу. Большинство людей предпочитает болеть, но не оставлять свою любовь, и умирает за нее. Ради верности опреде ленной идее человек сознательно выбирает смерть вме сто того, чтобы просто изменить психологическую мо тивацию. Психические мотивации жестче и сильнее мотиваций природных.
Все это должно быть известно врачам не столько ради лечения больных, сколько для самих себя. Когда врач на ходится рядом со страдающим и умирающим человеком, в его сознании как человека и профессионала возника ют обескураживающие проблемы.
Гилеморфизм и психосоматика
119
Врач должен стать умнее для того, чтобы проверить, стоит ли за болезнью определенная причина, по которой больной заинтересован в собственном недуге. Бесполезно залечивать следствия болезни, если психиче-
ская причина будет постоянно их воспроизводить. Невозможно вылечить болезнь во
преки сознательной или бессознательной воле больного. Несмотря на горячие заверения субъек-
Невозможно вылечить болезнь вопреки сознательной или бессознательной воле больного
га в своем желании выздороветь, внимательный врач всегда должен анализировать и скрытую часть личности своего пациента. Например, при половом бессилии — импотенции и фригидности — бесполезно лечить тело, если психологически субъект
не воспринимает своего сексуального партнера.
Для психики тело является первым земным пространством, а окружающая среда — вторым. Но «Я» не существует абсолютным образом в отрыве от остального мира. Все непрерывно и взаимосвязано. Если я, к примеру,
захочу кого-то ударить, то удар возникнет из психической причины, пройдет как реальность через мою руку и потом уже совершится вовне. Мне известен удар в его «третьей стадии», но ей предшествовали две друтие: первая — исключительно психическая, вторую отследит лишь хороший нейрофизиолог или эндокринолог. И когда приказ отдан, сила приходит в движение, а результат проявится только на третьей стадии.
Болезнь Паркинсона, к примеру, это удар кулаком, который застрял на второй стадии и не проявился вовне. Точно так же и камни в мочевом пузыре — результат причинности психического действия, которое останавливается на второй стадии и не происходит там, где предполагалось субъектом.
Запускается интенсивное психическое действие, но его энергия оседает в теле. Этот процесс протекает
ПСИХОСОМАТИКА
120
Глава BTOf -
очень медленно, потому что скорость телесных проявлений отличается от скорости психической деятельности. Мы уже привыкли к существованию различных скоростей (звука, света и т.д.) и не замечаем психическую скорость, поскольку используем с этой целью органы (глаза, руки и т.д.), сотканные из более тяжелой, более медленной энергии. Следовательно, мы не видим психику не потому, что она невидима, а потому, что единственный орган, позволяющий ее уловить, — это она сама: если ты прозрачен самому себе, то и ты, и воспринимаемое тобой сливаются в единое целое, поскольку все есть единая реальность. Если мы хотим проникнуть в сущность человека, то должны ориентироваться на уникальные параметры психики.
Импульс исходит из психической системы и оканчивается исторической феноменизацией, проявляясь во всех возможных аспектах, с ней связанных. Если по той или иной причине импульс не выйдет на третью стадию, то изначальная динамика приостановится на «золотой середине», на промежуточном терминале. Такая остановка носит патологический характер, но от нее меньше вреда, чем от беспрепятственного проявления импульса или от полного его подавления, от тотального регресса. Исходная динамика завладевает второй стадией.
Для объяснения задержки импульса на второй стадии приведу пример: я хочу ударить какого-то человека. Если я его ударю, то в ответ получу десять ударов, причем дать сдачи может все общество. Социального наказания я могу и не выдержать, а потому сдерживаю себя, приостанавливаю удар, нанося его самому себе: складывается мазохистская ситуация, но, тем не менее, я сохраняю себе жизнь.
Мой тезис, выводимый на основе клинического опыта, состоит в следующем: психическое действие может изменить биологические координаты и исказить их на молекулярном уровне. Действие психики формализует
Антонио Менегетти
Гилвморфизм и психосоматика
121
строительные гены, которые в состоянии материализовать импульс и подобрать ему подходящие структуры, изнутри координируемые иммунной системой.
Природа взаимодействует с нами не на основе наших познаний, верований, убеждений, нашей любви, а на ос
нове реальности, которой мы являемся: реальность соот-
носится с бесконечными формами себя, признавая только структуры, которые идентифицируются другими. Информация каждой индивидуализированной реальности взаимодействует с другой в
силу специфического подобия идентичности. Такой по-
Психическое действие может изменить биологические координаты и исказить их на молекулярном уровне
рядок установлен универсальными законами; он не ориентируется на мнения субъекта и не подчиняется им. Под «психической деятельностью» подразумевается действие «ума». «Ум» означает: измерять, координировать; это измеряющее бытие9. Психическая деятельность обладает способностью формализовываться в сокровенной реальности других вещей. Например, информация одной клетки входит в информационную сокровенность другой, становясь единосущной ей и вызывая новые последствия.
Психическая деятельность лежит в основании поряд
ка универсума, которому мы принадлежим, которым установлены и индивидуализированы. Мы располагаем некоторой автономией в исполнении психической причинности. Кроме того, поскольку психика — это тотальный ум, различение сознания и бессознательного важно с педагогической точки зрения, поскольку дает понять, что психическая деятельность обширнее той зоны, которую большинству людей удалось заполучить через лингвистические и поведенческие стереотипы. Набор средств, которым располагают определенная цивилизация или отдельный человек, представляет собой усечен-
9 Бытие как тотальная реальность, охватывающая не только мир материальных явлений, но также и всевозможные формы интуиции и интеллекта. «Интеллект»: способен войти вовнутрь, прочесть внутри. Речь не идет о чем-то внутреннем в моралистическом или психологическом поверхностном смысле. Это исток всего, что есть.
ПСИХОСОМАТИКА
iaa
Глава вторая
ный вариант обширного потенциала, которым разумная природа наделила каждого из нас. Реальность природы и внутренняя психическая причинность действуют повсюду. И неважно, осознается это действие или нет: оно синергично. Поэтому течение болезни, поведенческие реакции всегда тотально вовлекают целостную динамику психического кванта, который предоставлен данному субъекту, в данных обстоятельствах и среде.
Первая движущая причина, названная мною онто Инсе, обладает единством действия. Мне удалось установить поведенческие характеристики Ин-се, этого шедевра утонченной механической инженерии, действующего синхронно с великими законами универсума и не допускающего противоречий.
Имманентность психической причинности поддерживает акт жизни, создает непрерывный аутогенез, восстанавливает на протяжении многих лет все наши клетки, за исключением церебральных и сердечных. Сам факт обновления предполагает предварительное существование базовой информации, которая придает единое направление различным процессам: на основе множественных переменных, находящихся в процессе становления, утверждается идентифицирующее единство.
2.12.	Принципы, синтезирующие представление о психосоматике
Все изложенное синтезируется в следующие принципы.
1)	. Болезнь возможна в силу холистического гиле-морфного единства. Болезнь всегда заключена в человеке, который является гилеморфным единством, единством формы и материи.
2)	. Болезнь — это средство защиты субъекта.
AftTOHHO . пи
Гилеморфизм и психосоматика
123
уловить намерение
Медицина нередко расписывается в своей несостоятельности потому, что ее меры наталкиваются на субъективное намерение больных
3)	. Болезнь может служить средством отмщения природы, преданной в детстве.
4)	. Поскольку тело — это слово души, болезнь предстает как язык психической деятельности. Болезнь является языком, повествованием больного человека. И для понимания смысла слов необходимо того, кто их произносит.
5)	. Болезнь никогда не возникает по абсолютной и исключительной причине внешнего вредного воздействия. Она предпола
гает попустительство субъекта, его безответственное сообщничество, то есть, психологическое соучастие в своей болезни. Самый умелый врач не сможет одержать верх над интенциональностью субъекта, потворствующей болезни. Медицина нередко расписывается в своей несостоятельности потому, что ее меры наталкиваются на субъективное намерение больных. Больной человек использует болезнь ради достижения цели, известной — сознательно или неосознанно — только ему самому.
2.13.	Два первичных модуса энергии
Разнообразные модусы проявления энергии могут быть сведены к двум — эротизму и агрессивности.
1)	. Эротизм: любовь, удовольствие, удовлетворение, реализация организмического начала, то есть, откровенное пристрастие к собственной идентичности в эгоцентрическом смысле.
2)	. Агрессивность: система поднятия тревоги, система осторожности, анализа, позволяющая провести защитную атаку, иными словами — защита идентичности.
Если эротизм предстает как удовольствие и реализация, как удовлетворение идентичности единства действия субъекта, то агрессивность является естественной
•. 11•h A If	I « H.JR
Глава вторая защитой данной функциональности. Агрессивность — это самополагание индивидуации в историческом ауток-тизе бытия, или историческая интенциональность растущей индивидуации, что согласуется с утверждениями онтопсихологической школы. Речь идет о постижении индивидуацией все большего согласно собственной априорной форме, следовательно, о возрастании индивидуации во имя бытия. Рост всегда определяется иерархией ценностей, изначально интенционированных той виртуальностью, которая внутренне присуща позитивному становлению. Все то, что не Эротизм и агрессивность — два крыла входит в перспективный поря-ЭВОЛЮЦИОННОГО развития субъекта	док существования, является де-
формацией агрессивности. Но тогда необходимо не осуждать агрессию, выражающую, по сути, мощь становления в синхронизме со средой, а отследить инородное вмешательство, пользующееся данной силой бытия человека. Понимаемые таким образом эротизм и агрессивность предстают в свете экзистенциальной значимости.
Эротизм и агрессивность — два крыла эволюционного развития субъекта. Это две синергичные составляющие, конституирующие эволюцию организмического начала. Проводя анализ, каким бы он ни был, я слежу за направлением, развитием и его этапами, за цензурой и взрывными проявлениями одной из двух фундаментальных тенденций существования. Импульс эротизма первичен, а агрессивности — вторичен. Например, анализу не способствует определение типа культуры, общественных контактов или экономической ориентации субъекта: необходимо установить модус эволюции двух данных тенденций, то есть, выяснить, с какими проблемами субъект столкнулся в существовании и каким образом узаконил диалектику двух фундаментальных импульсов с целью реализации самого себя в удовольствии и защите.
? I ii’
Глава третья
Эротизм и сексуальное поведение
3.1.	Сущность сексуальности
Человек расколот на две половинки (отсюда слово «пол») для того, чтобы иметь возможность встретиться с любовью. Его двуполость образует момент слияния двух стремящихся друг к другу полюсов, в котором дух возвращается к самому себе. Однако общество наделило эту сферу человеческих взаимоотношений противоречиями столь острыми, что объединяющие принципы жизни, устанавливаемые бытием, с его «легкой руки» превратились в разъединяющие.
Воспитание ребенка с самых ранних лет строится по принципу антитезы; женщине с раннего детства активно навязывается тип поведения, отличающий ее от мужчины, что в социальном плане приводит к формированию в ней комплекса неполноценности, психологии возмездия мужчине.
В определенном смысле каждый индивид стремится к личностному первенству, идентифицируясь с теми объектами и реалиями, за которыми общество определенного типа признает силу.
ПСИХОСОМАТИКА
12В
Глава третья
3.2.	Мужская и женская психология
1	Подробнее см. А. Ме-негетти. Женщина третьего тысячелетия. — М.: ННБФ «Онтопсихология», 2003.
2	Недавно я получил письмо от одной моей клиентки (25 лет), у которой были сексуальные отношения с разными мужчинами. Приведу наиболее показательную выдержку из ее послания. «До сих пор не могу понять, мужчина я или женщина. Все это разделение на пол мне кажется абсурдным, хотя, с другой стороны, именно из-за этого разделения я чувствую себя кастрированной. Я знаю, что не видела в своей жизни ни одного мужчины, я не знаю мужчин, я живу в мире, населенном женщинами, которых не люблю, я — мужчина среди женщин и несуществующее среди мужчин Мне кажется, что я сумасшедшая, я захвачена тем, что много сильнее меня, тем, что я не в силах и не желаю контролировать. Мне страшно, и я одна. Мне бы хотелось, чтобы ты не был мужчиной. Если мужчины
В истории человечества сложно найти примеры отказа женщины от женской психологии ради личностной самореализации в эгоистической психологии1. Если женщина отдает все свои силы, чтобы сокрушить пенис — символ силы, то ее ждет участь Сизифа. В этой борьбе она отчуждается от своей психологической идентичности, поскольку в сексуальной сфере стремится уподобиться мужчине, перенять его мужскую психологию и тем самым запускает в себе комплекс неполноценности, отдаляясь от своей инстинктивной природы (влагалище указывает определенное направление) и утрачивая возможность полной личностной самореализации, ибо для приобретения мужественности теряет половину женственности, что означает поражение на начальной и конечной стадиях. Ложный посыл порождает столь же ложную цель. Только демифологизируя фаллическое общество, только разрывая эту фаллическую цепь, женщина получает возможность вновь обрести свое истинное жизненное измерение.
Большинство обладателей пениса несет в себе женскую психологию. У этих мужчин, имеющих внешние признаки своего пола, вследствие сильной привязанности к матери формируется типично женская психология поведения, открытого к восприятию или, иначе говоря, расположенного к приему и внедрению психического пениса матери. В результате последующего трансфера они попадают в зависимость от женщин, обладающих психологией мужского типа. Действительно, у большинства женщин складывается мужская психика, и при этом они предпочитают мужчин с женской психикой. Поэтому чаще всего среди партнеров встречается такое сочетание: настоящий мужчина под внешностью женщины и настоящая женщина — под внешностью мужчины.
Антонио Менегетти
зротизм и сексуальное поведение
127
Это характерно для обоих полов вследствие первичной идентификации, осуществленной в диаде «мать-ребенок». Наиболее типичной является ситуация, когда мать, обладающая фаллической психологией, компенсируется путем присвоения себе пениса сына, в котором начинает формироваться влагалищная психология; на дочь такая мать осуществляет проекцию, навязывая идентификацию с собой и формируя в ней кастрирующее соперничество с мужчиной (или отцом)2.
Психологически каждый из нас — мужчина и женщина одновременно. Гермафродитизм — правило, норма, демонстрирующие совершенство, зрелость. В действительности, мужчина и женщина представляют собой взаимодополняющие структуры, одинаково важные для образования единого целого.
Соединение двух разнополых человеческих существ есть возможность образования некоего единого целого, и для этого нужно, чтобы у одного существа был пенис, а у другого — влагалище, причем оба одинаково важны. Если индивид совершает любовный акт для того, чтобы одержать первенство, почувствовать себя женщиной или мужчиной, значит, он изменил себе, отдалился от своей сути. Только освободившись от предметной или физической идентификации с влагалищем или пенисом, вы сможете воссоздать то царственное единение двух начал, которым каждый человек обладает в своей целостности, воссоздать того исконного человека-гермафродита, который нуждается только в самом себе.
3.3.	Комплекс неполноценности у женщин
Сцена в Эдеме, древо жизни, мужчина, женщина, змий не являются случайными образами, возникшими в какой-то одной культуре; символическое обозначение змеи в различных формах встречается во многих космогониях,
не существуют, то как же это возможно, что я сейчас разговариваю с одним из них? И когда у меня родилось решение, что мужчины не существуют, что я никогда их не видела, никогда не любила, не принимала в расчет? Когда впервые случилось, что я их возненавидела? Мои воспоминания начинаются уже с того, что я об этом знала. А почему вообще важно видеть их? Что они мне сделали настолько ужасного, что я отрицаю саму возможность их присутствия? Мне кажется, что я пребываю в заоблачном мире, где нет ни мужчин, ни женщин, ни предметов, ни жизни: есть только я, бредущая в тумане, везде один туман и ничего больше, до бесконечности. Если я займусь любовью, то должна буду убить его; если он остается только другом, то я могу не думать о «той штуке там», то есть не чувствую настоятельную необходимость его убивать. Я испытываю безумный страх при мысли о моей нереальности, и этот страх только крепнет».

128
Глава третья
в древнейших мифах человечества; например, на Востоке, индуистское понятие о чакрах — центрах жизненной энергии, — отождествляет пенис с образом устремляющейся вверх змеи, змеи жизни. В образе змия дьявол искушает Адама, в образе змия он искушает и женщину.
Согласно общепринятому в нашей культуре мнению, обладателю пениса принадлежит и власть, и сила, и превосходство. Подобное превосходство связано с пенисом не только как с мускулом — оно представляет собой уже образ мышления: мужественность символизирует опережение, превосходство, указание к действию; женственность подразумевает восприимчивость, поглощение, следование, отклик. Таким образом, на все, что представляется нам наиболее передовым, мы навешиваем ярлык «мужского», а консервативным — «женского». Однако консервативное только кажется пассивным, в действительности же передовое без него не способно реализовываться: начало действия невозможно без того, что составляет его основу.
Мы знаем, что каждый из нас на бессознательном уровне есть единство мужского и женского начал, однако, принимаем как должное мужское превосходство: судя по тому, как создается история через непосредственность действия, все является мужским. Вследствие такого положения дел женщина, обладающая такими же амбициями, что и мужчина, но испытывающая комплекс неполноценности из-за отсутствия пениса, разряжается, находит выход в психологии отмщения. В женщине заложена склонность быть внутренней потребностью мужчины, но она уступает стремлению вернуть себе пенис в качестве мести за несуществующую кастрацию.
Чем сильнее в женщине комплекс неполноценности, тем тщательнее она скрывает потребность в преобладании, в превосходстве, под влиянием которой забывает о приоритете собственного инстинкта: несмотря на то,
Антонио Менегетти
129
Эротизм и сексуальное поведение
что она чувствует желание заниматься любовью, что-то более сильное, чем она сама, сдерживает ее, она становится фригидной, заболевает (опухоль, артроз и т.д.), но не сдается. И все же природа наделила женщину более сильным сексуальным зарядом, чем мужчину; однако, ее социальное созревание, обусловленное постоянным чувством неполноценности, и симбиоз с матерью (первый сексуальный объект, матрица социальных отношений), приводят к тому, что она — воплощение неудовлетворенного и бессознательного возмездия матери — с детских лет олицетворяет нефункциональную модель поведения. В процессе развития диады «мать-ребенок», если мальчик полностью следует указаниям матери и идентифицирует себя с ней (первая стадия обладания), он навсегда остается привязанным к ней и в определенном смысле феминизированным; девочка же сначала тоже идентифицирует себя с матерью — универсальным объектом удовлетворения, — и если потом она переходит к отцу, то поступает так, просто для того чтобы более успешно подтвердить превосходство (отец командует, принимает решения; мать — подчиняется), и с этого момента она теряет простоту непосредственной связи с окружающей действительностью, наполняющую ее женский инстинкт.
В мужчине сохраняется непосредственность инстинкта, он не подвергается социальному искажению, поскольку семья с детства воспитывает в нем чувство превосходства или право на льготы (если его не подавляет идентификация с матерью или кастрация со стороны отца), ему удается переживать спонтанность своего инстинкта, что обеспечивает чистоту его проекции на противоположное, дополняющее его женское начало, придающее ему завершенность. У него нет потребности в преобладании, а есть позитивная потребность в зависимости, в инстинктивном дополнении.
ПСИХОСОМАТИКА
130
Глава третья
3.4.	Первичная диада и сексуальная установка
В женщине, которой с рождения уготована роль социально ущербного человека, структурируется психика постоянного завоевания, искажающая первичную аутентичность того, кого она производит на свет: то есть, женщина, став матерью, удовлетворяет свою потребность в отмщении, захватывая собственных детей, особенно мальчиков, в которых вновь обретает саму себя и свое превосходство, в том числе, и в семье. Через сына мать возвращает себе пенис как символ силы, тем самым кастрируя ребенка, воруя его у себя самого и превращая в своего раба. Именно поэтому многие невротики не способны на психическую автономию, на аутентичность— им приходится отказываться от сущности собственной личности: все лучшее, что в них есть, они должны направить на компенсацию комплекса неполноценности женщины-матери.
Мужчина в нашем обществе полностью захвачен матерью. Она буквально культивирует в нем потребность превалировать посредством силы, однако, подчиняет его женщине, поскольку, делая его сильным, она удерживает его в первую очередь для самой себя.
Некоторым мамам часто снится, что они занимаются любовью с собственным сыном или убивают его. Эти сновидения отражают отношения матери и сына как потребность избежать первичного комплекса неполноценности. Через секс «Я» стремится обрести свою истинность, сексуальное чувство позволяет нам приблизиться к жизни целого. Однако люди превратили секс в орудие кастрации человеческой души, используя его друг против друга.
Я заметил, что у всех мужчин, страдающих в той или иной степени импотенцией, она была детерминирована типом отношений с матерью: сына кастрировало имен
Антонио Менегет .
Эротизм и сексуальное поведение
131
но особого рода присутствие матери в его бессознательном. В большинстве случаев импотенция вызвана внедрением в бессознательное малыша или мужчины семантического поля матери или женщины, воспринимаемой им как мать. Мы имеем дело не с обычным травматическим процессом или реальным физическим недостатком, поскольку импотенция или фригидность — это всегда формы актуализации отмщения.
3.5.	Секс как объективация
Обеспечив паритет индивидуальных экзистенциальных ценностей обоих полов при различии их комплементарной потребности, можно было бы действительно создать общество любви и демократии.
Ясно, что всякий, кто чрезмерно увлечен местью за фрустрацию, не сможет достичь реального величия. До тех пор пока женщина не освободится от мстительности собственного тела, она никогда не придет к тем высотам, которых реально способна достичь. Низведенная до восприятия себя в качестве объекта наслаждения только по признаку пола, женщина вложила в свою женственность слишком много, что, в конечном счете, привело ее к овеществлению себя. Секс, означающий уже не завоевание собственной идентичности в наслаждении, а наоборот, отказ от нее, становится для женщины центральной основой всех ее поражений как в личной, так и в социальной жизни, ее слабым местом, послужившим отправным моментом узурпации ее души, поэтому она демонстрирует наслаждение им, чтобы вернуть отнятое превосходство. Любой угнетенный выбирает в качестве отправной точки наиболее уязвимый аспект собственной угнетенности, так как каждый из нас больше заботится о том, что его более всего беспокоит. Одежда женщины, ее макияж, прическа, все это, как правило, — не что иное, как сексуа
ПСИХОСОМАТИКА

Глава третья
лизированная агрессия, инфантильные проявления мифологизации женственности, зов скрытого влагалища, вынуждающий мужчину капитулировать.
3.6.	Гинекология и психосоматика
Проведенные в области гинекологии исследования со всей наглядностью демонстрируют, что любая неоплазия есть результат оседания некоей психической интенциональности на соматическом уровне. В культуре вокруг женщины создан ореол очарования, но для гинекологии как науки она — сплошное противоречие, и, прежде всего, из-за незнания ею самой себя. Мужчина, разговаривая с женщиной и стремясь найти ответы на волнующие ее вопросы, надеется, что она поведает ему о себе. Однако все, что она ему рассказывает, очень обще, касается различных жизненных аспектов как таковых. В жизни женщины самые большие трудности сопряжены с ее эротизмом и сексуальностью, вокруг которых разыгрывается настоящая драма, ключ к пониманию которой женщина ищет до сих пор.
Сексуальные отношения — оставляя в стороне особенности генитальных и окологенитальных органов, характерологические склонности или типологию эмоций, — прежде всего, подразумевают установление всеохватывающего, целостного единства, комплементарности для продолжения рода и реализации зрелой эгоистичности. Чтобы процесс становления затронул самые глубинные стороны моего естества, необходимо соучастие жизненности и личности другого человека. Это значит, что сексуальность предполагает комплементарность: мужчина нуждается в комплементарности с женщиной, и наоборот. Чтобы в сексуальных отношениях достичь уровня личности, то есть, преодолеть природные компоненты, необходимо прежде обрести личностную идентичность,
Антонио Менегетта
133
Эротизм и сексуальное поведение способность действовать: восстановить сознание априорного «Я». При проведении гинекологических исследований нельзя не учитывать самодвижение импульсов бессознательного, которому обязана своим появлением вся симптоматология новообразований.
Бесполезно анализировать физиологические графики или химические показатели. Для лечения заболевания в его первопричине необходимо уловить и распознать интенциональность «написанного», а значит, его «автора». Последнее, возможно, уже не входит в компетенцию медицины, но, как бы то ни было, врач должен задаться вопросом: «Чему служит эта болезнь?», ибо в большинстве случаев заболевание служит благостной альтернативой в ответ на крайне трагическую ситуацию, в которой реально находится пациент.
3.7.	Смысл эротизма
Иногда мы вынуждены обращаться сначала к разуму, романтической, платонической любви, одобряемой обществом, которое видит в этом проявление неких высших качеств, но обладаем ли мы ими на самом деле? Жизнь развивается через ряд выборов, значимость и ценность которых обусловливается степенью свободы человека, а свобода — это, прежде всего, ответственность. Быть ответственным — означает откликаться на самую сильную потребность контекста, то есть, становиться воплощением гештальта по принципу энтро-синтропии или, лучше сказать, удовольствия и регенерации. Ответственность несовместима с догмами или моральными гарантиями.
Свобода как радость — это всегда следствие деятельного и сознательного завоевания. Личность рождается только в результате постепенного развития через ответственные, обогащающие выборы. Но для этого женщи-
ПСИХОСОМАТИКА
Глава третья на должна быть полноценной женщиной, а мужчина — мужчиной, в совершенстве и до самой глубины познавшими друг друга. Следовательно, необходимо заставить человека пройти через всю зрелость собственной чувственности.
Если уничтожить или обойти вниманием какой-либо аспект собственной природы, эта часть будет взывать к себе, будет действовать, приводя в беспорядок целое.
Глубокий смысл эротизма заключается в смерти индивида во имя прославления самой жизни, и, предаваясь эросу, человек приобщается к видению бытия. Когда два человека чувствуют полноту влечения, значит, жизнь снова хочет себя: некая высшая жизнь через этих двух людей вновь желает саму себя, и сексуальное влечение начинает действовать независимо от типа сознания. В результате жизненное влечение вырывается наружу вопреки заряду, который его отрицает.
Способность понять собственную сексуальность означает способность осознать внутреннюю гармонию. Если одного человека влечет к другому, то бесполезно этому препятствовать, приводя такие доводы, как «грех», «не соответствие уровню культуры», или раздумывать, кому сделать первый шаг. Важно не то, что другой человек вступает со мной в интимные отношения, а то, что я способен распознать возникшее чувство любви; гармония достигается в любом случае. Бессознательная кастрация приносит больше вреда, чем сознательная. Неврозы чаще встречаются у монахинь, чем у заключенных. Человек заболевает, если может что-то сделать, но не делает. Предавая себя, не принимая, не желая признавать проявления эмпатии в действии, вы неизбежно вступаете в конфликт и чувствуете себя плохо; если же вы отдаете себе отчет в происходящем и действуете осознанно, ваш организм немедленно откликается на это ощущением удовлетворения, покоя, здоровья.
Антонио Менегеп •.
Эротизм и сексуальное поведение
135
Любой, кто не реализовал на уровне сознания то, что уже заранее было сформировано на уровне ощущений, не может считаться нормальным и, главное, не может надеяться на радость, на свободу бытия; он чувствует разлад, сам себе противоречит, поскольку поля «Я» подчиняются человеческим правилам, а бессознательное намеревает себя совсем в других направлениях.
3.8.	Духовная и жизненная составляющие эротизма
Добиться того, чтобы любой индивид обрел смелость быть самим собой в любой ситуации — вот цель истинной онтопсихологии. Не воздать должное пенису, влагалищу, коже, эмоциям — значит предать определенную жизненную функцию. Паши органы — это безвозмездный дар природы, призванный облегчить нам связь с действительностью.
У секса есть свое очень жесткое правило, он не ведет к разбросанности и у него свои привязанности. Так же, как и ребенок, которого вначале привлекает множество игрушек и который с возрастом сосредотачивается на все меньшем их количестве, с их помощью утверждаясь гораздо сильнее, секс раскрывается в своих проявлениях по мере постепенного бесконечного развития индивида, вплоть до той точки, которой не нужны никакие символы. Жизнь дарует человеку существование через органы чувств; именно дающая наслаждение взаимосо-отнесенность различных вещей (как незримая связь цветка с воздухом и солнцем) превращает жизнь в рай. Красота женской груди, напряженность пениса, эти изгибы женского тела, эта угловатость мужской фигуры создают полноту, гармонию, и если бы Богу было угодно, чтобы человек постигал радость помимо органов чувств, он вряд ли создал бы его столь привлекательным; коль скоро он это сделал, то мы должны идти к нему указан
ПСММСОМАТИМА
I оо
Глава третья
ным путем. Дух, творя существование, облекается в плоть, и жизненный путь надлежит пройти во всей его материальности, телесности.
Чистота — это непосредственность всех вещей, непосредственность всей взаимодополняемости чувств, потому7 что они говорят разным языком, но выражают один и тот же смысл. Секс ведет к жизненной зрелости: нельзя начинать движение, отвергая, не принимая во внимание или извращая то, что является первичным инстинктом. Как чтение предписанных молитв не удовлетворит ваши сексуальные потребности, так и сексуальная разрядка не обеспечит сексуальную зрелость и рост. Воздавайте должное каждому своему инстинкту, и они приведут вас к он-товидению. Секс — это радость, у него своя музыка, которая, если уловить ее сущность, превосходит поэзию, превосходит потому, что поэзия зачастую представляет собой сублимацию секса.
Бесконечность — это реальная потребность, а не искусственная идея; однако, до верхушки лестницы нельзя добраться, перепрыгивая через ступеньки. Если влечение, возникающее в тестикулах и яичниках, не получает своей функциональной сексуальной разрядки, то впоследствии заканчивается патологической разрядкой истерического характера. Бессознательное всегда реализует если не в одном, так в другом месте то, что индивид запрещает.
3.9.	Любовь и секс
Секс позволяет духу обрести реальность.
Представьте себе два полюса энергии, которые отличаются только модусами: как только мы их противопоставим друг другу, они автоматически начнут вибрировать и испытывать взаимное притяжение, поскольку вместе они представляют собой уже третий динамический объект.
Антонио Менегетти
Эротизм и сексуальное поведение
137
Органы чувств улавливают, удостоверяют, представляют его присутствие. И если соответствующие органы исключаются из области «Я», третий динамический объект находит себе место или создает эрогенную зону в других соматических контекстах. Я утверждаю это на основе своей клинической практики, которая показывает, что бессознательное перемещает собственный сексуальный заряд в любую часть тела, но не аннулирует его.
Сексуальное проявлялось бы и другим путем, поскольку жизненная динамика, которая не зависит ни от яичников, ни от тестикул, лишь актуализируется через этот тип эпидермиса. Следовательно, энергия психического предшествует материи. Инстинктная (то есть уже присущая провоцирующему или интенционированному объекту) сила предопределяет то, что затем проявляется на уровне органических структур.
Жизнь полностью зиждется на любви, поэтому природа, детерминируя инстинкт как высший символ этого чувства, могла поместить его только в гениталиях, способствующих распространению вида.
Секс, в его глубинном смысле, — это всегда выход индивида за собственные пределы, предвестник другой жизни: возбуждая двоих, он соединяет их, чтобы они утолили потребность друг в друге, но затем словно забывает о них, предназначая образовавшуюся жизненную силу другому человеку — зарождающемуся существу. Таким образом, интенция природы не ограничена двумя соединяющимися индивидами.
Из слияния двух тел развивается совокупность, отличная от них обоих. Высший психодуховный оргазм позволяет двоим познать друг друга в третьем измерении, ощутить и постичь чистоту, а через отрицание, забвение своей частичности найти ту точку, в которой нет ни мужчины, ни женщины, ни пениса, ни влагалища, а только увеличившееся в объеме единство жизни.
психосоматика
138
Глава третья
3.10.	Некоторые аспекты сексуального поведения
Я сознательно не рассматриваю эротизм в его упаднических проявлениях, ибо считаю подобные данные поверхностными и, следовательно, уводящими от динамизма практического эроса. Кроме того, кинематограф, литература, журналистика и, особенно, откровенно-порнографические издания, с лихвой освещают всю феноменологию сексуального поведения. Что же касается внешней техники, то описания восточной классической литературы до сих пор остаются непревзойденными. Таким образом, здесь мне хотелось бы уточнить, что с точки зрения онтопсихологии является извращенным, а что — аутентичным.
Мне представляется, что в общем и целом чувственный заряд сильнее в женщине, и распространяется он в висцеральной, эмоциональной и эпидермической тональности; этот динамико-пространственный эротизм вызывает у женщин прихотливые и необузданные психосоматические патологические реакции. Поскольку в мужчине чувственный заряд более локализован (зона гениталий и дополняющая зрительно-оральная сфера), он более концентрирован и кажется более импульсивным и непосредственным, но в действительности он намного слабее женского. Кроме того, в женщине заряд увеличивается постепенно и становится наиболее сильным после окончания менструального цикла или «менопаузы». Существует ошибочное мнение, что у многих женщин после наступления климакса начинается старение организма, вызывающее заболевание. В связи с этим следует помнить, что эротический заряд реализуется на биологическом уровне, но биологическим не является. Эндокринные процессы, происходящие в яичниках и матке, не охватывают собой всю полноту эротического заряда.
Антонио Менегегш
Эротизм и сексуальное поведение
Заряд предваряет любой свой биологический феномен. Органические набухания и ежемесячное кровоизлияние гарантирует женщине определенный метаболизм, неотъемлемый от чувственности, но с окончани-
ем менструального периода она становится более открытой собственным зарядам и, не умея управлять ими по причине усвоенных ею социальных катего-
Эротический заряд реализуется на биологическом уровне, но биологическим не является
рий, вынуждена осуществлять разрядку влечения истерического характера. Таким образом, избыточная (вследствие вытесненности из собственного гетеро-функционального обращения) часть жизненной силы во избежание полного затухания направляется в другие соматические зоны: запрещенный эрос переживается на уровне патологии.
Именно начало менструального периода защищает женщину от постпубертатного кризиса (в противном случае половое созревание протекало бы очень бурно и было сопряжено с серьезной опасностью). Созревание юноши кажется более бурным только из-за отсутствия соответствующих «менструаций», однако, у юношей наблюдаются месячные циклы и ночные поллюции, спасительные для тех, кто вынужденно соблюдает целомудрие.
У многих матерей с наступлением климакса усиливается потребность бессознательной близости с ребенком — объектом компенсации.
Сложный феномен менструаций, будучи рассмотренным с позиции органического здоровья женщины, никак не доказывает своей «естественности». Скорее он предстает в виде нанесенной женщине раны во имя стратегических интересов вида, отличного от человеческого. Даже с экологической и генетической точек зрения в общем и целом менструации — не свойственный человеческому виду феномен3.
3 Подробнее см. А. Менегетти. Женщина третьего тысячелетия. «Менструации». Указ, соч.
ПСИХОСОМАТИКА
140
I лава третья
4 Мои утверждения наглядно подтверждаются многочисленными фильмами, завоевавшими большой успех в мире. См. А. Менегетти. Кино,театр, бессознательное. Т.1 и 2.— М.: ННБФ «Онтопсихология», 2003.
К сожалению, из-за социальной неполноценности, испытываемой женщиной на протяжении всей жизни и из-за вытеснений, возникших под воздействием рефлективной матрицы и присущих обоим полам, в эротическом поведении проявляется садомазохистская проекция. Определенная агрессивная инициатива или пассивная податливость, если они устраивают обоих партнеров, — вполне нормальное явление. Что же касается садистских аспектов (любое насилие с одной стороны и сознательное сопротивление с другой), их необходимо отнести к социально-культурным допущениям или маниакальной эйфории инстинкта, который подвергся излишнему подавлению и из-за которого процесс вытеснения не завершился.
Мазохизм, когда он не является адаптацией с целью выживания, служит ожиданием получить удовольствие через перенесенное насилие и проявляется посредством проекции собственной агрессивности на объект (любимый и запретный). Мазохист сам, при помощи латентных и семантических полей бессознательного4, провоцирует партнера с садистскими наклонностями, обладающего зачастую зависимой психологией, который и является истинной жертвой. Мазохизм помогает избежать цензуры «Сверх-Я»: поскольку виновный объект сформирован другими, чувство вины отступает перед удовольствием, достигаемым без боязни самока-страции; кроме того, психология трансфера позволяет во многих случаях присваивать явной жертве право на мщение, то есть, на психическую кастрацию и идентификацию с матерью.
Провести границу между сексуальной нормой и сексуальным извращением непросто, однако, можно обозначить некоторые общие принципы.
К сожалению, в этой малоизученной сфере точные и естественные науки уступили фанатичности организо
141
Эротизм и сексуальное поведение
ванной религии — самой мощной социальной стратегии человечества5. В сфере сексуального поведения есть две основные области, в которые религия считает своим долгом вмешаться со своими заветами и наставлениями: деторождение и сексуальные побуждения человека, поощряя одни виды удовольствия и запрещая другие; эти правила, по сути, представляют собой социальный контроль, подчиняющий потребности индивида интересам преемственности и стабильности общества.
Установив универсальность сексуальных обычаев и практики6, можно считать еженедельную мастурбацию — при отсутствии партнера — актом, способом ментальной гигиены. Петтинг должен завершаться оргазмом. Внебрачные связи — благо (поскольку обогащают процесс роста индивида), если они:
—	не влекут за собой пренебрежение собственными обязанностями;
—	не ведут к распаду семьи;
—	не налагают на членов семьи какие-либо новые обязательства, отягощающие их положение;
—	не угрожают потерей социального престижа.
Часто внебрачная связь носит более зрелый характер, нежели безупречная верность. И именно в интересах детей необходимо помнить, что хорошими родителями способны стать только те, кто достиг полноты самореализации как мужчина или женщина.
Учитывая общую незрелость супружеских пар в нашем обществе, надо сказать, что достаточно продолжительные внебрачные отношения могли бы спасти множество браков. Прежде чем решиться на развод, необходимо пройти через опыт внебрачной связи. Брак — это испытание высшего порядка, требующее очень серьезной подготовки. Индивид должен жить спонтанностью собственной сексуальности, собственной сексуальной
5 Я не против религиозности как некоей экзистенциальной данности, бессознательно притягивающей индивида к той целостности, к которой он должен стремиться. От религии можно отказаться, лишь достигнув ее высшей очевидности: в основе любой религии лежит априорность, ставшая сознанием нескольких великих, которые узрели; это усиленное отражение того, что эти великие постигли в самих себе Их словом впоследствии воспользовались силы негативной психологии, в результате чего возникла «евангельская симония», а религия стала служить господствующему классу: волки облачились в овечьи шкуры. См. также Р. Броди. Психические вирусы. — М.: Центр психологической культуры, 2001.
6 См. D.S. Marshall, R.C. Suggs. II comportamen-to sessuale umano. — Milano: Feltrinelli, 1975.
0 л
142
Глава третья
7 Парциализм (лат. “partialis” — частичность) — половая неполноценность. Копрофилия (греч. “kopros” — кал, помет) — процесс получения сексуального удовольствия от контакта с экскрементами. Некрофилия — половое влечение к мертвым. Педофилия — половое влечение к детям. Геронтофилия — половое влечение к лицам старческого возраста. Вуайеризм — процесс созерцания других людей во время полового акта. Все вышеперечисленные формы сексуального поведения являются разновидностями полового извращения. Прим. пер.
сферы до тех пор, пока ему не потребуется «узаконить» собственный эрос. Брак представляет собой духовный союз мужчины и женщины, решивших принять участие в том требующем огромной отдачи свершении, имя которому — дети.
Естественно, брачные отношения служат коллективному, но не реализуют и тем более не способствуют исполнению первичной и самой главной задачи индивида: исторической самореализации в бытии как встречи и обретению метафизического акта (как «Я» в бытии).
Все то, что доставляет наслаждение при половом акте обоим партнерам, — нормально. Зоофилия, кроме случаев ее проявления у подростков и заключенных, представляет собой аномалию.
Постоянная практика активного гомосексуализма — аномальна, кроме случаев, когда речь идет о субъекте в высшей степени зрелом, четко осознающем и контролирующем происходящее.
Различные формы парафилии (парциализм, копрофилия, некрофилия, педофилия, геронтофилия, вуайеризм и т.д.)7 аномальны, если они являются активными и устойчивыми.
Групповому сексу свойственны те же нормы, что и отдельным индивидам.
Общество и его отдельные сообщества обязаны в разумных пределах проявлять определенное понимание и терпение; в свою очередь, лица, для которых характерны подобные отклонения, обязаны считаться с нормами морали общества, сдерживая свои антиобщественные пристрастия. Необходимо, однако, принять все меры для устранения социально-психологических причин сексуальных отклонений.
Опираясь на свою клиническую практику, я определил некоторые аспекты сексуального поведения человека как аномальные по следующим причинам:
Антонио Менегетти
Эротизм и сексуальное поведение
1)	подобные отклонения имеют в своей основе психопатологические формы (то есть они укоренены в комплексе, структура которого усиливается в ущерб энергетической целостности индивида, который следует такой линии поведения);
2)	они расширяют и усиливают основу паразитического поведения;
3)	семантическое изменение переходит в систему; нельзя забывать, что определенные органы (при сохранении значительной гибкости смещения) выполняют точные функции, указывающие на собственную предметность;
4)	фиксация на определенных формах поведения препятствует индивидуальному росту и социальной выживаемости аутентичного человека.
Социальное поощрение определенных активных форм поведения свидетельствует либо о том, что общество равнодушно к извращенцам, либо о том, что оно совершенно не задумывается над собственным выживанием.
3.11.	Зрелость сексуального поведения
Что касается обогащающего, здорового и зрелого сексуального поведения, оно всегда зависит от общей зрелости индивида или пары. Для того, чтобы испытать праздник чувств своего тела, надо сначала стать эротическим сознанием всего сущего. Истинное наслаждение — это всегда изобилие совершенного. Высшее наслаждение собой в слиянии с другим можно испытать только тогда, когда существование ощущается как открытие жизни или бытия в себе. Основное значение эроса состоит в том, что он является фактом сознания, опосредующим бытие как наслаждение. Зрелость подразумевает понимание того, что в нас и через нас жизнь любит саму себя.
ПСИХОСОМАТИКА
44
Глава третья
3.12.	Тело как означающее
8 См. Е. Veron. Pertinence (ideologique) du code. — Bruxelles: In Degras, 1976.
Когда речь заходит о сексуальной сфере, на первый план выступает значимость человеческой плоти. Не представляю, как человек может понять Ин-се или осознать себя как воплощение априорного, если его сексуальную спонтанность подавляют, затормаживают. То, что Фрейд обнаружил в сексуальном вытеснении самый важный фактор невроза, до сих пор вызывает восхищение. Можно ли требовать от человека «святости», наложив табу на то, что связывает его с собственной сущностью?
Чтобы понять сущность и значение эротического поведения, необходимо сначала понять тело как означающее. Тело есть причастие бытия, воплощение априори. Все существование может быть сведено к телу, которое находится везде и является вечным горизонтом любого чувства или восприятия. В силу того, что модель нашего мышления основана на предметно-логической связи, нам не удается понять вездесущность как условие умственного познания и как источник любых значений. Все инстинкты, или мотивации, или предметные связи указывают нам моменты, когда тело провоцирует к восстановлению единства.
Слово происходит от того, что представляет собой первое слово Бытия — от тела. Наш рационализм утратил изначальное единство, и наш процесс познания осуществляется с помощью двух способов выражения чувств: тела и языка8. Все, что мы говорим или думаем, в том числе, телесного свойства; наше общение и мысли основаны на образах, созданных нашим телом. «Я» поддерживают и пронизывают самоозначающие динамические процессы, которые являются телом или телами-процессами. Семиотика тела всегда отсылает нас к действующему значению, к реальному, действительному поведению.
К сожалению, существование апоретично и осуществляет бытие через смежные и порой настолько противо
Эротизм и сексуальное поведение
145
речивые элементы, что наша логика с трудом находит путь среди аналогий и ассоциаций. К счастью, тело по-прежнему остается основой символизации или критерием реальности для наших лингвистических и символических кодов. Тело — это поле деятельности целого: оно представляет собой не только экстероцептивное, но и проприоцептивное действие. Если означающее тело в первую очередь является телом, которое действует, или своим собственным процессом, то мое индивидуализированное тело есть ответвление этого сотворения чувства. Естественно, под телом я подразумеваю тот же принцип индивидуации или само существование.
Основные критерии общества и культуры базируются на телах, действующих и проявляющих себя в неустойчивой, противоречивой многомерной материи. Именно телесная твердость обеспечивает возможность существования нормативных структур. Любое становление индивидуального и социального «Я» всегда происходит на основе и посредством означающего тела. Существование — это значение тел, сеть тел, которые действуют в непрерывной идентичности, и это постоянное взаимодействие есть то, что называется бессознательным. Означающее взаимодействие тел представляет собой бессознательное, по отношению к которому даже индивидуальное «Я» всегда запаздывает и, более того, для большинства людей само «Я» — это то, что пережито бессознательным. Когда «Я» становится осознанным, бессознательное находится уже в другом месте.
3.13.	Понимание внутренней сущности сексуальных отношений
Не стоит удивляться тому, как образуется расщепление означающего тела и лингвистических кодов: оно развивается на основе связи «родитель-ребенок». Из те
ПЧИХОСОМАТИКА
146
Глава третья
лесного взаимодействия матери и ребенка развивается и процесс научения, отмеченный тенденцией к фиксации приоритетных форм того или иного общества, и осознание противоречий, противопоставлений, перенесенных как следствие телесной индивидуации среди других тел. Идентификация и тревога за собственную индивидуацию порождают различия. Поэтому после утраты, нарушения непрерывности структурируется аналогичная связка, то есть, для собственных эмоций выстраивается единый внешний код ссылки.
Несмотря на то, что социальная идеология для своего создания использовала самые важные узловые элементы (достаточно представить, какой силой обладает комплекс вины!) и поддерживает себя сетью действующих тел, в сексуальном моменте сохраняется возможность восстановления значения. И действительно, секс — это «праздник», то есть, освобождение от обязанности и вход в непрерывность.
Таким образом, из всего вышесказанного следует, что понять внутренний сексуальный мир — значит достичь совпадения в значении, значит понять ту истину, которая предшествует любому значению. В самом деле, увиденный в своей целостности, изнутри, сознательно воспринятый чувственный оргазм человека проявляет жизнь как «присутствие», как акт, который стремится дальше, ибо, когда он был обозначен, он обнаружился здесь. В таком случае секс не ограничивается продолжением рода, а выступает как онтическое наслаждение отдельного индивида: достигнув этой полноты, можно производить на свет ребенка. Следовательно, секс не может сводиться только к совокуплению и прелюдии — это широкая гамма действующих полей, влечений, выражающихся в желании обладать: это — всеобъемлющее действие, требующее для своего проявления целостного сознания, пребывающего в тотальной непрерывности.
Антонио Менегетти
Глава четвертая
Первичная структура агрессивности
4.1.	Введение
В толковании этого термина много неясностей, и это естественно, поскольку он идентифицируется с опорными, основными структурами самой жизни человека. На основе обзора глубоких исследований1 по этому вопросу и особенно анализа претендующих на лидерство методов психотерапии, концентрирующихся на практическом аспекте агрессивности, а также собственных практических результатов, я могу, наконец, представить он-топсихологическое видение агрессивности, не повторяя многочисленные доводы относительно агрессивности, приведенные в различных научных изданиях.
4.2.	Первичное значение
«Агрессивность». Этот термин создает впечатление некоего импульса, некой потребности в действии, быстроты действия предметного захвата, это — своего рода «вынужденное опосредование», то есть неудержимый импульс, сжатие в себе и для себя. «Вынужденное опосредование» означает внутреннюю потребность в дина
1 С. Darwin. L'origine dell’uomo. — Roma: Editori Riuniti, 1976; C. Darwin. L'origine della spece. — Torino: Bo-ringhieri, 1967; W. James. Principi di psicolo-gia. — Milano: Editrice Libreria, 1901; W. McDougall. The energies of men: a study of fundamentals of dynamic psychology. — New York: Scribner’s, 1932; S. Freud. Introduzione alia psicoanalisi. — Torino: Boringhieri, 1969; K. Lorenz. II cosidetto male. — Milano: II saggi-atore, 1969; J.B. Watson. Behaviorism. — Chicago: University of Chicago Press, 1958; B.F. Skinner. Oltre la li-berta e la dignita. — Milano: Mondadori, 1975; E. Fromm. Anatomia della distruttivita umana. — Milano: Mondadori, 1975; J.D. Cartly, F.J. Ebling. Storia naturale dell'agressivita. — Milano: Feltrinelli, 1973.
ПСИХОСОМАТИКА
Глава четвертая
мике, выражает жесткость понятия динамики, сознательность, решительность; в этом смысле, мы видим, агрессивность главенствует в инстинкте жизни.
Большинство исследователей изучали феномен агрессивности, то есть агрессивность в ее феноменологии, но никто не сумел понять ее значимость до того, как она стала критерием ценности. Чтобы понять природу агрессивности, мы должны изучить ее нейтральную непосредственность, и тогда она раскроется как динамика роста, предполагающая в мирском существовании некую территориальность; но эта территориальность или предметное распространение означает безопасность для инстинкта в самой его основе. Инстинкт находится в безопасности, когда добивается в себе предметного обладания. Объект выступает в роли предела, границы импульса и, таким образом, обеспечивает безопасность импульсу роста.
Агрессивность рождается в тот же момент, когда индивидуация приходит в движение, иными словами, агрессивность представляет собой эксплицитное выражение или динамическую сторону индивидуации. Бытие, проявляясь в индивидуализированных множествах, неизбежно детерминирует взаимность индивидуаций; иными словами, плюрализм индивидуаций влечет за собой необходимость дополнения, комплементарное, в которой эволюция или рост одного индивида в определенном смысле объективно, территориально требует потери другого.
Агрессивность — это принцип индивидуальной метаболиза-иии. Любая растущая индивидуация предполагает смерть других. Агрессивность — это рост индивидуализированной жизни, и любая индивидуация растет за счет смерти другой.
Человеческое «Я» самостоятельно не осуществляется, оно растет только в том случае, если умирает в агрес-
Чнтонио менегетти
Первичная структура агрессивности
149
сивности; иными словами, человеческое «Я» развивается посредством инстинкта предметного обладания и, инкорпорируя то, что находится вовне, объективируясь, «Я» становится сознанием Ин-се. Индивидуация достигает полноты и приходит к практической реализации целого, преодолевая любой объект, детерминирующий его образование и идентифицирующий его, вплоть до самовосприятия в качестве целостности. Возникновение, образование индивидуации вызывает потребность. Агрессивность одновременна или синхронна появлению индивидуации любого типа. Место, занятое одним камнем, не может быть занято другим, и большая масса превосходит меньшую в получении удовлетворения.
Таким образом, с момента появления индивидуации начинается процесс самосохранения. Следовательно, агрессивность представляет собой верность собственной индивидуации, и если индивидуация прогрессивна, способна к эволюции, то агрессивность расширяется в соответствии с требуемой формой индивидуации. Рост, в определенном смысле, есть неизбежная агрессивность. Итак, агрессивность внутренне присуща самому становлению любой индивидуации, она — стержень, опорная ось индивидуализированной жизни: она — эгоизм, самосохранение, самоценность любой существующей индивидуализированной силы. Такова точка зрения онтопсихологии относительно позитивной агрессивности. Агрессивность представляет собой потребность воссоединения частей в единое целое. Любая индивидуализированная форма стремится к своей выгоде, к успеху, осуществляя в этом акт любви, акт идентичности, акт целостности, акт воссоединения частей, гештальтную любовь, распределенную в различных частях, следующих закону целого; в силу этого потребность, рождающаяся у любой индивидуации, подчеркивает любовь к идентичному, любовь к Ин-се, самоценность целого. Части, стремясь к самим себе, воспро
ЛСИХОСОМАТИКА
150
Глава четвертая
изводят осознанное стремление индивидуализированной отдельной части к первичному Ин-се.
4.3.	Метаболизм и рост
Не следует забывать, что в основе любого жизненного опыта человека лежит биологическая реальность его пребывания в качестве «зародыша» в другом организме, который его питал. Взаимообмен является одной из констант существования.
Агрессивность — это метаболизм живых существ и, следовательно, она по сути своей исторична. Если мы устраним историю бытия, то агрессивность потеряет смысл, иными словами, агрессивность является детерминирующей с момента, когда бытие во-Любовь и агрессивность в начальной площается исторически. Агрес-стадии представляют собой единый сивность совпадает с любовью — смысл жизни как таковой	этим законом желания, стремле-
ния к цельности, обретению себя, конституированию. Любовь и агрессивность в начальной стадии представляют собой единый смысл жизни как таковой. Следовательно, речь идет всегда об одной и той же базовой энергии — любви, агрессивности или жизни; когда она собирает части или частично фе-номенизируется, может даже возникнуть конфликт, поскольку жизнь в своих частях продолжает защищать саму себя, свою интеграцию, и каждая часть следует идентичному принципу. В определенном смысле Ин-се как бы вновь желает самое себя в феноменологической множественности: это замечание имеет метафизический характер в смысле восприятия, улавливания того конкретного, которое характеризует любой могущий быть испытанным акт.
Травинка растет благодаря своему метаболизму, но метаболизм означает давление, вмешательство, акт облада
Антонио Менегегг.
151
Первичная структура агрессивности
ния, и вся природа через свои части метаболизирует сама себя, но каждая часть, для того чтобы детерминировать себя, метаболизирует себя через другие предметы. Таким образом, каждый организм уже в силу того, что он возникает, растет, питается, приспосабливается, представляет собой агрессивную форму.
4.4.	Вторичная агрессивность
Психология различает агрессивность позитивную и негативную. Позитивная агрессивность представляет собой самозащиту, новое, повторное утверждение самих себя; то есть, когда индивидуализированный организм или его часть реализует свой инстинкт самосохранения, даже если при этом приходится противиться росту другого организма. В этом противодействии детерминируется закон наиболее витального, причем рост и конец некоей индивидуации не вызывают увеличения или уменьшения целостного Ин-се. Перед лицом Ин-се и мертвый, и живой организмы продолжают оставаться той идентичной реальностью, которая изменяется только в формах индивидуации.
Когда агрессивность как увеличенный, усиленный или более очевидный инстинкт эксплицируется в деструктивном стремлении другого, она означает, что чему-то в основной компоненте жизни угрожает фрустрация, которая может быть минимизирующей внутри или снаружи, вовне; то есть, для установления любого равновесия в организме или вне его необходима потребность в нем. При этом возникают различные динамические процессы, в которых любое вытеснение может компенсироваться в проективной, реактивной или идентифицирующей формах.
Негативная, или злокачественная, агрессивность несет в себе исключительно деструктивность, используемую
ПСИХОСОМАТИКА
(лава четвертая
как привычку к смерти, как некую энергию, которая может вернуться, только полностью себя исчерпав. Таким образом, как только агрессивность использует ее, происходит бурный всплеск, выброс, первоначально детерминированный началом фрустрации. Этот всплеск или выброс детерминирует высвобождение связанной или излишне подавляемой энергии, которая неожиданно выплескивается из первичных инстинктов организма, причем всегда из подавленных первичных инстинктов. Организм должен освободиться от этой связанной подавленной динамики, вызывающей в нем страх и тоску.
Агрессивность, представляющая собой феномен индивидуации, всегда индивидуальна, как ее первичное зарождение, в точности как инстинкт жизни, который осуществляется через индивидуации. Но, поскольку человек — явление социальное, то аккумуляция различных фрустраций в среде или группе индивидов может привести к возникновению некоего привычного резонанса, то есть, к установлению в каждом субъекте агрессивной индивидуации.
В самом деле, агрессивность передается благодаря резонансу от одного бессознательного к другому в идентичности среды. Еще раз повторю, что агрессивность в своей вторичной форме может освобождаться в форме эволюционной или регрессивной в зависимости от типа спецификации, более или менее сложной. Агрессивность, в ее вторичном смысле, понимается как реакция на некую фрустрацию, угрозу основным человеческим потребностям; иными словами, речь идет о возникновении фрустрации, препятствующей первичной, основной цели организма, или же о превосходстве, господстве другого человека. Например, власть, авторитет, превращаются из ценностной имманентности в захватчика.
Антонио Менбгетти
Первичная структура агрессивности
153
Власть, становясь территориальным деспотом, порождает фрустрированных индивидов, детерминируя, таким образом, обман по отношению к органической жизни человечества, что в конце концов приводит к протесту. Следовательно, вторичность агрессивности порождает иные формы агрессии, причем так, что любое следствие превращается в причину.
Формирование частей детерминирует волитивное противопоставление каждого отдельного элемента, которое ведет к их увеличению. Увеличенная часть может присоединить себя к некоему социально значимому символу или идентифицироваться в нем, став его реальностью. Иными словами, для какой-либо увеличившейся части (человека, группы) подходящими символами для распространения собственного влечения могут стать, например, чей-то пример, клуб, религия, философия или партия.
Фиксация в такой модели влечения вследствие принципа инерции стремится к необратимому движению вперед. Часто именно поэтому возникает психическая деструктивность у тех, кто к этому предрасположен или психологически зависим; иными словами, этот симбиотический захват угрожает только тем людям, которые обладают комплексуальной или сознательной предрасположенностью.
Например, деструктивный лидер находит для себя благодатную почву именно в том, в ком превалирует зависимая психология или вытесненная агрессивность. Вслед за фрустрацией может детерминироваться привычка к деструктивной агрессивности. В этом случае инстинкт территориального обладания вместо стремления к первенству, как собственной индивидуации, так и целого, в целях самосохранения снова устремится к предметному обладанию, особенно тогда, когда предметность станет потребностью выживания в деструктивном смысле.
ПСИХОСОМАТИКА
154
Глава четвертая
Таким образом, индивидуацию, не обладающую собственной гармоничной витальностью, необходимо разрушать, поскольку она, вместо обретения внутренней посессивности посредством сознательных формул, пытается стабилизировать себя в количественности обладания, из-за чего испытывает потребность в саморас-ширении только через количественное увеличение. Однако при этом индивидуация так и не может обрести себя, ибо, если человек не соответствует своей оптической сущности, не является сознательной формулой Бытия, то все принадлежавшее ему и приобретаемое им обрушивается на него грузом страха и угнетения. Приобретенное становится массой, а не формой души. Если младенец рождается в чрезмерно деструктивной среде, то, продолжая придерживаться определенного типа поощрения собственного организма, он может адаптироваться к модели роста, уже изначально искаженной окружающими.
В таком случае, когда деформация агрессивности генерируется средой, большинство людей приобретают деструктивные наклонности в раннем детстве, поскольку поиски безопасности идентифицируются с моделями семейного напряжения.
Агрессивность даже в ее вторичном аспекте никогда не опровергается своим априорным смыслом, своей первичной формой, она совпадает с любовью. Более того, она есть любовь. Зрелый человек не угнетает других, но для его дальнейшего роста необходимо, чтобы и другие росли. Суть именно в этом: человек может развивать свою индивидуальность, в первую очередь, в социальном контексте, в котором способен полностью себя проявить.
Чем большую радость доставляет индивидуации социальная или природная среда, тем вероятнее она может стать выражением высшего сознания всего окружа-
Антонио Менегетти
Первичная структура агрессивности
155
ющего. Следовательно, зрелый человек, ориентируясь на собственный эгоизм, испытывает потребность с лю-
бовью отдавать себя ради роста других, зная лучше кого-либо, что это, прежде всего, радость для него самого. Даже если дру-
Зрелый человек, ориентируясь на собственный эгоизм, испытывает потребность с любовью отдавать себя ради
роста других
гие стремятся актуализировать себя, возможно, только на уровне низших инстинктов, зрелый человек, тем не менее,
может стать лидером, демонстрируя им удовлетворение высшего порядка, иными словами — актуализируя в высшей форме интересы многих.
4.5.	Деструктивность и общество
Агрессивность, абсолютизированная в деструктивной форме, приводит любую индивидуацию к дезинтегрирующему взаимодействию: она уже обречена и сама по себе осуществиться не может.
Общество определяет те исторические, социальные ценности, которые компенсируют инстинкт, наиболее подверженный фрустрации; именно эти ценности провоцируют самую сильную фрустрацию индивида. Кроме того, глубинный внутренний мир любого носителя деструктивной агрессивности наиболее угнетен, поэтому он выплескивает собственную агрессивность именно на тех, из-за кого ощущает свою подавленность.
Динамические процессы агрессивности бесшумны, неосязаемы, невидимы. Часто даже молчание, даже скованность могут нести в себе самый опасный заряд агрессивности. Акт агрессии может совершить и тот, кто молчит. Сколько художественных натур своим искусством демонстрируют сгустки агрессивности — еще не вполне сформировавшейся, не развившейся до конца: мы видим деформированные изображения, лишенные жиз-
ГОХОСОМАТМКА
156
Глава четвертая
ненного, витального смысла — выбросы, всплески анальной психологии. Часто люди восхищаются тем, что повторяет их собственные фрустрации, а не их достижения.
Величайший или худший из диктаторов черпает силы в массе угнетенным
Агрессивность, даже деструктивная, необходима и обязательна, когда представляет для субъекта или группы последнюю возможность контакта, связи с
реальностью. Она — закон выживания. Даже зрелый человек, вынужденный поддерживать свою связь с реальностью, прибегает к агрессивности, как высшему закону любой индивидуации: жить — вот тот наказ, с которым бытие непрерывно обращается ко всем остальным частям, подтверждая всемогущество любви.
Чрезмерной агрессивностью характеризуются наиболее фрустрированные люди. Часто тот, для кого непрерывное насилие стало привычным, ищет во фрустрации других необходимую ему энергию, чтобы как одержимому доминировать над миром. Величайший или худший из диктаторов черпает силы в массе угнетенных. Любая форма репрессивной политики извлекает силу для своих действий из поля угнетенных на бессознательном уровне.
Война — это объединение ряда групп с противоположными интересами, посредством которых детерминируется перемещение противоположной, но при этом эквивалентной или почти эквивалентной динамической массы. В этом столкновении масс находит себе место и одинокий герой, которого называют героем просто потому, что он становится самым крупным вектором одной из двух этих масс.
В этом случае, герой не являет собой истинную общечеловеческую ценность, в большинстве случаев оказываясь верхом деструктивной агрессивности некоего контекста.
Антонио Менегетти
Первичная структура агрессивности
157
Деструктивная агрессивность порождается индивидуальной капиллярностью, идентифицируясь и внедряясь в массу индивидов, становится агрессивностью социальной, которая возвращается к индивиду, обрушивая на него многократно увеличенный заряд. Индивид, внешне противостоящий обществу, формирует его внутреннюю движущую силу, а общество, в свою очередь, своим внутренним развитием обеспечивает ему большую индивидуацию. Следствие возвращает причину.
4.6.	Заключительный синтез
Таким образом, первичная агрессивность представляет собой энергетическую идентичность жизни как таковую. Мы начинаем узнавать ее в момент проявления индивидуаций, и в этом отношении она есть разделенная любовь, а вторичная форма агрессивности — это ее борьба за выживание каждой индивидуации с окружающим. На этой стадии агрессивность может проявить себя позитивной или негативной: позитивной, если представляет собой рост, одновременный с ростом всего остального, и негативной, если направлена на достижение статической ситуации навязчивого стремления к превосходству, наносящей исключительный вред другим индивидуациям.
Образованию негативной агрессивности предшествует фрустрация, иными словами, фрустрация первична относительно деструктивной агрессивности. Если нет никакой причины фрустрации, то и агрессивность в ее деструктивном варианте детерминироваться не может. Следовательно, понять и предупредить или привести в соответствие с жизнью деструктивную агрессивность — будь она индивидуальной, или внешней, или внутренней, или социальной, или символической — легко: достаточно распознать фрустрацию.
ПСИХОСОМАТИКА
158
Глава четвертая
Естественно, седиментации, реальные проявления агрессивности многообразны, они фактически охватывают всю феноменологию человека, поэтому пока он не достигнет своего уровня, победа будет на стороне его противника.
Антонио Менегетти
Глава пятая
Основы онтопсихологической методологии
5.1. Онтопсихологические открытия
Любой анализ, будь то в области экономики, политики, психологии, искусства, лидерства и так далее, онтопсихология строит на основе трех своих научных открытий: семантического поля, онто Ин-се, монитора отклонения.
1). Семантическое поле
Онтопсихологией были выведены модули научного познания вещей, людей, различных проблем, с которыми сталкивается человек. Новая форма познания родилась путем рефлексивного синтеза полученного опыта, и результат такого синтеза предстал в виде науки.
Опытное переживание есть целостный факт, все тело воспринимает, как открытый радар. Рефлексия — только аспект рационального сознания. В силу специфики нашей интеллектуальной деятельности рефлексия нам необходима для того, чтобы наделять формы сущностным содержимым. Такой способ познания приводит к тому, что мы имеем лишь разрозненные сегменты, не дающие нам целостного видения единства факта.
ПСИХОСОМАТИКА
160
Глава пятая
Несмотря на то, что я обладаю глубочайшими академическими знаниями, имея перед собой объект анализа, я отбрасываю научные теории и слушаю лишь висцеро-тональные реакции моего организмического, то есть, я обращаюсь к модусу моего целостного существования как тела, чувств, материи, ощущений, ума: я улавливаю изменения, вызванные контактом взаимодействующего со мной, существующим, объекта. Все мое тело — руки, ноги, кожа, волосы — служит органами чувств. Я не отбрасываю исторически дошедшее до меня рациональнотеоретическое познание, однако для понимания каждого конкретного случая я соединяю все полученные знания с тем чувственным восприятием, которое рождается в данный момент при взаимодействии с конкретным объектом. Внимательнейшим образом я слежу за возникающим между мной и объектом семантическим взаимодействием. Такая форма познания возможна для меня из факта моего существования в совокупности жизни, устанавливающей также отношение между мной и объектом.
Рис. 3. «Универсум жизни»
Антонио Менегетти
161
Основы онтопсихологической методологии
Изображение на рис. 3 можно представить как универсум жизни. Каждая существующая в этом универсуме точка обладает возможностью взаимодействия и познания действия. Аналогично тому, как каждая клетка нашего организма обеспечивает свою жизнедеятельность за счет пребывания в органическом универсуме нашего тела и без него не может существовать, так и я, маленький существующий в этом жизненном универсуме человек, установлен в нем той же причиной, что и все, меня окружающее, с которым я слит воедино. Я размещен в синкретической предпосылке, без которой не смог бы существовать. Мой организм — это радар, открытый восприятию множества различных вещей.
Объединив научно-рациональное познание с организ-мическим, удалось скорректировать базовую систему научных знаний.
Лет двадцать назад ко мне на психотерапию пришла женщина, которая попросила меня избавить ее от боязни кошек. Всякий раз при виде черного кота, где бы и при каких обстоятельствах это ни происходило (в машине, с мужем, отцом, в ресторане и т.д.), она незамедлительно должна была вернуться домой, так как впадала либо в состояние паралича, либо крайней формы истерии. Тогда я попробовал применить все самые передовые на тот момент и известные мне техники психотерапевтической работы — то есть, я попытался решить проблему клиентки с позиции научного эксперта, — но ничего не получалось. В одну из наших встреч я задумался, что могло бы связывать эту женщину с черным котом. Запустив этот вопрос внутрь себя, я полностью расслабился, как эмоционально, так и умственно. Размышляя таким образом о черном коте женщины, я начал ощущать некоторое оживление в мошонке и нарастающую эрекцию в пенисе. Первой моей реакцией было удивление и стыд; я отбросил эксперимент и вернулся к диалогу. Однако после
ПСИХОСОМАТИКА
16S
Глава пятая
я мысленно вернулся к этому моменту и заметил, что всякий раз, когда я думал о черном коте женщины, наступала эрекция.
После короткого анализа я спросил ее в упор, не случалось ли ей, будучи ребенком, почувствовать эрекцию своего отца. Запрещенный факт крылся именно там. При видении черного кота всплывала ассоциация, и она
В процессе исследовательской работы мне удалось установить способы восприятия семантического поля, его абсолютную точность в описании действительности
чувствовала сексуальное влечение, однако ее бессознательное видело в этом запрещенный пенис, инцест с отцом, во избежание которого она кастрировала себя и впадала в истерию. Так,
выявив причину, я смог контролировать патологический феномен и полностью вылечить клиента.
После этого случая в течение примерно шести лет я работал над изучением этого способа познания, проводя различные эксперименты, и по завершении дал ему название — семантическое поле. В процессе исследовательской работы мне удалось установить способы восприятия семантического поля, его абсолютную точность в описании действительности и критерии, по которым семантическое поле можно отличить от эмоций, вызванных у субъекта каким-то внешним воздействием. Таким образом, к рациональному, чувственному, физиогномическому, семиотическому восприятию, корпускулярноволновому анализу атома необходимо добавить семантическое поле.
Такой способ познания является для меня первейшим критерием при изучении человека. «Поле» понимается в математическом, физическом смысле как атом, ядро. «Семантическое»1 означает направление, смысл. Следо-
1 «Семантическое» от древнегреч. “отща” — знак и “ои, onrcot,” — бытие, движение.
вательно, семантическое поле— это направленное силовое поле, информация, присутствующая внутри энергетического кванта; физически определенная цель.
Антонио Менегетти
Основы онтопсихологической методологии	ез
Семантическое поле есть действие, осуществляемое неким полем в получателе, структурирующее в настоящий момент движение. Оно не только вносит символ, но и изменяет клеточную структуру. Это — информация, вызывающая эмоцию, как путем изменения импульсов, так и через структурную перестройку органа. Магнитное, электрическое и тепловое поле представляют Результат действия семантического по-собой реальное присутствие в ля — формальный, видимый квант действии, которое изменяет функции, создает и модифицирует структуры.
Чтобы человек смог понять семантическое поле, необходимо вернуть его в изначальную экосистему: восстановить целостное познание всей информации, поступающей через органы восприятия. Не спешите понять все слишком упрощенно и свести к парапсихике, мистике, магии, религии, экстрасенсорике: речь идет о математической точности взаимосвязей, устанавливаемых жизнью с собственными индивидуациями.
Результат действия семантического поля — формальный, видимый квант.
«Квант» — потому что сопровождается энергетическими изменениями (изменяет энергию получателя).
«Формальный» — потому что энергия без формы не существует. Говоря об энергии, мы подразумеваем форму. Форма — то, что дает идентичность энергетическому экзистенциальному кванту. «Идентичность» означает «как он существует; что он такое; как распознается». Слово «идентичность» происходит от латинского “id quod ens est”, что означает «бытие располагается здесь, модус бытия, располагающегося здесь, в этом месте». Quid est hoc ens? Что есть здесь бытие? Все есть бытие, но что такое бытие здесь? Форма— это то, что идентифицирует квант бытия.
ПСИХОСОМАТИКА
1В4
Глава пятая
«Видимый» потому, что семантическое поле видимо зрительно. Образ семантического поля отличается от всех известных типов образов (синтезированного мозгом видения, представленного как память, фантазии, рациональность). Образ семантического поля очень похож на интуицию без эмоции, проект, подлежащий исполнению, аналогично тому, как,
Концепция семантического поля имеет междисциплинарный характер
проснувшись утром, вы хотите приготовить себе чашечку кофе. Прежде, чем это сделать, вы ощу-
щаете неярко выраженную интенцию: ее не видно, но она требует скорейшего исполнения. Речь идет о формальном внутреннем видении, присущем субъекту. Познание такой формы происходит не в мозгу, а в каждой клеточке тела, но его отражение поступает в сознание в виде образа вне места.
Концепция семантического поля имеет междисциплинарный характер.
В философской среде много споров велось вокруг проблемы познания. Древние греки считали, что в основе истины есть только эпистема, то есть причина, дающая знание. Следовательно, чтобы познавать, необходимо восстановить это семя истины. Под истиной я понимаю любой деятельный опыт, любое прикладное познание. Таким образом, речь идет о восстановлении познания, возникающего через интерактивную очевидность, рождающегося «изнутри» реальности, а не посредством символов. Семантическое поле обладает эпистемой истины.
Семантическое поле — реалистичный факт действия жизни внутри собственной реальности. Это код, посредством которого внутрисущностная реальность передает саморасположение. Эта информация активна и в нашем организме: связь тела и печени, между клетками, эндокринными железами, различными органами. Наш орга
Антонио Менегетти
Основы онтопсихологической методологии
165
низм существует только до тех пор, пока в нем присутствует синхронная точность информации.
Онтопсихологическая наука стремится восстановить в человеке этот врожденный природный дар. Пониманию и развитию способности действенного использования семантического поля способствует формирование человеком в себе следующих обязательных моментов.
а)	Установление точности радара собственного тела. Это достигается путем непрерывной работы над собой в течение жизни.
Речь идет о самосовершенствовании в познании собственного тела: нужно научиться присутствовать разумом в каждой части своего тела. Пока человек думает, он должен ощущать свое одновременное присутствие в каждой части тела, чувствовать себя единым в конкретный момент. Развить такую способность — значит уже достичь многого: соприсутствие целостного сознания в конкретный безвременный миг. Для этого необходимо соблюдать личную гигиену — биологическую, психологическую, моральную, - чтобы вернуться к природной первозданности; психологическая гигиена заключается в очищении зеркала собственного сознания вплоть до обретения им прозрачности. Необходимо восстановить целостное организмическое2 сознание. Следует проявлять повышенную бдительность к поддержанию этой целостности, внимательно отслеживая все эмоционально-чувственные отношения, встречи с другими людьми, поскольку именно внешние связи могут ее нарушить.
б)	Культивирование эстетического удовольствия во всех аспектах своей частной жизни.
в)	Встреча сученым или мастером, способным научить пониманию семантического поля, подобно тому, как учат чтению и письму.
Сенсорное единство аккумулируется в области солнечного сплетения и висцеротональной зоне. Первичной
2 «Сознание» означает «быть вместе, отражение всей совокупности»; «целостное, холистическое» от греч “оХо£” означает «все целиком»; «организмическое» означает «органическое, единое с актом жизненности, с психической динамикой».
ПСИХОСОМАТИКА
166
Глава пятая
стадией познания с рождения до смерти для человека является висцеральная. Человеческое тело сначала реагирует на висцеротональном уровне (первичное познание) и отвечает инстинктами, а затем переводит воспринятое на уровень формального познания (вторичное познание). Необходимо восстановить этот изначальный, но для большинства угасший способ познания, которым природа наделила наш организм.
Уловив реальность через висцеральное восприятие, описывающее действительность с помощью биологического языка, необходимо объединить это познание с правилами, установленными социальной рациональностью. Нужно использовать две эти формы познания, иными словами, приблизиться к реальности билогическим образом. Природа с точностью информирует о сложившейся (складывающейся) в конкретный момент ситуации. Полученное знание субъект должен структурировать в виде рациональной стратегии, ибо человек в том числе историчен.
Считаю абсолютно справедливым использование в медицине терминов «синдром» и «симптом» применительно к заболеванию. Этимологически оба эти слова происходят от одного древнегреческого корня, означающего «нечто текущее, движущееся вместе». Симптом не существует сам по себе: ему всегда сопутствует невидимый другой. Мне удалось обнаружить этого невидимку, тайного партнера патологических проявлений. Именно потому, что в моих руках причина, управляющая феноменом, я могу его контролировать.
Возвращаясь к примеру с женщиной, которая боялась черных кошек, добавлю, что врачам она жаловалась на целый букет симптомов: то озноб или онемение, то тошноту или мигрень, чем сводила медиков с ума. После того, как я определил «точку запуска синдрома» по отношению к черному коту, а именно, давнишнюю ситуацию с
Антонио Менегепи
Основы отгопсихологической методологии
167
эрекцией отца, все исчезло. Испытанное тогда ею ощущение от эрекции отца могло облачиться в черного кота, фобию, клаустрофобию, любое заболевание, включая возможное развитие в будущем новообразования в маточных трубах. Познание с помощью семантического поля позволило мне, проникнув внутрь человека, биоло-
гически проанализировать ситуацию.
Конечно, к познанию этой реальности я не пришел неподготовленным. К тому времени я уже был философом,
теологом, социологом, психоло
гом и, наконец, человеком, получившим большой жизненный опыт. Именно так я смог, оказав-
Чтобы устранить симптом, необходимо уловить проектирующий его разум
шись один на один с реальностью
в себе, уловить с абсолютной точностью ее динамики.
За симптомом всегда стоит разум, проект. Чтобы устранить симптом, необходимо уловить проектирующий его разум. Пациентка, о которой выше шла речь, страдавшая фобией, несла в своем бессознательном эрекцию отца: черный кот — это эрекция отца. На каком
основании следует считать виновным во всем эрегированный пенис отца? На основе социального критерия, который налагает на близкие отношения с матерью или отцом клеймо инцеста.
Помимо прочего, эта женщина была фригидна, несмотря на то, что у нее были муж и любовник. В чем причина ее недуга? В том, что, согласно социальным установкам инцест может караться смертью, поэтому субъект предпочитает лучше воздержаться, вовсе отказаться. Но откуда этот навязчивый страх? Нет болезни, которую бы не поддерживала сама жизнь: за болезнью всегда скрывается жизненный элемент, желающий эту реальность. При работе с психосоматикой всегда необходимо найти причину, заставляющую жизнь настаивать, ибо сама жизнь поддерживает болезнь.
ПСИХОСОМАТИКА
ise
Глава пятая
2). Онто Ин-се
С помощью семантического поля я открыл, что внутри каждого человека существует центр, который является базовым критерием целостного здоровья субъекта: если это ядро живо, индивид чувствует себя хорошо, если оно заблокировано, человеку плохо. Онто Ин-се — ядро-носитель жизни, базовый Независимо от среды обитания, клетка	критерий для всех остальных ин-
располагает собственным базовым кри- стинктных, сенсорных, вегета-терием Здоровья	тивных, психологических струк-
тур человека.
Независимо от среды обитания, клетка располагает собственным базовым критерием здоровья. Только следуя этому критерию, клетка живет и размножается. Представим себе нейрон, отвечающий за эротическую чувствительность: базовая сущность его здоровья не проводит различий между пенисом какого-либо мужчины и пенисом отца, дедушки, сына или брата. Его базовым критерием является функциональное здоровье. Базовому критерию жизни нет дела до морали, привнесенной историей. Надстройки цивилизации выбиваются из вечного ритма жизни. Глубинные законы, как универсума, так и отдельной клетки или атома не подвластны влиянию социаль
3 См. А. Менегепи. Учебник по онтопсихологии. «Семантические поля», указ, соч., а также A. Meneghetti. Campo semantico, op.cit.
но-исторических стереотипов.
Этот критерий обладает собственным проектом и эма-нирует волну определенного типа. Например, волны, исходящие от больного и от здорового органа, отличаются друг от друга. График волны больного органа носит скачкообразный, прерывистый характер, тогда каку здорового — волна расширяется от центра к периферии, даруя клеткам ощущение покоя, расслабленности, наполненности, мягкости. В семантическом поле выделяют различные типы волн3.
Семантическое поле передает информацию о здоровом и больном, свойственном и несвойственном челове
Антонио Менегепи
Основы онтопсихологической методологии
1S8
ку. Оно сообщает о любой ситуации, которая так или иначе образует реальность субъекта.
Находясь в каждом отдельно взятом человеке, онто Ин-се указывает, что нужно сделать ради собственного здоровья, во избежание расстройств в организме. Онто-
психолог научается лечить людей не благодаря своей клинической практике, а на основе формальных указаний онто Ин-се клиента4. Семантическое поле
Онто Ин-се указывает, что нужно сделать ради собственного здоровья
позволяет получить о субъекте информацию двойственного характера: о болезни, отклонении (всем отличном от него) и о здоровье, благосостоянии (единстве меры).
3). Монитор отклонения
При проведении различных экспериментов по выявлению и описанию базового критерия жизни, я наткнулся также на существование негативных или патологических векторов. За динамикой всевозможных патологий, которыми страдает человечество, было обнаружено и выделено то, что служит для них общей первоосновой. Это — нечто, отличное от импульсов онто Ин-се, сосуществующее с ним и не во всем ему противостоящее. Этот «сигнальный аппарат» я назвал монитором отклонения5, потому что он не дает точной проекции реальности, а производит искаженную проекцию. Наше сознание воспринимает как точную всю получаемую им информацию, однако результаты наших действий говорят об обратном, ибо не приводят нас к успеху.
Монитор отклонения представляет собой компьютер, вносящий информацию, не согласующуюся с действием нашего организма. Речь идет не о живом существе, а об электронном спекулятивном механизме, синхронизированном с клетками нейронных синапсов в строго определенном месте нашего мозга. Активизация
4 Подробнее см. А. Ме-негетти. Учебник по онтопсихологии. «Индивидуальная психотерапия», «Групповая психотерапия», указ.соч.
6 См. А. Менегетти. Учебник по онтопсихологии. «Монитор отклонения», указ, соч., а также А. Менегепи Монитор отклонения в человеческой психике. — М.: ННБФ «Онтопсихология», 2002.
ПСИХОСОМАТИКА
170
Глава пятая
мозга в процессе познания влечет за собой включение монитора отклонения, который посылает сигнал, искажающий природную суть объективной информации о реальности.
Присутствие и действие монитора отклонения доказываются двумя путями:
а)	экзистенциальными резуль-Философ Кьеркегор решил проблему татами: лечение возможно лишь «скачка» рекомендацией полностью от- в случае принятия гипотезы о дать себя на волю Бога	вмешательстве монитора от-
клонения; его присутствие всегда следует принимать в расчет в случае необходимости лечения и дальнейшего развития креативности человека;
б)	семантическим полем: монитор отклонения посылает фиксированные прерывистые сигналы на одной и той же волне.
5.2. Внутрисущностное единство действия
5.2.1.
Все существующие системы познания страдают наличием скачка: понимание причинно-следственной зависимости простирается вплоть до определенного момента, за пределами которого факты переходят в разряд не поддающихся осмыслению. Философ Кьеркегор решил проблему «скачка» рекомендацией полностью отдать себя на волю Бога. Он счел, что фидеистический скачок улучшит положение человека и позволит ему двигаться дальше, ибо известная до сего момента рациональность, по его мнению, не дает непрерывности, а только, как он говорил, высвечивает «разбитое и бессмысленное бытие мира».
Скачок в философии присутствовал постоянно. Интерес к нему вернулся в эпоху эволюционизма благодаря
Антонио Менегетти
Основы онтопсихолопической методологии
171
Дарвину и Ламарку в связи с решением вопроса о происхождении некоторых живущих форм. Эволюция существует, однако с позиций аристотелевской рациональности возможно ли, чтобы низшее могло развиться в высшее? Поэтому Ламарк ввел принцип, о котором уже шла речь во второй главе настоящей книги, согласно которому «функция создает орган».
Скачок можно обнаружить и в математике, и в физике. Математика, например, не исходит из доказанного и очевидного принципа, а основывается лишь на принятом мнении, обыгранном различными способами (точка, линия, квадрат и т.д.). Однако обнаружено, что математика применима только в узкой области устоявшихся соотношений, но при переходе к межпланетным пространствам и компьютерным расчетам обычной математики становится недостаточно: возникает необходимость в параллельной, гештальтной, совокупной и так далее математике. Мы формулируем закон на основе полученных результатов: до этого мы не располагаем знанием. Результат показывает логику достижения точки запуска функции. Математика выглядит точнейшей наукой, но в реальности основывается на условной предпосылке, принятой ученым сообществом. Например, когда мы произносим слово «два», что мы под этим подразумеваем? Не существует двух одинаковых вещей, поэтому 1е-дель прав.
Физиком Гейзенбергом был доказан принцип неопределенности, согласно которому ни один эксперимент никогда не может быть целиком и полностью точен, в нем неизменно сохраняется момент приближенности6. Даже наблюдатель — момент рефлексивного изменения фотонов — вносит дополнительный момент, лишающий эксперимент абсолютной чистоты.
Мы познаем функциональный универсум, основанный на нашей функции. Мы представляем собой опреде
6 Этот принцип, выдвинутый Гейзенбергом в 1927 году, гласит о невозможности с максимальной точностью измерить, а значит, определить одновременно местонахождение и скорость электрона в конкретный момент времени. При желании пронаблюдать электрон, освещая его световым потоком, последний испускал бы столь сильно энергетически заряженные фотоны, что они при взаимодействии с электронами вызвали бы отклонение электрона от начальной траектории движения, а также изменение его скорости. Используя же слабо энергетически заряженные фотоны, было бы невозможно с точностью определить местоположение электрона. Иными словами, увеличение точности определения положения частицы вызывает увеличение ошибки определения ее момента (энергии), если эти определения проводятся одновременно. Прим. пер.
ПСИХОСОМАТИКА
172
Глава пятая
ленный модус потребностей (климат, кровообращение, углерод, общество определенного типа) и, как следствие, измеряем универсум — «микро» и «макро» — всегда с точки зрения функции человеческой индивидуации.
5.22.
Русский физик-ядерщик Юзвишин открыл существование информатона
Философия всегда стремилась отыскать primum mo-vens, перводвижущее. Демокрит описывал его в своей концепции «атома», однако поиски первого элемента (мезон, суб-кварк и т.д.) вплоть до сего дня далеки от завершения: всегда найдется частичка еще мельче уже найденной, и так до бесконечности. В попытках обнаружить primum
movens, «первое», дающее очевидность любого модуса существования, отличного от ничто, мы уже оказываемся в поезде, внутри некоей заданной системы, этой «межпространственной капсулы». Когда мы желаем произвести внешнее научное измерение при помощи пяти внешних чувств, мы теряем абсолютное.
71/1н-фор-мат-он: «ин» — интимное, сокровенное, которое есть; «фор» — от лат. «для» и означает установление места для бытия; «мат» — от греч.
“рххОг)сид”, “тсЮтщь”; «оне» — от греч.
ovrog”, “ецаь” — бытие.
8 По сути, функция есть форма.
9 Они отдают первенство формальному и неформальному образному ряду.
Сначала интуитивно, а затем и рационально лучшие ученые-исследователи начали отдавать себе отчет в том, что один из параметров измеримости оставался всегда в пределах психического действия, невидимой функциональности. Еще сегодня, несмотря на большие достижения в области научных исследований, недостает первой статической данной, обусловливающей все движение.
Русский физик-ядерщик Юзвишин открыл существование информатона. Этот введенный им термин интересен тем, что отсылает7 к таким терминам, как «информатика», «информация», «формальный», «форма».
Математика и цифры суть формы выражения некоего материального кванта. Форма отсылае т нас к Аристотелю, схоластам, эволюционистам8, идеалистам9. Обратив-
Антонио Менегепи
Основы онтопсихологической методологии
173
шись к самым основаниям искусства, помимо всего прочего, мы обнаружим определенную форму, которая становится звуком, цветом, эскизом и т.д. В конечном итоге, мы наткнемся на некую интуитивную форму, проявляющуюся в виде информации. Естественно, речь не
идет о логически-лингвистиче-ской или компьютерной информации. Например, в разговоре я не слежу за словами или за их
Сущность измеряема, только если она обладает формой. Мы можем представить форму без содержания
синтаксической или грамматиче-
ской формой: я четко представляю себе идею и по-разному ее обыгрываю, ожидая подходящего момента, чтобы дать «эту» информацию.
Еще ближе к основанию, чем информация или функция, стоит концепция единства действия. Квант может
носить волнообразный, энергетический, корпускулярный характер, однако, что им движет, задает направление, массу, ubi consistam? Все определяет форма. Сущность измеряема, только если она обладает формой. Мы можем представить форму без содержания, но не наоборот.
Слово «форма» происходит от английского “for”, ко-
торое в свою очередь корнями восходит к древнеиталийским языкам и означает «для» (латинское “pro”, используемое в словосочетаниях типа «для меня», «для тебя»). «Для» указывает на предназначенную реальность, реальность, на которую производится ссылка, реальность со специфическим применением: у нее есть свой наказ, проект.
Онто Ин-се — это единство действия. Более сильный термин, чем этот, — «единое». «Единство» означает: разум в одной только точке. Единое не есть трансцендентное Единое в пифагорейском смысле: речь идет о едином, где наш ум, наша аналитическая способность исчерпывается, за которым стоит ничто.
" Некоторые слова следует прочитывать как математические формулы, а не лингвистические коды привычного словаря, ибо они — профили реальности. Профиль — это железная конструкция, выполняющая функцию опоры.
ПСИХОСОМАТИКА
174
Глава пятая
Перводвижущее любого информационного изменения — единство действия
ничто, о невидимом,
Термин «единство» в данном контексте несет одновременно семантическую, лингвистическую, детерминистическую (в физическом смысле) нагрузку: это — слово, определяющее конкретный факт10. Это слово — единство, понимаемое с рациональной очевидностью, — значимо в той мере, насколько факт с ним совпадает. За пределами этого слова нельзя помыслить о о материи: они совпадают. Это
пропуск, точка опосредования. Наконец-то разум видит точку, прежде которой есть ничто, но от которой берет начало прикладное существование.
«Действия» — это энергия. “Actio”, “accadens” означает «то, что сейчас случается, происходит, действует». «Случаться» и «действовать» — совпадают друг с другом; этот единый акт дает вот-бытие зиянию, присутствию, инстинкту, энергии, “dinamis”. “Dinamis” не может существовать без вектора: энергия и форма различаются лишь рационально, но в природе они неделимы. По зрелом размышлении я применил два различных термина, потому что стремлюсь ввести вас в реальность, где слово не является более словом, а становится принципом, и этот принцип проявляется в истинном. Или лучше: слово, феномен, образ самоисчерпы-ваются в реальности, в принципе этого «здесь и сейчас». Формула исчерпывает в «сущностной» самоявлен-ности primum movens.
5.2.3.
Перводвижущее любого информационного изменения — единство действия.
Давайте перенесем это единство действия внутрь феноменологии семантического поля экзистенциальной
Антонио Менегепи
175
Основы онтопсихологической методологии реальности людей во всех ее всевозможных аспектах (политике, литературе, экономике, социологии и т.д.), но не в качестве теории, а как конкретную составляющую этой реальности: как слово, рассмотренное в его становлении, или от того, что его активизирует.
Приведу пример, который поможет понять, что такое семантическое поле. Принцип действия семантического поля можно сравнить с пультом дистанционного управления, с помощью которого, нажав на одну кнопку, можно отодвинуть многотонные железные ворота. Пульт управления меняет сигнал, что приводит к точным последствиям. Именно в таком ключе следует рассматривать семантическое поле в его онтопсихологиче-ском понимании: организмическая энергия экзистенциального кванта меняется вследствие полученной информации, внесшей собственный вектор поведения. Под «семантическим» следует понимать сигнал, идущий без смещения энергии.
Вектор, изменяющий энергетическую информацию, может вступить во взаимодействие только при условии полной предрасположенности (открытости) получателя. В основе нашего способа познания реальности лежит модус человеческой реальности: человек не может познать реальность в себе, а только существенную, близкую ему реальность, то есть, ту форму реальности, которая каким-то образом предусмотрена холистическими рамками константы «Н».
Взаимодействие всех переменных внутри семантического поля можно воспринять только в плероме, измеряемой проекцией специфики константы «Н». Мы можем познавать реальность лишь в той мере, насколько наш экзистенциальный код способен ее распознавать; вне этой проекции мы оказываемся за пределами кода, где все превращается в ничто.
ПСИХОСОМАТИКА
176
Глава пятая
52.4.
«Единство действия» — это концепция, мера, форма, прежде которой нет ничего. Единство действия задает различные формы, модусы: такой стул, такая любовь, ненависть, такое дело, такой компромисс и т.д. Непредвзятый исследователь способен уловить и понять реальность без включения в эмоциональную феноменологию, в исторические надстройки: он выносит формальный вердикт, «натурализирует», то есть точно воспроизводит действительность. Он видит ту точку, от которой задается статичность любой динамики, то есть, образуется точный вектор любой разворачивающейся динамики.
Приводя пример в психологическом ключе, я должен преодолеть эмоции, фантазии, рефлексию, то есть должен использовать не принцип, который есть, а пользоваться поддержкой сознания «Я»: я должен прибегнуть к логике зеркала, а не создателя. Квант эмоции переносит информирующее единство действия, то есть, он уже представляет собой шаблон. Когда информативный «комочек»11 поступает — при этом не важно, что мы принимаем к рассмотрению: сигнал, категорию ДНК, информационный знак герпеса или рождение интуиции, — он уже заранее намечен. Набор комплексов также представляет собой систему, пропускающую только ту информацию, которая вписывается в уже существующую систему стереотипов.
Интеллект сам по себе выгладит статичным, он улавливает любое движение, оставаясь неподвижным, отстраненным, невозмутимым. Атараксию (невозмутимость) , о которой так много говорили древнегреческие
стоики, не стоит сводить до поверхностного понимания ее как отсутствия боли, а следует понимать как состояние покоя любой феноменологии, то, что утвер-
11 Напоминает комок разжеванной пищи, готовой к отправке в желудок.
Антонио Менегепи
Основы онтопсихологической методологии
177
ждает Гуссерль, когда говорит о феноменологии и эпохе. «Атараксия» означает отбрасывание всех феноменологий до тех пор, пока не проявится изначальная форма. Феноменологии, явления суть надстройки, не дающие точного указания на перводвижущее или первое энергетическое.
Единство действия и онто Ин-се равны друг другу. Слово «онто», описывающее Ин-се, указывает на то, что оно существует, есть. «Единство действия» включает в себя событие, гештальт, опытное переживание, изменение и т.д. Мы наделены способностью различать экзистенциальное единство, но при желании описать его даже относительно нас самих, мы должны прибегнуть к зеркалу сознания. Вот именно здесь и рождается огромная неразбериха.
5.2.5.
Как проявляется единство действия, это ядро, возникающее в некоем контексте и задающее ему направление? Ясно, что ответ на этот вопрос возможен только в рамках системы ранее установленного, то есть, мы исследуем мир изнутри «межпространственной капсулы», и до тех пор, пока мы находимся в ней, нам позволено изолировать, выделить лишь некоторые функции или этапы процессов преобразования. Принцип Гейзенберга действует, однако даже здесь мы можем достичь определенной формы интеллектуального интуитивного познания.
Для лучшего понимания приведу следующий пример.
Всем нам приходилось переживать состояние сильного волнения, грусти, расстраиваться. Момент, когда по-настоящему живой человек плачет, особенный и безусловно требует уважения. Если мы попытаемся вспомнить ситуацию, сильно расстроившую нас или заставившую распла
ПСИХОСОМАТИКА
17Q
Глава пятая
каться, обязательно на ум придет событие, которое когда-то взволновало нас больше других: в полном одиночестве в какой-то момент сердце и легкие сжимаются, изменяется мимика лица, появляются тяжелые грудные вздохи, начинает першить в горле, наворачиваются слезы и возникает плач; происходит очевидное соматически-энергети-ческое изменение, которое мож-
Мы все больны потому, что не можем но измерить.
устранить состояние расщепленности А что, собственно, произореал ьности	шло? Известно, что плач возни-
кает неожиданно: подумал о чем-то, сердце забилось, сдавило горло — и вот слезы ручьем потекли из глаз. Размышляя о случившемся, можно заметить, что в какой-то момент сознание видит какой-то факт. Речь не идет о конкретном событии, например, о смерти ребенка, о том, что вас оставил любимый человек или кто-то вас обидел: все это — последствия, внешняя причина. Сначала же возникает образ, некий момент, вызывающий лавину эмоций, будоражащий все внутри. Если этот момент принимается, субъект начинает плакать. Волнение — это реальность, субъективно выстраивающая изнутри, творящая внутри. Между состоянием спокойствия, задумчивой рассеянности и плачем существует точный момент видения: если блокировать этот момент, субъект не заплачет, но если он примет этот момент «Я», то разразится слезами.
При возникновении болезни или какого-либо действия, убеждения, а значит, при передаче некоей активнонаправленной интенциональности существует момент, когда действующий субъект видит. Он не видит, победит он или ему будет плохо: он видит почти в голографическом изображении только «комочек» единства действия. Речь идет не об образной голограмме, как в сновидении или фантазии, а об “olos”, целостности, видимой с помощью ума.
Антонио Менегетти
Основы онтопсихологической методологии
179
Другой пример. В момент расхождения с другим человеком субъекту отводится некоторое время на то, чтобы он волевым действием вмешался в ситуацию и принял
решение, на какую сторону ему встать: оставшись по одну сторону, он останется спокойным, встав на другую — разволнуется. То же самое проис-
ходит в ситуациях, связанных с проявлением эротизма: принятие определенного образа влечет за собой внутреннее расширение, набухание и эрекцию; если образ не принят, то организм остается индифферентным. Существует момент прохода формального единства, который затем переходит в синаптический.
Коммуникация или информация лежат в основе организации организма
Для большинства людей анализа на таком уровне не существует. Они действуют более или менее как все, претерпевают на себе как положительные, так и отрицательные последствия такого поведения. Не виден ключ
запуска, то есть не виден «комочек» единства действия, становящийся системным информатоном по отношению ко всем эндогенным процессам и впоследствии образующий неизбежность и категоричность кармических последствий. Всегда существует момент, когда субъект видит и решает, выбирает, но по незнанию, неосознанно: он не ведает, что по силе этот образ превосходит атомную бомбу. В действительности же, этот образ обусловливает перестройку всей экосистемы человека на молекулярно-физическом уровне.
Конечно, все вышесказанное не заменяет собой необходимости в экспериментальных доказательствах, даже несмотря на то, что в своей личной практике я не столкнулся с какими-либо опровержениями действенности метода. Все здесь изложенное в первую очередь способствует анализу всего материально-энергетического самодвижения в нашем мирском контексте. Человек на
ПСИХОСОМАТИКА
180
Глава пятая
делен формальным Ин-се в виде целостно-динамического организмического, и любое изменение — от электрона до совокупности всевозможных сетевых эффектов различных органиграмм — производится посредством информации, которая, наткнувшись на сетевое образование (сетевой эфект), запускает четко определенное действие.
Антонио Менегетти
ГЛАВА ШЕСТАЯ
Медицина и психология: отличия и сходство
6.1.	Отличия и сходство
Психология и медицина различаются предметом исследования, методом и научными целями.
Медицина представляет собой теоретическое и экспериментальное исследование тела, как такового, а также всевозможные воздействия на него. Объектом изучения медицины является тело как материально-чувственное проявление: все, что относится к телесной феноменологии, — органы, их строение, функции и органические или функциональные нарушения. Методом медицины, который подразделяется на три вида: механический, химический и физический, является техническое использование внешнего инструментария. Даже если врач придерживается собственной теории, морали или образа мыслей, специфика его профессиональной деятельности вынуждает его действовать, опираясь на узаконенный технический метод. Врачу не дозволено руководствоваться собственной интуицией и своим опытом, если они не подтверждены использованием дозволенного метода.
Психология и психотерапия изучают и исследуют все относящееся к уму, морали, эмоциям, воспоминаниям,
ПСИХОСОМАТИКА
182
Глава шестая
памяти, сновидениям, страхам, фантазиям. Объектом изучения психологии является психическая деятельность, семантический импульс, психическая интенциональность, проявленные в существующей личности. Таким образом, психология изучает первопричину, облачающуюся затем в эмоции, чувства, комплексы. Методом психологии является билогический принцип анализа, применяемый ко всевозможным феноменам внутрипси-хического мира (рисункам, сновидениям, чувствам и т.д.). Инструментами работы психологов являются диалог и тесты, однако самым первым и единственно подлинным инструментом служит личность самого психотерапевта. Чтобы заниматься психотерапией, от человека требуется абсолютная внутренняя точность, иначе он внесет неточность в инструмент. В то время как врач совершенствуется в усвоении новых знаний, полученных научно-эспериментальным путем, то есть, повышает свой профессионализм внешними средствами, психотерапевту необходимо непрерывное оттачивание самого себя, приведение к абсолютной точности природного порядка собственной психической деятельности на протяжении всей жизни.
Следующее различие касается того результата, который эти две профессии несут человечеству. Врач необходим по двум причинам:
1)	врач — это знаток феномена материя-тело, то есть, человек, в совершенстве освоивший симптомы болезни тела;
2)	врач может оказать помощь огромному количеству больных людей, поэтому служит человечеству незаменимым фактором высочайшей экономии в области лечения.
Психотерапевт, наоборот, имеет возможность лечить только некоторых больных, а врач — образец социального ассистенциализма. Мы не сможем построить общество, базирующееся на психотерапии, но, без сомнения, сумеем создать его на основе медицины. Различие меди
Антонио Менегепи
1ВЗ
Медицина и психология: отличия и сходство
цины и психологии проводится также по их целям. Медицина преследует цель устранения симптома и, прежде всего, восстановление здоровья. Психология на первое место ставит понимание личности субъекта, ее самореализацию и зрелость.
Для понимания мотиваций психической деятельности необходимо овладеть высочайшим искусством, посвятить этому много времени и обладать специфическим умом. Занедуживший субъект идет к врачу и перекладывает на него свою проблему, слагая с себя всякий труд по выздоровлению и обретая тем самым возможность оставаться в состоянии инфантильного послушания. Если же пациент выбирает психотерапию, то первое, что он должен сделать, — это признать собственную вину в случившейся болезни. Врач для пациента — вечная мама; психотерапевт, наоборот, — духовный инквизитор, который выясняет, где субъект совершил ошибку, и, обнаружив ее, воздействует на причину, ее породившую.
6.2.	Онтопсихологический диагноз
В своей работе онтопсихолог использует следующие инструменты1 анализа.
1)	. Лингвистический анамнез и историческая биография. В диалоге с клиентом онтопсихолог получает определенную информацию о жизни субъекта: в какой ситуации он сейчас находится, что и кого любит, то есть, психолог собирает сведения о всех фактах, составляющих внутренний мир человека, чтобы постепенно подобраться к экзистенциально-эмотивному ядру субъекта и изучить его. Конечно, субъект вербализует лишь часть информации, однако онтопсихолог, будучи экспертом в области психики, обладает необходимым инструментарием для извлечения всех его секретов и потаенных намерений.
1 См. А. Менегепи Образ и бессознательное. Указ. соч.
ПСИХОСОМАТИКА
184
Глава шестая
2 Подробнее об онто-психологическом методе интерпретации сновидений см. А. Мене-гетти. Образ и бессознательное. Указ.соч.
Естественно, речь онтопсихолога может внешне показаться клиенту незначительной, однако для самого психотерапевта, владеющего техникой, позволяющей задавать точные вопросы, их содержание представляет огромную важность.
2)	. Физиогномический, кинетико-проксемический язык. Для целостного понимания субъекта онтопсихолог использует все способы самовыражения последнего. У каждого из нас свой способ поведения и самопостановки в пространстве. Тело вещает даже тогда, когда субъект молчит, поэтому необходимо научиться прочитывать знаки, подаваемые телом. Истинность человека проверяется по совпадению (отсутствие такового говорит о его ложности) языков тела и сознательного мыслящего «Я».
Данный аналитический язык используется для подтверждения или опровержения слов клиента и предусматривает изучение того, как тело движется и разговаривает. Даже вид одежды является точным языком: стиль одежды может передавать агрессию, любовь, расположенность, вежливость, ум, насилие, секс. Чтобы понять бессознательное, достаточно внимательно проследить за тем, как движется тело. Проксемический язык передает информацию об отношении субъекта к другому человеку: язык меняется при смене собеседника.
3)	. Онейрический язык. Сновидение — этот бессвязный и пустой для субъекта язык — служит онтопсихологу для понимания того, что субъект собой представляет, в каком положении находится и почему. С практической точки зрения сновидение содержит точные координаты для вмешательства психотерапевта2. Оно не только сообщает, что у человека болит и почему, но и предлагает решение, которое вырабатывает в соответствии с законами природы. Сновидение — оформленный продукт фильтрации организмического. Сновиденческие образы представляют собой формальные типологии, не имеющие ниче-
Антонио Менегетта
105
Медицина и психология: отличия и сходство
го общего с материей, телом. Сновидение показывает векторные динамики в действии, внутренние порывы, оказывающие информационное воздействие на области принятия решений.
Приведу в качестве примера сновидение одного священника: «Помню, что я находился с друзьями в своей старой приходской церкви. В какой-то момент нам захотелось спуститься в могильник, где были захоронены монахи. Спускаясь вниз, я увидел мышей, но уже не смог вернуться обратно вместе со своими друзьями. От страха я проснулся и подумал: «Ну, это был только сон!». Для онтопсихолога сновидение дает настолько четкий срез событий, что сразу становится виден вердикт бессознательного: прогрессирующая шизофрения субъекта. Образ мышей указывает на элемент, разрушительный для других жизнеспособных клеток (грызун) субъекта, то есть, на разупорядочение деятельности нейронов. Спускаться в церковный могильник означает, что вся жизнь субъекта, целиком и полностью определяемая культурными нормами, направлена на танатический регресс без самореализации.
Следовательно, необходимо установить, что означает видеть во сне ветер, воду, покойников, лотерею и т.д. Независимо от традиционных взглядов, какое отношение с точки зрения медицины может иметь сновидение к субъекту? Первое, на что указывает сновидение, — где находится очаг заболевания, почему и как субъект болен, а также каков способ лечения.
4)	. Семантическое поле. Такой вид познания, введенный онтопсихологической школой, позволяет онтопсихологу диагностировать сущность внутреннего мира человека с помощью эгоической проприоцептивности3.
5)	. Язык симптома или проблемы. У болезни или проблемы есть свой язык, поэтому, прежде чем приступить к их лечению или решению внешне, необходимо устано-
3 См. A. Meneghetti. Campo semantico. Op.cit, p.67-97.
психосоматика
18В
Глава шестая
вить и вернуть к первоначальному состоянию то содержимое, на которое бессознательное указывает данным символом. Порой изменение поведения может повлечь за собой разрушение связей, составляющих способ общения, необходимый субъекту для выживания.
6.3.	Некоторые социальные стороны профессии врача
Больной неизменно являет собой опасность как для личности врача, так и для психотерапевта. К сожалению, и средства массовой информации, и общество ответственность возлагают исключительно на врачей и психотерапевтов, однако, собственный практический опыт и множество несчастных случаев, произошедших с врачами, психиатрами или психотерапевтами, привели меня к очевидному заключению, что разрушение большого числа высокопрофессиональных специалистов неизменно было спровоцировано психологическим внедрением, осуществленным считавшимися неполноценными больными. Речь идет не о соматической инфекции, а о психическом загрязнении личности специалиста, вносимом больными.
Наряду с этим медицине приходится противостоять натиску трех факторов:
1)	требованиям массовой демократии (врач обязан лечить всех, кто в этом нуждается);
2)	экономическим, политическим и социальным предписаниям, низводящим врачей во всем мире до уровня бесправного стада;
3)	наличию огромных фармацевтических центров, чьи исследования самодостаточны и направлены не на поиски действенных средств лечения, а лишь на поддержание больного.
Бороться с давлением этих факторов в одиночку врач не может. Единственное, что ему остается, — самосовер
Антонио Менегетти
Медицина и психология: отличия и сходство
187
шенствоваться и постепенно вставать на профессиональный путь высшего служения жизни. Вот тогда медицина откроет в себе новые удивительные возможности.
Все крупные врачи любой эпохи в конечном итоге обращались к философии или теологии. Глубинные медицинские исследования приводят к субдеятельности выс
шего порядка. Медицина затрагивает области материи, находящейся под воздействием социума, и зачастую врач из благих побуждений берет на себя слиш-
Во многих случаях врач лечит в большей степени своей личностью, чем медикаментами
ком большую ответственность, которую в действительности следует переложить на плечи больного и общества. Действия врача, даже очень способного, распространяются до определенного момента: если общество и больной человек не примут на себя свою долю ответственности, врач будет бессилен что-либо сделать.
Во многих случаях врач лечит в большей степени сво-
ей личностью, чем медикаментами. В глазах людей врач исполняет роль чудотворца, поэтому ему так необходима профессиональная осведомленность о психической деятельности человека, чтобы усилить собственную чудодейственность.
ПСИХОСОМАТИКА
Глава седьмая
Энергия и психотерапия
7.1.	Вводные уточнения
За весь мой опыт исследований и практической работы с психическими процессами неизменной трудностью для меня как ученого было доведение до осознания людей того факта, что суть психологии, прежде всего, состоит в понимании особенностей энергетических процессов. Причем это относится не только к врачам, юристам, священникам, литераторам, политикам, но и к самим психологам и психотерапевтам.
Под «энергией» я понимаю имманентный принцип, образующий действие во всех его феноменологических переменных, и в особенности, то сущностное ядро действия, от которого выстраивается движение. Движение — это непрерывное самопроявление некоего единства множеством различных способов. Действие — это последовательность присутствий или позиций некоего единства или самоявленность энергии определенного вида. Априорное любого действия — интенциональность или форма, определяющая и уточняющая это единство в действии. Энергия — вариант некоего единства в направлении создания или осуществления чего-то; либо это единство в осуществляемой метаморфозе.
ПСИХОСОМАТИКА
190
Глава седьмая
Единство — неделимая составляющая некоего контекста и в тоже время отличная от него.
Данные уточнения могут быть применены в области исследования метафизики, экзистенции и элементарной физики, но не в математике, ибо эта наука занимается изучением фиксированных соотношений в их взаимозависимости, то есть, отношений неподвижных рациональных квантов.
7.2.	Чувство вины и психическая интенциональность
Большинство людей ежедневно пользуется ручкой и чековыми книжками, не имея ни малейшего представления о реальном количестве денежных средств банка. Непрерывно наталкиваясь на беспредельные реки пустозвонства философских, лингвистических, политико-экономических, этико-юридических, моральных, традиционных концепций, порожденных ожесточенной диктатурой маленьких людей, абсолютно невежественных, ничего не сведущих в жизни, ее смысле и течении, я утрачиваю всякое желание к соучастию. Истинный ценностный мир человека — результат глубинного порыва одиночных титанов духа, которые сумели, прибегнув к притворству и сохраняя терпение, пустить в действие функции жизни, отдав ее в руки ответственной власти исторического сознания.
Неразумно жаловаться на то, что годами программировалось инфантильной ленью; на тщетные попытки с помощью врачебно-медицинского анализа определить причины хронических психосоматических заболеваний и устранить их, на обновленный деспотизм многочисленных политических лидеров, на самый посредственный уровень организации культуры и журналистики, полностью подконтрольных экономическим институтам, на нивелирование деятельности мозга, парализованного
Антон; ю Менегепи
Энергия и психотерапия
191
сетевым нашествием компьютеров, на лживую самонадеянность отцов в доброте своих побуждений, на ментальный инцест множества матерей со своими детьми-преступниками, на шантаж со стороны авторитетов, на полную атрофию личности, на все то, что порождает порочный круг нерешенных в своей причине проблем и ведет к катастрофическому снижению остроты восприятия, дающей возможность распознать порядок целей, различие причин, низводя, в конечном итоге, человека до состояния безнадежного объекта.
Наличие таких проблем, как делинквентность, падение нравов, и таких заболеваний, как наркомания, СПИД, а также тот факт, что 70% всех заболеваний приходится на мужское бессилие, фригидность, шизофрению, сердечно-сосудистые патологии, расстройства функций печени и так называемые внутренние болезни, сколиозы, артриты, мигрени, бессонницы, тоску, неврозы, дерматиты и многое другое указывают на полную научную и личную неосведомленность о сущности простого факта — человеческой органики.
Все заболевания без исключений, излеченные мною за период клинической практики с помощью метода он-топсихологической психотерапии, неизменно обнаруживали, что болезненный недуг обязан своим появлением сознательному или бессознательному чувству вины субъекта.
Чувство вины — это волевой акт, формообразующий психическую интенциональность. Как только психическая интенциональность сформирована, различные совокупные составляющие, входящие в множественное и неделимое единство нашего организмического, начинают структурироваться согласно специфической тематике. Первичное интенциональное действие задается селекторным ядром в виде ответной реакции на все то, что контактирует или взаимодействует с ним. Эта специфи-
ПСИХОСОМАТИКА
192
Даже когда вещает
Глава седьмая ческая констелляция или поляризация обусловливает виды или стереотипы мышления, памяти, чувствительности, сновидений, сексуальных и аффективных отношений, выбор работы и жизненных установок.
Весь открытый потенциал возможностей некоей индивидуации структурируется и сводится к единой модальности организованных впе-сознание не ведает, тело чатлений. Эти впечатления, или селекционируемые порывы, проходя через уже существующие органические индивидуализированные структуры, трансформируются в эмоции и, наконец, одновременно сублимируются в виде образов и мыслей.
Ментальные образы или мысли есть не что иное, как спекулярные послания, пришедшие от формального самодвижения организмического действия. Грубый пример: испущенный отправителем пучок фотонов появляется в виде образа в заранее заданной точке монитора.
Свойство действия или энергетической формы состоит в следующем: уловленные в любом своем аспекте, они неизменно взывают к всеобъемлющему единству.
7.3.	Организмическая семантика
Как это возможно, за несколько сеансов консультирования устранить хронический симптом психиатрического, неврологического, функционального или органического свойства?
Необходимо иметь в виду следующее: даже когда сознание не ведает, тело вещает. Прежде чем природа некоей вещи выработает язык, она уже посылает сообщения, исходя из внутренней сущности саморасположения. В природе любая вещь общается и в процессе коммуникации самосовершенствуется в стремлении к самому близкому и непосредственному корреляту. Эта базовая
Антонио Менегетти
Энергия и психотерапия
193
коммуникация любой вещи есть экзистенциальная семантика, и более точно ее можно назвать информационным полем.
Когда в онтопсихологии проводится исследование при помощи семантического поля, это означает, что рациональный ум способен измерять энергетические диалектики, устанавливаемые между сознанием и целостным организмическим, монитором отклонения и социальным «Сверх-Я», между индивидами. Чтобы это увидеть, не следует фиксированно настаивать на общепризнанной научной точке зрения, которую потом никто так и не может подтвердить своими результатами.
Я заметил, что вера и общение всех людей основываются на страхе, и никто из них не ведает, что говорит. В действительности одни люди увещевают других в том, что те и так знают или во что и так верят, но никто не может подтвердить излагаемые знания, находя подтверждение в себе самом. Как следствие, в чуждом себе знании человек теряет свое познание и здоровье.
Для того чтобы научиться улавливать энергетические взаимосвязи, задающие форму всякому самодвижению индивидуализации, необходимо постоянно осознавать все полученное нашим организмом через многочисленные каналы восприятия. Прежде познает сердце, рука, желудок, кожа, печень, а потом мозг или разум.
Отслеживая любую информацию, поступающую на наш организмический радар, мы можем измерять и контролировать реальность целиком и, прежде всего, устанавливать прямой контакт с психической интенциональностью или энергетической причинностью. Использование всего организма, а не только одной головы, ясно обнаруживает постоянное присутствие ошибки, возникающей на последних стадиях обработки нашим мозгом информации по причине вмешательства монитора отклонения.
ПСИХОСОМАТИКА
Глава седьмая
Если познание совпадает с организмическими изменениями, то можно констатировать следующее:
1)	процесс вербализации в период проведения онто-психологической психотерапии есть не что иное, как проекции усиления энергетического самодвижения здорового Ин-се субъекта;
2)	характерные для субъекта сознательные модусы есть не что иное, как элементы, вредоносные для его жизни;
3)	индивид, принимая чувство вины, придерживаясь линии поведения, которая ни в прошлом, ни сейчас не является его естественной силой, настаивает, защищая собственные костыли и полностью забыв о собственных ногах.
Если процесс познания находится в прямом контакте с энергетическими процессами жизни, протекающими в данном индивиде, очень легко дать ему нужное решение, указать истинное для него положение дел, вернуть здоровье.
С помощью такого способа познания моя речь — всегда с позволения клиента вмешаться в его психическую интенциональность — превращается в психопластическую хирургию. Симптомы, на которые жаловался клиент, исчезают, поскольку я изменил энергетические векторы, которые их порождали.
7.4.	Четыре принципа психосоматики
/. Исследовать психосоматику — значит изыскивать причину, мотивирующую болезнь.
Центральное слово — «мотивирующая». Речь идет о необходимости обнаружить мотивацию патологической феноменологии. Болезнь — не случайное событие, а ответ на определенное намерение, интенцию. Непонима-
Антсииэ М?Не:с: :л
Энергия и психотерапия
ние первичной мотивации феномена лишает нас воз
можности его контролировать.
«Мотивация»1 — это разум или цель, ради которой происходит эффект. Это — направление, или вектор, который принимает психическая деятельность. Цель пер
вична в намерении и стоит на последнем месте в исполнении. А между началом и концом включается множе
ство промежуточных причин.
Для понимания феноменологии индивида (напри
мер, почему он в два часа пополудни находится на пло
щади, в пять — в кинотеатре, в во-
семь - в баре и т.д.), недостаточ- Болезнь субъекта может отвечать его но отследить каждый его шаг в экзистенциальным устремлениям отдельности: необходимо знать
оперативный план его действий (распорядок его дня). Основываясь на “interior design”, можно предвосхитить любой поступок индивида; изучив и поняв проект, который конкретно не проявлен, но очевидно выражен в своих эффектах, можно изменить его следствия — перемещения, сроки, средства.
Незнание проекта, которому отвечает болезнь, делает любые врачебные процедуры или медикаментозное лечение симптома бесполезными. Болезнь субъекта может отвечать его экзистенциальным устремлениям. Под «экзистенциальным» я понимаю всю экономическую совокупность модусов жизнеобеспечения человеком собственной идентичности: любовь, секс, тепло, друзья, деньги, комплексы и т.д.
Какую жизненную ценность под прикрытием болезни преследует субъект? Например, за органическими нарушениями при таких заболеваниях, как СПИД или
опухоль, может скрываться религиозная цель: преподнести себя в дар, чтобы достичь вершин признания в духовном мире собственной религии. Неоплазия, цистит или камнеобразование могут обнаружить в своей перво-
1 От лат. “motus” — движение; “actio” — динамика, сила; “ad fi-nem” — к/ради определенной цели.
ПСИХОСОМАТИКА
19В
Глава седьмая
причине борьбу и разгрузку психической агрессивности, направленной на конкретного человека из ближайшего окружения (ребенок, партнер и т.д.). Не имея возможности внешне излить свою психическую агрессию на человека, субъект разряжает ее на каком-либо из органов своего тела.
2. Психическая деятельность представляет собой энергетическую составную часть обширного целого, обладающую открытым проектом.
Каждый человек при рождении оказывается в некоем контексте, потенциальные возможности которого практически безграничны. В реальности жизненная, интеллектуальная и созидательная энер-ВСЯКИЙ Выбор фенОМВНИЗИрует природ- гия любого человека использует-ный потенциал, но одновременно его ся лишь на 10, максимум на 30%. И обусловливает	Тодами мы зашоривали свой ра-
зум, закрыв от него практически все возможности, кроме одной-единственной. Конечно, нас к этому принудили ограниченность времени и средств, требования семьи и общества
Всякий выбор феноменизирует природный потенциал, но одновременно его и обусловливает, следовательно, психический квант человека определяется неким, зачастую неоптимальным, способом. Действенный потенциал нашей жизни по большей части остается не феноме-низированным, вынужденным скрываться и поэтому готовым вырваться наружу и, если надо, отомстить за себя.
3. Единство действия психической деятельности обладает свойством взаимообратного релятивизма по отношению к различным частям органического, сведенного к определенной форме.
Для нашего единства действия и психической динамики рука — не единственный орган, способный брать, глаз — смотреть, а ухо — слышать. Все может быть изменено: ногами можно слышать, а ушами видеть. Напри-
Антонио Менегепи
Энергия и психотерапия
мер, психологическая интуиция у человека может быть
сильнее развита через осязание, чем через зрение, слух
или тактильную чувствительность.
Следуя динамической экономии бессознательного, один орган может быть использован вместо другого:
здесь нет неизменно заданного сильно подверженный заболеванию орган является либо самым разумным, либо самым чувствительным у данного субъекта. К частям собственного организма бессознательное относится с не-
порядка. Наиболее
Наиболее сильно подверженный заболеванию орган является либо самым разумным, либо самым чувствительным у данного субъекта
дифференцированной относи-
тельностью. В то время как наш рациональный анализ
строится на использовании четко заданных средств и алгоритмов, наше бессознательное с крайней степенью относительности варьирует средствами достижения собственной цели, выбирая то одно средство, то другое, то один орган, то другой. Например, фаллический импульс может перейти в острый приступ подагры. Расскажу вкратце об этом случае из моей клинической практики.
Это был врач, примерно сорока лет, который хорошо себя чувствовал, вроде бы ни на что особенно не жаловался. В один из дней, после утреннего завтрака, на который он был мною приглашен, его сразил острый приступ подагры. Он тут же обратился ко мне за психотерапевтической консультацией, чтобы понять, почему такое с ним происходит, да на этот раз еще так внезапно. Тем временем его правая нога от колена и ниже продолжала раздуваться, что сопровождалось болезненными ощущениями.
Обычно очередной приступ подагры у него длился десять-пятнадцать дней, после чего исчезал; на этот раз все нормализовалось сразу же после консультации, по
ПСИХОСОМАТИКА
1SS
I лава ^Ни -
скольку ему была объяснена мотивирующая причина болевого эффекта.
Клиент рассказал мне несколько сновидений, увиденных им в ночь перед приступом. Во сне он увидел сцену из своего детства: маму, которая несла ему взбитое яйцо, внезапно появился отец, и мальчик начал плакать; потом он припомнил выбитую ногой дверь.
Прежде всего, необходимо было решить, почему при приступах подагры у человека его сновидение показывало сцену из детства. Онейрическая типология меняется
согласно типу болезни, следовательно, на основе этой типологии мы можем обнаружить мотивирующую причину. К примеру, анализируя на протяжении нес-
Природа человека проецирует на пленку собственную ситуацию с помощью оней-рического языка
кольких лет случаи заболевания СПИДом, я заметил, что сны, которые видели пациенты, типичны для этой патологии. Язык сновидений непреклонно содержит в себе логику, присущую данной болезни. Природа человека проецирует на пленку собственную ситуацию с помощью онейрического языка. Как для прочтения рентгеновского снимка необходим эксперт, так и для понимания онейрического языка требуется специалист, способный уловить код самого субъекта и с его помощью извлечь содержимое сновидения. Если толкование точно, определяется мотивирующая причина заболевания, и эффект (симптом) исчезает. Таково внешнее подтверждение научности онтопсихологического метода интерпретации сновидений.
Вернемся к сновидению врача, больного подагрой. В сновидении появился также образ местности, где мы отдыхали. Это означает, что здесь произошло нечто, оказавшее травмирующее воздействие на субъекта и послужившее запускающей причиной вытесненной боли, пережитой в детстве. На завтраке помимо меня и него
нерп® и психотерапия
199
присутствовала одна красивая женщина, которая подала на стол взбитое яйцо только для меня. Бессознательное врача прореагировало на сложившуюся ситуацию инфантильной динамикой. С детства он был любимчиком матери, да к тому же еще хиленьким ребенком, из-за чего мать каждое утро заботливо готовила ему яйцо, что привело к образованию устойчивой чувственной связи между матерью и ребенком, из которой отец был напрочь исключен. Но как-то раз он оказался вне отношений матери с отцом: может, они занимались любовью, а он хотел сломать дверь в комнату, где они находились. Выбить эту дверь ему не удалось, тогда он, по воспоминаниям, со всего размаха дал ногой по другой двери.
В ситуации со мной в его бессознательном всплыла сцена из детства не такой, какой она случилась на самом деле, а такой, какой он ее выстрадал: он увидел мать (красивая женщина), которая преподносила яйцо отцу (я), при полном исключении его из этой ситуации. Не имея возможности двинуть ногой по двери, импульс вышел в виде подагры.
Всякий раз при анализе заболевания, прежде чем говорить об органических нарушениях, мы должны предположить наличие некоей интенциональности субъекта, соучаствующей в формировании совокупности видимых симптомов. Логика бессознательного направлена на осуществление своих целей, полностью не принимая в расчет деятельность нашего сознательного разума. Для понимания вышесказанного мы должны обратиться к огромной силе жизни (например, посмотрите на жизнь микроорганизмов, клеток, бактерий), обладающей свойством неограниченной вариабельности. Смиренно помните о том, что мы находимся перед лицом экстраординарного гения — деятельности жизни, протекающей в каждом из нас и в любом жизненном феномене. Как ученые мы всегда должны придерживаться наших рациональных
ПСИХОСОМАТИКА
200
Глава седьмая
принципов, но как живые разумные существа мы должны быть постоянно внутренне открыты пониманию
того, что по ту сторону всегда существует нечто, дей-
ствующее только по собственному усмотрению.
Бессознательное — это не развитый сознательно психический квант
4. Бессознательное может выражать собственное намерение и посредством болезни, из чего следует, что болезнь есть неразвитый аспект
психики.
Бессознательное — это не развитый сознательно психический квант. Прежде чем в объяснениях причин заболевания — это касается всех хронических расстройств, а также возникающих в раннем детстве болезней — прибегать к теории наследственности, следует предположить наличие навязчивого влечения к повторению какого-либо психического действия. Из этого следует, что эта болезнь не исчезнет до тех пор, пока мы не поможем пациенту развиться психологически.
Антонио Менегетти
Глава восьмая
Биодинамика эфирного поля
8.1. Введение в концепцию эфирного поля биодинамики как первичного измерения экстрасенсорных феноменов
Как научные исследования данного вопроса, так и фидеистические представления о нем имеют больше различий, чем сходства.
Всеобщее парапсихологическое представление о поле как таковом не может пока претендовать на статус знания, которое контролируется человеком и состоит у него на службе. Благодаря научной подготовке, каждодневному опыту и осознанному восприятию, я обладаю способностью четко различать эффекты действия чистой психики (рациональной и волюнтаристической психической данности), эффекты действия эфирного поля, и, наконец, физического поля (к этой сфере относится то, что контролируется традиционными пятью внешними чувствами). Это происходит подобно тому, как мы отличаем воспринимаемое ухом от воспринятого глазом, осязанием и т.д. Например, здороваясь за руку с каким-то человеком, я понимаю, чья это рука и почему я ее пожимаю (рациональное поле), ощущаю тепло прикосновения,
ПСИХОСОМАТИКА
<?.оа
' См. К. Джонсон. Эффект Кирлиана и живая аура. — Ереван: Армения, 1977.
Гнава восьмая эмоциональное напряжение (физическое) и чувствую биодинамическую интенсивность (эфирное).
Тибетские монахи, вся религиозная иконография, эзотерическая медицина, классифицирующая эфирное «Я», свидетельства многих экстрасенсов, воспринимающих излучения живых организмов, представления медиумов об астральном теле, способности некоторых людей к мануальной терапии — все это, так или иначе, отсылает нас к реальности эфирного поля.
Науке известно множество свидетельств, которые получили признание благодаря открытию так называемого эффекта Кирлиана (1939 г.). Провозвестником этого открытия стал английский врач В. Килнер (1847-1920 гг.), занимавшийся электротерапией в госпитале св. Фомы в Лондоне. Неясные очертания туманного свечения он назвал «силой ауры», подчеркнув ее отличие от электрической энергии и энергии магнитного поля.
В книге «Биологическая сущность эффекта Кирлиана»1 утверждается, что каждое человеческое существо обладает вторым телом — биоплазменным, сотканным из энергии. Биолюминесценция, феномен свечения в высокочастотном поле Кирлиана вызваны присутствием биоплазмы, а не электрическим зарядом организма.
Биоплазма подвижна, многоцветна, ее пространственная организация специфична. Ее процессы разворачиваются в рамках структуры, совершенно отличающейся от структуры процессов физического тела. Энергетическая структура каждого человека, за исключением сферы личности, состоит из двух частей — из тела физического и биоплазменного. Такая энергия поддерживается благодаря отрицательно ионизированным атомам кислорода и называется в йоге «праной».
Биоплазменное тело — посредник между телом физическим и психическим. По сравнению с физическим телом оно обладает гораздо меньшей массой и способно
М J О - А-.м й и . :
!Ьиодинамика эфирного поля
ЗОЭ
резонировать и реагировать на эмотивные, экстрасенсорные и даже космические воздействия. Действительно, так называемая психотронная энергия биоплазмы связана с космотронной энергией и именуется также «пирамидальной силой»2.
Ссылаясь на признанные официальной наукой данные, необходимо отметить, что соответствующие акупунктуре точки совпадают с точками, видимыми в высокочастотном магнитном поле. Причем расположение этих точек опытный эксперт может определить на ощупь. В сущности, акупунктура лечит физическое тело с помощью биоплазменного (Кузмич, Гайкин, Ван дер Молен)8.
Швейцарскому ученому М. Кэрри, учитывавшему результаты вышеприведенных исследований, удалось представить диаграмму энергетического поля психической ауры здорового человека и больного.
Инженер-электротехник Энрико Родригес с сотрудниками усовершенствовал устройство Кирлиана, практически представляющее собой генератор высокочастотного поля. В результате была получена эмиссия невидимого радиационного излучения (в реальности его легко зафиксировать на пленке, чувствительной к инфракрасному излучению), которое образовывало ореол, или эффект короны, или психическую ауру изучаемого тела. Было установлено, что подобное излучение присуще исключительно живым телам. Родригес утверждает, что могут быть определены психические факторы, детерминирующие интенсивность, форму и цвет короны. По мнению этого исследователя, психический мир, кроме всего прочего, — это мир энергии. В нем формируются вибрации, складывается энергетическая информация, модифицирующая нашу физическую структуру. Родригес настаивает на том, что большая часть болезней, или патологических явлений, лечится не с помощью хи
2 Исследования французского ученого Новиса. в которых использовалась неэлектростатическая модель пирамиды Хеопса
3 См. П.К. Ноорденбос. Биокосмическая энергия. — Планета, 1974, №57, с. 46-61.

204
(лава восьмая
мических препаратов, а путем вмешательства в психику. Тем самым исцеляется невидимое тело (или эфирное поле), что оказывает терапевтический эффект и на поле физическое. В этом утверждении есть свой резон, хотя данный ученый объясняет болезни тела нарушением космическо-симбиотического равновесия. В университете Бело Горизонте (Бразилия) Родригес изучает пара-психическую деятельность, чтобы понять, как происходит коммуникация, которая не укладывается в обычную, известную нам физическую форму.
Научные исследования эффекта Кирлиана проводились в опытах с листком растения: живой листик, еще держащийся на растении, излучает сильное регулярное свечение; люминесценция только что оторванного листа гораздо слабее, а по прошествии 15 секунд после отрыва люминесценция листа прекращается. Если приблизить умирающий, теряющий свою жизненность лист к живому, то несложно заметить перетекание энергии от живого листика к мертвому. Эффект Кирлиана прослеживается и на месте ампутированной конечности: американские ученые ампутировали лапку саламандре, но отсеченная конечность продолжала присутствовать на снимке, поскольку ее поле эфирной энергии все еще оставалось живым.
Можно добавить, что уже давно существует строго медицинское использование теплового излучения тела — термография, дающая, прежде всего, возможности для диагностики опухолей.
Вышеупомянутые ученые обнаружили данный феномен не на основании собственного психического или па-рапсихического опыта, а исключительно благодаря проводимым ими физическим исследованиям, удостоверяемым черно-белыми, реже цветными (Родригес), фотографическими снимками. Изучаемый феномен обозначается целым рядом терминов: эффект Кирлиана, психиче
Антонио Менегепи
Биодинамика эфирного поля
205
ская аура, сила Одина, эмотивная энергия, энергия ауры, ореол, жизненная энергия, биоплазменная энергия, психотронная сила, эфирное поле, тепловые флюиды, астральное тело, тонкое тело, невидимое тело. Я предпочитаю использовать термин «эфирный», который позволяет представить текуче-весомую тонкость рассматриваемой энергии.
8.2. Онтопсихологические достижения в области исследования эфирного поля
В настоящий момент я не собираюсь всесторонне представлять эфирную данность, но, опираясь на опыт и непосредственное знание себя и других людей, утверждаю и могу доказать присутствие эфирного тела как энергетического поля жизни в организме человека4. Эфирное поле действует в теснейшей связи с нервной и эндокринной системами, предшествуя происходящим в них процессам и не сливаясь с ними. Все три системы образуют директивный комплекс энергии, динамичных и созидательных жизненных сил, от состояния которого зависит физическое здоровье организма.
Через контакт рук — одного из физических центров эмиссии, точнее, от внутренней стороны ладони, можно интерферировать с эфирным полем пациента, улучшая состояние физического и психического поля. Именно на этом основано действие мануальных терапевтов.
Сила эфирного тела обусловливается всеми механизмами заряда и контрзаряда бессознательного. Понятия — смещения, вложения, вытеснения, либидо, энергии, принятые в психоанализе (особенно если они касаются объекта), «Я», «Сверх-Я», инстинкт выражают наиболее общую спецификацию динамики, добавленной на стадии между психическим решением и эфирным полем.
4 Увидеть его можно различными способами: например, поставив человека спиной к белой стене и начав рассматривать его силуэт краем глаза, не фокусируясь на нем. Через несколько мгновений появится ощущение, что нечто необычное движется вокруг головы субъекта. Но это не зрительная иллюзия, а содержательность реальности. В особенности начинаешь замечать, что это «нечто» меняется, вибрирует, выделяет цвета. Если это «нечто» статично, зафиксировано, то речь уже не может идти об эфирном поле, так как даже любой образ, рассмотренный при проекции его на белой стене, хотя и будучи зафиксированным, стремится исчезнуть. Эфирное поле меняется в зависимости от изменений субъекта.
ЙСИХОСОММЖД

Глава восьмая
5 В книге П. Томпкинс и К. Берд. «Тайная жизнь растений» всесторонне рассмотрены физические, эмотивные и духовные отношения растений и человека, а также приведена обширная библиография исследований, в которых изучались космические основания постоянной связи между различными жизненными формами и химическим излучением неживого.
6 О некоторых аспектах эфирного поля и обусловливающих его факторах см. А. Мене-гетти. Онтопсихология и психическая деятельность. «Эфирное поле».—М.: ННБФ «Онтопсихология», 2000 г.
С точки зрения феноменологии, эфирное поле — это первое тело, выступающее в качестве посредника между психическим и физическим. Кроме того, это энергетическое поле, позволяющее эмоциональное отношение между жизнью индивидуализированной и космической5. Оно оперирует в эмоциональном континууме и обусловливается сознательной или неосознаваемой интенциональностью человека. Это мост, позволяющий взаимный перенос или обратимость психического и материально-физического. Это поле благоприятствует живому существу, особенно если оно пребывает в определенных пространственных параметрах. Живое или когда-то жившее существо пользуется космотронной или пирамидальной силой. Существует векторная направленность, детерминируемая позицией материальной данности, которая способна исказить или преломить исходный вектор. Но живой объект изначально поставлен в такое функциональное отношение, которое создает постоянное центростремительное движение рассеянной энергии.
Эфирное поле — это энергия, в качестве квантовой интенсивности перемещаемая или аккумулируемая любой частью тела. Энергия эфира пронизывает конкретной жизненностью все структуры нашего организма. Через поверхностный контакт можно определить локализацию эфирного поля в теле другого человека. Вариации эфирного поля обусловлены темпераментом, настроением, психологической средой — естественной или же искусственно созданной, возрастом организма и органическими патологиями6. Эфирное поле локализуется в определенных силовых центрах: в семи главных и пяти второстепенных. Его питают интроективные процессы анализа-синтеза, которые разворачиваются в согласии с реакцией микроорганического кванта, составляющего живое существо. Протекание этих процессов в организме зависит от «свежей» пищи, от вдыхания кислорода, отрица
Ангонио Менегяти
биодинамика эфирного поля
207
тельно ионизированного в результате реакции взаимодействия с тотальностью окружающей среды (послегрозовой период в местах с обильной растительностью).
Эфирное поле — это феноменология, активизированная вовне причинностью онто Ин-се. Это не электрический или химический продукт мозга или сердца: оно может иметь все эти надстройки, так как онто Ин-се выражает себя через то тело, в котором существует, и, следовательно, использует все. Однако эта энергия являет собой непосредственное присутствие и эманацию онто Ин-се субъекта.
Элементарное эфирное поле присуще всем живущим существам: уже из самого факта жизни следует, что человек обладает определенной частью этого эфирного поля. Насколько человек болен, настолько эфирное поле тяготеет к исчезновению или приобретает оттенки темноты, неясности, ржавчины, зеленоватости. Эта энергия обладает собственной хроматической тональностью, которая указывает на качественный уровень психической деятельности данного субъекта. Максимальным уровням соответствуют белый, желтый, васильковый и бирюзовый цвета.
Иногда может произойти застой эфира. В этом случае переполненная органическая часть не выдерживает мощи нахлынувшего энергетического потока и со временем заболевает; орган выздоравливает только тогда, когда эфирный узел развязывается, то есть когда энергия возвращается к беспрепятственному течению.
Эта сила обусловливается, прежде всего, психическим «Я», которое задает ей различную направленность. Кроме того, эфирная сила всегда откликается на эмоцию, вызванную внешним или внутренним стимулом (воспоминание, образ или символ, вызывающие сильные эмоции). Тот факт, что многие парапсихологи и, в частности, экстрасенсы страдают различными недомо-
.СИХОСОМАТИКА
208
Глава восьмая
7 Онтопсихология рассматривает реальность только как непрерывность, как целостный континуум. Но тем самым мы не опровергаем используемого физиками понятия прерывности, существующей в макроскопических масштабах. Термины «индивидуация» и «прерывность» соотносимы друг с другом и зачастую являются синонимами.
ганиями, объясняется именно неумением этих людей ориентировать эфирную силу на благо собственного «Я». Хочу напомнить, что метод Шульца, или аутогенная тренировка, является хорошей школой для достижения умения зрело и ответственно распоряжаться эфирной энергией собственного организма. Позитивные аспекты магнитотерапии также связаны с существованием эфирного поля.
Несмотря на кажущуюся прерывность7, в силу флюидного эфирного взаимодействия каждый индивид может эмотивно объединиться со всем миром. Психотронное поле синергично космотронному, отчего каждая часть целого, каждый человек может стать местоположением центра всего существующего. Пусть и не являясь самой жизнью, эфирное поле наиболее близко ей. Оно сокровенно присуще жизни той динамики, которая до сих пор была неизвестна научному миру.
Антонио Менегетти
Глава девятая
Феноменология интенциональности
9.1.	Понятие интенциональности
Понятие интенциональности представляет значительную трудность уже для философского объяснения, и тем большие сложности возникают при его применении в области психологии. Термин «интенциональность», в своем смысловом наполнении впервые примененный Аристотелем и в дальнейшем переработанный схоластами, иллюстрирует волевую направленность разума.
Феномен, связь между двумя людьми, симптом, политическое событие вызваны вариативным изменением энергии (с позиций ядерной физики или биологии), которая никогда не движется по случаю, но располагает своим законом, направлением, интенцией-намерением.
«Интенциональность» означает: направление, внутренне присущее действию; форма, которая связывает системные отношения определенного кванта действия. Речь идет о форме факта, а не о ментальной форме, не об отражении в сознании. Отношения дендритов двух или нескольких клеток априорно обладают своим намерением, своей векторностью, еще прежде сознания, прежде обыкновенных волеизъявлений разума. Каждый факт — это энергетическое поле с точки зрения ядерной физики.
ПСИХОСОМАТИКА
аю
Поле — это условное, гипотетическое пространство, состоящее из множества энергетических точек, множества самодвижений, носящих молекулярный, электронный, атомный и в дальнейшем биологический характер. Для того, чтобы мой разум был проинформированным и способным действовать, недостаточно
анализировать описание всех силовых точек и их вариаций: необходимо уловить направляющую форму, которая исподволь ведет
Нара верна в той мере, в какой сообра-зртев о йнтеици.енальностыо природы
1 Никто не может обратиться к себе, перескочив через определенные, не подлежащие обсуждению условности. Желая заняться самоанализом, мы вынуждены пройти через «средние посылки», не обладая возможностью и способностями для того, чтобы их верифицировать или пересмотреть. Например, когда каждый из нас думает, то именует себя «Я». Но кто ты? Что собой представляет твое «Я»? Наши логические процессы опираются на те принципы, которые мы когда-то безропотно впитали; поначалу человек руководим этими принципами, а затем сам начинает пользоваться и распоряжаться ими. Существуют предварительные факты, которые предопределяют, формируют наше сознание, и их усвоение позволяет нам заниматься наукой, проводить анализ, совершать выбор и вкладывать силы. Чис-
подчиняющееся ей пространство различных силовых то-чек данного контекста, не оставляя им выбора.
Только постигнув интенциональность, изнутри ведущую данный факт, я могу быть администратором, способным научно изменить действительное состояние поля. Увидев направление энергии, я пойму свою цель и, следовательно, смогу изменить направление энергии и вытекающие из него следствия. Постичь интенциональность природы означает знать то, к чему ведет происходящее, означает понять гу энергию, которая формализует все. Наука человека верна в той мере, в какой сообразуется с интенциональностью природы. Существует интенциональность, являющаяся формой каждой индивидуации'.
Могу сказать, что в мире интенциональных процессов материя как объективный, отличный от исследуемой данности момент не существует. Материя — это рациональная предпосылка, которую необходимо принять ради понимания различных феноменов. Такое допущение позволяет вступить туда, где конфигурируются формы, задающие стандарт объекту. Например, формирование сердца требует клеток определенного типа, тех, которые способны составить необходимый агломерат; точно так же, как пчелы формируют определенный контекст, выстраивают соты, но в самих пчелах уже заложена форма, вписывающая их в то целое, которое мы ана-
ai 1
Феноменологий интенциональности
лизируем как предельный феномен. Эти отдельные кл(”г-ки уже обладают собственной векторностью, предустановленной самой жизнью. И мы, люди, пребываем в рамках предустановленного порядка.
Человеческое существо, к примеру, должно иметь голову и два глаза, однако я могу представить себе человека с десятью руками. Для меня, исследователя, формальный модуль, на основании которого жизнь определяется как человеческая или же нечеловеческая, детерминирован формой самодвижения, утверждающей свою специфичность в универсуме других форм. Человеческая интенциональность, пребывающая в органическом агломерате моего тела, на этой планете склоняется к определенному типу своего существования, которое во внеземном контексте могло бы быть иным. Однако я способен отследить человеческую интенциональность и в ином воплощении, что происходит благодаря семантическому полю, позволяющему распознать константу «Н»2. Семантическое поле— это волна, несущая интенциональность.
Клетки организма объединяются, или скапливаются, в одно целое на основании кода, который является подспудной интенциональной формой, иллюстрируемой затем молекулой ДНК определенного типа. ДНК — это уже внешняя, механическая форма; это отличительный знак того, кто задает интенциональность и поэтому, несмотря на свою кажущуюся непричастность, организует материю.
Самым глубинным исследованием в области интенциональности является анализ, обнаруживающий эти формы. Будучи человеческим существом, я пребываю внутри форм и потому могу их познавать. Процесс сознания позволяет мне дойти до своих истоков, следовательно, я обладаю возможностью научного доступа к знанию самоопределяющихся форм, содержащих те матрицы, которые создают все существующее.
тое исследование приводит к заключениям, которые не являются ни политическими, ни функциональными, ни моральными с точки зрения предустановленной схемы. Наука, в сущности, аморальна, поскольку равняется на априорные предпосылки, совпадающие с разумом самой жизни. Наука — подлинное трансцендирование стольких ограничений и привязок, необходимое для того, чтобы однажды совпасть с точным видением того ума, который впервые утвердил законы универсума. Для настоящего ученого истинными являются только те законы, которые руководят мирозданием, потому что только в них присутствует действительная власть, создающая реальность, а не бог, исторически созданный психологической потребностью человека. Будущее науки будет заполнено определением способа, позволяющего координировать образ и энергию.
2 См. А. Менегетти. «Константа «Н» как антропологическая интенциональность». Учебник по онтопсихологии. — М.: ННБФ «Онтопсихология», 2004.
асихосомдтикд
212
Глава девятая
9.2.	Психотерапия и психическая интенциональность
Во время выступления в римской мэрии я сказал, что больные должны оставаться в ведении медицины, тогда как высокая психология призвана обратить свой взор на людей, способных к критическому познанию действи
тельности. Я также сказал, что вылечить больного нетрудно, но необходимо осуществить нечто большее — научить врача, психолога, политика раскрывать в со-
Психотерапия — это умение исследовать психическую интенциональность
циальной и личностной сферах лучшие способности своего разума. Речь идет о том, чтобы распоряжаться безграничной властью ума.
Психотерапия — это умение исследовать психическую интенциональность. Психотерапия точна, когда выдерживает проверку нормой природы, требующей от субъекта быть креативной, ориентирующейся на норму победителя личностью. Наука состоятельна, если сообразующийся с ней субъект становится здоровым, удовлетворенным своей жизнью, гармонично вписывающимся во всякий взаимодействующий с ним контекст, поскольку только такая наука доказывает, что способна распознавать энергетические намерения самой жизни и адекватно отвечать на них. Действенность психотерапии зависит от точности применяемого метода и точности психотерапевта. Неоспоримым доказательством соблюдения обоих параметров становится исчезновение патологического симптома и дальнейший рост субъекта, выбравшего собственное развитие.
Проведение психотерапии требует выявления интенциональности природы, интенциональности комплекса и сознательного «Я», то есть интенциональности слов клиента. Я не помню ни одного клиента, который бы рассказал правду о своем случае. Клиент всегда лжет, делая
Антонио Менегетти
Феноменология интенциональности
213
это сознательно или бессознательно, и потому не может мне дать точных указаний. Напротив, сновидения всегда искренни. Образы сновидения напрямую выражают ор-ганизмическое состояние субъекта, только частично отраженное сознательным «Я». Сновидение — это свойственная нашему организму и необходимая ему компенсаторная деятельность.
Я могу провести гистологиче
ский или эндоскопический анализ, но понимает ли себя сам организм? Как са-мому провести эндоскопию? Сновидение — это один из путей для объективного анализа данности определенной ситуации или симптома.
Занимаясь клинической психотерапией, я всегда ис
Действенность психотерапии зависит от точности применяемого метода и точности психотерапевта
кал движущую психологическую причину, которая вызывала клеточные нарушения в организме. Ее нахождение позволяло устранить симптом. Для исцеления необходимо убрать интенциональность комплекса субъекта и позволить свободное течение природной интенциональности. Таким образом, сама природа приводит в норму и восстанавливает субъекта. Речь идет только об уничтожении ошибки, которую допустил субъект, в том числе и на органическом уровне, сам того не осознавая.
Каждое человеческое существо непрерывно создает себя — миг за мигом, на протяжении многих лет. Человек не знает, что определенные мысли, его манера любить или ненавидеть являются формой, воплощающейся в определенной зоне его организма. Поэтому, если субъект прекратит привычно мыслить, оставит свои идеи, то выздоровеет. Трудность работы психотерапевта состоит в следующем: выявить вредоносную идею, выделить интенциональность, искажающую интенциональность природы.
Возьмем, к примеру, специалиста, который не может достичь определенного социального примата. Он осоз-
ЛСИХОСОМАТИКА
Й14
нанно говорит о том, что недостоин желаемых высот, но глубоко внутри себя таит обиду за несправедливое к нему отношение и непризнание его талантов. Происходит так, будто этот человек создает колонию, собирает маленький народец в самом себе, и на его территории психика конструирует собственный агломерат, впоследствии соматизирующийся, например, в карциному. Бесполезно удалять опухоль хирургическим путем, необходимо дойти до той точки, в которой психика без ведома субъекта кодифицирует химические новшества, противные естественном}7 состоянию организма.
Даже медицинское лечение возможно только при допущении предпосылки, что природа сама по себе изначально здорова. Метафизика бытия соучаствует, соприсутствует в индивиде. Необходимо отследить точный дискурс природы, выступающий за Ин-се человека. С этой целью мы пользуемся данными анамнеза и исторической биографии, анализируем симптом (и/ или проблем}7), а также физиогномический кинетико-прок-семи-ческий язык, сновидения и семантическое поле.
Процессы сознания и научной деятельности человеческого существа протекают в симбиозе с образом. Ничто не происходит без участия психического образа. Все случается в сфере спекулярности энергии. Ясно, что всякое нарушение природного хода также происходит посредством образа. Образ задает стереотип модуля и постоянно воспроизводит его. Вот почему во время психотерапии необходимо «раскопать» образ.
Образ остается бессознательным, невидимым для сознания. Речь идет об образе как о форме, которая пребывает внутри действия. Мы живы действием, существуя согласно тем модусам, которые запечатлелись в сфере психики. К примеру, человек формализует новообразование в собственном теле. Для появления опухоли необходим образ, но речь идет не об образах феноменологической
Феноменология интенционаяьиости
215
данности, волеизъявления, сознания, не о фантазийных образах желаемого.
Когда я действую как клиницист, то вижу не образ, а модус полагания действия. Я вижу функциональную модель и
затем перевожу ее название на язык, доступный клиенту.
Сновидение, к примеру, не поставляет мне нужный образ: оно повествует о собаках, о змеях, однако все эти образы уже запоздали, представляя собой лишь оса-
Прочтение семантического поля и онтопсихологическая методика интерпретации сновидений являют-
док, или следствие, не указывающее на причинную форму. Я же должен отыскать образ-причину, то есть, тот модус, который и специфицирует функцию.
Интенциональность всегда бессознательна, не будучи составной частью воли, то есть, открытых проявлений психической деятельности. Необходимо отследить об
ся введением в познание природной интенциональности
раз, которым пользуется сама природа, формируя опухоль. Прочтение семантического поля и онтопсихологическая методика интерпретации сновидений являются введением в познание природной интенциональности. Методология моей школы позволяет соотнести исследо-
вание с интенциональностью природы, а не с поучениями мифов или культуры. Познание интенции природы позволяет устранить (откорректировать или отменить) тот образ, который задает модус действия: пресекая интенциональность, мы аннулируем вытекающую из нее семиотику.
9.3.	Типы интенциональности3
Проанализируем четыре типа интенциональности: 1) интенциональность природы; 2) интенциональность «Я», или субъективную интенциональность; 3) интенционалъ-
3 Последние уточнения автора относительно классификации типов интенциональности см. в книге А. Менегетти. Тезаурус. Словарь он-топсихологических терминов. Указ соч. Прим, пер.
ПСИХОСОМАТИКА
S16
Глава девятая ность комплекса; 4) интенциональность социально-коллективной среды.
9.3.1.	Интенциональность природы
Природная интенциональность является модусом того, как бытие (или бытийственная интенциональность) точно детерминирует себя в разворачивающемся существовании.
В западной культуре понятие интенциональности получило широкое, даже чрезмерное, распространение в период схоластики, приблизительно с 900 по 1200-1300 гг. В дальнейшем употребление данного понятия возобновил Ф. Брентано, но и по сей день его смысл окончательно неясен и почти неизведан.
«Интенциональность» означает внутренний порядок действия, которое проявляется как феномен, — в виде движения, объекта, события. Интенциональность означает: направление, векторность, пребывающая внутри вещи. Речь идет, следовательно, о постижении «формы», придающей определенность движению, позволяя ему быть именно таким и никаким иным. Эта форма типизирует и утверждает модусы движения, внутренне присущие данному объекту, событию, отношению.
Прибегну к более описательным объяснениям: в рамках той или иной констелляции поля-силы множество агломератов самодвижущихся начал, или точки-силы, собираются и ранжируются определенным порядком, который сопряжен со всеми частями и направляет их, устанавливается всеми частями, но и упорядочивает их. Так раскрытое понятие интенциональности незаменимо для объяснения процессов самосозидания мировой действительности.
Это означает, что все существующее, всякая данность (минеральная, биологическая, психологическая) еще прежде своего появления обладает интенциональностью
Антонио Менегепи
Феноменология интенциональности	217
(речь идет об интенциональности природы). Интенциональность определяет рождение, мотивирует событие таким, а не иным, утверждает
именно это самодвижение, а не Все существующее еще прежде иное, предусматривает вот такое своего появления обладает интен-развитие индивидуации и ника- ЦИОНЭЛЬНОСТЬЮ кое другое.
Интенциональность — это внутренняя конституция данности «здесь и сейчас» определенного объекта, отношения или органики.
Универсум наших чувств вводит нас в реализм множества событий, каждое из которых образует то, что определяется нами как «факт». Интенциональность природы, распознанная в единичном факте, предстает как модуль действия, предваряющий весь наш опыт и знания, поскольку устанавливается законами мироздания: мы изначально являемся составной частью универсума, живем в нем и только благодаря ему можем существовать и познавать. Исследуя предельные законы поведения феномена, в сущности, мы стараемся обнаружить форму интенциональности природы, локализованной в данном феномене. Природная интенциональность всегда остается априорной: она позволяет чему-то произойти, но сама не воплощается, она позволяет существовать, но не «оседает» в существовании. Когда, к примеру, мы задумываем какое-то действие, то его исполнение происходит согласно координатам нашей сознательной интенции. Но сама интенция, замыслившая, наметившая, выстроившая структуру объекта, факта, события, воплощает, или соматизирует, свое создание, превосходя его.
Анализируя факт, мы можем проследить замысел оператора, то есть, человека, который наметил и выполнил данное действие. Но никакое тщательное исследование объекта не поможет нам найти действующую интенциональность. Она остается отсутствующей в факте, хотя и
ПСИХОСОМАТИКА
210
Глава девятая
присутствует в нем. Она устанавливает себя внутри феномена, но не идентифицируется в нем.
Ритмы (или законы) универсума представляют собой неизменные модусы интенциональности природы: это постоянные модули действия, которые информируют и программируют стабильную определенность вещей и направлений. В рамках данных направлений объективируются интеллектуальные или так называемые научные точки отсчета, служащие подспорьем нашему анализу, нашим исследованиям, нашему способу познания универсума, в котором мы пребываем. Иными словами, эти точки отсчета остаются неизменными, облекаются в оболочку' научных формул и служат феноменологической опорой памяти. Физические законы, которые нам удалось сформулировать, являются феноменологическими следами интенциональности природы.
Мы существуем и, как таковые, соучаствуем в сети взаимосвязей универсума. Мы являемся интенцией, спецификацией жизни, существуя в качестве уже оформленных произведений интенциональности природы. Приходя в этот мир, мы находим себя уже созданными, уже установленными, и в основе наших познавательных процессов лежит объяснение собственного способа существования. Точное истолкование нами самих себя может быть признано высшим знанием. Будучи наделенными верховным экзистенциальным положением, мы способны отслеживать обширнейшую сеть интенциональности природы: мы действуем совместно и синхронно с ней.
Мы пребываем в этом мире в качестве индивидуализированных проявлений интенциональности природы. Наша природная интенциональность определяется константой «Н». Константа «Н» — это модуль природной интенциональности человека. Ин-се представляет собой общий модус природной интенциональности. Константа
Феноменология интенциональности
219
«Н» уточняет его, специфицирует и объективирует. Константа «Н» является определенным модусом действия Ин-се, или общей формой, которая специфицирует человека в универсуме различных существований. Каждое онто Ин-се — это специфическая индивидуация общей формы. Таким образом, константа «Н» предстает как коллективный архетип онто Ин-се всех людей.
Аналитический подход к факту «человека» позволяет выделить в нем три момента: Ин-се, априорное «Я» и «Я» логико-историческое. Ин-се — это специфическое самополагание Бытия посредством коллективного модуса константы «Н». Иными словами, константа «И» является модусом, который определяет самополагание, данность Бытия. Априорное «Я» — это момент видения, рефлексии, и во время самоотражения «Я» обнаруживает то, как бытие полагает себя именно в «этом существовании». Следовательно, априорное «Я» является оптимальным направлением процессов существования. Логико-историческое «Я» представляет собой внешний, технический момент итогового действия; это сам себя определяющий исполнитель исторического аутоктиза. Историческое «Я» воспроизводит себя по образу и подобию Ин-се4.
Человек создает себя по образу и подобию собственного трансцендентного начала — и тогда происходит исторический аутоктиз’. В момент аутоктиза логико-историческое «Я» обладает возможностью соучаствовать в творении, способно продолжить творение мира, поскольку актуализирует в экзистенции интенциональность бытия. Речь идет о природной интенциональности, которая в действительности существует только как бессознательный факт.
В дальнейшем происходит рождение «Я»6, его самореализация, кульминацией которой становится рождение, священноч’оржественное появление бытия в экзистен
4	Таким должно быть существование человека по замыслу природы. Природный замысел не исполняется по причине интерференции монитора отклонения в человеческой психике.
5	Аутоктиз (от древне-греч. “сштос” и “ktl^w” — полагай ие или созидание самих себя согласно правилу, нам присущему.
6	См. А. Менегетти. Рождение «Я». Указ соч.
220
Глава девятая
ции. Рождение «Я» заключается в совпадении интенциональности природы с интенциональностью «Я». Об этом слиянии должно позаботиться логико-историческое «Я», призванное сотрудничать с интенциональностью природы для того, чтобы откровение Ин-се свершилось в истории. Специфическая функция логико-исторического «Я» состоит в том, чтобы дать наиболее подобающее воплощение монадическому тотальному импульсу Ин-се. «Я» рождается мудрым, если воплощает в истории виртуальные возможности Ин-се. Ин-се адаптируется к исторической ситуации и выводит ее на дорогу роста. Ин-се никогда не действует случайно и, проявляясь в истории, уточняет себя. Ин-се всегда рождается в соответствии с универсальным порядком.
9.3.2.	Интенциональность «Я»
Интенциональность «Я» является феноменологической, относится только к индивидуации и никак не сказывается на природной констелляции, потому что, как правило, желания «Я» и реальность не связаны никакой «средней посылкой». Иными словами, отсутствует реалистическое отношение к действительности: недостаточно хотеть, необходимо также знать, чего хотеть.
Интенциональность «Я» — это вторичное самодвижение человеческого субъекта. Животное участвует в интенциональности природы, оставаясь всегда только ее исполнителем. Человек же способен сознательно соучаствовать в ней.
Интенциональность природы остается априорной и бессознательной, а интенциональность «Я» заявляет о себе в сознательных решениях субъекта, в которых сопряжены акты воли и привычное поведение данного человека. Это интенциональность хотения «Я», сознательно определяющего и уточняющего себя, выбирающего «где» и «как» своего пребывания в мире. Интенциональ
Антонио Менегетти
Феноменология интенциональности
221
ность «Я», однако, не отражается на природной интенциональности и может сказаться только на самом субъекте, на его истории. Если субъективная Интенциональность совпадает с природной, то происходит рождение «Я», увенчанное откровением «Я есть».
Логико-историческое «Я» фор-
мируется в процессе критического познания, ближе узнает себя путем аннулирования всей предметной данности, времени и пространства. Знание собственного существования представляет собой знание, трансцендирующее само существование. Если субъект неразборчив в своих отношениях с миром, не раскрывает свой ум в процессе самополагания, то неизбежно скатывается в усредняющую его историче
Интенциональность природы остается априорной и бессознательной
скую ситуацию.
Как только определенные образы возводятся в ранг системы, они фиксируют естественный ход существования и определяют собой историю. В результате человек теряет свободу, то есть, перестает быть индивидом, способным к свершению свободного выбора: не субъект, а образ принимает решение, тем самым координируя и обусловливая существование субъекта.
9.3.3.	Интенциональность комплекса
Основанием комплекса служит рефлективная матрица, или кодовая сцена монитора отклонения. Интенциональность комплекса становится поляризующим центром, определяющим специфику типологии симптома.
Человек не осознает самого себя и действует как бессознательное существо. Если могущество бессознательного гораздо больше силы сознательного «Я», то человек становится придатком собственного бессознательного. В этом случае индивид влачит свое существование, ничего в нем не смысля. Мы можем определить
ПСИХОСОМАТИКА
222
Глава девятая
бессознательное как энергетический квант, который действует вне предела досягаемости сознательного «Я», но представляет собой скопление энергии, относящейся именно к этому «Я». Следовательно, речь идет об автономных энергетических образованиях, которые сосу-
Всякое психическое взаимодействие управляется семантикой наиболее организованного образования
нательного «Я». Эти
ществуют с нашим сознанием. Комплексы — это множество других «Я», которые с квантовой, или энергетической, точки зрения могут быть даже сильнее соз-объяснения проливают свет на
неожиданные изменения личности, преображающие
человека до неузнаваемости.
Частью психической энергии индивида располагает «Я», частью — комплекс, а оставшийся нейтральным энергетический пласт поступает в распоряжение превалирующего на данный момент образа. Свободная энергия не остается неформализованной, но либо подчиняется комплексам, превалирующим в окружающей среде, либо находит другого властителя, характеризующегося организованной психической техникой — внутренней и внешней (им может быть «Я», персональный комплекс и т.д.). Таким образом, наиболее специфицированный запрос превалирует, овладевая бездействующей энергией. Всякое психическое взаимодействие управляется семантикой наиболее организованного образования. Если комплекс структурирован лучше, чем «Я», то субъект становится невротиком или шизофреником.
Обычно энергия комплекса, или автономного и затаившегося кванта психической деятельности, может найти себе применение на новом «поприще», превосходящем норму «Я», то есть выходящем за пределы зоны действий и решений логического «Я».
Мы всегда связываем слово «комплекс» с чем-то патологическим. На самом деле, речь идет о психической
Антонио Менегетти
>еноменология интенциональности
эаэ
деятельности, которая предназначена для того, чтобы «Я» могло создать свой шедевр. Потенциал — это психический квант, то есть, квант психической деятельности, уже присутствующей в субъекте. Нужно только формализовать его, эгоистически им овладеть, «принять к себе на работу», приведя в соответствие с потребностями индивидуальной истории. Нетрудно догадаться, что если данный квант не претворится в успехе субъекта, то будет продолжать сосуществовать с ним как чужеземец, оставаясь неэволюционировавшим, неопознанным, скрытым, проблематичным, всегда готовым разразиться патологией.
Я не могу присоединиться к мнению Юнга о том, что структура индивидуации уже задана, будучи составленной из теневой стороны, женской и мужской сторон личности, из «эго» и т.д. Так выделяемые стороны человеческой личности, особенно теневая, почти всегда совпадают с комплексом, то есть с той негативной частью нас самих, с которой мы совместно проживаем с детских лет. Эта часть образуется в результате чужеродного внедрения — опосредованного рефлективной матрицей или же произошедшего напрямую благодаря психоделической проекции монитора отклонения.
«Рефлективная матрица» — это зафиксированная сцена, которая непрестанно воспроизводит себя в качестве стержня данной индивидуации. Рефлективная матрица проводит «тематический отбор», благодаря которому человек воспринимает собственную жизнь как неотвратимое несение своего креста. Пока рефлективная матрица не устранена, жизнь человека течет исключительно по заданному ею руслу.
Субъективная интенциональность сливается с бытийной. Психический квант индивида всегда един и идентичен: он расходится по различным направлениям, распадается на специфические движения, которые я опреде-
224
Глава девятая
ляю как интенциональности. Недостаточно благих намерений: необходимо владеть техникой, обладать знаниями, позволяющими специфицировать квант психи-
ческой энергии, который поступает в распоряжение к образу, способному его организовать.
Слаборазвитые, или примитивные, народы порабощены силами природы. Прогрессивные народы используют природную мощь и тем самым утверждают свое господство
Аналогично этому, мир полон электрической энергии, но как ее получить? Как собрать? Как сохранить? Как заставить работать
на себя? Кто владеет ею? Электрической энергией распоряжается тот, кто понимает ее суть. Слаборазвитые, или примитивные, народы порабощены силами природы. Прогрессивные народы используют природную мощь и тем самым утверждают свое господство. Таков логический порядок вещей, предполагающий взаимную игру природной и субъективной интенциональности.
В одном и том же субъекте могут ужиться интенциональности разного рода, утверждающие присутствие призраков, духов, дьяволов, святых. Это объясняется следующим образом: энергетические кванты психической деятельности могут приобщиться к особенной интенциональности, составляющей экосистему данного организма, и тогда субъект утверждает свою уникальность; но на деле вместо того, чтобы быть собой, единым, уникальной проекцией собственного кванта действия, субъект заполоняется толпой, распыляется, вкладывая свой квант в колею чуждой интенциональности.
Семантическое поле передает своему получателю только образ. Энергетический квант данному образу поставляет сам получатель, тогда как отправитель запускает лишь информацию, а не энергию. Энергия берется от магматической данности субъекта; захват энергии происходит согласно принципу, по которому наиболее организованная система метаболизирует, поглощает энер-
Антонио Менегепи
Феноменология интенциональности
225
I ию, менее организованную. Превалирует не тот, кто более силен, обладая большим энергетическим квантом, а гот, кто более организован, специфицирован, формализован и потому способен установить власть своей техники и специфицированного действия в расположенном к тому, неупорядоченном скоплении энергии.
Пожилой инвалид обладает полнокровной способностью предписывать свою информацию: он истощен, но непреклонен, он повторяется, он постоянен, предсказуем и неизменен и потому прост. Самое специфицированное, сводимое к элементарности информационное послание обладает наибольшей способностью захвата энергии. Тот же принцип действует и в сфере заболеваний. Победу одерживает тот вирус, который содержит наиболее специфическую информацию и потому в состоянии утвердить себя в менее организованном энергетическом кванте, воспринимающем послание.
9.3.4.	Интенциональность социально-коллективной среды
Интенциональность социально-коллективной среды охватывает все то, что определяется как семья, социология, моральные стереотипы, диалектика среды, отраженная в идеологии, моде, экономике системы, партийной политике, расовых и классовых различиях и т.д.
У меня может быть собственная точка зрения, однако, я существую в среде, которая относится ко мне с пониманием, но и берет в свои тиски. В нас постоянно просачивается интенциональность средового окружения. Поэтому маленький человек должен изловчиться в сложной диалектике взаимодействия с обществом. Это нелегко, но возможно.
Интенциональность социально-коллективной среды — это подспудный, но могущественный импульс, требующий от субъекта равнения на определенный тип поведения, вынуждающий сообразовываться с определен
йПИХОСОМАТИКА
226
Глава девятая
ной этикой или культурой. Речь идет о направляющей директиве, которая способствует исполнению предшествующих типов интенциональности, а также обусловливает их, сказываясь особенно на интенциональности сознательно-логического «Я». Средовая интенциональность предстает как нечто конкретное и внешнее, зачастую воплощаясь в юридическом и расовом насилии. Она навязывается в процессе воспитания. Понятие средовой интенциональности не совпадает с фрейдистской категорией «Сверх-Я»: действительно, «Сверх-Я» вписывается в интенциональность комплекса, а интенциональность социально-коллективной среды является принуждением, которое исходит от других людей, отличающихся от индивида и сплоченно ему противостоящих.
Антонио Менегетти
Глава десятая
Источники заболевания
10.1.	Этиология личности и болезни
«Этиология»1 означает исследование причин. Под «этиологией личности» понимается изучение того, «где» и «как» зародился характер человека, его стиль поведения, предпосылки к конкретному заболеванию. Другими словами, она изучает момент зарождения и способ формирования болезни, то есть конкретную первопричину возникновения недуга, а также то, почему он выбирает именно такую форму (фобия, мигрень, алкоголизм, суицид и Т.Д.).
Возникновение болезни любого типа (невротической, психосоматической, шизофренической) или социального отклонения (делинквентность, криминальные наклонности, социальная неприспособленность, наркомания) обычно объясняется двумя причинами. Одни склонны объяснять все наследственностью, другие же сводят всю патологическую этиологию к социальной среде. В конечном счете, если исключить наследственные факторы, то патологическая феноменология, по их мнению, зависит исключительно от факторов окружающей среды, от типа общества, которое в своем воспита-
1 От гр. “агпа” — Причина, “XoyoV — изучение, обсуждение.
ПСИХОСОМАТИКА
22В
Глава десятая
нии подавляет индивидуума. Этого же направления придерживаются социальная, политическая, юридическая психологии, которые приписывают всю ответственность за формирование индивидуума обществу с ошибочной, насильственной культурой, с агрессивными средствами массовой информации и опасными связями.
Согласно углубленному онто-психологическому анализу, суть болезни нельзя объяснить наследственностью; фактор наследственности может лишь повли-
Выбор субъектом типа болезни не случаен и зависит от структурированной в нем еще с детских лет информации аффективного характера
ять на темперамент и отдельные соматические проявления. Природа, в своем развитии через индивидуации, выдвигает на первый план полностью функциональных индивидуумов, так как в противном случае, она сама не смогла бы проявить себя.
Нельзя считать удовлетворительным и объяснение, основывающееся на описании причин заболевания через социальные причины, поскольку оно не способно объяснить, почему, воспитанные в одинаковой социальной среде, одни люди вырастают здоровыми, а другие развиваются патологически образом.
Онтопсихологический анализ основывается на практическом опыте, полученном в результате обследования сотен людей. В итоге мы пришли к выводу, что, несмотря на экономическую, историческую, физическую ситуацию, географическое месторасположение, причина любого патологического отклонения не зависит от окружения. Сопоставление трех критериев — 1) оценки, которую субъект давал самому себе и собственным действиям с точки зрения собственной системы ценностей (системная и традиционная мораль); 2) корня комплекса (или момента, с которого данный комплекс начал свое формирование) и 3) сверхкритического анализа сновидений — однозначно указывает на семью как единствен
Антонио Менегепи
источники заболевания
эаэ
ную причину, обуславливающую любое патологическое расстройство.
Семья остается первым моментом, первой структурой, создающей базовую матрицу любой инволюции субъекта. Все видимые второстепенные причины являются не чем иным, как дополнительными факторами, которые усиливают и определяют конкретный тип или характер болезни.
Выбор субъектом типа болезни не случаен и зависит от структурированной в нем еще с детских лет информации аффективного характера. Патологическому отбору субъект научается в семейной культурной среде. По прошествии лет субъект выберет тот тип заболевания, который либо был самым любимым или ненавидимым, либо вызывал страх или многочисленные разговоры среди взрослых членов семьи. Даже формирование болезни основывается на внутрисемейной культуре, которую субъект черпает из памяти, воспоминаний, баек, газетных хроник. Сейчас, например, в моде СПИД, поэтому сегодняшние дети в будущем будут стремиться заболеть именно этим заболеванием. На основе средовой культуры заболевания формируется определенный психологический портрет, тематическая избирательность, к которой прибегнет организм взрослого человека в травмирующей ситуации.
Возникает крайне серьезный вопрос: почему при проведении психологических исследований, направленных на изучение этиологии человеческой патологии, до сих пор семейный фактор не был выявлен в достаточной мере? Сокрытие роли семейного фактора объясняется тремя следующими причинами.
а)	Диалектикой, внутренне присущей любому комплексу (психическая бессознательная величина), который цензурирует и вытесняет первопричину своего появления у субъекта.
1СИХОСОМАТИКА
S3O
2 Полупроводниковый кристаллик со встроенной микросхемой. Прим. пер.
Глава десятая
б)	Тотальной верностью первым аффективным привязанностям.
Удачный пример этого можно найти в области психологии животных. Все детеныши, включая и человеческого, влюбляются, стремятся к физически-аффективному контакту, строят свое поведение, формируют свою физику и вырабатывают основные навыки на основе образцов, представленных их партнером-матерью.
Для любого новорожденного индивидуума взрослый представляет собой своеобразный ответ. Малыш связывает, отождествляет себя со взрослым, который составляет его первую безопасную среду. В частности, это присуще человеку: исходя из образца, представленного взрослым-матерью, субъект закладывает основы собственного «Я». Он учится двигаться, говорить, жестикулировать, усваивает основной модус сознания, исходя из образа поведения взрослого-матери.
Новорожденным свойственен процесс не самоидентификации, а лишь гетероидентификации или отождествления с другим, на основании которого ребенок формирует в дальнейшем собственную идентичность. У человека этот процесс завершается к четырем годам (в некоторых случаях даже к двум годам) и доводится до совершенства к шести.
в)	Потребностью, заложенной социально-юридическими категориями нашей антропологической системы. Все человеческое общество строит свои правила, юриспруденцию, групповое устройство, поведение и культуру на основе семьи.
Семейная ячейка является основной единицей любого политического или юридического учреждения. Эта ячейка — основная единица жизни, обладающая метаболической активностью среды — семья с давних пор уже стала «чипом»2. Если бы она являлась частью, синхронной жизни, то передавала бы целостно-динамическую
Антонио Менегепи
Источники заболевания
231
интенциональность природы в себе. Но она представляет собой чип: сложное устройство, идентифицирующее формы передачи коммуникации.
Она открывается и действует только в том случае, если данные энергетические величины формализованы особым образом, если же они формализованы согласно другой типологии, она исключает их. Следовательно, мы можем понять, испытать на сознательном уровне только то, что соответствует установкам семейной пер-восхемы в нашем существовании. Семья не существует априорно. Она сама является реальностью поля, создающего сетевой эффект общественной идеологии. Все искусство, в особенности театр, кино и литература, является утверждением семейного стереотипа.
10.2.	Диада3
Диада — неустранимая реальность жизни человека. Вся жизнь — это диада, движение. Любая реальность является таковой и существует, поскольку пребывает в отношении.
«Диада» означает: движение вдвоем, при котором движение одного не может осуществляться без совпадения с движением другого; это единство действия, исходящее из двух центров, один из которых не способен начать действовать, жить без сосуществования с другим. К примеру, наши легкие не могут функционировать без кислорода.
Перенеся эту концепцию на отношения «матъребенок», следует различать реальность диады в здоровом и больном человеке.
Здоровый человек, как все дети, с рождения подвержен влиянию семейной среды и господствующей семантике взрослого-матери. Однако, в период с шести до восемнадцати лет он начинает разрушать диаду, открыва
3 В онтопсихологии выделяются следующие типы диад: регрессив-но-танатическая, навязчиво повторяющаяся, эволюционная, случайная временная. Подробнее см. А. Мене-гетти. Тезаурус. Словарь онтопсихологиче-ских терминов. Указ, соч., а также А. Мене-гетти. Учебник по онтопсихологии. Указ. соч.
ПСИХОСОМАТИКА
232
Глава десятая
ясь культурному разнообразию собственной экзистенциальной виртуальности.
Рисунок 4 отображает процесс, происходящий в диаде.
С рождения и в течение всего периода отрочества все люди питаются от диады и сосуществуют с ней. Один полюс можно отождествить со взрослым-матерью, другой — с «Я» субъекта.
Вначале действие всегда однозначно, В дальнейшем здоровый не-
взрослый Мать
Взрослый Мать
ловек, взрослея, накап-	рис. 4. «Диада»
ливая опыт и пережи-
вания, смещает центр движения все больше в сторону «Я», и действие становится личным. Подобно тому, как каждая клетка рождается изнутри другой клетки, но затем, по мере развития (если речь идет о здоровой клетке), отделяется от нее, так и для человека этот разрыв, хотя и болезненный, необходим для достижения реальной независимости. В результате разрушения диады, ее сила воссоединяется в одном целом, делая возможным взаимодействие с единством жизни.
До тех пор, пока субъект остается в диадических отношениях, он не способен к самостоятельному движению, поэтому личность — будучи разделенной — воспринимает жизнь шизофреническим образом. Если же субъект реализует свое единство действия в собствен
Источники заболевания
233
Пока субъект остается в диадических отношениях, он не способен к самостоятельному движению
ном мыслящем «Я», тогда для него открывается возможность цельной жизни. Достигнув внутреннего единства, индивид способен постичь реальность в себе в целостной4 динамике.
Такова перспектива интенциональности природы.
Действительно, в историческом плане кажется, что большинство людей тем или иным образом сохраняют свою связь с диадой. В рамках первого основного отношения индивид-семья5 мать (а через нее и семья, и все общество) устанавливает тип поведе
ния человека, стандартизирует его. Заложенная в детстве матрица в будущем задает неизменное и неустранимое направление всей жизни взрослого человека. Почти всегда она проявляется как доминантный комплекс субъекта. «Доминантный», поскольку он преобладает над всеми другими возможными моделями поведения, благодаря чему в своей жизни человек выбирает определенный тип мужчины или женщины для работы, науки, политики и т.д.
Диада как бы навязывает материнский язык, закладывает основы воспитания. Субъект способен выбирать лишь тех людей, те предметы и ситуации, которые соответствуют этой основной линии, остальных он просто не замечает. Если онто Ин-се представляет собой открытый, экономичный разум и поэтому выбирает наиболее жизненные, эффективные, соответствующие для субъекта ситуации, то диада устанавливает свой господствующий комплекс, вследствие чего индивид может развиваться исключительно в соответствии с данной типологией пространства, действия, контактов, экономии и т.д. Всю оставшуюся жизнь человек совершает свои выборы на основе усвоенной им в детстве базовой матрицы диадических отношений.
4 “Olos” (ит. “olistico”), слово греческого происхождения, означает «круглый, совершенный, вместе».
5 Имеется в виду физический, химический, клеточный контакт.
ПСИХОСОМАТИКА
234
Глава десятая
6 «...Слишком избалованный сверхвознаграждениями матери, для которой он служил щитом, ребенок в дальнейшем продолжает упорствовать в своей инфантильной претензии на получение всего самого лучшего и как можно быстрее; в противном случае, происходит вспышка агрессивности любого вида, вплоть до преступления или шизофрении. (...) Отныне пациент, вследствие симбиотической психологии, учитывая свое зависимое положение, начинает претендовать на лечение и заботу, потому что только так, шантажируя других, он способен выжить». См. А. Менегепи. Клиническая онтопсихология. «О многофакторной этиологии неврозов и шизофрении», указ.соч.
Возвращаясь к картине первых лет детства, в семье мы видим ребенка и взрослого-мать. Ребенок, вследствие биологической потребности в зависимости, вынужден расти в паре; через эту пару он усваивает любую структуру речи и поведения. Ребенок воспринимает, усваивает, метаболизирует социальную среду в соответствии с тем, как мать идентифицирует эту реальность. Мать формирует способ идентификации реальности и окружающих. Поэтому ребенок, во всех своих желаниях и поступках — хочет ли он воды, молока, фруктов или игрушек, когда спит, писается по ночам, боится чего-то — реагирует и удовлетворяет свои потребности в зависимости от того, как откликается на них его мать. Ребенок выстраивает собственную типологию, ориентируясь на материнскую.
Пока ребенок не вырос, ему достаточно матери, как ответа на его потребности, поскольку в этот период (от рождения до 10-12 лет) она способна понять все, что необходимо ребенку. Но когда ему требуется ответ на его растущие потребности взрослого — когда он хочет завести себе новых друзей, партнера, когда у него возникают сексуальные потребности, когда он идет в школу и должен отвечать на требования высшей социальной культуры, когда он хочет мотоцикл или автомобиль, — второго полюса, старой диады для него уже недостаточно. На этой стадии, не получая удовлетворения и будучи не в состоянии реализовать свои возросшие требования, молодой человек испытывает фрустрацию, для преодоления которой он задействует старый механизм защиты. Вначале именно мать шантажирует ребенка, но в дальнейшем, став взрослым, он начинает шантажировать мать6. В сущности, закон шантажа двойственен, но им всегда пользуется более сильный полюс. В отношениях индивид-общество, именно общество всегда шантажирует индивида.
Антонио Менегепи
Источники заболевания
235
Если маленький ребенок не получает от матери ответа на свои требования, то он плачет, капризничает или заболевает, поэтому, повзрослев, в аналогичной ситуации он будет реагировать или насилием, нарушением общественных норм (что соответствует детским капризам), или заболеванием психосоматического характера, или постоянной экзистенциальной тоской (депрессией).
Бессознательно почти все лю-
ди существуют в диаде. При стол-всю оставшуюся жизнь человек север-кновении с проблемой, которуюшает свои выборы на основе усвоенной они не способны решить, в нихим в детстве базовой матрицы диадиче-срабатывает механизм принуди-ских отношений тельного влечения к повторе-
нию. Субъект не находит новых решений, а повторяет старые. Даже теряя свою биологическую мать, индивид продолжает действовать в паре. Он не может жить самостоятельно — для выживания ему нужна связь.
Он принужден к повторению в соответствии с тематической избирательностью, то есть, вынужден жить вместе с другим человеком, с другой средой, которая воспроизводит старый стиль или модуль, усвоенный от матери. Маленькая семья исчезла, но в игру вступает большое общество, и субъект находит опору в другом человеке, в женщине, учреждении, идее. Следовательно, он осуществляет свое социальное взаимодействие, будучи всегда связанным со своей парой.
Общество — со своими тюрьмами, школами, госпиталями, публичными учреждениями — заменяет основной ориентир материнской матрицы; вместо того, чтобы развивать личность гражданина, оно поддерживает его посредством психологии опеки. Стремясь воспитывать или исправить критическое чувство у отдельно взятой личности, общество, вместо того чтобы развивать это чувство, берет на себя функцию обслуживания и опеки, для того чтобы гражданин оставался всегда одинаковым, не ме-
ПСИХОСОМАТИКА
23S
Глава десятая
нялся. Утверждается культура несчастья, разделения или разлада. Совокупность социальных стереотипов служит средством поддержания целостности и постоянства начальной диады «мать-ребенок».
Психический онтогенез переходит в со- В действительности, психиче-циальный филогенез	ский онтогенез переходит в со-
циальный филогенез.
По сути, общество заменяет мать, а мать — общество: из материнского лона мы попадаем в лоно общества, и все совершаемые нами выборы, все наши отношения
7 Например, ночное мо-ченедержание служит ребенку способом привлечения внимания взрослого к своей эро-тико-сексуальной интимности и некоторым образом возбудить другого. Само по себе такое стремление не обязательно патологично, оно может служить и нормальным механизмом защиты. Однако оно становится опасным, когда ребенок патологически его переживает. Согласно онтопсихологической педагогике, ребенок, в случае реального заболевания, для того, чтобы исцелиться и не
всегда основываются на принудительном повторении той же матрицы.
Это патологическое предпочтение выражается в склонности к заболеваниям, привлекающим внимание, к так называемым «модным» проблемам, поскольку они позволяют наиболее полно проявить свой инфантильный нарциссизм. Поэтому наркомания есть не что иное, как попытка привлечь психическую чувствительность матери; СПИД — претензия на патологическое первенство в материнской душе; делинквентность— потребность выделиться, для того чтобы добиться внутреннего понимания и прощения со стороны матери. Принудительное влечение к повторению старого механизма во взрослом возрасте есть не что иное, как исключительное подтверждение преемственности диады7.
Родители всегда должны готовить своего ребенка к самостоятельному росту, чтобы он смог развиваться во взрослой жизни, когда их больше не будет рядом. Родители не должны ограждать ребенка от реальности, а должны научить его принимать ее во всей сложности и жесткости. Ребенок должен усвоить единственную мораль — хорошо исполнять свои обязанности изо дня в день, что, в свою очередь, и создает человека. Прежде всего, необходимо научить ребенка никогда не совершать ошибок во вред себе, осуществляя функциональный эгоизм в социально
Антомио Менегет . >
Источники заболевания
237
биологической экосистеме. Психотерапия подобна
скальпелю, которым рассекают эту диадическую связь, чт о необходимо для начала формирования «Я» субъекта.
Я твердо убежден, что общество развивает в индивиде пе критическую способность, а привычку к материнской опеке. Оно укрепляет инфантильность в субъектах, требуя от них лишь минимума зрелости для удовлетворения своих нужд, точно также, как мать растит ребенка для компенсации собственных потребностей
и не более того. Поэтому человек	Самореализация — это задача исклю-
никогда не находит главного, ме- чительно личности, а не общества тафизического ответа на потреб-
ности своей души; подчиняясь социальным правилам, он
постоянно терпит крах в своем внутреннем мире.
Самореализация — это задача исключительно личности, а не общества, которое следует закону равенства, тогда как индивидуальное онто Ин-се стремится к бесконечному совершенству. Это требует аутентифицирующей терапии: речь идет об аутентификации на основе оптического, неповторимого субъективного критерия всех процессов и способов мышления индивида, то есть, о необходимости проверки функциональности его инструментов действия. Здорово лишь то, что вносит новизну бытия. В этом плане не следует спорить или бороться с обществом: главное, чтобы каждый достиг зрелости собственной души.
10.3.	Психология семьи
Анализируя диаду как источник появления невроза, считаю необходимым рассмотреть логику семьи, чтобы понять механизм запуска невротического расстройства.
Каждый из нас в своей жизни обожествлял кого-то из близких (отца, мать, дедушку и т.д.). Чтобы понять, насколько значима эта фигура в сознании индивида,
влюбиться в свою болезнь, должен претерпеть фрустрирующую ситуацию. Его лечат и выполняют все медицинские предписания, но необходимо при этом отказать ему в кое-каких удовольствиях, например, сладостях, телевизоре, общении с друзьями. В противном случае, если внимание к ребенку удваивается, он делает из этого вывод, что болезнь представляет удобный случай для получения сверхвознаграждения.
ПСИХОСОМАТИКА
Глава десятая необходимо осознать, что человеческий ум не способен мыслить без слов. Нет человека, который смог бы сформулировать рациональную мысль без использования вербальных структур, изученных в детстве. Нет мышления без слов, нет бытия без логоса. А кто закладывает в наше сознание слова? Родители, которые структурируют логику нашего научения и приспособления к жизни.
Чтобы понять родителей, нужно проанализировать их историческую идентичность. Как правило, это два обычных человека, совершенно не разобравшихся в огромной проблеме под названием жизнь, которые надеются исполнить свой экзистенциальный долг созданием семьи и производством на свет детей. С позиции пораженцев перед лицом жизни они начинают формировать поведенческие структуры в новых живых формах. Даже бесполезно останавливаться на том, что большинство родителей совершенно не владеют элементарными азами педагогики. Далеко не редки случаи, когда женщина, впервые став матерью, продолжает жить в состоянии страха. Имея на руках ребенка, она не знает ни как к нему прикоснуться, ни как накормить, в ее душе царит полный хаос, причем настолько сильный, что если бы ей не пришла помощь со стороны, она не смогла бы ничего сделать.
В среднем большинство матерей — это женщины, потерпевшие поражение перед лицом главной цели их экзистенциальной реализации из-за того, что всю свою жизнь они выстроили на стереотипах и комплексах. К этому следует также добавить, что большинство людей рождается не от истинного желания со стороны матери. Как правило, она случайно забеременела и выносила ребенка как следствие свершившегося факта. Как из-за невежества, так и из-за претерпеваемой ими экзистенциальной фрустрации, женщины живут потребностью в компенсации.
Антонио Менегетти
Источники заболевания
азэ
Чтобы понять предметную основу вышесказанного, представьте себе ребенка, которому подарили щенка. Первое, что он скажет: «Он мой!». Или же вспомните чувство негодования и отвращения, возникающее, когда кто-то руками дотрагивается до того, что вы считаете для себя очень личным. Первая связь, которую мать устанавливает с ребенком — не личные, а предметные отношения, ибо это малюсенькое существо есть часть ее тела: другой существует не согласно собственной идентичности, а в качестве объекта потребности материнской идентичности. Любыми способами, через всевозможные контакты матери с ребенком, последний формируется по принципу компенсативной проекции, в которой нуждается взрослый-мать.
Человек смотрит на цветок, рука касается его: это отношение между ним и объектом. Ребенок же познает цветок через эмоцию матери, а значит, определяет и уточняет для себя окружающий мир на основе материнского восприятия действительности. Предметность внешнего мира он воспринимает не такой, какова она в реальности (хорошо — плохо, красиво — некрасиво), а согласно ментальным и эмотивным — сознательным или бессознатель
ным — категориям матери. Под «матерью» я понимаю не биологическую мать, а взрослого, устанавливающего материнские отношения с малышом и становящегося первым связующим звеном для ребенка в жизни8: это может быть няня, дедушка, дядя, кибутц и т.д.
Первооснова личности человека рождается в тот момент, когда он впервые говорит: «Нет!». Это «нет» служит сигналом. При каких бы обстоятельствах и в какой бы ситуации ребенок ни произнес это «нет» (в игре, капризничая и т.д.), это свидетельствует о присутствии в нем источника личностной автономии9.
Мать лелеет своего ребенка, готова отдать за него жизнь, но любит по-своему. Как бы она ни любила его,
8 В случае, если родная мать умирает при родах и ребенок воспитывается приемными родителями, в роли взрослого-родителя выступает человек, который служит для малыша посредником в адаптации к окружающему жизненному пространству.
ПСИХОСОМАТИКА
адо
Глава десятая
она все равно будет формировать его под стать собственному стилю жизни, согласно собственной модели жизни. Взрослый-мать способен обусловить ребенка множеством различных способов: он формирует для него тактики поведения, предпочтения, склонности, а также является самой сильной фигурой в данной окружающей среде. Для ребенка взрослый-мать представляет собой всевластие жизни, тогда как он сам существует только как зависимый от него.
Тем временем мать ведет свою борьбу за установление личного первенства в семье, и, какие бы действия она ни предпринимала, ребенок должен всегда быть на ее стороне.
Итак, с одной стороны мы имеем полюс «мать», к которому можем отнести всю связку семейных стереотипов, так как они все равно им фильтруются для ребенка, а с другой стороны — изначальный проект, созданный природой, образующий другой полюс реальности. Как следствие, в ребенке начинает формироваться амбивалентность: создан он одним способом, но мыслит иначе. В попытке понять самого себя до глубины души, чтобы отыскать суть этого полюса жизни, которым он является, он всегда должен будет ссылаться к первому полюсу «мать», вследствие чего никогда не обретет уверенность в собственных мыслях и действиях. В этой ситуации на позиции второго оказывается полюс «Ин-се».
Может случиться так, что ребенок, а потом и взрослый, вначале чувствует силы и желание что-то сделать, но через мгновение вырастает страх и возникает нерешительность10. Для многих людей это означает внутрен * В
нее переживание состояния сродни тому, что армией управляют два генерала, не знакомые друг с другом. На этой основе формируется экзистенциальная шизофрения.
В ситуации, если эта раздвоенность носит чрезмерный характер или материнский полюс слишком превалирует
9 Подробнее см. А. Менегетти. Онтопсихоло-гическая педагогика. «Назначение игрушки и смысл слова “нет”».
Указ.соч.
241
Источники заболевания
над полюсом ребенка, начинает формироваться патологическая шизофрения и болезнь явственно вскрывается в ребенке.
Подытоживая вышесказанное, уточню, что такая би-। юлярность сохраняется у большинства людей. Место матери занимают государство, законы, правила, политика. Какой бы выбор ни стоял перед человеком, он постоянно сталкивается внутри себя с этой амбивалентностью.
Защитный механизм — это средство самозащиты, с помощью которого ребенку удается сохранить, по крайней мере частично, собственную личность и одновременно добиться внимания и заботы со стороны материнской среды. Механизм, который выбирает ребенок в стратегии болезни, — первый, пришедший ему на ум, родившийся в его фантазии. Он неразборчив в средствах и способен выдумать что угодно, лишь бы сиюминутно одержать верх. Более того, дети умеют с помощью ума атрофировать какой-либо орган или изменить нейрохимические процессы синапсов; вследствие этого могут появляться любые отклонения или болезнь.
Не будем также забывать о том, что ребенок осознает происходящие в его теле постоянные изменения. Дети — не взрослые, у которых окончательно сформировано физическое тело и замедлено соматическое развитие. Ребенок пребывает в состоянии, когда его «тело-машина» постоянно меняется, перестраивается, его разум синергичен органическому самодвижению. Сознательная или бессознательная интенциональность аутопластична, «физически пластична». Конечно, механизм заболевания не запускается при любом капризе ребенка, а только тогда, когда он оказывается перед лицом ситуации, требующей от него абсолютной решимости, играть всем ради всего.
Если индивид, еще будучи ребенком, изучил ловушку стратегии болезни, то он будет прибегать к ней и только к ней и в будущем. Единожды использованную с успехом
ПСИХОСОМА А
10 Подробнее см. А. Менегетти. Онтопсихология и психическая деятельность. «Определение и развитие онто Ин-се». Указ. соч.
242
Глава десятая
защитную структуру он будет применять тогда, когда в ней уже нет никакой надобности. Повзрослев, он уже самостоятельно может принимать решения за самого себя согласно собственной выгоде. Однако стратегия болезни зафиксировалась в нейронах его мозга в виде мнемиче-ского следа, поэтому всякий раз, когда взрослый индивид будет оказываться в чрезвычайно сложной ситуации, не будучи способным реагировать на нее по-новому и прис
пособиться, он прибегнет к старому шаблону поведения, который некогда выручил его в опасности, и, как следствие, заболеет.
Комплексы, заболевания, отклонения, несоответствие себе управляют субъектам и структурируют его на основе защитного механизма, используемого в раннем детстве
Сталкиваясь с жизненными трудностями, он забудет, что живет в мире взрослых людей, где
борьба постоянна. Вместо формирования новых стратегий решения в ответ на возникающие трудности в жизни он весь свой умственный потенциал будет направлять на патологию, на усиление болезни. Комплексы, заболевания, отклонения, несоответствие себе управляют субъектом и структурируют его на основе защитного механизма, используемого в раннем детстве.
Лечение и аутентификация достигаются за счет постепенного «растворения» фиксированности стереотипов, защитного механизма и путем восстановления целостности полюса жизни субъекта. Все это, однако, не означает, что нужно выступать против семьи, но, с другой стороны, то, в каком виде создана семья, без сомнения указывает на нее как основное препятствие на пути формирования автономного «Я» ребенка. Анализируя Ин-се до самых его глубин, замечаешь, что индивид неизменно принадлежит одному — жизни. Он любит жену, мужа, детей, мир настолько, насколько они соотносятся с его модусом бытия, то есть, насколько они функциональны для него с точки зрения жизни.
Антонио Менегет гн
Глава одиннадцатая
Психосоматический процесс
11.1. Три стадии развития психосоматики
Психосоматический процесс (рис. 5) проходит три стадии развития.
Рис. 5. «Три стадии психосоматики: Ф - сознательная, логикорациональная часть, зона «Я», самоотражения; См. - зона бессознательного или органическая часть, как правило, недоступная восприятию и анализу мыслящего «Я»
ПСИХОСОМАТИКА
24^1
I шва одиннадцатая
1 Вторая стадия носит психологический характер и может длиться от одного дня до нескольких десятков лет.
Iстадия. «Я», целиком погрузившись в экзистенциальную проблему и не сумев ее решить вследствие своей неспособности или ситуационного стечения обстоятельств, прибегло к попытке забыть, а значит, полностью вытеснить проблему.
II стадия. Субъект не просто забыл о проблеме, но даже устраняет все внешние ссылки, которые могли бы напомнить о случившемся факте. В памяти рана зарубцовывается, и субъект вырабатывает у себя невосприимчивость к этой проблеме, поскольку сохранение ее актуальности привело бы его к состоянию непрерывного стресса. Для субъекта проблемы больше не существует, однако она — как исторически свершившийся факт — по-своему воплощается. Согласно естественным правилам самосохранения и выживания, проблема вытесняется из сознания и постепенно приводит к эмоциональным или биологическим изменениям.
Проблема проявляется на первой стадии, вызывая в сознании субъекта в момент возникновения, лобового столкновения с ней страдание и бессилие, но не затрагивая пока соматическую область: нет никакого заболевания, здесь все спокойно. Субъект осознает существование проблемы, полностью осведомлен об этом, хотя и не знает, сможет ли он с ней справиться. В определенный момент он решает, что не способен на это, и тогда пытается ее забыть. На второй стадии1 зона «Я» освобождается, проблема приглушается, затухает, оседая в глубинах психики субъекта. В реальности проблема превратилась в формообразование, которое нарушило естественный порядок внутри субъекта, не сумевшего оказать ответственное сопротивление беспорядку, переместилось внутрь сенсорных, эмотивно-психических структур и продолжило свое развитие в инкубационной форме: внешняя психологическая проблема стремится к воплощению в зоне бессознательного.
Антонио гЛенепл то
Психосоматический процесс
аде
III стадия. Через два дня или тридцать лет ставшая бессознательной для субъекта проблема соматизировалась и достигла своей кульминационной точки развития. Перемещение проблемы по зоне бессознательного достигает области соматики и прорывается наружу. Это означает, что искажающим векторам дозволяется в такой форме проявить себя, даже при том, что они вносят беспорядок в клетки организма. Факт давно позабыт и исключен из зоны отражения сознательного «Я», однако он пребывает в рамках структуры, в которой субъект существует. Этот факт перемещается в какую-нибудь часть органического, но не исчезает, потому что сам субъект бессознательно поддерживает и выстраивает эту ситуацию.
Болезнь приобретает проявленную форму, и пока в ней видят объективное зло, субъект не испытывает чувства вины. Переживая болезненные ощущения, он одновременно уклоняется от всякой ответственности за происходящее с ним, будучи уверен, что кто-то другой должен ему помочь: именно в состоянии болезни он решает, что окружающие в долгу перед ним. Больной виновен не в моральном плане, а с научной точки зрения: он оказался неспособен точно контролировать себя и действовать в собственных интересах. Следовательно, речь идет об объективной ошибке, совершенной против константы «Н» человека.
Приняв во внимание все увиденное, психолог оставляет болезнь и с самых первооснов пересматривает субъекта в поисках причины его недуга. При любой попытке пациента защититься именно в этой точке, психотерапевт отодвигает его в сторону, пригвоздив морально настолько, насколько сам пациент это позволяет. Да, работа нелегкая, порой с оттенком горечи, и по своему опыту могу утверждать, что серьезной опасности зачастую подвергается психотерапевт, а не клиент2.
Если пациент позволяет работать над собой, ибо не желает больше данного эффекта, через две-три недели
2 См. А. Менегетти. Онтопсихология: практика и метафизика психотерапии. «А что, если это клиент осуществляет плагиат по отношению к психотерапевту?». Указ. соч.
ПСИХОСОМАТИКА
Глава одиннадцатая
или два-три месяца (в зависимости от интенсивности проблемы и типологии пациента) болезнь исчезает.
Психолог извлекает осевшую на дно бессознательного проблему на поверхность мыслительного, ответственного «Я». Субъект совершил ошибку, схоронив поглубже жизненную проблему. Психотерапевт, наоборот, поднимает становящийся опасным «осадок» за порог сознания «Я» и ставит его лицом к лицу с субъектом под полную ответственность последнего. Сначала психотерапевт анализирует субъекта и одновременно обучает его способу, позволяющему перестроить, упорядочить дискоор-динирующую настоятельную потребность, которая вызвана внутренним конфликтом, приведшим к ухудшениям на соматическом уровне. Выведя проблему на поверхность сознания, «Я» вновь обретает возможность метаболизировать и двигаться по пути роста. Это приводит к перестройке субъекта согласно его природной норме, и жизнь его начинает течь в привычном для нее, естественном русле. Именно так осуществляется лечение — психотерапевтическая хирургия, примененная к так называемым психосоматическим феноменам.
В поиске этиологии заболевания важно обнаружить констеллирующее звено, которое обычно глубже всех запрятано и на логическом уровне является самым малозаметным, однако его не следует недооценивать, ибо оно сродни камешку, способному увлечь за собой горную лавину. Необходимо обнаружить первопричину, приведшую к возникновению последующих образований, фор-мообразуя их всегда с учетом единой констелляции. Это объясняет тот факт, до сих пор жарко обсуждаемый, что обычно семья задает структурную предрасположенность почти ко всем патологиям, потому что в определенный момент жизни человека она является первым и единственным создателем личности ребенка.
Антонио Менегепи
Психосоматический процесс
247
Приведу пример из психотерапевтической практики. Сорокалетний пациент страдал одной из форм импотенции. Клинический анализ показал, что в возрасте четырех-пяти лет он испытал эрекцию, увидев свою мать обнаженной; в этот момент вошел его отец, и он резко подавил свое чувство. В психотерапев-
тических целях необходимо доне-	ч10бЫ обладать .чьм т м
сти это событие до сознания прежде соблюсти точность в уме субъекта. Поэтому психотерапевт говорит: «Ну что же, это было, но
сегодня твоей матери уже нет. Даже если тогда ты был расстроен, оказавшись в неловкой ситуации, это не означает, что сегодня ты должен полностью умертвить в себе свои естественные потребности. Тогда ты запретил себе все, чтобы защититься от чувства вины, однако, сегодня все изменилось, поэтому давай перестроим все с самого начала». Всякий раз, встречаясь со своей подругой, пациент подавлял позыв к половому акту, поскольку автоматически в уме воспроизводилась кастрирующая опасность.
Кастрирующий первичный образ, решение которому не найдено, переходит сначала в сферу бессознательной, а затем соматической деятельности. Вновь пробуждая вытесненное содержимое, забытое, этот образ анализируется и реогранизуется — или же устраняется — в соответствии с реальными возможностями, предоставляемыми исторической действительностью. В этот период субъект чувствует себя хорошо, человеком, таким же, как и остальные; он ответственен и счастлив от осознания того, что может сам решать, стоит ли ему заняться любовью или нет. Чтобы обладать точным телом, нужно прежде соблюсти точность в уме. Зачастую недуг — не что иное, как внешнее свидетельство умственных ошибок, нарушающих научную организацию, в которой природа себя предусматривает.
ПСИХОСОМАТИКА

Глава одиннадцатая
Как правило, врач или психотерапевт встречаются с клиентом, развитие психосоматического заболевания которого перешло в свою третью стадию, вышло наружу. Пациент идет к врачу, когда болезнь обрела ярко выраженные формы и помимо физического дискомфорта стала осознаваться клиентом. Ухватываясь за симптом, врач выстраивает анамнез, ставит диагноз и определяет пути воздействия на заболевание. После уточнения этих трех аргументов к делу подключается хирургическое, химическое или кинетическое вмешательство. Психотерапевт, напротив, разыскивает существующую побуждающую причину, потребность в болезни внутри самого субъекта. Он исследует, действительно ли субъект по своей воле вызывает из внутрипсихического мира к реальности это отклонение.
В шесть лет субъект мог испытать слишком горькие переживания, рационально отреагировать на которые и метаболизировать он не смог (первый этап). Бессознательному словно было нанесена рана, на которую не последовало рационально-сознательной реакции. «Травма» переходит в стадию инкубационного развития, то есть, из внешнего опытного переживания смещается в зону исключительно бессознательного психического ощущения. Сталкиваясь с чем-то, вызывающим слишком сильную боль, субъект предпочитает не замечать, не чувствовать, не противоречить: он прячется от этого чересчур горького для него переживания. Из сознания и из памяти он вычеркивает причиняющее боль переживание.
Вытесненная травмировавшая сцена переходит на второй этап своего развития: инкубацию. Субъект ничего не помнит, внешне все идет хорошо, он ни на что не жалуется. На первом этапе есть только причина, ошибка, психическая травма, однако нет никаких признаков соматического расстройства. На втором этапе также нет никаких внешних проявлений, указание появляется
Ан’Ог.и.? Менегепи
Психосоматический процесс
Э49
только на онейрическом уровне, в сновидениях, хотя обычно субъект на этом этапе не посещает психотерапевта, ибо чувствует себя хорошо. Пройдут годы (один, двадцать, сорок), пока в какой-то момент не сложится ситуация, которая послужит запускающей причиной: смерть друга, потеря любимого человека, ребенка, финансовый крах, выход на пенсию — любая ситуация, причиняющая боль, станет причиной, пробуждающей старую вытесненную проблему, и начнет процесс соматической (химической, клеточной, физиологической) реактивации. Психотерапевт, анализируя ситуацию субъекта, с помощью сновидений и имеющихся в его распоряжении инструментов анализа обнаруживает матричный образ и выводит его на поверхность сознания, то есть, переводит проблему обратно из соматического бессознательного в психическое сознание.
Формообразование разновидностей патологии объяснимо:
1) потребностью в повторении глубоко сокрытого, но оставшегося нерешенным факта;
2) активизацией психодинамического процесса логико-волевыми, нефункциональными согласно базовой структуре натуристического «изо» субъекта моделями.
Извлекая на поверхность, отрабатывая и решая психологическую травму, пережитую в шестилетнем возрасте, либо демонстрируя все несоответствие поведения сегодня, можно достичь исчезновения симптома.
Это возможно по трем причинам.
1.	Психическая деятельность — деятельность трансперсональная, нематериальная и вневременная. Психическое событие управляет собой вне материальной, пространственно-временной логики.
2.	Смещение в область соматики болезненного переживания есть природный принцип экономии. Высшую цену имеет психическая деятельность, в то время как соматическая
ПСИХОСОМАТИКА
250
Глава одиннадцатая
деятельность из разряда более «дешевых». Исходя из этого, в момент опасности, наблюдая бессилие психики, природа предпочитает сохранить более ценное, пуская в расход тело. Следуя экзистенциальной экономии, природа прежде использует материальную, а не чисто психическую энергию: энергию воли, сознания.
3.	Причиной этого служит социальная цензура. Общество дает поблажку на физическое заболевание и абсолютно не прощает психической ответственности. Патологический феномен отвечает также экономическому принципу выживания в обществе. Общество помогает субъекту, прощая ему физическую неполноценность, однако оно превращается в непреклонного судью, как только речь заходит о психической ответственности. Многие сознательно или неосознанно прячутся под прикрытием соматического недуга, дабы тем самым избежать проблемы психосоциального контраста с обществом.
Без согласия клиента излечение любой болезни невозможно. Лечение непременно представляет собой результат изменения в поведении: отказ от какого-либо убеждения, не разделяемого природой субъекта, и адаптация ментальной линии поведения согласно природной функциональности для субъекта. Психотерапевт должен овладеть искусством постоянного введения в кризис логических стереотипов клиента, с помощью сновидения указывая на противоречивость в его внутренней и внешней логике. Позвольте клиенту даже ошибаться до тех пор, пока он не осознает. Ошибившись четыре-пять раз, он начинает понимать. Оставив его горько переживать последствия своих решений, психотерапевт тем самым откроет путь к зарождению у клиента волевого стремления к изменению.
Несмотря на то, что психотерапевт оказывает оптическое семантическое воздействие на клиента, то есть изнутри стимулирует его жизнеспособность, этого недо
/чгтонио Менегепи
Психосоматический процесс
251
статочно до тех пор, пока последний не решит изменить собственные нефункциональные стереотипы, которые не совпадают с интересами жизни. Онтопсихологиче-ская психотерапия вносит коррективы в убеждения клиента, заставляя их слиться воедино с жизненным устремлением онто Ин-се, первичной феноменологией которого является биологическое здоровье.
11.2.	Виды психосоматического смещения
Выделяют три вида психосоматического смещения.
1.	Смещение на собственное тело. Здесь мы имеем обычную картину клинических случаев.
2.	Смещение на тело пассивного зависимого. Психическая каузальность субъекта-отправителя соматизируется в другом человеке, с которым у него установлена внутренняя связь и который целиком и полностью настроен на волеизъявление и стремление к захвату, исходящие от доминантного комплекса или от самой сильной части бессознательного доминирующего субъекта. Субъект перекладывает собственную проблему любого толка — экзистенциального или комплексуального — на ближайшего зависимого; ребенок или любимый человек служит органом разгрузки, потому что, даже занимая внешнее положение, воспринимается психикой как часть ее самой.
В случаях, подобных этому, не следует упускать из виду доминирующего субъекта. Если ребенок или предмет любви, симбиотизированный с доминирующим субъектом, будет слишком решительно и резко отрезан от этих отношений, может случиться так, что у последнего сразу ухудшится физическое состояние или откроется острая форма какой-нибудь патологии. Вести работу с субъек-гом-отправителем в этом случае надлежит с большой осторожностью, без спешки, ожидая понимания с его стороны собственной ситуации и постепенных изменений,
ПСИХОСОМАТИКА
252
Глава одиннадцатая
переводя в позитивное, продуктивное русло энергию, которую он патологично вкладывал в объект своей любви. Патологично используемая энергия должна быть направлена на реализацию успеха и функционального утилитаризма доминирующего субъекта. К примеру, матери следует не трястись над своим ребенком, а больше заботиться о самой себе, пестовать свой эгоизм: только так мы можем быть уверены, что и ребенок, и мать будут спасены.
3.	Смещение в личную экономическую или политическую сферу, в частную жизнь. Широко распространенный и мало изученный тип психосоматики. Многие аспекты жизненных крахов и исторического бессилия на пути экономической самореализации относятся к области психосоматики.
Комплекс субъекта проявляется в социально-экономической конкретике его позиции. Все, что относится к политической, юридической, экономической власти, в реальности координируется определенной специфической интенциональностью самого субъекта: власть не зависит от внешних затруднений. Конечно, временные трудности могут возникать, но когда речь идет о случаях хронического банкротства или политического, экономического, юридического бессилия, причину всегда следует искать в бессознательном волеизъявлении субъекта, подобно тому, как субъект выстраивает собственную неоплазию, преследуя кажущуюся выгодной цель.
11.3.	Уточнения по психосоматике
11.3.1.
Ни одно психосоматическое заболевание не возникает по причине стресса.
Стресс уже являет собой результат, следствие, наблюдаемое в функционировании органа. Не существует та
Антонио Менегетти
Психосоматический процесс
253
кого психосоматического заболевания, причиной которого послужил бы стресс в любом своем проявлении. Стрессовое состояние заметно сразу, и любой достаточно профессиональный врач сумеет дать необходимый для восстановления природного порядка совет. Стресс относится к вторичным проявлениям. В своей личной практике мне ни разу не приходилось сталкиваться со случаями, подтвердившими бы научную теорию, широко распространенную после 1936 года — о стрессе как побуждающей причине психосоматических заболеваний. Даже в многочисленных случаях лечения рабочих и фабричных служащих, страдавших неврозами и психосоматическими расстройствами, возникшими на почве профессиональной деятельности, реальная причина всегда восходила не к рабочим отношениям, а к определенной виртуальной программе, активизированной в среде профессиональной занятости. Лишенный мамы, жены, детей субъект на своем рабочем месте испытывал кризис заброшенности, страдания, в которых некому было оказать ему привычную поддержку. В определенном смысле производственные отношения приводили его к вынужденной самоизоляции, превращая его в маленький сегмент поточного конвейера подобно всем остальным: такая ситуация была для него нестерпима.
Абсолютно категорично могу заявить, что тяжелые случаи психосоматических заболеваний — при соблюдении точности значения термина «психосоматика» — никогда в своей причине не восходят к стрессу.
11.3.2.
Психосоматическое заболевание служит выражением обмана или некоего ошибочного проекта, направленного против соб ственного естества или эгоизма.
Это тот обман, к которому ребенок, ради достижения успеха, главенствующего положения, выгоды начи
ПСИХОСОМАТИКА
254
Глава одиннадцатая
нает прибегать к способу, не предусмотренному ни природным, ни общественным порядком. Возникает ошибочная амбиция.
Все мы были детьми, и каждый из нас прекрасно помнит проблемные ситуации — в школе, в семье, во дворе, требовавшие от нас принятия какого-либо решения. Нам следует помнить и честно себе признаться в том,
что самые суровые годы жизни выпадают на период раннего детства. Мы тогда уже все понимали, все доставля-
ло нам страдания, и мы осознава-
ли, что почти всегда дипломатично улыбались, несмотря на внутренний порыв сделать совершенно обратное. Мы Црошли че-
Болезнь служит выражением некоего проекта, а именно обмана
рез сложнейшие военные действия, сотканные из невидимых баталий. По прошествии некоторого периода каждый ребенок, чтобы быть принятым, научается, усваивая определенный стиль поведения, прибегать к историческому компромиссу. Так он может выжить и дви
гаться вперед.
Проблема заключается в том, что принимаемое нами за внешнюю, ничего не значащую, поверхностную тактику, в действительности образует систему, конкретным образом синхронизирующуюся с ЦНС. Неполноценность многих людей вызвана фактом неосознанности того, что этот обман, призванный урегулировать собственное экзистенциально-экономическое положение во взрослой семейной среде, упрочняется, фиксируется внутри нас самих.
Мы нашли необходимые уловки, способные обмануть других, чтобы те оставили нас в покое. Речь идет об определенной форме поведения, которая, и нам это известно еще с детства, ложна, но мы верим в этот обман как в спасительный круг, защищающий от нападок других; в действительности же осознаваемая нами ложь
Антонио Менегетти
Психосоматический процесс
255
преобразуется в возможность внедрения в нашу иммунную систему. Ошибка всех нас заключается в том, что психику, собственный образ мыслей мы воспринимаем как нечто абстрактное, мы не видим в них созидательной функции, нам кажется, что тело существует само по себе. Субъект думает: «А при чем тут тело? Я ем, вот и ему
хорошо, и мне!»
Именно эта первая ошибка непонимания того, что тело есть непосредственное слово исключительно психической интен-
Тело есть непосредственное слово исключительно психической интенциональности
циональности, толкает человека к ложной игре в болезнь. Поскольку усвоенный в младенчестве стиль жиз
ни непрерывно воспроизводится, такое постоянство стабилизируется на уровне нервных клеток. То, что было принято за идею, притворную уловку для обмана других, реально перемещается в область соматики. Например, попробуйте представить себя сегодня без знания
выученного когда-то языка: невозможно, хотя вы и понимаете, что само слово не есть мышление. Болезнь служит выражением некоего проекта, а именно обмана, чего-то отличного, направленного против естества и совершенного по доброй воле, более того, даже сакрализу-емого всем окружающим миром.
Этот проект, реализуемый под видом эгоизма, укрепления своего центрального положения, первенства, в действительности оторван от природного порядка, поэтому это проект ошибочной амбиции. Так как данный проект в своем основании лишен поддержки извечных законов нашей природы, он отторгается точно так же, как это происходит при пересадке органов, — проблема, вокруг которой вот уже на протяжении нескольких лет ведется множество разговоров. Наша базовая система не признает нетипичных ей по своему проекту нововведений, и тем самым вызывает отторжение.
ПСИХОСОМАТИКА

Глава одиннадцатая
11.3.3.
Усиление заболевания обусловлено исключительно стремлением первичного инстинкта к самовосстановлению или позитивностью некоего импульса.
Всякий раз, когда природный импульс пытается повторно прорваться на поверхность, он наталкивается на преграду в виде некоего добавленного, неестественного проекта. Из этого следует, что именно базовый, витальный инстинкт снабжает болезнь энергией при любом самопроявле-нии человека3. Стресс или несчастья никогда не приводят к усилению патологии. Вначале может показаться, что осложнения наступают вслед за каким-либо несчастным случаем, однако при вниматель-Стресс ИЛИ несчастья никогда не ПрИВО- ном анализе явно прослеживает-ДЯТ к усилению патологии	ся тот факт, что усиление чув-
ственной основы (feeling) первичной каузальности в точности соответствует моменту усиления инстинкта.
Это логично, если мы переосмыслим наше детство. Будучи детьми, каждый из нас проявлял свою спонтанность, энтузиазм, стремился к новым открытиям. Однако стоило нам шагнуть в сторону от колеи, проложенной действующей системой, как мы тут же получали подзатыльники, слышали в свой адрес упреки и наставления: с раннего детства, чем больше мы выражали свою спонтанность, не предусмотренную окружающей средой, тем сильнее были вынуждены изобретать новый способ (проект) выжить и компенсироваться. Став взрослыми, покинув рамки семьи и заданной схемы, мы не способны быть самими собой, даже обладая всеми на то возможностями, включая юридическую автономию. Точно так же, как мы уже не способны мыслить без использования слов, целиком категоризовавших наш ум. Даже когда мы думаем про себя, мы должны использовать слова.
3 Будь то агрессия, сексуальность или идентичность.
Антонио Менегетти
пжосоматический процесс
257
Пациент неспособен к вхождению в контакт с собственной идентичностью вне присутствия программирующей виртуальности отчуждающего проекта. Он уже видит себя в нем, идентифицирует себя с этим проектом, не предусмотренным, однако, основополагающими законами природы. Вслед за периодом полового развития и по завершении подросткового возраста страсть и инстинкт — при постоянстве юридического права — резко возрастают, вследствие чего повышается интенсивность действия проекта, на что следует ответ иммунной системы, реакция которой приобретает вирулентный характер из-за необходимости преградить путь тому, что было идентифицировано ею как несущее опасность. Выход позитивного инстинкта усиливает контрмеры, идущие со стороны проекта, который с самого детства рассматривался как средство спасения, а в настоящий момент используется во вред природной идентичности.
Усиление заболевания обязано своим возникновением строго определенным, опознанным ситуациям, которые в то же время подавляются: субъект ощущает порыв импульсов, здоровый и позитивный сам по себе, но из-за неспособности с ним справиться по-своему его консервирует, и так порождается ухудшение болезненного состояния. Фрустрация, стресс, трудности не могут усилить болезнь, ибо они отнимают энергию. Усиление заболевания предполагает наличие высшей формы экономии, а значит, должно подпитываться чем-то, энергетически превосходящим.
Поэтому при желании помочь клиенту необходимо уловить этот позитивный момент, чтобы довести до его сознания, самым естественным и эгоистичным образом, неумелость его обращения с этой возможностью. Он страшился совершить ошибку, нагрешить, очернить себя, вкушая сей напиток жизни. И даже если клиент обви-
ЛСИХОСОМАТИКА
4 В данное издание эта глава не вошла. См. А. Менегетти. Учебник по онтопсихологии.
«Психосоматика», «Диада». Указ. соч.
Глава одиннадцатая няет внешние обстоятельства — что почти всегда он и делает — причина остается нетронутой.
11.3.4.
Любые самые острые формы психосоматических расстройств проявляются и закрепляются во взрослом возрасте (примерно от двадцати семи до сорока лет).
Это объясняется не ранним старением организма человека: причины те же, что были описаны мною в предыдущей главе4. Психосоматика возникает и вызывает органические осложнения в зависимости от технической, «возрастной» готовности органа к выполнению функции. К тридцати годам человек обладает определенной степенью власти, еще более увеличивающейся к сорока годам. У него есть деньги, независимость, свобода волеизъявления, перед ним раскрываются большие возможности, он может устанавливать отношения с такими же независимыми, как он, мужчинами и женщинами, примыкать к различным ситуациям, складывающимся на свободном рынке: перед ним открыты все пути высших достижений и возможности реализации собственной территориальной психологии. Болезнь усиливается пропорционально увеличению открывающихся перед субъектом возможностей. Вспышка заболевания происходит во взрослом состоянии, поскольку именно в этот период природное и позитивное право позволяет развернуться личной инициативе и максимально вложить самих себя. Таким образом, патологический срыв обусловливается также теми возможностями, которые возникают во внешней среде.
В ситуации агрессии случаются моменты, требующие от нас ответного нападения как обязанности поддержать собственную идентичность, без прощения: в противном случае мы превратимся в соучастников искажения, чего-то, что в любом случае не предусмотрено нормой. Свобода не позволяет нам быть добрыми: наша сво-
Антонио Менегетти
25Э
Психосоматический процесс
бода — быть самими собой в соответствии с базовым проектом жизни, и для этого существует огромное количество способов. Быть добрыми в соответствии с собственным природным замыслом, но ни в коем случае не со-<ласно потребностям пусть даже целого света.
Возьмем, к примеру, брачные отношения. Едва человек заводит семью, секс для него становится супружеской обязанностью. Прежде секс был запретной темой, скверной, пенис служил символом грубой, животной страсти, а вагина — женской продажности. Но стоит субъекту вступить в брак, как функции этих органов освящаются.
Желая общаться с жизнью, субъект использует единожды усвоенный им способ, не умеет по-новому подать себя, преобразиться в открытом научении. Ум обладает способностью к непрерывному научению. Никакой опыт прошлого не может перекрыть, замкнуть потенциал научения, которое равносильно совершаемому нами контакту с окружающей реальностью. К примеру, чтобы взять в руки вишенку, необходим некоторый минимум ума, но чтобы увеличить капитал на десять миллиардов долларов за одну банковскую операцию — требуется определенная гениальность. Точно также для того, чтобы наслаждаться телом своего партнера, недостаточно тех способов, которые годятся для кроликов, на высших уровнях жизни действуют иные стратегии ума, а именно соотношения знаний: знаний единого энергетического стиля, эмоциональной собранности, внутреннего равновесия. Секс не для всех одинаков: для тех, кто рассматривает его как видовые отношения, достаточно его обычного усредненного понимания, но для тех, кто стремится обрести радость и мудрость, необходимо гораздо более тонкое и глубокое его осознание, которое достигается способностью постоянно поддерживать целостность собственного разума в бесконечном процессе усвоения мира.
ПСИХОСОМАТИКА
260
Глава одиннадцатая
11.3.5.
До тех пор, пока не будет распознан базовый проект заболевания, максимум, на что будет способна медицина, — оказывать противодействие патодинамическому процессу.
Медицине удалось ввести в кризис болезнетворный проект, что уже является большим достижением. Без медицинской помощи субъект умертвил бы себя гораздо быстрее. Огромная польза медицины заключается в том, что она, хотя и не излечивает болезнь, но способна затруднить развитие проекта болезни. Ей легко удается вмешаться на уровне развития патологического процесса, но не вылечить окончательно, ибо для этого необходимо знать сам проект. Поэтому незаменимая роль медицины состоит в оказании всяческого противодействия болезни.
Профессиональный врач — если перед ним находится клиент, проектирующий собственное заболевание, но не расположенный об этом говорить или пройти курс психотерапии, — должен постараться интуитивно понять проект его заболевания, пользуясь методологическим опытом, накопленным онтопсихологией, и оказать противодействие болезни всеми имеющимися в его распоряжении медицинскими средствами, не теряя надежды на возможность выздоровления. Это — борьба, ведущаяся ради клиента, и то место, где врач оттачивает мастерство жизни и свои научные знания.
Если встречается клиент ищущий, догадывающийся о том, что истинная причина его недугов таится в нем самом, что не кто иной, как он сам — кузнец своей болезни, тогда врач может направить его на психотерапевтический тренинг, не прекращая курса лечения. Когда я занимался психотерапией, то всегда исключал медицинское вмешательство, однако в этом случае следует помнить о том, что больной может прибегнуть к сопротивлению в форме хитрости и психологической вирулентности.
Анлонио Менегетти
Глава двенадцатая
Нейрофизиологические корреляты психической деятельности
12.1.	Вводный синтез
1.	Видение, осуществленное субъектом через собственную проекцию (центральная нервная система).
2.	Преувеличение видения, усиленного и эмоционально окрашенного нейрогастроэнтерологической системой (нейровегетативная и эндокринная системы).
3.	Отражение и ответное действие на видение, метаболизированное как реальность, то есть, незамедлительная реакция в форме защиты или нападения.
4.	Обусловленный запуск иммунной системы в соответствии с экстренной реакцией на предполагаемую или испытываемую на себе чужеродность. Функция создает орган.
12.2.	Четыре базовые системы организма
В природе все важно, и все мы вовлечены в постоянную синергию. Откуда, через что и как прошел эротический импульс, прежде чем оформиться таковым? Откуда это слово, этот цвет, этот запах? Необходимы предпосылки, которыми природа обладает в изобилии и кото-
ПСИХОСОМАТЖА
Глава двенадцатая
рые человек, иногда случайно, улавливает. Если мы обратимся за ответом к иммунной системе, то увидим, что для нее одно является естественным, генетически заложенным, а другое — формализующимся внутри субъекта в соответствии с типологией его жизни, тем, к чему можно приспособиться. Уже внутри иммунной системы мы можем предположить наличие того, что может быть изменено в зависимости от материального месторасположения, окружающей среды, питания. Это дает понять, что ДНК не фиксирована. Для ДНК существуют границы толерантности, в рамках которых происходит процесс адаптации и последующего закрепления на основе исторической ситуации субъекта.
На мой взгляд, четыре базовые системы — центральная нервная система (ЦНС), нейровегетативная система (НВС), эндокринная система ЭС), иммунная система (ИС) — в настоящее время определены таким образом, что невозможно четко уловить связь между ними. До сих пор не установлено, какая из этих четырех систем активизируется первой, и как остальные, подхватывая, образуют единовременный процесс. Хорошо изучен принцип их действия в отдельности, однако он имеет силу только в том случае, если предположить наличие единого «управителя», распоряжающегося всем согласно требованию момента. Это требование всегда рождается для усиления органической идентичности и функциональности субъекта. Другая проблема заключается в том, что изучение этих четырех систем проводилось в основном на мертвых животных, что неизбежно ограничивает возможности исследования.
Процессы, протекающие внутри четырех биологических экосистем (ЦНС, НВС, ЭС, ИС), не изолированы друг от друга; четыре системы объединены между собой базовым проектом конкретного человека. Скорее всего, первой вступает в действие НВС, затем реагирует ЦНС,
Антонио Менегепи
Нейрофизиологические корреляты психической деятельности
263
которая определяет и регулирует порядок включения ИС и ЭС.
ЭС отвечает за выработку секрета, служащего для изменения модальностей эмоций, нервно-мышечных реакций, то есть, определяющего специфику энергии.
Лимфатическая система (ЛС) отвечает за пропорциональное распределение выработанного ЭС согласно насущной потребности в конкретной зоне. Лимфатические сосуды и капилляры расположены в непосредственной близости от кровеносных. Лимфатическая система образует специфическую сеть-радар, обладающую собственными реакциями в процессе метаболизации: интерес, любовь, удовольствие, удовлетворение или, наоборот, сопротивление, противодействие, атака, защита, агрессивность, всегда с целью поддержания функционального единства действия субъекта.
ЦНС, понимаемая, прежде всего, как церебральный орган, отвечает за переработку данных, полученных по каналам экстеро- и проприоцептивного восприятия1. Различные виды восприятия и метаболизации, осуществляющиеся внутри сети организма, идентифицируются и перерабатываются, вызывая после их понимания соответствующую реакцию контакта или отвержения согласно правилам, которыми руководствуется организм целиком в своих интересах.
Внутри телевизора нельзя определить механизм, в который сходились бы импульсы со всего устройства. Ученые обнаружили механизм «приемопередачи», который объединяет различные процессы для достижения единого результата: синергичные части единства действия, задуманного инженером. Точно так же в нашем организме нет органа, на котором бы сосредоточивалась деятельность всех органов: функции одного более заметны, другого — менее, однако централизующим звеном для всех них является функциональное един-
1 См. А. Менегетти.
Учебник по онтопсихологии. Указ. соч.
FOXOCOMITilA
264
Гласа двенадцатая
ство. Функция, запущенная инженером, объединяя множество частей в надлежащей механической пропорции для достижения определенной цели, есть передача формы действия.
В жизнедеятельности человеческого организма очень важную роль, возможно, большую, чем головной мозг,
Первая стабилизация одной или нес-колышх реакций определяет последующее образование информативной памяти
играет спинной мозг, отвечающий за процесс переработки всей информации, в который включены также лимфатиче-
ская, эндокринная и иммунная системы. Это вертикальная чувствительность с радиальным типом распространения. Не так просто разграничить их, чтобы описать отдельно каждую из них. Уловив действие в совокупности, потом не так легко описать его, разбив на отдельные процессы. Анализ онто Ин-се позволяет установить целостную картину субъекта от момента к моменту: что он сейчас делает, что использу
ет, почему этот орган, почему именно так и в это время. С помощью онтопсихологического метода анализа раскрывается побуждающая причина, лежащая в основе молекулярного строения.
НВС представляет собой то, что я называю экстеро- и проприоцептивными процессами: как организм контактирует с пришедшей из окружающей среды эмоцией, как он ее воспринимает, идентифицирует и обрабатыва-
2 Подробнее см. X Конгресс Европейской Ассоциации Психотерапии, секция «Онтопсихология». — М.: ННБФ «Онтопсихология», 2001, с. 30.
3 См. А. Менегетти. Учебник по мелолисти-ке — М.: ННБФ «Онтопсихология», 2003.
ет; следовательно, речь идет о приеме и усвоении орга-низмом информации. В состав НВС входит висцеральный мозг2 — та часть организма, которая не заражена вмешательством монитора отклонения в отличие от ЦНС, полностью превратившейся в оперативный центр монитора отклонения. Достаточно добавить крошечный элемент в ЦНС, чтобы вызвать искажение простейшей базовой информации (эротизма и агрессивности) организма.
нейрофизиологические корреляты психической деятельности
ass
Все то, что в онтопсихологии именуется висцеральным восприятием3, относится к нейровегетативной системе. С того момента, как впервые заговорили о новой дисциплине «нейрогастроэнтерологии», вызвавшей большой интерес в США, обнаружилось, что в области внутренних органов человека расположен еще один мозг — висцеральный аппарат целиком образован такими же нейронами, как и те, которые находятся в черепной коробке. Эти нейроны рассеяны по висцеральному аппарату в стволовой форме. Все сигналы сенсорного, вегетативного свойства человек, как и животное, сначала воспринимает желудком, и лишь потом они поступают на уровень отражения головного мозга. Животное сначала воспринимает сигналы на уровне нейровегетативной системы, а затем отражает их на уровне центральной нервной системы и уже после вырабатывает от ветную реакцию. Импульсом управляет НВС. Она реагирует на энергетический импульс рецептивно. Это то, что нам предстоит вновь открыть. В то время, как висцеральный мозг отвечает за получение и первичную обработку информации, пришедшей извне, головной мозг завершает процесс обработки информации и определенным образом ее структурирует.
НВС формируется из ядра зародыша и является первичным мозгом нашего организма. В процессе развития зародыша прежде головного мозга формируется висцеральный аппарат. С момента зачатия до последнего дня жизни человек обладает этим висцеральным, или висце-ротональным, мозгом, служащим радаром восприятия и передачи семантического поля. Колиты, расстройства печени, урогенитальные дисфункции могут служить сигналом опасности, который в конкретный момент посылает висцеральный мозг нашего организма. Доказано, что висцеральный мозг свободен и поэтому реагирует на происходящее в согласии с основополагающими закона
псмхоеомАШ*
26В
Глава двенадцатая
ми природы. Точность же церебральной системы весьма сомнительна, потому что к ней присовокупляются память, полученное воспитание, «Сверх-Я», мораль, монитор отклонения — социальные формы, не являющиеся конструктами природы.
НВС отвечает также за восприятие окружающей среды, уточняя специфику полученных данных согласно их технической функциональности для организма. В конечном итоге мы представляем собой объединенное восприятие. В момент проведения анализа мы должны различать функции; различив функции, мы выделяем различные органы, однако информация, экзистенциальный акт, жизнь всегда едины. Когда семантическое поле достигает организма, оно уже заранее имеет направление к конкретной его части. Рука обладает большей чувствительностью, однако, при падении для одного человека может быть более важна кожа, для другого — бедро. Существуют переменные, которые не заменяют собой основополагающий процесс природы: это всего лишь переменные темперамента.
Я привел здесь общую картину нейрофизиологии человека: для каждого отдельно взятого индивида она различна. При возникновении какого-либо заболевания в большей степени страдает наиболее чувствительный к восприятию орган. Это не самый слабый орган, а тот инструмент, которым природа одарила субъекта. Он кажется слабым, но лишь потому, что наиболее деликатен. Например, при прослушивании современной музыки молодой человек полагает, что она приятна на слух, однако, проанализировав реакции ушных нейронов, мы убедимся, что музыка определенного типа разрушает наиболее чувствительные нейроны, не оказывая вредного воздействия на остальные. В природе при нефункциональном соответствии разрушаются лучшие каналы восприятия, оставляя нетронутыми обычные.
Антонио Менегетти
Нейрофизиологические корреляты психической деятельности
267
Начиная разговор о висцеротоническом восприятии,
мы вступаем на почву запретной, цензурированной темы. «Сверх-Я» служит выражением монитора отклонения. Первое, что он подчиняет себе, — это свободное
восприятие базовой инстинктивности. Поэтому, чтобы ничем не обусловленными проникнуть в реальность природы, необходи-
мыми утрачена возможность отражения организмического единства
мо прежде полностью очистить
свой разум. При возникновении чувства страха следует обратиться к висцеротонической зоне — первому мозгу жизни, что означает даже набраться мужества и нагрешить, по крайней мере, в уме. Не думаю, что общество сильно изменилось со времен Фрейда. Когда в Вене Фрейд впервые заговорил о том, что дети в возрасте ше
сти лет испытывают сексуальное влечение, вся когорта врачей ополчилась против него. Ребенок способен воспринимать сексуальные импульсы с трех лет и вне всяких сомнений к четырем годам: вспомните себя. Мы пребываем в мире науки, которой манипулирует страх, и все мы — пособники этого страха.
ЦНС, будучи оперативной системой, доминирует над НВС. Она становится доминирующей в силу того факта, что заведует нашим сознанием. Наше сознание могло бы основываться исключительно на чувствительности, однако, из-за вмешательства монитора отклонения оно было «единонаправлено» на критическую систему познания, обладающего рядом специфических ссылок в зонах головного мозга. Таким образом, мы становимся усеченными, ограниченными операторами, действующими только в рамках того, что нашему сознанию удалось вы
членить.
Изначально природа наделила нас способностью к целостному осознанию, то есть, возможностью знать из факта существования, но, к сожалению, такое ноуме
ПСИХОСОМАТИКА
268
I лава двенадцатая
нальное познание нами утеряно: мы не ведаем, как воспринимает нога, кожа и т.д. Нами утрачена возможность отражения организмического единства. Исходя из этого, необходимо восстановить целостность сенсорного, клеточного восприятия нашего органического кванта. Восстановив и осознав такое познание, мы сможем наилучшим образом осуществить рациональное вмешательство в различные вещи и явления.
12.3.	Взаимодействие четырех систем
В процессе познания каждый из нас вовлекается в непрерывный контакт с реальностью, отбор которой, следуя принципу собственной эффективности, осуществляет ЦНС. Она воспринимает не все, а лишь тематически ей предрасположенное, то есть, откликается только на некоторые внешние стимулы, одни из которых для нее сильнее или более значимы, другие — слабее или менее значимы. Так ЦНС привносит новые знания, запечатлевая их в виде образа, действуя по принципу фотоэлемента, находящегося в электрическом поле: не сам импульс, а его модус меняет состояние элемента. Энергия, не формализованная каким-либо сигналом, не активизируется, но едва сигнал получен, энергия приобретает вектор: энергия, запущенная конвергентным действием, производит изменение.
ЦНС целиком вовлекается в переживание чего-либо, в проблему (поскольку она для нее настоятельна и важна) и много раз пересматривает ее точно так же, как мы неоднократно возвращаемся в мыслях к вынашиваемой нами идее или проекту. В какой-то момент к этой цикличности, осуществляемой ЦНС (неважно, в каком из ее отделов — в коре головного мозга или гипоталамусе), подключается НВС (висцеротонический аппарат или энтероло-гический мозг), синхронизируясь с действием ЦНС.
Нейрофизиологические корреляты психической деятельности
269
Как только ЦНС отреагировала на стимул, к работе подключается НВС, активизируя иннервацию и заставляя, тем самым, ЦНС срочно отвечать на происходя-
щее: некая реальность, опасность уже внутри, касается ее непосредственно, поэтому она — ЦНС — вынуждена в