К читателю
ПРЕДСТАВЛЕНИЯ ПЕРВОБЫТНОГО ЧЕЛОВЕКА О МИРЕ
ГЕОГРАФИЯ В ДРЕВНЕМ ЕГИПТЕ
ГЕОГРАФИЯ У НАРОДОВ МЕСОПОТАМИИ
ПУТЕШЕСТВИЯ ДРЕВНИХ ПЕРСОВ
МОРЕПЛАВАТЕЛИ ФИНИКИИ И КАРФАГЕНА
ГЕОГРАФИЯ В ДРЕВНЕЙ ИНДИИ
ГЕОГРАФИЯ В ДРЕВНЕМ КИТАЕ
ГЕОГРАФИЧЕСКИЕ ОТКРЫТИЯ ДРЕВНИХ ГРЕКОВ
ГЕОГРАФИЧЕСКИЕ СОЧИНЕНИЯ ЭПОХИ ДРЕВНЕГО РИМА
КАК ИЗМЕРЯЛИ ЗЕМЛЮ
ПРЕДСТАВЛЕНИЯ О МИРЕ В РАННЕМ СРЕДНЕВЕКОВЬЕ
АРАБСКАЯ ГЕОГРАФИЯ
ЗЕМЛЕОПИСАНИЯ В СРЕДНЕВЕКОВОМ КИТАЕ
ГЕОГРАФИЯ В СРЕДНЕВЕКОВОЙ АРМЕНИИ
ГЕОГРАФИЧЕСКИЕ ЗНАНИЯ В СРЕДНЕВЕКОВОЙ РОССИИ
МАРКО ПОЛО И ЕГО «КНИГА»
ПЕРВЫЙ РОССИЯНИН В ИНДИИ
ЭПОХА ВЕЛИКИХ ГЕОГРАФИЧЕСКИХ ОТКРЫТИЙ
ПОРТУГАЛЬЦЫ НА ПУТИ В ИНДИЮ
АДМИРАЛ МОРЯ-ОКЕАНА
НАЗВАНИЕ ДЛЯ НОВОГО СВЕТА
ЧЕЛОВЕК, ОТКРЫВШИЙ ТИХИЙ ОКЕАН
«ТЫ ПЕРВЫЙ МЕНЯ ОБОГНУЛ»
ПУТИ КОНКИСТАДОРОВ
ПАДЕНИЕ ТЕНОЧТИТЛАНА
ЗАВОЕВАНИЕn ПЕРУ
ОТКРЫТИЕ ВЕЛИКОЙ РЕКИ АМАЗОНОК
ПИРАТ ЕЁ ВЕЛИЧЕСТВА
ПЕРВЫЕ РУССКИЕ ЗЕМЛЕПРОХОДЦЫ
ГЛОБУСЫ-ВЕЛИКАНЫ В МУЗЕЯХ МОСКВЫ И САНКТ-ПЕТЕРБУРГА
ГЕОГРАФИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ И ЗАГАДКИ XVIII ВЕКА
В ПОИСКАХ ЮЖНОЙ ЗЕМЛИ
ЗАГЛЯНУТЬ ЗА КРАЙ СВЕТА
ВЕЛИКАЯ СЕВЕРНАЯ ЭКСПЕДИЦИЯ
КАК ИЗМЕРЯЛИ ЗЕМЛЮ
МИХАИЛ ЛОМОНОСОВ
ПРОСТОРЫ ЮЖНЫХ МОРЕЙ
ГЕОГРАФИЧЕСКИЕ ОТКРЫТИЯ XIX ВЕКА
ОТКРЫТИЕ АНТАРКТИДЫ
ПУТЕШЕСТВИЯ ПО АФРИКЕ
«ОБЪЯТЬ НЕБО И ОБЪЯТЬ ЗЕМЛЮ»
ПЁТР СЕМЁНОВ-ТЯН-ШАНСКИЙ
НИКОЛАЙ ПРЖЕВАЛЬСКИЙ
ПУТЕШЕСТВИЯ XX ВЕКА
ИСТОРИЯ ДЛИНОЮ В ДВАДЦАТЬ ТРИ СТОЛЕТИЯ
ГЕРОЙ, ТАК ИН Е ДОСТИГШИЙ СЕВЕРНОГО ПОЛЮСА
В ПОИСКАХ «БОЛЬШОГО ГВОЗДЯ»
СТАРШИЙ ЛЕЙТЕНАНТ СЕДОВ. ЛЕЙТЕНАНТ КОЛЧАК
К СЕВЕРНОМУ ПОЛЮСУ НА ВОЗДУШНОМ ШАРЕ И ДИРИЖАБЛЕ
КРАСНАЯ ПАЛАТКА СРЕДИ БЕЛЫХ ЛЬДОВ
ПЕРВАЯ ДРЕЙФУЮЩАЯ
ЧЕРЕЗ ПОЛЮС — В АМЕРИКУ
НАД НАМИ ПОЛЮС!
САМАЯ ТРУДНАЯ В МИРЕ ТРАССА
ЧЕЛЮСКИНСКАЯ ЭПОПЕЯ
ТРАГЕДИЯ ЛЁТЧИКА ЛЕВАНЕВСКОГО
ВОЙНА В ЛЕДОВИТОМ ОКЕАНЕ
СЕВЕРНЫЙ МОРСКОЙ ПУТЬ В НАШИ ДНИ
СЕКРЕТНЫЕ ЭКСПЕДИЦИИ
ОТКРЫТИЕ ЮЖНОГО ПОЛЮСА
КОНТИНЕНТ СОТРУДНИЧЕСТВА
ОДНАЖДЫ ЛЕТОМ В АНТАРКТИДЕ...
ШТУРМ МОРСКИХ ГЛУБИН
К «ПРЕСТОЛУ БОГОВ»
В ПОИСКАХ ИСЧЕЗНУВШЕЙ АТЛАНТИДЫ
КАРТА — ЯЗЫК ГЕОГРАФИИ
ИСТОРИЯ КАРТ
КАРТЫ ПЕРВОБЫТНЫХ ЛЮДЕЙ
АНТИЧНАЯ КАРТОГРАФИЯ
КАРТОГРАФИЧЕСКИЕ ПРОЕКЦИИ
ГЕОГРАФИЧЕСКИЕ КООРДИНАТЫ
КАРТОГРАФИЧЕСКИЕ ЗНАКИ И СПОСОБЫ ИХ ПРИМЕНЕНИЯ
ТИПЫ И ВИДЫ КАРТ
СОВРЕМЕННОЕ ИСПОЛЬЗОВАНИЕ КАРТ
ГЕОИНФОРМАЦИОННЫЕ СИСТЕМЫ. КАРТЫ XXI ВЕКА
ОРИЕНТИРОВАНИЕ
ЖИЗНЬ НАЧИНАЕТСЯ В КОСМОСЕ
РАЗВИТИЕ ЗЕМЛИ КАК ПЛАНЕТЫ
ГИГАНТСКИЙ РАСКОЛ
СКОЛЬКО НА ЗЕМЛЕ ОКЕАНОВ?
САМЫЕ МОРСКИЕ ПРОСТОРЫ НА ЗЕМНОМ ШАРЕ
АТЛАНТИЧЕСКИЙ ОКЕАН
ТИХИЙ ОКЕАН — ВЕЛИКИЙ ОКЕАН
СЕВЕРНЫЙ ЛЕДОВИТЫЙ ОКЕАН
ЕВРАЗИЯ. МАТЕРИК-ГИГАНТ
АВСТРАЛИЯ — «ОСТРОВ-МАТЕРИК»
АФРИКА — «ЧЁРНЫЙ КОНТИНЕНТ»
АНТАРКТИДА — ЛЕДЯНАЯ ШАПКА НА ТЕМЕНИ ПЛАНЕТЫ
ЮЖНАЯ АМЕРИКА
СЕВЕРНАЯ АМЕРИКА
ГЕОГРАФИЧЕСКАЯ ОБОЛОЧКА
АТМОСФЕРА И КЛИМАТ
ГЕОГРАФИЯ КЛИМАТОВ
КЛИМАТИЧЕСКИЕ ПОЯСА
МЕСТНЫЙ КЛИМАТ
МЕТЕОРОЛОГИЧЕСКИЕ ЯВЛЕНИЯ, ВЫЗЫВАЮЩИЕ СТИХИЙНЫЕ БЕДСТВИЯ
ПОГОДА
ИСТОРИЯ КЛИМАТА
ПЛАНЕТА ОКЕАН
ЖИЗНЬ НА ПЛАНЕТЕ ОКЕАН
ПРОИСХОЖДЕНИЕ ОКЕАНОВ
ВОДА В ОКЕАНЕ
ОКЕАН В ДВИЖЕНИИ
МОРЕ СПАСЁ ТНАС
КРУГОВОРОТ ВОДЫ
ВОДНЫЙ ГОЛОД ПЛАНЕТЫ
ЛЕДНИКИ
ЛЕДОВЫЙ ПАНЦИРЬ ЗЕМЛИ
ГРЕНЛАНДСКИЙ И АНТАРКТИЧЕСКИЙ ЛЕДНИКОВЫЕ ПОКРОВЫ
НАСТОЯЩЕЕ — КЛЮЧ К ПРОШЛОМУ
ИЗМЕНЕНИЯОЛЕДЕНЕНИЯ И УРОВЕНЬ ОКЕАНА
ПРИЛЕДНИКОВЫЕ СИСТЕМЫ СТОКА ТАЛЫХ ВОД
О БОЛЕЕ ДРЕВНИХ И ДРЕВНЕЙШИХО ЛЕДЕНЕНИЯХ...
ОЛЕДЕНЕНИЕ И БИОСФЕРА
ЛЕДНИКОВАЯ ЛЕТОПИСЬ
СНЕЖНЫЕ ЛАВИНЫ
ВЗРЫВ В ТАЙГЕ
ОСНОВНЫЕ ЧЕРТЫ РЕЛЬЕФА ПЛАНЕТЫ
ТЕКТОНИЧЕСКИЕ ДВИЖЕНИЯ
МАГМАТИЗМ
ВЫВЕТРИВАНИЕ
СКЛОНОВЫЕ ПРОЦЕССЫ
РАБОТА ВЕТРА
КАК ИЩУТ ЗОЛОТО
СОЗДАНЫ ЛЬДОМ
МЕРЗЛОТНЫЕ ПРОЦЕССЫ
КАРСТ
ТАМ, ГДЕ ЗЕМЛЯ СХОДИТСЯ С МОРЕМ
ПРОЦЕССЫ, ПРОИСХОДЯЩИЕ НА ДНЕ МОРЕЙ И ОКЕАНОВ
КАК ИЗМЕНЯЕТСЯ РЕЛЬЕФ ЗЕМЛИ
ПЯТЬ ЗЕМЕЛЬ ИМПЕРАТОРА МИН
МАТЬ-ЗЕМЛЯ, ИЛИ КРАЕУГОЛЬНЫЙ КАМЕНЬ МИРОЗДАНИЯ
ОРГАНИЧЕСКОЕ ВЕЩЕСТВО ПОЧВЫ
ЦВЕТА ПОЧВЫ
ИМЕНА ПОЧВ, ИЛИ ПОЧВЕННАЯ НОМЕНКЛАТУРА
МЁРТВО-ЖИВОЕ ТЕЛО, ИЛИ НОВОЕ ЦАРСТВО ПРИРОДЫ
ФАКТОРЫ ПОЧВООБРАЗОВАНИЯ
«НЕИЗГЛАДИМЫЕ ЧЕРТЫ ЗАКОНА МИРОВОЙ ЗОНАЛЬНОСТИ»
«СДЕЛАЙ САМ», ИЛИ РУКОТВОРНЫЕ ПОЧВЫ
БИОСФЕРА И ЖИВОЕ ВЕЩЕСТВО ПЛАНЕТЫ
СКОЛЬКО ВИДОВ РАСТЕНИЙ НА ЗЕМЛЕ?
БИОЛОГИЧЕСКОЕ РАЗНООБРАЗИЕ
БИОТА И КЛИМАТ
ЗООГЕОГРАФИЯ
СКОЛЬКО НАС И ГДЕ МЫ ЖИВЁМ
ДЛЯ ЧЕГО НУЖНЫ ГОРОДА?
ТЕОРИЯ ЦЕНТРАЛЬНЫХ МЕСТ
ЗАГАДКА ПАУТИНЫ НА КАРТЕ ТРАНСПОРТНЫЕ СЕТИ
ГЕОГРАФИЯ РЕЛИГИЙ
ПОЧЕМУ ВСЁ ТАК НАЗЫВАЕТСЯ  ТОПОНИМИКА
ГЕОГРАФИЧЕСКИЕ СИСТЕМЫ
ЧТО ТАКОЕ ЛАНДШАФТ?
ЛАНДШАФТЫ ЗЕМЛИ
ГЕОГРАФИЧЕСКИЕ ГРАНИЦЫ
ЗЕМЛЯ ПРИНИМАЕТ РЕШЕНИЕ ИНФОРМАЦИЯ, САМОРЕГУЛЯЦИЯ, САМООРГАНИЗАЦИЯ В ПРИРОДЕ И ОБЩЕСТВЕ
ЕСЛИ ВСЁ ОСТАНЕТСЯ ПО-ПРЕЖНЕМУ...
ПРОГРЕСС ИЛИ ИЛЛЮЗИЯ ПРОГРЕССА?
ПОГЛОЩЕНИЕ ПРОСТРАНСТВА
ДЕМОГРАФИЧЕСКИЙ ВЗРЫВ — УГРОЗА НОМЕР ОДИН
ПУСТЫНИ АТАКУЮТ ПЛАНЕТУ
АТОМНЫЕ ЭЛЕКТРОСТАНЦИИ И ДРУГИЕ ИСТОЧНИКИ ЭНЕРГИИ: ДОВОДЫ «ЗА» И «ПРОТИВ» ОТ АТОМНОЙ БОМБЫ К АТОМНОЙ ЭЛЕКТРОСТАНЦИИ
РУКОТВОРНЫЕ КАТАСТРОФЫ
СОДЕРЖАНИЕ
Текст
                    энциклопедия
для детей
Москва
«Аванта+»
1994


Совет директоров Главный редактор Главная редакция Редакторы тома С. Буланов Д. Володихин И. Гальянт Н. Грабарова Ю. Евдокимова Е. Дукельская С. Кошель И. Мальцева Н. Мистрюкова A. Пущина B. Радакова А. Ростоцкая Н. Саркисова Ю. Титов Е. Шурхно И. Кудрявцева Д. Люри Георгий Храмов Мария Аксёнова Светлана Исмаилова
ББК 92 Э68 УДК 087.5:57(03) Составитель С.Т . Исманлова Энциклопедия для детей: Т. 3 (География). — Э68 Сост. С.Т. Исмаилова. — М.: Аванта+, 1994. — 640 с: ил. ISBN 5-86529-015-2 (т. 3) ISBN 5-86529-002-9 В том «География» вошли статьи, написанные ведущими специалистами — географами и экологами — из различных институтов Российской Академии наук. Авторы текстов живым и понятным языком рассказывают о том, как устроен окружающий нас мир, как люди в течение многих столетий стремились увидеть и познать его. В отличие от большинства подобных книг здесь рассказано не только об истории географических открытий, но и о разных компонентах природной среды — водах, почвах, льдах, рас­ тениях и животных. Многие статьи посвящены темам, которые до сих пор никогда не освещались не только в детской, но и в научно-популярной литературе, поскольку география занялась ими совсем недавно. О географии религий, географии Зазеркалья и о многом другом Вы можете прочитать только в этом томе. Особое место в книге отведено одной из самых актуальных проблем современности — проблеме взаимодействия общества и природы. Она так или иначе затрагивается во всех статьях этого тома, написанного людьми, своими глазами видевшими экологические бедствия и катастрофы. Книга рассчитана на детей среднего и старшего школьного возраста, их родителей и учителей. ББК 92 ISBN 5-86529-015-0 (т. 3) ISBN 5-86529-002-9 © «Аванта+», М. Аксёнова, С. Исмаилова. 1994
К читателю Любопытство. С него всё и началось. П. Джеймс Дж. Мартин «Все возможные миры» «Король умер. Да здравствует король!» Король умирал. Прожив долгую и бурную жизнь, он оставлял после себя огромную страну, созданную собственными руками. Она покрывала землю от края до края, в ней были и тучные нивы, и высокие горы, и дремучие леса, и таинственные моря. Ничего этого не было в те давние времена, когда он сел на престол. Границы государства проходили тогда буквально по порогу его дворца. Неизвестный, враждебный и таинственный мир подступал к самому дому, окружал его со всех сторон. Что же заставляло его подданных покидать родной очаг и, забывая страх, идти навстречу этой опасной неизвестности? Король прекрасно знал, что лишь немногих манили тайны нового мира, желание узнать и понять его. Блеск золота, запах пороха, жажда власти — только ради этого его верные вассалы облачались в латы и уходили в поход на долгие годы, а часто и навсегда. Но что бы ни гнало их вперёд, благодаря им подвластная ему земля росла год от года, пока не стала такой богатой и обширной, как теперь. Сквозь прикрытые веки король смотрел на своих поддан­ ных, стоявших у его постели. Они тоже вспоминали героические годы его царствования, события, составившие славу уходящей вместе с ним эпохи.. Бешеные бури, выбрасывавшие корабли на неизвестные берега, жестокие схватки с воинственными племенами, изнурительные походы по безводным пустыням и непроходимым лесам, за которыми открывались никем ещё не виданные горные страны и океаны. Но всё это в прошлом, и ему никогда уже не суждено повториться. Поэтому взоры всех были устремлены к изголовью постели короля, где стоял его сын — наследник престола. Ещё ребёнком, сопровождая отца в дальних и опасных походах, он узнал, как трескаются губы от солёной морской воды, как коченеет тело от холода ночных гор, как грызёт руки ненасытная таёжная мошка'. И когда наступило время и хриплый голос врача возвестил: «Король умер!», все присутст­ вующие подняли скорбно опущенные глаза и, обращаясь к новому молодому главе государства, торжественно провозгла­ сили: «Да здравствует король!» Именно ему с этого мгновенья суждено хранить и приумножать славу и могущество огромной страны, созданной руками его предков, продолжать начатое ими дело. И пускай большинство соседних монархов знает его лишь по славе знаменитого отца, а верные подданные не очень-то доверяют талантам юного короля. Он молод и силён, в наследство от старого короля он получил упорство и мужество, у его ног лежит огромная страна, и у него ещё всё впереди. «Да здравствует король!» 5
Точно неизвестно, когда умерла география. Может, это произошло в тот год, когда русские моряки под командованием Беллинсгаузена и Лазарева открыли последний неизведанный континент Земли — ледяную Антарктиду. Может, в начале XX в., когда неутомимые исследователи покорили Северный и Южный полюса планеты. А может, совсем недавно, когда космические корабли помогли географам нанести на карту последние неизвестные острова и горы. География (от греческих слов «гео» — Земля, «графо» — пишу) постепенно полностью выполнила свою задачу, открыла все неизведанные земли, описала и нанесла на карту все материки и острова, реки и горы. Конечно, нужно ещё уточнить расположение каких-то озёр и лесов, постоянно обновлять старые карты, нанося на них вновь возникающие города и дороги, писать справочники для туристов и путешественников... Но разве это занятие для науки конца XX века! Сделав своё дело, география из работающей и развивающейся науки постепен­ но превратилась в застывший монумент, памятник открытиям прошлого. А прошлое у географии было бурным. Ни одна наука так не богата захватывающими приключениями, как география. Романы Жюля Верна и Майн Рида, Александра Дюма и Стефана Цвейга блёкнут перед реальными историями великих экспедиций и открытий. Да и как могло быть иначе, если эту науку создавали не кабинет­ ные учёные, всю жизнь проводившие за пыльными стенами лабораторий. В списке всемирно извест­ ных географов Вы найдёте пиратов и авантюрис­ тов, бандитов и разведчиков, террористов и даже государственных преступников. Они искали золо­ то, а находили всемирную славу первооткрывате­ лей, они гнались за властью и приключениями, а получали имя, записанное на скрижали истории. Конечно, многие из них отправлялись в путешест­ вия и экспедиции, гонимые одним желанием — увидеть и узнать Землю, на которой они живут. Но и они уходили в дорогу, не забыв повесить на пояс кинжал, а на плечо — ружьё или карабин. Ведь географические открытия совершались не под усыпляющий скрип перьев и мерное гудение приборов, а под гром пушечных канонад, выстрелы аркебуз, треск рвущихся парусов и ломающихся мачт. В течение нескольких столетий география была одной из самых знаменитых и уважаемых наук. Короли и императоры лично принимали великих путешественников, часами слушая их рассказы об открытых землях и морях, о богатствах далёких континентов и островов. С трепетом и гордостью они смотрели на раскрытые карты с границами своих новых владений. В награду географы получали чины и титулы, их ценили и берегли сильные мира сего. Когда Наполеон, будучи ещё обычным генералом, отправился завоёвывать Египет, он взял с собой в поход целую группу учёных — географов и историков. В самый опасный момент одного сражения, когда успех его висел на волоске, будущий император отдал знаменитый приказ: «Ослов и учёных — на середину!» И это сравнение не было шуткой. В разгар боя Наполеон позаботился о безопасности самого ценного: о незаменимых в пустыне вьючных животных и о тех, кто должен изучить и описать его новые владения. Энциклопедия для детей
К читателю В эпоху расцвета своей науки географы были знамениты так же, как теперь артисты и бизнесмены, а лет 20 назад — физики-ядерщики и космонавты. Великий путешественник и географ XIX в. Александр Гумбольдт во время своего пребывания в Париже, по воспоминаниям современников, «пользовался всеобщим восторженным признанием и среди знаменитых европейцев уступал первенство лишь Наполеону». Довелось этому учёному путешествовать по далёкой России, и когда экипаж «приближался к посёлку или городу, жители его выстраивались по обеим сторонам дороги и устраивали овацию знаменитому гостю». В домах мещан и в великосветских салонах разных стран дневники путешественников стали новомодным чтением, не уступающим даже любовным романам. Они были примерно тем же, чем является для современных людей телевизор, включив который можно любоваться красотами далёких стран и переживать опасности вместе с героями приключенческих фильмов и боевиков. Только вот красоты и опасности в записках путешественников были не бутафорскими, а реаль­ ными, и герои этих произведений действовали не по приказу режиссёра, а по велению собственного сердца. Но эти времена расцвета и славы канули в прошлое. Все материки и океаны, и даже самые незначительные острова, получили точные координаты благодаря всевидящему оку космических станций. География сделала человечеству поис­ тине царский подарок: она преподнесла ему целую планету — Землю, на которой мы живём. Но на этом её эпоха закончилась. География, принадлежавшая в прошлом к королевской семье наук, «сидевшая на троне» не ниже физики, математи­ ки, биологии, выполнила своё предназначение и ушла в историю как красивая, но старая сказка. Когда родилась современная география, точно неизвестно. Может быть, это произошло 2500 лет назад, когда древнегрече­ ский учёный Геродот не просто описал плодородную дельту Нила, но и объяснил, что образовалась она за счёт отложений ила, принесённого этой рекой из Эфиопии. Может, это произошло в конце XIX в., когда русский географ Василий Васильевич Докучаев обнаружил, что почва — это не просто «земля», а уникальное — живое и мёртвое одновременно — тело, объединённое множеством связей с климатом, рельефом и растительностью. Может, это произошло в начале XX столетия, когда американский учёный Уильям Дэвис попытал­ ся выяснить, как климатические, геологические и другие природные процессы создают горы и равнины, как живёт, развивается и стареет рельеф земной поверхности. Может, это произошло совсем недавно, когда географы обнаружили, что расположением городов на равнине, деревьев в лесу, ледников в горах и даже отдыхающих на пляже управляют общие процессы и закономерности. Современная география незримо присутствовала в трудах географов самых древних эпох, когда они не только наносили на карты открываемые миры, но и пытались объяснить, почему они устроены именно так, а не иначе. Со временем именно эти проблемы стали главными. Географам прошлых веков не давали спокойно спать такие волнующие слова, как «Полюс Относительной Недоступности» и «Земля Королевы Мод», «Долина Монументов» и «Архипе­ лаг Тысячи Островов»; они заставляли снаряжать экспедиции и отправляться в далёкие странствия. Воображение современ­ ных географов будоражат «Принцип плотной упаковки» и «Фрактальная поверхность», «Теория катастроф» и «Процесс самоорганизации пространства». 7
Энциклопедия для детей ЧТО ИЗУЧАЕТ ГЕОГРАФИЯ? Старая география, ответив на вопрос: «Где что располо­ жено?», умерла. Её место постепенно заняла новая география, задающая окружающему миру другой вопрос: «Как всё это устроено?» И до ответа на него ещё очень и очень далеко. «Король умер. Да здравствует король!» Никогда за всю свою тысячелетнюю историю география не занималась изучением Земли как планеты. Земля — это боль­ шое сферическое ядро расплавленной магмы, заключённое в скорлупу земной коры, общий диаметр которых 13 тыс. км, и окутанное одеялом атмосферы тол­ щиной 2 тыс. км . И внутри этого гигантского ка¬ менно-газового тела есть небольшой слой толщи­ ной всего несколько десятков километров. Он со­ ставляет не более 1% от всего объёма Земли и расстилается тонкой плёнкой на границе между тысячекилометровыми толщами земной тверди и атмосферы. Именно в этом тонком слое умещается весь мир, который мы считаем своим домом. За его пределы не выходят ни величавые облака, плывущие над нашей головой, ни свирепые тайфуны и ураганы, ни несущие влагу гигантские вихри циклонов. Внутри него находятся самые высокие горы и самые глубокие океанические впадины, проходят трассы самолётов и залегают даже самые глубокие месторождения полезных ископаемых. Этот слой чрезвычайно мал по сравнению с размерами нашей планеты, но нигде — ни на Земле, ни во всей известной Вселенной — нет ничего подобного. Здесь переплелись и соединились воедино все известные нам миры — мир воздуха и мир воды, мир живых организмов и мир мёртвого камня, мир почв и мир людей. Здесь все химические элементы находятся в беспрерывном движении и превраще­ нии, сегодня слагая тело гигантского ледника, а завтра — организм разумного человека. Здесь всё находится в теснейшей взаимосвязи: разрушитель­ ные тайфуны рождаются из-за взмаха крыла очаровательной бабочки, а политические решения президентов приводят к климатическим катастро­ фам. Именно этот чрезвычайно тонкий и уникальный слой планеты Земля, называемый географической оболочкой, изучала раньше и изучает сейчас наука география. Много сотен лет понадобилось географам для того, чтобы побывать во всех её уголках, восхититься разнообразием слагающих её частей. Но открыв все материки и океаны, нанеся на точные карты даже самые маленькие озёра и острова, учёные поняли, что они не знают практически ничего об устройстве этого мира. Как из хаоса газов и мёртвых камней, испепелённых солнечными лучами, в узком слое на границе расплавленной магмы и газового облака возник этот нежный и уютный порядок? Как удаётся этому тонкому миру, состоящему из белоснежных облаков, ласковых ручьёв и мягких трав, противостоять разрушительным ударам окружающих его глубинных и космических стихий и сохраняться на протяже­ нии многих миллионов лет? Как поддерживается строгая «дисциплина» в этом многосложном переплетении текущих вод, дующих ветров, неживых камней, дышащих почв, рыскающих зверей, думающих людей? На эти и многие другие вопросы ищет ответы современная география. 8
К читателю СУЩЕСТВУЕТ ЛИ НАУКА ГЕОГРАФИЯ? Становление современной географии происходило при весьма странных обстоятельствах. Началось всё с того, что она... потерялась. Исчезновение наследника престола вызывает бурю в любом королевстве, и «история с географией» не стала исключением. География потеряла предмет исследований — географическую оболочку — и, естественно, тут же исчезла сама: не бывает науки, которая не знает, что изучает. Пропажа казалась столь невозвратимой, что многие учёные начали стесняться называть себя «географами» и переименовались в «климатологов», «почвоведов», «геоботаников», «геоморфоло­ гов» и «гидрологов». Внешне всё осталось по-прежнему: про­ должали работать географические институты, выходить жур­ налы и книги, не упразднялись географические факультеты в университетах. Однако никто не мог сказать, чем занимается наука география. Как же произошла такая пропажа, ведь мир, в котором мы живём, не иголка в стоге сена? Предмет изучения по существу остался прежний. Это — географическая оболочка, обладающая одним удивительным свойством, отличающим её от всех других слоёв Земли и всех известных нам пока уголков Вселенной. Это единственное место, где соединились множество разнообразных природных тел — вода и воздух, жизнь и камень, человек и солнечный свет. Но приступив к изучению устройства этого мира, учёные восхитились его сложностью и, засучив рукава, начали исследовать всё это... по отдельности. И единая география тут же распалась на множество отдельных дисциплин, каждая из которых изучает свою часть географической оболочки — один из многочисленных земных миров. Исследованием атмосферы и климата занимается климато­ логия, а ручьи, реки и озёра находятся в ведении гидрологии. Льды изучает гляциология, почвы — почвоведение, а формами рельефа земной поверхности интересуется геоморфология. Живых обитателей планеты изучает биогеография, а человека и его деятельность — социально-экономическая география. Последняя уже разделилась на политическую географию, географию транспорта, географию торговли, географию куль­ туры, географию религии... Учёные шутят, что скоро появится география джинсов или география любви. Не спешите обвинять географов в этом расколе. Им достался столь сложный объект изучения, что для понимания его устройства было просто необходимо углубиться в детали, понять, из чего состоят и как работают отдельные части этого сложного механизма. Буквально за несколько десятков лет упорной работы в каждой из отраслей географии был накоплен огромный материал и разработаны принципиально новые методы исследования различных земных миров. Но распад единого королевства на множество удельных княжеств всегда таит в себе огромную угрозу: соседи-то не дремлют. И география встала перед лицом серьёзной опас­ ности — растворения во множестве других, смежных с ней наук. Ведь человека и его деятельность изучают социология и экономика, жизнь во всех её проявлениях — биология, а твёрдую оболочку Земли — геология. Как отличить биогеогра­ фа от биолога, геоморфолога от геолога, специалиста по социально-экономической географии от социолога или эко­ номиста? Разговоры об исчезновении географии велись не в шутку, а всерьёз, и этой теме был посвящён не один десяток страниц толстых научных журналов. От раскола и смуты страну не могут спасти ни могучие армии, ни сильные власти, ни промышленные гиганты. Только идеи способны объединять людей, возрождать народы и государства. От растворения во множестве смежных наук 9
географию не могли спасти ни её тысячелетняя история, ни армия научных сотрудников, ни крупные академические институты. Нужны были идеи, способные объединить разные отрасли географии, отделить её от тесного кольца других наук. К счастью, такие идеи у географии были, и их не надо было долго искать. С самого своего рождения они являлись основой всех географических исследований, и их отражение вы можете обнаружить и в самых древних географических произведе­ ниях, и в дневниках путешественников эпохи Великих географических открытий, и на страницах самых последних научных журналов. Если бы у геогра­ фии было знамя, то на нём был бы написан девиз, состоящий всего из двух слов: «Пространство и взаимодействие». С самого своего возникновения география стала заниматься изучением пространства — поверх­ ности нашей планеты. «Где? Куда? Откуда?» — именно эти вопросы интересовали географов всех времён и народов. Для ответа на них отправлялись в дальние странствия отряды и экспедиции. Для ответа на них создаются современные компьютер­ ные модели окружающего нас мира. Чтобы рассказать о пространстве, география изобрела и подарила человечеству уникальный язык — язык карты. Самые древние географические произведе­ ния — это именно карты, образы окружающего пространства. Пространство для географа не просто сцена, на которой играют герои его произведений — воды, ветры, животные и растения, — а одно из главных действующих лиц. Изучить его — это не просто посетить все его уголки, заполнить разнооб­ разными объектами, изобразить на точных и подробных картах. То, что мы называем Великими географическими открытиями, — лишь первый шаг к постижению пространства, шаг очень важный, но далеко не последний. Сейчас оказа­ лось, что реки и дороги, города и деревья распределяются в пространстве не случайным образом, а согласно строгим законам, большинство которых нам ещё до конца не известно. Для их выявления географам понадобилось придумывать принципиально новые теории, «создавать» на бумаге искусственные идеальные пространства: Идеальные материки, Идеальные равнины и Идеальные государства. Именно по ним путешествуют современные Колумбы, воору­ жённые не аркебузами и алебардами, а самыми совершенными компьютерами. Но «пространство» — лишь первое слово на знамени географической науки. Посмотрите на самое древнее из всех известных сейчас географических произведений. Это карта, изображённая около 5 тыс. лет назад на великолепной серебряной вазе, принадлежавшей вождю одного из племён, живших в окрестностях современного Майкопа. На ней тончайшим узором выгравированы и переплетены друг с другом горы, реки, озеро, леса и различные звери, т.е. символы сразу нескольких земных миров — камня и воды, растений и животных. Первый географ, произведение которого дошло до наших дней, увидел пространство во всём разнообразии и взаимодействии его частей, целиком, а не по отдельности. Этот взгляд география пронесла сквозь тысячелетия своей истории, именно он отличает её от всех других наук о Земле. 10 Энциклопедия для детей
К читателю Географическая оболочка — это не просто нагромождение, состоящее из камней, льдов, растений, зверей и облаков. В ней всё соединено мириадами мыслимых и немыслимых связей, она представляет собой единый вихрь вещества, энергии и информации. Здесь распространение дуба связано с произ­ водством железа, почвенные процессы заканчиваются гибелью государств, ссора двух политиков приводит к изменению климата. Здесь самые глубокие океанические впадины связаны с самыми высокими горными вершинами, дремучие леса питают водой голубые озёра, а льды Антарктиды спасают от гибели европейские столицы. Изучением этих взаимо­ действий и взаимосвязей, выявлением законов, согласно которым все разнообразные земные миры соединяются в один слаженный механизм, и занимается современная география. Это единственная наука, которая объединяет в себе знания о климатах, почвах, людях, растениях, заводах и реках, которая рассматривает окружающий нас мир как единую систему. Именно этот пространственный и системный взгляд на мир не дал географии раствориться во множестве смежных с ней дисциплин. Именно он превратил её в науку, о которой знают все. О географии сейчас говорит весь мир. Географическим вопро­ сам посвящаются громкие статьи практически в каждом номе­ ре любой газеты или журнала, о них не устают твердить дикторы радио и телевидения. Географические задачи обсуж­ дают между собой президенты и премьер-министры, о них говорят с трибуны Организации Объединённых Наций, их решают на открытых и закрытых заседаниях правительства многих стран мира. Географические призывы выводят на площади многотысячные демонстрации, под географическими лозунгами совершаются политические революции, а географи­ ческие идеи доказывают уже с помощью взрывов и терро­ ристических актов. «Не слишком ли? — спросит удивлённый читатель. — Конечно, география интересная наука, но что-то я не замечал вокруг неё такой уж бури страстей». Конечно, не замечали. Ведь президенты и дикторы, журналисты и политики, террористы и домохозяйки называют её совершенно другим именем. Имя это — экология. Экология — это наука, выросшая из недр биологии и исследующая взаимодействие живых организмов со средой обитания. В последние десятилетия в поле её зрения попал и человек как живой организм, связанный с окружающим миром. Однако изучением взаимодействия людей и природы уже в течение тысяч лет занимается география, по отношению к которой экология — всего лишь новорождённое, но очень громкоголосое дитя! Но здесь не место выяснять возраст и заслуги обеих наук, устанавливать, кто и когда «позабыл» географию. Эти вопросы меркнут перед той смертельной угрозой, которая сейчас нависла над всем человечеством. Угроза эта — экологическая катастрофа, последствия которой ничуть не меньше, чем последствия ядерной войны. «Выжженная земля без единого зелёного куста и травинки, до горизонта покрытая растрескавшейся сухой коркой. Грязная мутная вода, которую нельзя пить, и отравленный воздух, которым нельзя дышать. Унылые кучи мусора и грязи, тянущиеся на сотни и тысячи километров. Измождённые и больные люди, глядящие на эту картину сквозь запотевшие стёкла противогазов». Это не цитата из фантастического романа, рассказывающего об ужасах атомной войны. Это описание того, как будет выглядеть наш мир после экологиче- ГЕОГРАФИЯ, КОТОРУЮ ЗНАЮТ ВСЕ 11
ской катастрофы. Для всех учёных очевидно, что ни один человек не сможет выжить в атом мире. Мы уже говорили о том, что географическая оболочка — единственное место во всей известной Вселенной, где могут жить люди, — всего лишь тонкий слой, плёнка, покрывающая поверхность Земли. Этот мир, устроенный намного сложнее, чем любой космический корабль, снабжает нас всем необходи­ мым — чистым воздухом, питьевой водой, ароматным хлебом и абсолютно всем остальным. Стоит нарушить работу этого тонкого механизма, как тут же этот поток даров начинает иссякать. Поля перестают родить хлеб, воздух становится непригодным для дыхания, а вода — для питья. Человек, появившись в этом мире, сразу начал переделывать его для себя. Люди стали возводить города, чтобы жить в них уютно и безопасно; пахать поля, чтобы получать больше вкусной и полезной еды; строить заводы, чтобы делать на них удобные и красивые вещи. Они беспрерывно переделывают окружающий мир, чтобы он стал богаче и безопасней, а он... становится всё опасней и бедней. Заводы отравляют воду и воздух ядовитыми веществами, города окружают себя тесным кольцом мусора и отходов, поля сельско­ хозяйственных культур истощаются и отступают под натиском пустынь. Взрываются атомные станции, покрывая огромные территории ковром смертельных радиоактивных загрязнений, аварии в городах и на дорогах уносят жизни сотен и сотен ни в чём не повинных людей. Почему же так происходит? Ведь не может же человек специально рубить сук, на котором сидит, целенаправленно уничтожать тот единственный уголок во Вселенной, где он может благополучно жить. Что же разладилось во взаимодействии человека и природы, почему разрушилось тысяче­ летнее равновесие, так необходимое им обоим? Ответы на эти важнейшие для всего человечест­ ва вопросы ищет современная география. Ведь она — наука о взаимодействии земных миров, и кому, как не ей, браться за решение этих проблем. И не только потому, что это важно и нужно. А потому, что это интересно. Географам очень интересен мир, в котором мы с вами живём. Им любопытно, как образовались облака, поливающие Землю дождём, откуда течёт ручей, утоляющий жажду, почему растёт лес, раскинувшийся перед глазами. Из-за этого любопытства географы весной надевают штормовки и сапоги и, как их предшественники сто, пятьсот и тысячу лет назад, уходят, уезжают и уплывают в дальние экспедиции. Из-за этого любопытства они всю зиму напролёт сидят за компьюте­ рами, пытаясь хоть что-то понять в том, что происходит в увиденном ими мире. Любопытство. С него всё началось. На нём всё и держится. Энциклопедия для детей
Энциклопедия для детей РОЖДЕНИЕ ГЕОГРАФИИ ПРЕДСТАВЛЕНИЯ ПЕРВОБЫТНОГО ЧЕЛОВЕКА О МИРЕ Слово «география» в переводе с греческого языка означает «землеописание». Но ещё задолго до того, как возникла письменность, а география превратилась в науку, человек начал делать свои первые географические открытия. Для того чтобы добывать средства к су­ ществованию и чувствовать себя в безопасности на облюбованной земле, первобытный человек должен был помнить все её приметы, все места, где можно поживиться ягодами и кореньями, а где следует остерегаться хищных животных. Так в его голове со временем складывалась «мысленная карта» племенной территории, на которой он жил со своими сородичами. Её запечатляли в наскальных рисунках, своеобразных прообразах географиче­ ских карт. На них указаны реки, дороги, места охоты и рыбной ловли. Вовсе не романтическое стремление познать неведомое, а сугубо практические соображения вели наших пращуров в соседние с ними и опасные своей неизвестностью земли. Но проходило время Северогерманская подка-однодеревка (сделанная из одного ствола дерева) и северосибирская охотничья пирога. Подобные лодки были необходимы древним людям для разведки и освоения новых территорий. 14
Рождение географии — они тоже оказывались освоенными, и опять влекла человека дорога, на которой его ожидали географические открытия. Расселение людей, происходившее в течение тысячелетий, приводило к освоению всё новых и новых территорий. Длительные походы за мигри­ рующими животными способствовали расшире­ нию географического кругозора человека. Обмен продуктами между скотоводами и земледельцами вынуждает древнего географа выйти за рамки племенной территории и включить в свою «мыс­ ленную карту» территорию партнёров по обмену. Чем более подвижный образ жизни вели перво­ бытные племена, тем богаче становились их представления о пространстве и графические изображения территории. Например, охотясь на бизонов и других животных, индейцы северо-запа ­ да Америки совершали «броски» протяжённостью до 2 тыс. км и более, во время которых пользова­ лись свитками планов, выполненных на бересте или коже оленей. Отличающиеся высокой сте­ пенью достоверности картографические изображе­ ния, вычерченные на коре и дереве, прочно вошли в жизнь многих первобытных народностей, прожи­ вавших на территории современных Сибири и Дальнего Востока. С развитием знаний о территории и опыта их графического выражения у первобытных людей вырабатываются свои специфические средства ориентирования. Лесные жители избирают для этого реки и хребты, а обитатели степей и приморских территорий, не имея таких чётко выраженных «точек отсчёта», ориентируются по странам света или каким-либо иным постоянным признакам, характерным для мест их обитания (господствующие ветры, морские течения и т.п .) . Так, необходимость определять своё положение по виду побережий, которые на севере отличаются в основном по изрезанности береговой линии, форме речных долин и горных вершин, привела индейцев Аляски и Гренландии к неизвестному у других народностей способу изображения рельефа с по­ мощью резьбы по дереву или «макетированию» из подручного материала. Можно привести описание того, как эскимос с берегов Берингова пролива на глазах одного из исследователей создавал рельеф­ ную карту залива Коцебу: на земле палочкой была намечена береговая линия, затем с помощью возвышенностей из песка и камней показаны холмы, горные хребты и острова, наконец, воткну­ тыми вертикально палочками отмечены деревни и рыболовные стоянки. Известны резные карты эскимосов Гренландии, дающие барельефное изо­ бражение фьордов, островов, выходов скальных пород и ледников. Нередко названия сторон света отражают направление, в котором перемещается племя. Например, нерчинские эвенки, пришедшие из Якутии, называли север «амаски» (назад), а юг — «дюлески» (вперёд). В других случаях стороны света получали названия в соответствии с течением реки, по которой путешествовали народы («верх», «низ»). Чукотская карта на куске моржовой кожи. Египетское торговое судно (около 1500 г. до н.э .) Эскимосская "карта" — план местности вырезанный на куске моржовой кости 15
Энциклопедия для детей Рисунок на серебряной вазе из Майкопского кургана — древнейшее из сохранившихся до наших дней изображений (планов) местности Самое древнее из дошедших до нас изображе­ ний, напоминающих карту местности, относится к первобытной эпохе. Это рисунок на серебряной вазе, которая была обнаружена в одном из Майкопских курганов и хранится ныне в Эрмита­ же (Санкт-Петербург). Она датируется III тыс. до н.э. На сосуде изображены две реки, текущие с гор в озеро; на горах показан растущий лес; у подножия гор и вокруг озера — различные животные. Накопленные географические знания, получен­ ные в ходе непосредственного освоения территорий в доисторические, бесписьменные времена, сохра­ нялись, приумножались и передавались из поколе­ ния в поколение в виде легенд и рассказов. С возникновением письменности появилась возмож­ ность эти знания сделать всеобщим достоянием. Благодаря сохранившимся письменным памят­ никам мы можем представить географический кругозор создателей древнейших цивилизаций Ассирии, Египта, Индии, Финикии и Китая. ГЕОГРАФИЯ В ДРЕВНЕМ ЕГИПТЕ О географии в Древнем Египте учёные узнали по иероглифическим надписям на различных сооружениях, табличках из слоновой кости и папирусах, которые повествовали о военных походах и торговле, земледелии в долине Нила и сборе налогов. Большое место в этих надписях занимают сообщения о местностях и народах, которые стали известны египтянам в те далёкие времена. Усилиями учёных-египтологов древние тексты расшифрованы и установлено, какие места в них упоминаются. Без этой грандиозной предва­ рительной работы о географических представ­ лениях древних египтян просто ничего не было бы известно. Фараон Ден (Удиму) в XXIX в. до н.э. увекове­ чил на табличке из слоновой кости свою победу над кочевыми племенами Синая. Из таблички следует, что египтяне достигли Суэцкого залива и открыли Древнеегипетское торговое судно (2550 г. до н.э .) на Суэцком перешейке «Великую черноту» — систему горько-солёных озёр: Тимсах, Большое и Малое Горькое. По ним в наше время проходит южная часть Суэцкого канала. В следующем, XXVIII в. до н.э . в ходе крупной военной экспедиции под командованием Нетанха на Синае в пустыне была обнаружена сеть временных водотоков (вади), а также залежи строительного камня и месторождения меди, малахита и бирюзы. Они успешно разрабатывались египтянами в течение многих веков. Позднее египетский фараон Тутмос I около 1530 г. до н.э . пересёк всю Сирию и достиг «Земли двух рек» на верхнем Евфрате, где оставил наскальную надпись с первым дошедшим до нас описанием этой реки. Поскольку она течёт в направлении, противопо­ ложном Нилу, египтяне назвали её «Перевёрнутой водой». Древнеегипетский плот. предназначавшийся для плавания по Нилу. 16
Рождение географии Знакомство древних египтян с окружающими их землями растянулось на века. Причиной тому — длительные перерывы между походами в отдалённые страны. За это время географические знания утрачивались, и многие территории неод­ нократно открывались заново. Походы в Нубию, начатые ещё фараоном Джосером в XXVIII в. до н.э., лишь к XVIII в. до н.э . позволили египтянам проследить течение Нила более чем на 2 тыс. км. Выйдя к берегам Красного моря, египтяне присту­ пили к освоению морского пути вдоль берегов Африки в страну Пунт (современные Сомали и Йемен), откуда они везли ароматические смолы. Позднее, постоянно торгуя с Пунтом, египтяне поняли, что плавание в эту страну вдоль берегов Красного моря надо начинать в июне, когда дуют попутные северо-западные ветры, а возвращаться осенью при юго-восточных ветрах. Одно из первых плаваний египтян по Средизем­ ному морю произошло, по-видимому, при фараоне Снофру в начале XXVII в. до н.э., когда из города Библ (ныне поселение Джубейл в Ливане) пришло «сорок судов, доставивших по сотне локтей кедрового леса». В течение последующих веков связь с переднеазиатскими портами становится постоянной. Оттуда в Египет поступают помимо ливанского кедра оливковое масло, вина и другие товары. ГЕОГРАФИЯ У НАРОДОВ МЕСОПОТАМИИ Наряду с Египтом одним из древнейших очагов цивилизации было междуречье Евф­ рата и Тигра. В его южной приморской части народ шумеров основал несколько городов-госу­ дарств. Около XXVIII в. до н.э . они изобрели слоговое письмо — клинопись на глиняных плитках. Географические познания шумеров отра­ жены на карте, выдавленной на глиняной плитке, которая датируется XXV в. до н.э. Символами, похожими на чешую рыбы, показаны горы Ливана; в центре сплошными параллельными линиями нанесено среднее течение Евфрата, служившего шумерам важнейшим географическим ориенти­ ром. На карте показан и хребет Загрос, с которого дули прохладные ветры. Победные стелы объеди­ нителя Шумера, царя Саргона I, его сыновей и внуков, проведших большую часть жизни в военных походах, свидетельствуют, что в XXIV— XXIII вв. до н.э. им были известны большая часть течения реки Евфрат, междуречье левых притоков Тигра (Индиклада), горная страна Фарс (Аншан), Бахрейн (Дилмун), Оман (Маган). На статуе Гудеа, правителя Шумера середины XXII в. до н.э., обнаружено первое описание Передней Азии и стран Персидского залива, сообщающее о странах по обоим берегам Евфрата от «Верхнего» (Среди­ земного) моря до земель «по эту и ту сторону Нижнего моря» (т.е . по аравийской и иранской сторонам Персидского залива). Глиняные таблички, которые ныне хранятся в Британском музее, дают представление о земле­ описаниях, проводимых чиновниками во времена Саргона в целях налогообложения. Известны крупномасштабные планы месопотамских городов. Среднемасштабная карта Месопотамии, найденная в Нузи, считается одной из древнейших карт в Древняя мссопотамская лодка - "гуффа". мире. На ней изображены деревни, реки и горы Северной Месопотамии. Вавилонского происхож­ дения и другая древняя карта мира: Земля представлена здесь в виде круглого плоского диска, который пересечён рекой Евфрат. Течёт она с гор, а впадает в океан, со всех сторон окружающий Землю. По окраине океана лежат семь «островов», имеющих треугольную форму. Надписями обозначены Вавилон (в центре), Асси­ рия и Урарту.
Энциклопедия для детей ПОХОДЫ АССИРИЙЦЕВ Одним из главных действующих лиц на переднеазиатской сцене в ХIII—VII вв. до н.э . стала Ассирия. «Письма к Богу», содержащие сообщения о военных походах и адресованные верховному богу страны Ашшур, как называли Ассирию по имени её столицы, а также царские анналы ассирийских владык, в которых отразились семь веков, переполнены названиями покорённых стран, городов и других поселений. Одна из таких победных реляций о походе Тиглатпаласара I к берегам Чёрного моря, завер­ шённом около 1111 г. до н.э., — первое дошедшее до нас описание Армянского нагорья. В 821 г. до н.э . ассирийские войска достигли «Моря захода солнца». Учёные полагают, что под этим названи­ ем подразумеваются Каспий, Чёрное и Средизем­ ное моря вместе взятые. Представление о том, что эти моря соединены между собой, через античные источники перекочевало в средневековые сочине­ ния и бытовало столь прочно, что отголоски его можно найти и в трудах Нового времени. В частности, в «Лексиконе» русский энциклопедист Василий Никитич Татищев (первая половина XVIII в.) опровергает неверное, но широко рас­ пространённое утверждение, что «Каспий подзем­ ными потоками соединён с Чёрным морем». Между 802 и 788 гг. до н.э . ассирийцы прошли по Иранскому нагорью до южных склонов Туркме¬ но-Хорасанских гор, до рек Герируд и Мургаб. Войска Тиглатпаласара III во второй половине VIII в. до н.э. достигли района горы Бикни (потухший вулкан Демавенд, увенчанный ледни­ ками, — высшая точка Иранского нагорья). Ассирийская армия не знала поражений. Поко­ ряя соседние народы, ассирийские солдаты победо­ носно шествовали от города к городу, от страны к стране. Босые воины могущественных царей, завоевав, «открыли» Сирию, Палестину, Фини­ кию, восточную часть Малой Азии. Ассиро-финикийский торговый корабль. Ассиро-финикийский боевой корабль. ПУТЕШЕСТВИЯ ДРЕВНИХ ПЕРСОВ арь персов Кир II Великий продолжил ас­ сирийскую традицию «открытий» завоева­ нием. Со своими войсками он достиг Средней Азии и Кавказа, покорил Мидию и дошёл до пред­ горий Большого Кавказа. Он вторгся в оазисы Окса (Амударьи), где жили массагеты; по долине реки Верхний Окс (Пяндж) поднялся к подножию «Кры­ ши Мира» — горной страны Памир (от древней рай­ ского Па-и-михр — «Крыша Митры», бога Солн­ ца). Принято считать, что персы достигли верхнего течения реки Яксарт (Сырдарья) у выхода её из Ферганской долины, т.е . познакомились с Голод­ ной Степью. В результате походов царей Кира и 18 Дария персам стало известно течение Амударьи на протяжении почти 2 тыс. км . Им удалось проник­ нуть в бассейн верхней Сырдарьи — в Ферганскую долину, захватить правобережье реки Инд, позна­ комиться с южными склонами Большого Кавказа и болотистой Колхидской низменностью. Около 517 г. до н.э. Дарий организовал экспе­ дицию под командованием грека Скилака Кариан¬ дского, который построил в устье реки Кабул небольшую флотилию. Она спустилась по Инду в Аравийское море и в 514 г. до н.э. достигла вершины Суэцкого залива, где найдена наскальная надпись об этом плавании. Хотя отчёт Скилака не
сохранился, сведения из него об Индии и пле­ менах, её населяющих, о песках за Индом, о золоте и «плодах дикорастущих», дающих «шерсть по красоте и прочности выше овечьей», из которой индийцы изготавливают одежды (без сомнения, речь идёт о хлопчатнике), вошли в «Историю» Геродота. Используя сведения персов, Геродот даёт вер­ ные сведения о Каспии: «Это замкнутый водоём, не связанный ни с каким морем. Длина его — 15 дней плавания на гребном судне, а ширина в самом широком месте — 8 дней». Дневной переход гребного судна при скорости 5—7 км/ч в тихую погоду составлял в те времена примерно 80 км, или 1200 км за 15 дней. Наибольшая ширина несколько завыше­ на по сравнению с современными данными (около 500 км в южной части). МОРЕПЛАВАТЕЛИ ФИНИКИИ И КАРФАГЕНА Финикийцы, жившие на восточном побере­ жье Средиземного моря, ограниченном с востока Ливанским хребтом, в городах- государствах Сидон, Тир и других, не оставили сколько-нибудь значительных письменных из­ вестий о своих путешествиях. Но их считают первооткрывателями многих островов и берегов Европы и побережья Северо-Западной Африки вплоть до выхода в Атлантический океан. Искус­ ные мореходы, финикийцы в XII—X вв. до н.э . поэтапно прошли побережье Эгейского и Средизем­ ного морей, хотя и не отдалялись от берегов за пределы их видимости. Они строили корабли для экспедиций, в которые отправлялись их соседи, владевшие берегами Красного моря и Персидского залива, и поступали к ним на службу. В 609—595 гг. до н.э ., будучи под началом египтян, они обогнули всю Африку. Обстоятельства этого плавания со многими подробностями передаёт Геродот: «По их рассказам (я-то этому не верю...), во время плавания вокруг Ливии солнце оказыва­ лось у них на правой стороне. Так впервые было доказано, что Ливия окружена морем». Оказалось, что Геродот напрасно не верил этим рассказам. Это свидетельство финикийских моряков, обитателей Северного полушария, двигавшихся с востока на запад и видевших солнце справа, т.е. на севере, лишь подтверждает, что они действительно пере­ секли экватор и обогнули Африку с юга. По- видимому, продолжительность этого плавания составила три года (длина береговой линии Африки 30,5 тыс. км). Карфаген (город в Северной Африке) был также основан финикийцами, но затем превратился в самостоятельное могущественное государство. Карфагенянам география обязана первыми сведе­ ниями об Азорских островах в Атлантическом океане и Атласских горах в Северной Африке. Караваны купцов из Карфагена регулярно пересе­ кали Сахару, двигаясь от побережья Средиземного моря к реке Нигер. Карфагенская колонизация западного атлантического побережья Африки и средиземноморского побережья Пиренейского по­ луострова приобрела в VII—V вв. до н.э. зна­ чительный размах. Достаточно сослаться только на один факт, нашедший отражение в известном «Перипле» Гаянона, карфагенского флотоводца, совершившего плавание вдоль западного берега Финикийский боевой корабль. Финикийский торговый корабль Африки: он вёл флотилию, состоявшую из шести­ десяти 50-вёсельных судов, на которых находи­ лись 30 тыс. колонистов. Этот же «Перипл» содержит интересные сведения о необычных для карфагенян явлениях природы. Так, однажды ночью будущие колонисты увидели «землю, запол­ ненную огнём; в середине же был... огромный костёр, достигавший, казалось, звёзд»; днём они обратили внимание, что потоки огня текли прямо в море. Это вполне реалистическое описание до сих пор действующего вулкана Камерун. 19
Энциклопедия для детей Вбассейне Инда в III — начале II тыс. до н.э . существовала древнейшая цивилизация Юж­ ной Азии, получившая название хараппской по находкам в руинах древнего города Хараппа (современный Пакистан). Она включала более сотни городов, в том числе всемирно известный Мохенджо-Даро. По предположению исследова­ телей, хараппанцы писали обычно на недолговеч­ ных пальмовых листьях с помощью особой слоговой письменности, которая сохранилась до наших дней лишь на нескольких сотнях печатей и амулетов. Поэтому судить об их открытиях ныне приходится в основном по материалам раскопок. Они свидетельствуют о том, что представители этой цивилизации освоили Индо-Гангскую равнину, открыли пустыню Тар, положили начало зна­ комству с величайшей горной системой — Гима­ лаями, вышли на просторы Индостанского полу­ острова и освоили значительную часть его побе­ режья. Прибрежное судоходство хараппанцев по Аравийскому морю и Оманскому заливу было основано на знаниях о широтном направлении и периодической смене ветров, дующих перпенди­ кулярно берегу. Хараппанцы впервые открыли такое природное явление, как муссоны. Хараппанцев сменили индо-арии, пришельцы с северо-запада. В Ригведе («Знание гимнов»), древнейшем письменном памятнике индийцев, 20 созданном в XI—X вв. и записанном в VII в. до н.э ., в поэтической форме даны характеристики реки Синдху (Инд) и всех более или менее крупных рек её бассейна. Освоение болотистой территории в нижнем течении Ганга, покрытой джунглями, было длительным и стихийным. Оно завершилось открытием индо-ариями Индо-Гангской равнины. Благодаря инициативе и предприимчивости ин­ дийских торговцев, освоивших пути через пусты­ ню Такла-Макан и через другие области Централь­ ной Азии, стало возможным открытие во II в. до н.э. Великого шёлкового пути из Китая в Средиземноморье. В течение почти 1000 лет им широко пользовались торговцы и миссионеры. Большую роль в изучении и освоении новых пространств сыграли не только купцы, но и буддийские монахи. Одна из наскальных над­ писей, высеченных по распоряжению царя Ашоки (III в. до н.э.), рассказывает, что миссионеры посетили Сирию, Египет, Киренаику (область Ливии), Ливию и Грецию. В I в. н .э . буддийские монахи создали свои обители в оазисах у южных склонов Небесных гор (Тянь-Шань), где стали проповедниками индийской письменности и куль­ туры. Древним торговым путём через Бамиан (в Афганистане), Памир и Кашгар шли миссионеры и в средние века. В VII в. они открыли самый тяжёлый путь — через Непал и Тибет. "Перипл" Полибия ГЕОГРАФИЯ В ДРЕВНЕЙ ИНДИИ
Рождение географии Древним индийцам принадлежит честь откры­ тия Индокитайского полуострова. Древнекитай­ ские хроники сохранили сообщение (VII в. до н.э.) о том, что в китайский порт прибыли купеческие корабли из далёкой страны. При этом перечислены товары, которые те привезли, — явно индийского происхождения. В индийских источниках Индоки­ тай, этот громадный юго-восточный выступ Азии, имеет название Суварнабхуми — «Золотая земля». Освоив прибрежные воды, индийцы стали уг­ лубляться в Индийский океан. Они открыли и заселили Лаккадивские, Мальдивские, Андаман­ ские и Никобарские острова. Первые обобщения географических знаний древних индийцев содержатся в их главных священных книгах. В «Ведах» — древнеин­ дийском сборнике священных гимнов — целая глава, озаглавленная «Бхавана дарза» («Зеркало мира»), посвящена космологии. Географический раздел шестой книги «Махабхараты» из 300 стихов "Донга" — древняя лодка из Восточной Индии. даёт перечень океанов, морей, гор и рек. Наконец, «Рамаяна» содержит описание Земли, какой её знали индийцы в III в. до н.э . ГЕОГРАФИЯ В ДРЕВНЕМ КИТАЕ Древнекитайская цивилизация, ставшая ко­ лыбелью крупнейшего восточноазиатского очага культуры, зародилась во II—I тыс. до н.э. на Великой Китайской равнине между низо­ вьем Хуанхэ (Жёлтой реки) на севере и средним течением Хуанхэ на юге. Там около XVI в. до н.э . возникло государство Инь (Шан), жители которого изобрели иероглифическое письмо, овладели тех­ никой бронзового литья, создали боевую колесни­ цу. Они первыми среди цивилизованных народов начали разводить шелковичного червя и наладили производство шёлка. Древние китайцы научились бороться с частыми и неожиданными наводнения­ ми Хуанхэ, в результате которых её русло пе­ ремещалось по равнине в меридиональном направ­ лении на 700—800 км. Из-за этого капризная река звалась также «Горе Китая». Как и в других государствах древности, новые географические знания добывались в ходе военных походов и торговых предприятий. Основной ин­ терес китайцы проявляли к поиску удобных и безопасных торговых путей. В XIV в. до н.э . на левобережье Хуанхэ древние китайцы продвину­ лись до хребта Тайханшань; на север прошли вдоль крутых, сильно расчленённых восточных склонов и достигли широтных гор Яньшань, ограничи­ вающих Великую Китайскую равнину. На востоке китайцы вышли к побережью Хуанхай (Жёлтого моря). В конце ХIII — начале ХII вв. до н.э . армия иньского правителя У Дана впервые достигла нижнего течения Янцзы (Голубой реки), величай­ шей в Евразии. Были открыты озёра Поянху и Дунтинху. По долинам впадающих в эти озёра рек китайцы поднялись на северные, поросшие суб­ тропическими лесами склоны гор Наньлин, состав­ ляющих часть Южно-Китайской горной системы. Древняя китайская лодка из шкур. В конце ХIII в. до н.э . торговые моряки царства Ци, плававшие на парусных плоскодонных судах, приступили к освоению Жёлтого моря. Они открыли Ляодунский залив и Ляодунский по­ луостров, достигли Корейского полуострова и через широкий Корейский пролив проникли в Японское море. Земледельцы, моряки и торговые люди одного из наиболее крупных государст­ венных объединений — царства Чу, располагав­ шегося в бассейне Янцзы, в течение VII в. до н.э . 21
Энциклопедия для детей Древняя китайская лодка "джонка", сохранившаяся до наших дней. Старинный китайский компас в виде намагниченной железной фигурки которая крепилась на передке миниатюрной колесницы. Рукой фигурка всегда указывала на юг. Согласно преданию. это был первый в мире компас освоили низовья Голубой реки и завершили открытие берегов Восточно-Китайского моря. Они открыли остров Тайвань, пересекли Северный тропик, изучили изрезанное материковое побе­ режье Южно-Китайского моря. В IV — начале III вв. до н.э. в Китае стали появляться сочинения, целиком посвящённые географии. Так, в первой половине III в. до н.э . анонимный географ царства Цинь составил первое описание огромного региона, на территории кото­ рого он выделил девять природных областей: хребты Тайханшань, Яньшань, Циньлин, северные склоны хребтов Наньлин и Уншань, Великую Китайскую равнину, Лёссовое плато, Шуньдун¬ ский полуостров, Сычуаньскую котловину, бассейн средних и нижних течений Хуанхэ и Янцзы. Во II в. до н.э. появляется особый род географи­ ческих сочинений — описание странствий. Автор одного из таких описаний — Чжан Цян — был направлен в 138 г. до н.э . Ханьским императором послом к усуням. Усуни — это объединённые племена, кочевавшие в районе Семиречья, центром их владений была долина реки Или. Но по дороге он был схвачен кочевниками хунну, обитавшими на высоких равнинах Центральной Монголии и Забайкалья, и десять лет пробыл в плену. В 128 г. до н.э. ему удалось бежать. Через высокие перевалы Центрального Тянь-Шаня он вышел к «незамерзающему озеру» (Иссык-Куль), достиг ставки усуней, оттуда через перевалы по долине реки Нарын спустился в Ферганскую долину. Возвращаясь на родину год спустя, Чжан Цян обогнул Памир с севера и через нагорье Алай и верховья реки Тарим дошёл до пустыни Такла- Макан. Передвигаясь по ней от одного оазиса к другому, китайский путешественник вышел к огромной плоской впадине, в которой расположено бессточное блуждающее озеро. В тот год вода там была солёной, и Чжан Цян назвал его «Солёным» (современное название — Лобнор). По его расчё­ там, он прошёл около 25 тыс. ли (14,2 тыс. км). Чжан Цян первым познакомил китайцев с досто­ верными сведениями о степях и пустынях Цент­ ральной Азии, о великих горных системах — Тянь-Шане и Памире, о больших реках, берущих начало в этих горах и впадающих в «Западное море», — Сырдарье и Амударье. По его маршруту на рубеже II—I вв. до н.э. прошла южная ветвь Великого шёлкового пути. Судя по сведениям китайских исторических хроник, уже в XI—VIII вв. до н.э. при выборе мест для постройки крепостей составлялись карты подходящих участков. Существовали даже специ­ альные правительственные учреждения, ведавшие «земельными» и «стратегическими» картами. В 221—206 гг. до н.э. их архивы были пополнены картами почтовых дорог. При раскопках одного из захоронений в 1973 г. была обнаружена лаковая шкатулка, датируемая 168 г. до н.э., с тремя картами, выполненными на шёлке. На одной — район южной части провинции Хунань, северо-восток Цзяньси и часть Гуандуна, на второй — половина этой же провинции. Сведений о реставрации третьей карты и её содержании пока нет. Эти свидетельства эпохи Хань демонстрируют высокое совершенство кар­ тографических произведений в Китае. Уже тогда принято чёткое выделение речных систем с показом русел рек линиями, постепенно утолщаю­ щимися от истоков к устьям. На картах легко различаются дороги и малые реки. Города и Чжан Цян в ставке владетеля страны усуней (Тянь-Шань и Семиречье). 22
Рождение географии
Энциклопедия для детей сельские поселения показаны услов­ ными знаками разных форм и разме­ ров. Одна из карт, хранившихся в лаковой шкатулке, ориентирована на юг, и её изображение у верхней рамки замыкается Южно- Китайским морем. Другая — «Военная карта» — показывает дороги, реки, горы, военные посты, сигнальные башни, поселения и число домов в них, а кроме того, даёт пояснения такого рода: «не враждебны», «сейчас не населены». Точность контуров китайских карт II в. до н.э . позволяет предполагать, что при их составлении использованы результаты непосредственных съё­ мок на местности. Главным инструментом для них, вероятно, служил компас, о применении которого китайские путешественники упоминают уже в III в. до н.э. Для равнинных районов, составляв­ ших большую часть Ханьского государства, естест­ венным было разделение земельных участков на квадраты. Это привело к формированию ставшей Карта путешествий Чжан Цяна.
основой китайской картографии прямоугольной системы координат с сеткой из равных квадратов, введённой астрономом и математиком Чан Хеном (78—139 гг. н .э.). Но картографические изображе­ ния в этой прямоугольной системе строились исходя из представлений о плоской, а не шарооб­ разной Земле. В III в. н.э . был изобретён прибор для из­ мерения расстояний: лёгкая тележка имела сис- Рождение географии тему зубчатых передач, соединённую с колесом и барабаном. Каждое «ли» (576 м) отмечалось ударом барабана. Тогда же министр Пей Сю создал «Региональный атлас» на 18 листах (в предисловии к нему изложены основные принципы составления карт) и большую карту Китая на шёлке, которая была так велика, что одному человеку трудно было её развернуть.
Энциклопедия для детей АНТИЧНАЯ ГЕОГРАФИЯ В самом общем значении слово «античный» озна­ чает «древний». Но есть и более узкий и одновре­ менно более широко принятый смысл: когда гово­ рят об античности, то подразумевают принадлеж­ ность к древнегреческой или древнеримской куль­ туре (цивилизации), которые имеют многовековую историю: с первых столетий I тыс. до н.э . и до V в. н.э . Географические знания у греков и римлян находились на весьма высоком уровне. Для совре­ менных историков географии чрезвычайно важно и то, что среди всех древних цивилизаций ан­ тичные предлагают наиболее полный комплекс источников, по которым можно судить о географи­ ческих знаниях как о настоящей системе, а не просто наборе разрозненных сведений. ГЕОГРАФИЧЕСКИЕ ОТКРЫТИЯ ДРЕВНИХ ГРЕКОВ Древнейшее в Европе государство возникло на острове Крит. Критяне были морским наро­ дом и имели могучий флот. Им удалось рас­ пространить своё влияние на многие острова Эгей­ ского моря. Достигнув Пелопоннеса, критяне по­ ложили тем самым начало открытию берегов евро­ пейского материка. В XVI—XV вв. до н.э. ими были открыты проливы, отделяющие Средиземное море от Чёрного, — Геллеспонт (Дарданеллы) и Босфор. Положение на море изменилось, когда морским народом стали и греки-ахейцы. Им удалось вначале поколебать морское могущество критян, а затем завоевать сам Крит и подвластные ему ранее территории. Ими были колонизованы острова Родос и Кипр. На острове Эвбея, в Аттике и других областях Греции ахейцы основали ряд поселений, которые выросли затем в знаменитые города- государства: Коринф, Афины, Фивы, Дельфы. Расширение географических знаний приобре­ тает устойчивый характер в связи с древнегрече­ ской «Великой колонизацией» в VIII—V вв. до н.э. Из городов-государств (полисов), выросших на берегах и островах Эгейского моря, греки в 26
поисках новых земель, годных для жизни и ведения хозяйства, рассеялись по всему Среди­ земноморью — от Северной Африки и Апеннин­ ского полуострова до берегов Пропонтиды (Мра­ морного моря). Схема освоения новых территорий была следующей: сначала на разведанных путях создавался временный рыбачий посёлок или торговое поселение («эмпорий»); если оказы­ валось, что место для него выбрано удачно, впоследствии он вырастал в колонию. Много таких поселений возникло на европейских и африкан­ ских берегах Средиземного моря, по берегам Адриатики, Чёрного и Азовского морей. Основную роль в исследовании и колонизации северо-западных берегов Средиземного моря сыг­ рали ионийцы, выходцы с берегов Малой Азии. Их колонии протянулись вдоль восточных и северных берегов Сицилии. Здесь они основали город Мессану (Мессину), а на берегу залива напротив Везувия — город Неаполь. Так во времена «Вели­ кой колонизации» древнегреческие мореходы, рыбаки и купцы детально исследовали все среди­ земноморские берега Южной и Юго-Западной Европы. В восточной части Средиземного моря в сере­ дине VIII в. до н.э . все морские пути контролиро­ вали мореходы из города Милета. Познакомив­ шись с болотистым устьем Нила, греки выяснили, что очертания берегов здесь напоминают четвёртую букву греческого алфавита — дельту, почему эта территория и получила название «дельта», которое со временем стало нарицательным. Известно, что в середине VI в. до н.э . западные берега Африки от Гибралтара до большой ре­ ки Сенегал обследовал мореход из Массалии Эвтимен, оставивший не дошедшее до нас описание осмотренного побережья. Широкие масштабы приобрела древнегреческая колонизация в Северном Причерноморье. Вы­ ходцы из Милета основали здесь более 50 поселений, часть которых превратилась в крупные города, в том числе Тира, Феодосия, Пантикапей. Древнейшим из них (около 645 г. до н.э .) было поселение на острове Березань (в районе Днепро- Бугского лимана), видимо, называвшееся Борис¬ фениды. Позднее недалеко от него возник город Ольвия — один из крупнейших центров черномор­ ского направления колонизации. Рыбаки-поселенцы, по всей вероятности, были первыми греками, которые достигли Крыма и через Боспор Киммерийский (Керченский пролив) проходили в Меотиду (мелководное Азовское море) за ценной красной рыбой. В VII в. до н.э . греки посещали и Кавказское побережье Понта (Чёрного моря). В начале VI в. до н.э . греки-ионийцы основали ряд торговых факторий вдоль северо-за­ падного берега Чёрного моря, в том числе в районе дельты Дуная (Истра). Милетским колонистам обязаны своим основанием города, находящиеся на Кавказском побережье: Гермонасса (Тамань), Фа¬ сис (Поти) в устье Риони, Диоскуриада (Сухуми), Питиундс (Пицунда) и др. Наиболее знаменитый древнегреческий город в Крыму — Херсонес Критский корабль Изображение критского корабля на древней печати Этрусский корабль. Античная география
Энциклопедия для детей Из истории Древней Греции известны полисы — города- государства: полисом, например, была известная Спарта. Но это слово широко применялось и в топонимии как составная часты названий. На современной карте Греции находим города Александруполис («город Алек­ сандра»), Невполис («новый город»), Мегалополис («большой город») и др. Названия, оканчивающиеся на -п о л ис (или на краткую форму -поль), встречались и в греческих колониях в Средиземноморье: Триполи («трёхградье») в Ливии и Ливане, Неаполь на юге Италии. Но самым известным древним городом с названием на -поль был, конечно, Константинополь, названный в 330 г. в честь императора Константина (ранее Византий, с 1453 г. Стамбул). По модели именно этого названия в конце XVIII в. Екатерина II насаждала в Новороссии (об­ ластях на побережье Чёрного и Азовского морей) и некоторых других местах псевдогреческие названия: Севастополь («царственный город»), Ставрополь («город креста»), Мариуполь («город Марии») и др. Но ряд наз­ ваний с окончаниями на -поль имеет в России иное происхождение. В ряде случаев окончания на -поль происходят от слова «поле»: например, Чистополь — от словосочетания «чистое поле»; а название города Каргополь (Архангельская область) образовано, по- видимому, от финского Karhupeldo — «медвежье поле». В Саратовской области есть село Рукополь. В прошлом оно имело немецкое название по фамилии его владелицы Армфельд. Но после выселения немцев из Поволжья при замене немецкой топонимии название было переведено на русский язык буквально; в результате из сочетания немецких слов arm («рука») и feld («поле») получилось новое и довольно курьёзное название Рукополь. Определённое распространение греческий термин "полис" получил и в топонимии США, где он представлен в виде окончаний в названиях ряда известных городов: Ан­ наполис, Иидианаполис, Миннеаполис; этим топонимия США резко отличается от топонимии других англоязычных стран. 28 Таврический (на территории современного Сева­ стополя) — был основан выходцами из Гераклеи Понтийской. Древнегреческие колонии существовали в Крыму на протяжении тысячелетия, а в средние века некоторые из них возродились. Новооткрытую громадную территорию, насе­ лённую различными кочевыми племенами, про­ стиравшуюся от Дуная до Дона, греки называли Скифией. Её в VII в. до н.э . посетил поэт Аристей. Под впечатлением своего путешествия он создал поэму «Аримаспея», дошедшую до нас в отрыв­ ках. Она является древнейшим источником, дающим представление об этой части Восточной Европы, и содержит вполне реалистическое описание облика, быта и обычаев обитавших здесь племён. ОСМЫСЛЕНИЕ МИРА Последние века до нашей эры и первые века нашей эры стали временем осмысления географи­ ческого материала, накопленного древнейшими цивилизациями. Особую роль в развитии геогра­ фии сыграла цивилизация Эллады (Древней Гре­ ции) и Древнего Рима, впитавшая в себя всё, что собрали её предшественники, ставшая неиссякае­ мым источником сведений, идей и научных ме­ тодов не только для Средневековья, но даже для Нового времени. Основоположником древнегреческого естество­ знания считается Фалес из Милета (VI в. до н.э .) . Он первым ввёл ряд важнейших географических понятий, в частности такие, как «горизонт» (хотя это слово появилось потом) и «стороны света» (север, юг, восток, запад). Именно с тех пор все географические карты стали ориентировать по сторонам света. А составление первой такой карты приписывается ученику Фалеса — Анаксиман- дру. Милетские географы ввели в употребление и понятие «части света». Уже тогда для их обозначения использовались названия «Асия» (Азия) и «Европа». В наше время происхождение слов «Азия» и «Европа» возводят к ассирийским «асу» — «восход» и «эреб» — «закат». Во времена Геродота их происхождение уже было забыто. Младший современник Анаксимандра Гекатей Милетский (рубеж VI—V вв. до н.э .) выделял ещё одну часть света — Ливию (Африку). Собственно название «Африка» в античной литературе встре­ чается в конце III в. до н.э. в одном из дошедших до нас фрагментов стихотворного исторического произведения «Анналы», созданного в 18 книгах римлянином Квинтом Эннием (239—169 гг. до н.э .) . Но первоначально это название относи­ лось к Карфагену. После его разрушения римляне создали на завоёванных землях провинцию Афри­ ка. Позднее её название распространилось на весь континент. Греческие историки и географы обобщили и сохранили географические знания древности. В
Античная география Карта Земли по Геродоту (Энциклопедический словарь Брокгауза и Эфрона т. 13) начале V в. до н.э. Гекатей Милетский, автор трактата «Описание земли», составил первую карту ойкумены (обитаемой части Земли). На ней схематично были изображены все четыре больших средиземноморских полуострова: Малая Азия, Балканский с Пелопоннесом, Апеннинский и Пиренейский. Полвека спустя географическим описаниям немалое место отводит Геродот, по праву наз­ ванный «отцом истории». В своей «Истории» — труде, считающемся сегодня классическим, — он увлекательно рассказывает не только о событиях, но и о землях, на которых они происходили. Многие из них он посетил сам, благодаря чему посвящённые этим местам страницы отличаются особой достоверностью. Повествуя о Северо-Вос­ точной Африке, он даёт первое описание рельефа и гидрографии Египта и прилегающих к нему с запада территорий. Геродот совершенно прав, отмечая, что Египет расположен в низменности, богатой водой, и что с востока страну ограничивают «Аравийские горы», которые «непрерывно тянутся с севера на юг», а с запада — скалистые и «в зыбком песке глубоко погребённые горы». Дейст­ вительно, пески северной части Ливийской пус­ тыни образуют дюны высотой до 300 м. Геродот считает Северную Африку («Ливию») полуостро­ вом — частью Азии, в целом верно её харак­ теризуя: восточная, населённая кочевниками, часть Ливии (до озера Тритонида, современное название — Шот-Джерид), как пишет Геродот, — «низменная и песчаная»; западная, населённая земледельцами, — «гористая и лесистая» (Атлас­ ские горы). Геродоту принадлежит первое дошедшее до нас описание Скифии. Он рассказывает о скифских реках. Геродот считает, что Истр (Дунай), который «течёт через всю Европу, начинаясь в земле кельтов», — величайшая из известных рек. После Истра наиболее крупная река, по его мнению, — Борисфен (Днепр). Геродот верно указывает на­ правление его течения с севера, но ничего не сообщает о днепровских порогах. Ему больше известно нижнее течение Днепра: «Близ моря Борисфен — уже мощная река. Здесь к нему присоединяется Гипанис (Южный Буг — Прим. авт.), впадающий в один и тот же лиман». Это замечание Геродот дополняет сообщением о том, что к левому берегу нижнего Борисфена примы­ кала лесная область Гилея: по одну сторону от неё жили скифы-земледельцы, по другую — скифы- кочевники, занимавшие территорию к востоку на 10 дней пути, а далее начинались земли царских скифов. На юге Скифия достигала Крыма, на востоке — Танаиса (Дона). Геродоту принадлежит первое описание жизни и быта скифов. В степи за Доном, по Геродоту, жили савроматы (сарматы). Во времена Геродота греческие колонисты о Волге ещё не знали. Впервые под названием «Ра» она упоминается во II в. н.э. у Клавдия Птолемея. О ШАРООБРАЗНОСТИ ЗЕМЛИ Идея шарообразности Земли впервые была выдви­ нута Парменидом из Элеи (540—470 гг. до н.э .) . Но его утверждение было не чем иным, как плодом умозрительного философствования. Обоснование оно получило затем у Эвдокса из Книда и Аристо­ теля из Стагиры (оба жили в IV в. до н.э.). Их доводы состояли в том, что при затмении Луны земная тень имеет форму круга; при подъёме на гору кругозор расширяется, при движении наблю­ дателя к югу или северу происходит изменение звёздной панорамы относительно горизонта. Принимая идею шарообразности Земли и 29
Энциклопедия для детей пользуясь элементарными инструмен­ тами, александрийский учёный Эрато¬ сфен (родом из Кирены) на рубеже III—II вв. до н.э. произвёл первое, но весьма точное определение длины большого круга земного шара: около 39 690 км в мерах длины тех времён (по данным современных измерений окружность Земли равна 40 076 км). Позже, на рубеже II—I вв. до н.э., подобное измерение дважды (с различными результатами) производил Посидо¬ ний, автор крупного исторического труда, в котором большое внимание уделялось этнографи­ ческим и географическим описаниям. При втором опыте, результатам которого сам Посидоний больше доверял, длина окружности Земли соста­ вила 180 стадий (древнегреческая единица изме­ рения), ещё меньше, чем у Эратосфена. Эта ошибка в сторону преуменьшения сыграла свою положи­ тельную роль в истории Великих географических открытий XV—XVI вв. Возвращаясь к Эрато¬ сфену, следует сказать, что в своём сочинении «Географические записки» (которое дошло до наших дней во фрагментах) и карте ойкумены (обитаемого мира) он свёл в единую систему все знания о Земле, накопленные к тому времени, и впервые применил сам термин «география». ДЕЛЕНИЕ ЗЕМЛИ НА ЗОНЫ Во II в. до н.э. первые измерения широты в граду­ сах произвёл Гиппарх. Разделив наибольшую па­ раллель на 360 частей, он изобразил градусную сеть и выделил в пределах обитаемой земли 12 климатов (от греч. «клима» — наклон), т.е. некие широтные зоны, параметры которых определялись высотой солнца — «наклоном» лучей солнца на данной широте. В более общей форме деление земного шара на полосы-климаты было осущест­ влено ещё до Гиппарха. Первоначально Землю делили на пять таких поясов: северный — холод­ ный пояс, где замёрзший океан делает жизнь не­ возможной; северный — умеренный пояс, где нахо­ дятся все известные обитатели Земли; жаркий пояс, где жизнь невозможна и где кипит океан; южный — умеренный пояс, о котором ничего не известно, но, по-видимому, он населён; южный — холодный необитаемый. Ещё Эратосфен говорил, что «согласно с природой обитаемый мир должен иметь наибольшую длину между восходом и захо­ дом солнца». Это вполне согласовывалось с извест­ ными в античные времена данными по Северному полушарию. Соответственно и южный обитаемый материк вытягивали в широтном направлении го­ раздо больше, чем в меридиональном направлении. На рубеже II—I вв. до н.э . сириец Посидоний пред­ лагал деление на 13 поясов: в Северном полуша­ рии — два необитаемых (холодный и жаркий), четыре обитаемых (скифо-кельтский, средний, су­ хой пустынный, эфиопский); и в Южном полуша­ рии он предполагал два необитаемых и четыре обитаемых, а кроме того — общий для обоих полушарий экваториальный (жаркий обитаемый). 30 Американские учёные обнаружили интересные факты в геологической истории Средиземного моря. Исследуя строение морского дна, они выявили мощные слои солей и ангидридов — минералов, которые образуются при высоких температурах (выше 40° С). Необычным является и то, что солевые отложения на дне чередуются с обычными океани­ ческими осадками. Учёные предполагают, что 5—10 млн лет назад Средиземное море временами пересыхало и превра­ щалось в пустыню, а потом опять заполнялось водой и становилось морем. «ЗЕМЛЯ ОГИБАЕТСЯ КРУГОМ ОКЕАНОМ» Другая основополагающая и в высшей степени продуктивная идея античной географии — мысль о единстве беспредельного Мирового океана. Она была впервые высказана Аристотелем и затем раз­ вита Эратосфеном, который, в частности, говорил: «Если бы обширность Атлантического моря не препятствовала нам, то можно было бы переплыть из Иберии в Индию по одному и тому же па­ раллельному кругу». Посидоний излагает эту идею ещё более определённо: «Ясно, что населяемая Земля огибается кругом океаном. Его не окружает никакая полоса суши, он разлит на беспредельном пространстве». В середине I в. н .э . теорию единства Мирового океана поддерживал римский гражданин Помпо¬ ний Мела, уроженец Испании. Ему принадлежит сочинение «О положении мира», состоящее из трёх книг. В нём Мела описывает страны Азии и Африки, прилегающие к Средиземному морю, затем повествует о европейских странах от Скифии до Иберии (Испании). После этого он рассказывает о Германии и Сарматии и завершает, сообщая известные в те времена сведения об Атлантическом океане. Признавая шарообразность земли, Мела считал, что Западный и Восточный океаны соединяются на севере Британским и Скифским океанами, на юге — Эфиопским, Красным и Индийским морями (согласно воззрениям Мелы, Красное море — это часть Индийского океана между Аравийским заливом и устьем Инда, т.е. оно занимает большую площадь, чем принято считать теперь; Индийское море — восточная часть океана от устья Инда до юго-восточной оконеч­ ности Азии). Эти моря в представлении Помпония Мелы отделяют известную часть суши (Европу, Азию и Африку) от гипотетической, неизвестной («неведомой земли»), обитаемой антихтонами («противоживущими») и также окружённой со всех сторон водами. В труде этого античного географа совершенно правильные данные переме­ шаны с фантастическими выдумками о сказочных животных и несуществующих племенах. Геродот под стенами Ольвии слушает рассказы скифов.
Античная география
Энциклопедия для детей Многие античные географы счи­ тали, что значительную или даже большую часть Южного полушария занимает предполагаемая суша. Одни, как Мела, полагали, что на юге находится материк, окру­ жённый со всех сторон океаном. Некоторым учёным суша представлялась огромным матери­ ком, ограничивающим Индийский океан с юга, превращая его в подобие гигантского озера. Так это выглядело в изложении Птолемея, который не разделял идеи единства Мирового океана. Арабские мореходы XIV—XV вв., португаль­ ские моряки конца XV — начала XVI вв. и, наконец, Магеллан, вдохновляемые этой идеей единства Мирового океана, обогнули морем Юж­ ную Африку, Юго-Восточную Азию, проложили путь из Атлантического в Индийский и Тихий океаны и тем самым заложили традицию круго­ светных плаваний XVIII—XIX вв., принёсших целый ряд географических открытий. Другая идея — об огромном южном континенте, за которым утвердилось название «Terra Australis Incognita» («Неизвестная Южная земля»), — продержалась более 2 тыс. лет. Размеры этого воображаемого континента постепенно уменьша­ лись на картах по мере познания и уточнения очертаний реальных океанов и континентов. И ныне этот материк зовётся Антарктидой. КАРТОГРАФИЧЕСКИЕ ПРОИЗВЕДЕНИЯ ДРЕВНИХ ГРЕКОВ Первые картографические построения древних греков основывались на наивных представлениях о форме Земли. Основатель Милетской школы фи­ лософов Фалес (ок. 625—647 гг. до н.э .) считал Землю диском, плавающим в воде, но с географией это его мнение связано очень мало, представляя собой иллюстрацию к философской системе Фале¬ са, согласно которой основой всего сущего явля­ ется вода. Его ученик Анаксимандр, которого счи­ тали первым составителем карты мира, полагал, что Земля представляет собой цилиндр, парящий в пространстве. Начиная с V в. до н.э. в античных источниках картографические изображения Земли упомина­ ются часто. По-видимому, медные доски, на которых вырезаны «обход всей Земли, все моря и реки», широко использовались. Основными источ­ никами при составлении карт обитаемого мира служили карты-путеводители главных торговых маршрутов, которые строились с помощью прямых линий, а по краям давалась опись всего того, что достойно внимания. Основываясь на идее сферичности Земли, греческие картографы полагали, что наиболее точным изображением земной поверхности явля­ ется глобус достаточно больших размеров. В Неаполитанском музее хранится двухметровый глобус, покоящийся на плечах Атласа — мифиче­ ского короля Ливии, который якобы впервые изготовил небесный глобус. Датируется этот экспо­ нат IV в. до н.э. Наряду с теоретическими разработками и обобщающими описаниями отдельных регионов географическая литература античной Греции знает и повествования об отдельных путешествиях. Таков, например, отчёт о плавании полководца Неарха, который был послан Александром Маке­ донским исследовать «море от Индии до Персии» в325г.дон.э. ГЕОГРАФИЧЕСКИЕ СОЧИНЕНИЯ ЭПОХИ ДРЕВНЕГО РИМА К концу I тыс. до н.э. Средиземное море стало практически «внутренним озером»: всё его побережье было под контролем римлян. Если бы не пираты, плавание по нему было бы абсолютно безопасным от всякого военного наси­ лия — везде безраздельно царил «римский мир». Необходимость поддержания связи между различ­ ными римскими владениями, регулярные пе­ реброски войск, постоянные нужды админист­ ративного характера и, наконец, интересы торгов­ ли заставляли средиземноморских владык уделять большое внимание географическим описаниям. Так, Страбон из Амасии Понтийской (ок. 64 — 63 гг. до н.э. — 24 г. н .э.) на рубеже нашей эры создаёт «Географию» в 17 книгах. Страбон, происходя из знатной и богатой семьи, получил прекрасное образование и имел возможность путешествовать по различным частям Римской империи. Он побывал в Италии, Малой Азии, Египте, в самом Риме; в своих дальних странстви­ ях Страбон добирался до Армении и до границ Эфиопии. В результате этих путешествий он собрал обширный историко-географический материал, который впоследствии был использован в двух капитальных трудах: «Исторических записках» и «Географии». Судьбы этих двух творений Страбона совершенно противоположны: если первое почти полностью утрачено, то второе дошло до наших дней почти целиком и принесло этому учёному славу, имеющую уже тысячелетнюю историю. 32
В «Географии» рассказывается об Испании, Италии, Греции, Индии, Египте, Центральной и Восточной Европе, Средней, Центральной и Малой Азии. Страбон не только описывает природу и население, но и делает исторические экскурсы, упоминая некоторые факты, не известные более никаким источникам. Географу не чуждо знание трудов своих «коллег»: Эратосфена и Гиппарха, географические сведение черпаются им также из сочинений историка Полибия. Во II в. александрийский грек Клавдий Птоле­ мей создаёт самую фундаментальную по тем временам «Географию», к которой обращались учёные, философы, государственные деятели и просто путешественники на протяжении многих веков вплоть до эпохи Возрождения. На протяже­ нии долгого средневековья множество сочинений древнегреческих и древнеримских авторов было позабыто, тексты их оказались утраченными; но некоторые из них (буквально считанные единицы), напротив, приобрели значение непререкаемых авторитетов. Аристотель, например, стал высшим эталоном в области философской мысли. В немень­ шей степени труд Птолемея рассматривался на протяжении 12 веков как собрание истин в последний инстанции по части географии. Первое издание «Географии» было осуществлено в 1584 г. известнейшим западноевропейским картографом Герардом Меркатором. С тех пор это древнее сочинение не перестают изучать и комментиро­ вать. Первая книга «Географии» содержит теоретиче­ скую часть, в которой рассматриваются вопросы, касающиеся земного шара в целом, определения географических координат и некоторые основы картографии. Следующие шесть книг посвящены описанию ойкумены, начиная с островов Блажен­ ных (Канарские острова), причём более половины отведено Азии. Вторая и третья книги посвящены Европе; четвёртая — Африке, пятая и шестая — Малой Азии; седьмая — Южной Азии. Последняя, восьмая книга содержит описание карт. Что касается Европы, то Птолемей достоверно описывает речную сеть римской части материка и отмечает «горизонтальное членение» Южной Евро­ пы — крупные острова и три полуострова. Очертания Британии, Ирландии и атлантический берег Галлии даны не столь точно. Чем дальше от владений Римской империи, тем больше отличают­ ся очертания берегов и линии рек от действитель­ ных, постепенно приобретая совершенно фантасти­ ческий вид. Это, разумеется, затрудняет идентифи­ кацию названий местностей и народов, приводи­ мых Птолемеем. В некоторых названных им хребтах можно с натяжкой опознать части Карпат, но Гиперборейские горы, которые нередко иденти­ фицируют с Уральскими, простирающимися с севера на юг, согласно Птолемею, протягиваются с запада на восток, где-то у Полярного круга. Есть и другие неточности. На принадлежащей Птолемею карте Земли точно изображено лишь Средиземно­ морье и прилегающие к нему области. Римская трирема — боевой корабль (II в. до н.э .). В «Географии» Птолемея можно обнаружить очень неясные сведения о Китае, откуда в Европу при посредстве парфян доставлялся шёлк, назы­ ваемый римлянами «серирикум», а народ, его производящий, — «серами». Птолемей помещал этот народ на крайнем северо-востоке обитаемой земли, до которого можно добраться сухопутным путём. Кроме «серов» Птолемей знал и «синов», к которым плавали по морю из Индии, а их страна размещалась на северо-восточной окраине Индий­ ского залива, у Великого залива. Страна серов, по Птолемею, расположена севернее страны Синов. Так раздвоился в птолемеевой «Географии» Китай. Другой важнейший труд Птолемея, сыгравший большую роль в развитии географии, — «Альма­ гест», в котором учёный изложил теорию движе­ ния планет и дал каталог неподвижных звёзд. С помощью анализа затмений он вычислил диаметр Солнца и Луны. Выводы свои Птолемей обосновы­ вал математическими доказательствами, а также результатами наблюдений вавилонских астроно­ мов. Религиозные храмы вавилонян служили также астрономическими обсерваториями, и веду­ щиеся в них наблюдения за планетами были довольно подробны и приносили весьма достовер­ ные результаты. Что касается проблемы движения небесных тел, то ею занимались ещё задолго до Птолемея. Пифагорейцы учили, что Солнце, Земля и планеты вращаются вокруг центрального огня; Евдокс Книдский построил теорию движения планет вокруг Земли с помощью комбинации равномерных круговых движений; Аристарх Са¬ мосский выдвинул идею вращения Земли и планет вокруг Солнца. Значителен вклад в античную географию путе­ шественников, землемеров, военачальников вре­ мён господства Рима на Средиземном море. Греческий заложник римлян историк Полибий был постоянным спутником полководца Сципиона Эмилиана в его походах в Иберию (Испанию) и Италию во II в. до н.э. Полибий с полным правом может быть назван исследователем Апеннинского и Пиренейского полуостровов. Он прошёл по всей 33 Античная география
Римская галера (II в. н .э.). Южной Европе, от Эгейского моря до Атлантиче­ ского океана, доходил до Альп на севере, пересекал Западные Альпы и Восточные Пиренеи, совершал плавание вдоль западных берегов Африки. Поли¬ бий собрал литературные материалы об этих территориях и пополнил их данными военной разведки, расчётами землемеров и своими личны­ ми наблюдениями. Это позволило ему дать описа­ ние Италии от Альп до крайнего юга. Всю доступную ему географическую информацию По¬ либий кратко, чётко и достоверно изложил в своём основном сочинении «Всеобщая история». Он первым использовал в географических целях дорожные столбы, установленные землемерами при прокладке военных дорог, и довольно точно определил по ним протяжённость береговой поло­ сы от южного мыса Апулии до крайнего северного пункта Адриатического моря. Современниками и ближайшими потомками сочинения Полибия оце­ нивались очень высоко. Величайший римский историк Тит Ливий считал Полибия «писателем, заслужившим величайшего доверия». Большое значение имеют обобщающие труды Марка Випсания Агриппы (I в. до н.э.), сподвиж­ ника Октавиана Августа, который в разное время командовал римским флотом и легионами. Его «Записки» (30—12 гг. до н.э .) и карта, где были даны точно исчисленные пути через империю (результат римских военных походов), имели целью прославить Августа, наглядно показав размеры Римской империи, включая все его завоевания. Как флотоводец Агриппа был хорошо знаком со всем южным побережьем Европы; как полководец он не раз пересекал Италию, Галлию и Испанию, руководил постройкой дорог, многие из которых сохранились и поныне. Более 20 лет он собирал донесения военных разведчиков, отчёты дорожных строителей и землемеров, итинерарии (дорожники, в которых расстояния между пунк­ тами определялись днями пути) и периплы. Этот географический материал Агриппа обрабатывает для создаваемой им первой карты империи и сопредельных стран. Кроме очертаний берегов на ней были нанесены реки от верховьев до устья и города, символами обозначались горные системы. ЛОЦИИ Особой формой географического сочинения в эпоху античности была лоция, или перипл, — навига ­ ционный справочник, в котором по ходу маршрута отмечены бухты, острова, горы как ориентиры, поселения, торжища и гавани, а также даны крат­ кие сведения о занятиях населения, его обычаях, предметах торговли, основах экономического бла­ госостояния описываемых мест и т.д . Иногда по­ добная опись дополняется замечаниями об осо­ бенностях того или иного рейда: насколько он удобен для стоянки судов, располагает ли запасами питьевой воды и каково её качество. Одно из наиболее древних пособий подобного рода — «Перипл массалиота», т.е. уроженца Массалии (современный Марсель), совершившего плавание вдоль берегов Испании через Гибралтар (или, как называли его в древности, «Геркулесовы столбы») на север, к островам, которые в настоя­ щее время именуют Британскими. Известнейшей античной лоцией является «Пе­ рипл моря Эритрейского», время написания кото­ рого точно не установлено. Известен вариант этого сочинения, восходящий к III в. н .э. Этот перипл стал основным руководством греко-египетских купцов в их плаваниях по Индийскому океану. В нём зафиксирован опыт древних индийцев и арабов, задолго до нашей эры использовавших периодически сменяющиеся муссоны для плава­ ния в западных морях Индийского океана. Перипл рекомендует отплывать из Египта в сентябре, ибо, отплыв из Египта в это время, купцы уже через месяц с небольшим оказывались в Музе (или Мусе) — современном Маушидже. Помогал им в этом «летний» муссон, дующий с севера на юг в Красном море и с запада на восток в Индийском океане. Кроме того, им хватало времени, чтобы разгрузить и загрузить судно и вовремя, без задержек, отплыть обратно, отдавшись воле «зим­ него» муссона, дующего в противоположном направлении. Отплыть раньше — значило поте­ рять время в южноаравийской гавани, дожидаясь попутного ветра, отплыть позже — не доплыть. Известен другой навигационный справочник первых веков нашей эры — «Перилл Понта Эвксинского», дающий описание плавания вдоль берегов Чёрного моря. Подобного рода описания отдельных участков побережий были типичны и для средневековых географических сочинений. УСПЕХИ РИМСКОЙ КАРТОГРАФИИ В отличие от картографии древнегреческой, свя­ занной с теоретическими и философскими интере­ сами, римская картография позволяла решать практические задачи — экономического, военного, административного и иного характера. Массовое наделение землёй ветеранов-легионеров потребо­ вало появления особой профессии — землемера. 34 Энциклопедия для детей
Первоначально землемеры выходили из состава военных «измерителей», которые с 27 г. до н.э. состояли при каждом римском легионе. Они поль­ зовались простейшими геодезическими инструмен­ тами, в том числе солнечными часами и компа­ сами. К III в. н .э. была создана специальная земле­ мерная служба. Землемеры вели работы по построению на местности и картографированию центурий (главных единиц военно-политического деления территории, размечаемой также и для налогообложения граждан). Сеткой, отмечающей центурии, была покрыта карта всей Западной Европы. Карты гравировались на меди в двух экземплярах: один предназначался для архива в Риме, другой — для местных властей. Планы центурий иногда наносились на специальные камни, располагавшиеся на границах. На таких камнях центурия изображалась в виде квадрата или прямоугольника, внутри которого дан её номер, юридический статус, имена владельцев и сумма положенного налога. По всей огромной территории Римской империи проводились работы по измерению дорог. Через каждую милю по всем дорогам были установлены каменные столбы с обозначением расстояний, которые стали затем привязкой к местности планов отдельных участков, а позднее и карт обитаемого мира. В IV в. была выполнена римская дорожная карта — свёрнутый в рулон свиток длиной 6,74 м при ширине 34 см. На ней показаны города, укрепления, стоянки римских легионов, дороги, реки, озёра, горы и леса, известные в то время, от Британских островов до устья Ганга. Изображение на ней намеренно сжато с севера на юг. Средизем- ШАГИ ВЕРБЛЮДА Первобытные люди не задумывались над вопросом, как велика Земля. Их интересовало лишь то, что имело отношение к повседневной жизни. Как за­ щититься от хищников? Как сохранить огонь в пещере? Как загнать и убить зверя — вот над чем привыкли они размышлять. Первобытный человек знал лишь ничтожно малый клочок земли, на котором он жил и охотился. Во все стороны от его пещеры простира­ лись таинственные, неведомые пространства. Он вовсе не считал Землю бесконечной; наоборот, он считал её очень небольшой. Стоило первобытному человеку подняться на холм или влезть на дерево, его взору открывалась линия, где небо сходится с ное, Чёрное и другие моря вытянуты вдоль карты в виде узких лент. В 450 г. была создана первая «Опись районов и колоний» по материалам съёмок землемеров. В качестве основы съёмок использовались пересека­ ющиеся главные дороги; если главные дороги отсутствовали, то оси координат устанавливались по сторонам света: вертикальная — с запада на восток, горизонтальная — с юга на север. Таким образом, в работах римских землемеров были заложены основы использования системы пря­ моугольных координат и сети квадратов при составлении крупномасштабных карт и планов, которые широко применяются в современной картографии. землёй. Там, значит, она и кончается. Правда, дойти до этой заветной линии нелегко, хотя она и видна простым глазом; да и слишком опасно углубляться в чужие края охотнику, вооружён­ ному лишь палкой с кремнёвым наконечником. Первые крупные государства возникли в жар­ ких странах, где зима мало отличается от лета. А между тем земледельцам надо было знать заранее, когда пойдут дожди, когда разольётся река. Торговых людей тоже интересовала информация о погоде и о попутных ветрах в море. Чтобы точнее различать времена года, люди стали наблюдать небо. Они заметили, что Солнце в зимнее и летнее время поднимается на разную высоту, и научились по его положению предсказывать дожди, разливы, перемену ветров и другие важные события в природе. Так родилась астрономия. Чтобы находить дорогу в чужие страны, купцам КАК ИЗМЕРЯЛИ ЗЕМЛЮ 35 Античная география Римская пентера (III в. до н.э.) .
Энциклопедия для детей Верхний ряд — фазы лунного затмения Нижний ряд — фазы Луны Фазы затмения отличаются тем. что граница между светом и тенью всегда имеет форму дуги окружности Мир по представлению греков во времена Гомера и военачальникам были необходимы сведения о том, где проходят наиболее лёгкие и безопасные пути, где расположены города и гавани, какие препятствия и трудности подстерегают путешест­ венников. Они стали записывать всё, что было известно о морях и землях, стали рисовать эту землю, т.е . чертить карты. Так родилась геогра­ фия. Халдеи (племена, жившие в Южной Месопота­ мии) заметили, что лунные затмения всегда бывают в полнолуние — тогда, когда Солнце и Луна находятся в противоположных точках небес­ ного свода, а Земля помещается между ними. Следовательно, причина затмения в том и заключа­ ется, что Земля загораживает солнечные лучи, иными словами, отбрасывает на Луну свою тень. Но по форме тени можно судить о форме того предмета, который её отбрасывает. Тень Земли, падающая на Луну, всегда круглая. Такая тень может принадлежать только шару. Стало быть, Земля — шар! До нас дошла халдейская запись, в которой сказано, что земная окружность, измеренная жрецами, оказалась равной 24 000 миль. Не теперешних английских или морских миль, а тогдашних — халдейских. Чему же равнялась эта миля? В халдейской записи имеется пояснение: «Миля же равна 4000 шагов верблюда». Очевидно, путники тех стран и времён, покачи­ ваясь месяцами на горбах кораблей пустыни, нередко коротали время, отсчитывая их шаги. Так и вошла в обиход эта неточная мера. Шаги, конечно, бывают разные, они зависят от роста, возраста, нагрузки, усталости верблюда; но для практических целей эта разница не имела зна­ чения. Если принять средний шаг верблюда равным 0,8 м, то длину земной окружности нетрудно вычислить: Теперь мы знаем, что земная окружность (по меридиану) равняется приблизительно 40 000 км. Таким образом» халдеи почти вдвое преувеличили истинный размер Земли. Но уже и то, что они впервые попытались её измерить, является их большой заслугой. ДИСК, ПЕНЬ ИЛИ ШАР? В VII в. до н.э. в Греции появились учёные-фило­ софы. Первым учёным был Фалес Милетский. Он жил в 640—548 гг. до н.э . и обладал большими познаниями в астрономии. Но всё-таки он считал Землю плоским кругом, плавающим на волнах океана, и даже подкреплял этот взгляд доказа­ тельством, которое считал очень убедительным: Земля тверда, а твёрдые тела лежат спокойно, если их никто не толкает. Между тем на Земле нередко случаются землетрясения. Ясно, что причиной их могут быть только волны разбушевавшегося океа­ на, бьющие снизу в дно Земли. Фалес открыл способ измерения расстояний до удалённых и недоступных предметов. Это откры­ тие 2200 лет пролежало под спудом без приме­ нения. Лишь в 1615 г. голландский учёный Снеллиус использовал его для измерения Земли. Способ Фалеса и сейчас применяется при точном определении расстояний на земной поверхности и в небесном пространстве. Ученик Фалеса, Анаксимандр, утверждал, что Земля имеет форму игральной шашки, висящей в пространстве. Люди живут на её плоской верхней стороне. В подтверждение того, что Земля дейст­ вительно плоская, Анаксимандр приводил довод, 36
обратный доводу своего учителя: всем известно, что Земля неподвижна, а неподвижными бывают только плоские предметы. Очевидно, он думал, что Земля укатилась бы куда-нибудь, если бы была шаром. Философ и поэт Ксенофан считал, что Земля имеет форму пня с множеством корней, уходящих в бесконечность. Эти корни и помогают ей держаться в пространстве. Очень странное представление о Земле было у Анаксимена, ученика Анаксимандра, который первоначалом всего считал воздух. По его мнению, она имеет форму доски, лежащей плашмя. Когда- то эта доска падала. Падая, она надавила на воздух, находившийся под ней, и сжала его, как поршень сжимает воздух в цилиндре. Сжатый воздух приостановил падение и до сих пор удерживает Землю. Выйти по краям он не может: Земля так велика, что ему не дойти до её краёв. Наконец, Платон считал, что Земля имеет форму куба. Иногда философам задавали вопрос: как Солнце проходит ночью под Землёй, с запада на восток, если там находятся корни, морские волны, сжатый воздух и прочие подпорки? Но философы, не смущаясь, находили выход из трудного по­ ложения. «Солнце, — объясняли они, — дойдя до горизонта, круто поворачивает и идёт на уровне земной поверхности к северу, а оттуда к востоку, где и восходит вновь. А не видим мы его ночью потому, что вдоль северного края Земли возвы­ шаются горы, которые его заслоняют...» Приблизительно в одно время с халдеями греки начали приходить к убеждению, что Земля — шар. Первым провозгласил учение о шарообразности земли великий математик Пифагор. Обосновывал он его так же, как и халдеи. Но он ещё ближе подошёл к истине, утверждая, что Земля не стоит в центре Вселенной, а вращается вокруг главного светила. Только этим светилом он считал не Солнце, а какой-то фантастический «Центральный огонь». Современник Пифагора, Парменид, одним уда­ ром покончил с учением о подпорках, приведя простое и остроумное рассуждение: «Все предметы, находящиеся с разных сторон Земли, падают на неё. Так куда же должна падать сама Земля? Она не падает и без подпорок просто потому, что ей некуда падать!» Сторонники шарообразности Земли окончатель­ но победили, когда на их сторону стал знаменитый учёный Греции, Аристотель, живший в IV в. до н.э . Правда, он совершил большую ошибку, отказавшись от учения Пифагора о вращении Земли и утверждая, что Земля неподвижна и находится в центре Вселенной. Но зато он привёл новые доказательства того, что Земля — шар. Вот одно из них: «Вид звёзд не только показывает, что Земля шарообразна, но также и то, что она не особенно велика. Ибо достаточно нам немного передвинуться на север или на юг, чтобы горизонт стал совсем другим. Вид звёзд над нашей Античная география головой при этом сильно изменится... Есть звёзды, которые видны в Египте, но не видимы в северных странах, и наоборот». Человек, идущий по плоской Земле, всё время видит над собой одни и те же звёзды. Наоборот, перед человеком, идущим по выпуклой Земле, постоянно открываются «новые горизонты». Подобно халдеям, греки, разрешив вопрос о форме Земли, тотчас же заинтересовались её размером. Аристотель рассказывает о каких-то безвестных математиках, которые пытались изме­ рить длину земной окружности и получили цифру в 400 000 стадий. Греческая стадия равна 189,7 м. Отсюда длина земной окружности равна: Странное совпадение: эта величина очень близ­ ка к халдейской, т.е . опять-таки почти вдвое больше истинной. Как измерили землю греческие математики, Аристотель не рассказывает. СОЛНЦЕ В КОЛОДЦЕ Прошло полвека после смерти Аристотеля, и в Древней Греции появился учёный, который от­ крыл правильный способ измерения Земли, упо­ требляемый и доныне. Имя его было Эратосфен. Эратосфен понимал, что для измерения Земли ему незачем обходить её всю с меркой в руках. Достаточно измерить небольшую часть (дугу) и потом каким-либо образом узнать, сколько раз эта дуга укладывается в полной окружности. В дуге всегда столько же градусов, сколько и в угле, стороны которого она соединяет. Очевидно, для достижения поставленной цели следовало измерить в градусах угол АЦБ, заключённый между двумя земными радиусами, проведёнными из центра Земли к концам дуги. Иными словами, достаточно измерить зенитные расстояния солнца в двух городах, расположенных на одном меридиане, и вычесть одно из другого, чтобы получить искомый угол. По счастливому стечению обстоятельств Эрато¬ сфену пришлось измерить высоту солнца не в двух местах, а в одном. Он знал, что на берегу Нила, к югу от Александрии, есть город Сиена. Из Александрии туда постоянно ходили караваны, и купцы считали, что расстояние между двумя городами ровно 5000 стадий. Они рассказывали, что в Сиене есть глубокий колодец, дно которого раз в году, в день летнего солнцестояния, ровно в полдень освещается солнцем. Это означало, что лучи в этот момент падают отвесно, высота солнца равна 90°, а зенитное расстояние — 0°. Таким образом, задача сильно упрощалась. Дождавшись летнего солнцестояния, Эратосфен в полдень измерил высоту солнца в Александрии. 37
Энциклопедия для детей Пример вычисления длины окружности по дуге. Если известно, что длина дуги АБ. соединяющей стороны угла АЦБ. равна 11 мм угол же этот равен 30° и укладывается в окружность 360:30=12 раз. то длина окружности будет равна11мм х 12=132мм Способ измерения длины земной окружности придуманный Эратосфеном. ЭРАТОСФЕН (ок. 276—194 гг. до н.э.) Познания и интересы этого греческого учёного, жившего во второй половине III в. до н.э. в Алек­ сандрии, были удивительно обширны и разнообразны. Филология и литературе, музыка и история, математика, астрономия и картография — вот далеко не полный перечень того, чем он занимался. Такая поистине энцик­ лопедическая образованность позволила Эратосфену многие годы (с 246 г. до н.э.) заведоветь знаменитой Алек­ сандрийской библиотекой, в стенах которой он и написал свои основные научные труды. Одну из работ, посвящённую исследованию Земли, Эратосфен назвал «Географика», снабдив её изготовленными им самим картами. Появление этой книги ознаменовало рождение новой науки — географии. А Эратосфен вошёл в историю как её «крестный отец». Нарта Земли, составленная Эратосфеном, вобрала в себя все сведения, известные в то время грекам об окру­ жающем их мире. Не этой карте земная поверхность была разделена на четыре зоны, причём обжитую людьми часть Земли Эратосфен назвал «ойкуменой», т.е . «насепённой землёй», и расположил её в северной половине карты, считая, что «обитаемая земля» не может существовать на слишком жарком юге. Но особенно важным было то, что Эратосфен изобрёл систему географических координат, покрыв карту мира сеткой из перекрещивающихся горизонтальных и вертикальных линий. И эти предки современных па­ раллелей и меридианов уже позволяли определять местоположение того или иного пункта. Мало того, с помощью астрономических наблюдений Эратосфен осуществил уникальное для своего времени и довольно точное измерение длины окружности Земли по Алексан­ дрийскому меридиану. Таким образом, Эратосфен разработал основные принципы европейской картографии. Оказалось, что оно на 7,2° не доходит до зенита. Значит, разность широт между Александрией и Сиеной равна 7,2°. Дуга АБ укладывается в окружности Но длина дуги — 5000 стадий, следовательно, длина земной окружности 5000 х 50 = 250 000 стадий. К сожалению, неизвестно, какой стадией поль­ зовался Эратосфен. Если египетской, равной 158 м, то его измерение оказывается удивительно точным: Прошло 18 веков, прежде чем другие учёные измерили землю более точно. Если Эратосфен пользовался греческой стадией, ошибка получается довольно большой: но и в этом случае она равна лишь 1/6 истинной величины. В средние века церковь объявила беспощадную войну науке. Одни монахи сжигали учёных и их книги на кострах; другие пытались примирить науку с религией и объяснить устройство мира, не вступая в противоречие со священным писанием. При этом они, конечно, отказались от шарооб­ разной формы Земли и вернулись к плоской. Первым и самым интересным из христианских географов был Косьма Индико'плов. Жил он в VI в. в Александрии. Относительно формы Земли он рассуждает так: когда евреи были изгнаны из Египта и блуждали в пустыне, они построили переносный храм — скинию. Скиния разбиралась подобно палатке. Бог сам научил евреев, как её построить, поэтому она была священным пред­ метом. Следовательно, Земля должна походить на скинию. У него получилось, что Земля имеет форму плоского прямоугольника. Она окружена такой же прямоугольной рамкой океана. По краям Земли поднимаются отвесные стены. Две более длинные сходятся сводом, образуя крышу мира. Косьма не остановился и перед измерением Земли. Он «высчитал», что длина этого мира 400 дневных переходов, а ширина — 200. Отцы церкви не одобрили учения Косьмы Индикоплова. По их соображениям выходило, что Земля тоже плоская и накрыта крышкой, но форма её не прямоугольная, а круглая. Тем не менее ещё в X в. наряду с круглыми мировыми картами чертились прямоугольные. Время шло, карты стали охватывать всё 38
Античная география Так представлял Землю Косьма Индикоплов. большие пространства и вместе с тем становились всё менее точными: на маленьких участках разница между плоской и шарообразной поверх­ ностью невелика, и потому заметной ошибки не получалось. Но на обширных пространствах кар­ тографам никак не удавалось свести концы с концами, и искажение получалось очень большое. Нужно было перейти к правильным картографиче­ ским проекциям. А для этого надо было наконец-то признать, что Земля шар, и измерить её, т.к . без знания размеров Земли нельзя вычертить ни одной правильной карты, охватывающей большую площадь. Настало время, когда сам Папа римский вынужден был уступить науке и признать шарооб­ разность Земли. Но он всё ещё не мог допустить её вращения. Взгляды Аристотеля и Птолемея были восприняты церковью и сделались обязательными наравне со Священным писанием. И как только церковь разрешила считать Землю шаром, вновь закипели споры о её величине. Смелые умы обдумывали планы кругосветных путешествий. Настала бурная эпоха великих открытий. ТОПОГРАФИЯ КОСЬМЫ ИНДИКОПЛОВА Жил в VI в. в византийском городе Александрии купец по имени Косьма Индикоплов. Много стран изъездил он со своими товарами. Побывал и в Восточной Африке, и в Эфиопии, и в Аравии. Встречаясь с другими купцами, Косьма расспрашивал их, откуда они и где торговали. Куп­ цы — народ наблюдательный и любознательный, их рас­ сказы в то время были единственным достоверным источ­ ником знаний о дальних краях. Так узнавал Индикоплов о местах, где сам не бывал никогда: о городах на побе­ режье Аравийского моря, о Персии, Индии и даже о Цейлоне. Всё увиденное и услышанное он запоминал или записывал. К концу жизни, устав от мирской суеты и скитаний, набожный Косьма постригся в монахи и удалился в монастырь. Там в 547 г. написал книгу «Христианская топография Вселенной, основанная на свидетельствах Священного писания, в коем христианам нельзя сомневаться». В ней он пытался не только поделиться своими путевыми впечатлениями, систематизировав сделанные им записи, но и, объединив накопленные им опыт и знания с библейскими представлениями о мире, дать обобщённую картину Земли. В отличие от Птолемея и других астрономов и геогра­ фов античного мира, уже догадывавшихся о шарооб­ разной форме нашей планеты, Косьма Индикоплов утверждал, что Земля имеет форму вытянутого четы­ рёхугольника, который со всех сторон окружён океаном и стенами из небесной тверди а виде двойной арки. Выше этой арки начинается «царство небесное». А в северной части земного четырёхугольника находится огромная гора, вокруг которой вращается Солнце: когда оно заходит за неё, наступает ночь, а когда появляется вновь — день. Такое представление о неподвижности Земли вполне соответствовало распространённому в то время схоласти­ ческому направлению религиозной философии, утверж­ давшему неизменность окружающего мира. Книга Косьмы Индикоплова была переведена на многие европейские языки, считалась познавательной, содержащей множество полезных сведений. Попала «Христианская топография» и в Россию, где стала одной из любимых книг как духо­ венства, так и других образованных сословий и слоёв русского общества.
Энциклопедия для детей ГЕОГРАФИЯ СРЕДНЕВЕКОВЬЯ ПРЕДСТАВЛЕНИЯ О МИРЕ В РАННЕМ СРЕДНЕВЕКОВЬЕ В середине I тыс. н.э . в Западной Европе утвердилась новая мировая религия — хрис­ тианство, которое во многом определяло представление о географическом строении мира, свойственное средневековому европейскому об­ ществу. Характерным произведением для этого периода была «Христианская топография» Косьмы Инди¬ коплова — странствующего александрийского купца, а затем монаха. Созданная в середине VI в. «Христианская топография» получила широкое распространение в Европе и вплоть до XVI в. оставалась популярным чтением. Она излагала представления о мире на основании Священного писания. Индикоплов — противник птолемеевой системы мира — непримирим с «кругообразной ересью». По его мнению, Земля — гора с прямоугольным основанием, длина которого (с востока на запад) вдвое больше ширины (с севера на юг). По склону этой горы живут разные народы, 40 вершина ее сдвинута к северо-западу, а у подножия расположены восточные страны. Солнце в своём дневном пути вокруг горы, склоняясь к югу, проходит ближе к южным, нежели северным странам, потому южные — «сильно согреваемы», а северные — «студёны». «Землю-город» омывает «море-океан» с четырьмя «пучинами», вдающи­ мися в сушу. В заокеанской земле находится рай. Основной принцип устройства Вселенной по Ин¬ дикоплову — неподвижность Земли и неба, под сводами которого движение небесных светил управляется ангелами. Выразителями этих же идей были «карты мира», создаваемые монастырскими картографа­ ми. Они изображали Землю в форме диска и большинство географических сведений для этих карт брали из позднеримских источников, систе­ матизируя их согласно требованиям библейской космографии. В центре обитаемого мира поме­ щался Иерусалим; в верхней части карты — Азия,
География средневековья в нижней — Европа и Африка. Европу и Азию разделял Дон; Азию и Африку — Нил, Африку и Европу — Средиземное море. Все три «материка» омывал по кругу океан. Сохранилось немногим более 600 раннесредневековых «карт мира» по­ добного типа. Другая группа сохранившихся «монастырских карт», так называемых «зональных», свиде­ тельствует о живучести античных идей. Эти картографические произведения трактуют распре­ деление земли и суши обитаемого мира по схеме, в основу которой положено почерпнутое в трудах древнегреческих мыслителей представление о зо­ нах-климатах . Эти карты, как правило, ориенти­ рованы на север, на них изображены по пять «климатов» (два холодных, два умеренных, один жаркий) и «четыре континента», Земля опоясана двумя перекрещивающимися океанами (Экватори­ альным и Меридиональным). В общей сложности науке известно около 80 таких карт, наиболее ранняя из которых относится к IX в. Античное научное наследие было бережно сохранено и развито в трудах средневековых учёных Армении (V—VII вв.) и стран Арабского халифата (IX—X вв.), которые внимательно изу­ чали и переводили труды античных авторов. «Описание мира» («Ашхарацуйц») Анания Шира­ каци (VII в.), больше известное как «Армянская география», представляет собой творческую пере­ работку «Географии» Птолемея. Труд Ширакаци значительно расширил географическое описание Армении и соседних с ней стран. Так представляли себе люди средневековья существ, населяющих отдалённые от Европы земли АРАБСКАЯ ГЕОГРАФИЯ Н а рубеже VIII—IX вв. в странах Арабского халифата наблюдается возрождение культу­ ры, расцвет арабской науки. Этому способст­ вует ставший общим для всего мусульманского Востока арабский язык, на котором была вырабо­ тана единая научная терминология. На арабский язык была переведена основная часть научного наследия древних греков, а также выдающиеся памятники индийской, сирийской и иранской науки; на нём же создавали свои труды учёные разных народов. БАГДАДСКИЙ ДОМ МУДРОСТИ Крупнейшим культурным центром халифата была его столица — Багдад, куда стекались огромные материальные богатства в виде податей с подчинён­ ных земель и ценности духовного характера, в том числе памятники древней и раннесредневековой письменности разных народов. В Багдад привлека­ лись учёные из подвластных халифату стран. Судь- Центр мусульманского мира — священный город Мекка. ба учёного в средние века была неизбежно связана с двором правителя, где он мог обрести не только средства для существования, но и необходимые инструменты и оборудование для работы. 41
Энциклопедия для детей IX век для науки народов халифа­ та — период бурного развития мате­ матики, перехода от заимствования к самостоятельному составлению астрономических таблиц, создания стационарных астрономических обсерваторий, измерения величины Земли, появ­ ления самостоятельных географических трудов и картографических произведений, формирования философских школ, дальнейшего развития меди­ цины, истории и других наук. Крупнейшим покровителем наук был аль- Мамун, один из сыновей халифа Гаруна аль-Раши¬ да. Воцарение аль-Мамуна на престоле халифата повлекло за собой расширение деятельности Дома мудрости, называемого также Сокровищницей мудрости, — центра научной жизни халифата, располагавшего богатейшим собранием «инозем­ ных» книг естественно-научного и философского содержания, а также штатом опытных переводчи­ ков. Ещё в середине VIII в. был переведён с пехлеви на арабский язык так называемый «Шахский зидж», составленный в первой половине VII в. В нём обобщались наблюдения вавилонских (точнее, зороастрийских) астрономов и позднеса¬ санидских научных школ, где работали учёные, бежавшие из Александрии и других городов христианской Византийской империи, в которых языческая наука подвергалась гонениям. На средневековом Востоке зиджами назывались астрономические сочинения, состоящие из неболь­ шой теоретической части и таблиц, относящихся к сферической тригонометрии и сферической астро­ номии, движению Солнца, Луны и планет, вклю­ чавших географические, хронологические и другие таблицы. К середине VIII в. относится самая ранняя арабская обработка астрономических таб­ лиц «Большой ас-Синдхинд» индийского астроно­ ма VII в. Брахмагупты, получившая название «Зидж аль-Арканд», а также комментирование «Начал» Евклида и «Альмагеста» Птолемея. В эпоху аль-Мамуна деятельность Дома мудрос­ ти имела государственное значение. В огромных количествах приобретались, выменивались или захватывались в качестве трофеев книги. В короткий срок научное сообщество халифата смогло ознакомиться с трудами Аристотеля, Пла­ тона, Евклида, Архимеда, Птолемея и многих других учёных. В целях проверки результатов древних астроно­ мов и получения новых данных создаются две обсерватории, состоящие в ведении Дома мудрос­ ти, который становится центром по координации всего комплекса исследований в области естествен­ ных наук. Главой этого центра был крупнейший среднеазиатский учёный этого времени аль-Хорез¬ ми. Его самым знаменитым трудом является трактат по арифметике и алгебре, начало которого посвящено календарю — необходимому атрибуту астрономических расчётов. Наибольший интерес для нас представляют главы, в которых рассказы­ вается о некоторых задачах математической гео­ графии. Здесь излагаются способы, «как найти широту в любой местности»; как узнать длину 42 Арабский город Ормуз в средние века. «косого часа», т.е . 1/12 светлого или тёмного времени суток, зная день года и широту местности; «как по высоте солнца определяется плоская тень любого тела». Несомненную географическую цен­ ность имеют трактаты аль-Хорезми об астроляби­ ях, их устройстве и использовании для определе­ ния азимута, линии меридиана. В них, в частнос­ ти, рассматриваются вопросы подразделения зем­ ного шара на широтные зоны. В трактате «Остроумные мысли из действий Мухаммеда бен Мусы аль-Хорезми» показано, как найти азимут с помощью астролябии, а также подразделение на широтные зоны для земного шара в целом; в «Книге о действиях с астролябиями» даны анало­ гичные сведения, но только для обитаемой части Земли, которая подразделяется на семь «клима­ тов». В сочинении аль-Хорезми «Книга картины Земли» заложена прочная традиция жанра геогра­ фической литературы в арабском мире. «Книга картины Земли» аль-Хорезми сохрани­ лась в единственной рукописи. В целом можно говорить, что она является переработкой «Геогра­ фии» Птолемея, для которой привлекались греко- сирийские обработки труда александрийского учёного, арабо-мусульманские и иранские мате­ риалы, не дошедшая до нас карта, составленная аль-Мамуном, и другие источники. В «Книге картины Земли» приводятся географические ко­ ординаты 2402 пунктов. Уже одно это делает её замечательным явлением в истории географии. МАТЕМАТИЧЕСКОЕ НАПРАВЛЕНИЕ АРАБСКОЙ ГЕОГРАФИИ Математическое направление арабской географии, блистательно разработанное аль-Хорезми, разви­ валось в трудах столь же значительных учёных. Вплоть до XIV в. математическая география стано-
География средневековья Арабская карта мира. «КНИГИ ПУТЕЙ И ГОСУДАРСТВ» вится обязательной составной частью астрономиче­ ских трудов — зиджей. Географические разделы в зиджах обогащались новыми сведениями о коорди­ натах вновь открывавшихся стран, городов и дру­ гих географических объектов. «Сабейский зидж» арабского астронома и математика аль-Баттани (конец IX — начало X вв.) даёт перечень 93 стран, 200 городов и других более мелких населённых пунктов. Таков же «Ильханский зидж» ат-Туси, «Зидж» Улугбека, а также «Книга о небесных движениях...» аль-Фергани, которая была энцик­ лопедией астрономических знаний того времени. Значительны географические разделы в энцикло­ педических сочинениях учёных Ближнего и Сред­ него Востока. «Хакимидский зидж» ас-Садафи, работавшего при дворе халифа Хакима из ди­ настии Фатимидов в Египте, приводит свой способ измерения географических координат городов. В конце X — начале XI вв. крупный вклад в развитие арабской географии внёс хорезмский учёный-энциклопедист аль-Бируни. Созданный им «Канон Масуда» (1030 г.) содержит подробное изложение методов определения географических координат, а также таблицу широт и долгот 600 населённых пунктов. В «Книге вразумления начаткам науки о звёздах» даётся опись «кли­ матов» и морей. Аль-Бируни успешно творил не только в области математической географии, но и в собственно страноведческом направлении. Боль­ шой интерес представляют его сочинения «Индия» и «Обзор Ирана». Арабская средневековая литература обильна и разнообразна. Помимо зиджей и произведений типа «Книги картины Земли» получили извест­ ность такие труды средневековых арабских учё­ ных, как «Книга путей и государств», «Чудеса стран», или «Диковинки Земли», а также геогра­ фические разделы в исторических сочинениях. Они дают подробную опись маршрутов купцов и паломников, нередко включающую в себя и мате­ риалы собственных наблюдений их авторов, и опи­ сание разного рода достопримечательностей. Пер­ вое известное сочинение с таким названием при­ надлежит ибн Хордадбеху (IX в.) . Его основное содержание — описание путей из Багдада к северу до Средней Азии и к югу до Индии. Кроме «Книг путей и государств» в первой половине X в. по­ явился свод географических сведений, послужив­ ший источником для многих последующих геогра­ фических описаний, — труд аль-Балхи «Книга земных поясов». Арабские путешественники и географы IX— X вв. гораздо больше, чем какие бы то ни было другие источники, сообщают о восточных славянах вообще и Древней Руси в частности. Например, путешественник ибн Фадлан оставил описание дружины и придворной жизни «царя русов», а также ставшие впоследствии классическими све­ дения о народах Поволжья и кочевниках степей Северного Причерноморья. Именно из сообщения арабского автора аль-Истархи известно о древ­ нейших центрах государственности на территории Руси — неких «родах» или странах «Куяба», «Славия» и «Артания». Но, конечно, не только новооткрытые или неведомые земли привлекают арабских географов. Важнейшей задачей арабской географической литературы классического периода является опи­ сание родной страны, которым занимаются выдаю­ щиеся умы своего времени. Таково «Описание Аравии» аль-Хамдани (X в.) . Этот йеменский поэт и учёный, по прозвищу Грамматик, известен также как создатель трудов по истории, астрономии, стрельбе из лука, обработке золота и серебра. Разнообразие его интересов удивительно. В своём географическом сочинении он пишет о посёлках и рынках, укреплениях и сторожевых постах, ме­ четях и прудах, ручьях, сельскохозяйственных культурах, хищных зверях, вредных насекомых, а также о пресмыкающихся. АРАБСКИЕ КАРТЫ Есть ещё один важный раздел арабских средневе­ ковых географических произведений — карты. Известно, что во времена аль-Хорезми в Доме мудрости была составлена карта мира (так назы­ ваемая «Мамунова карта») с учётом географиче­ ских координат, полученных в обсерватории. Есть предположение, что «Книга картины Земли» аль- Хорезми если не пояснительный текст к этой кар­ те, то, во всяком случае, тесно связана с ней. Ранние арабские карты не дошли до нашего време­ ни. Судя по сохранившимся картам XII—XIV вв., в арабской картографии господствовала условно- геометрическая традиция. Это были схемы, в ко- 43
Энциклопедия для детей ниги, подобные «Чудесам стран», или «Диковинкам Земли», являются а значительной мере заимствованиями из трудов предшественников. Однако среди них часто встречаются оригинальные описания путешествий. Таковы, например, сочинения ибн Фадлана или ибн Батуты. Ибн Фадлан путешествовал летом 921 г. в составе посольства из Багдада в Волжскую Булгарию. Ибн Батута (XIV в.), который, отправившись 20-летним юношей из Танжера (Марокко) в паломничество в Мекку, совершил путешествие по всему известному арабам обитаемому миру. За 24 года странствий он посетил берега Тихого океана, страну булгар на Волге, Мозамбик, Мавританскую Испанию, Западную Сахару, несколько раз пересёк Аравию. В своём сочинении он приводит сведения о географическом, историческом, политическом, религиозном и хозяйственном положении стран и местностей, которые посетил. Много и подробно он пишет о святых местах и реликвиях (особенно когда дело касается Мекки и Медины). Автор увлекательно рассказывает легенды и занимательные истории. Подобным образом описывал свои путешествия и уроженец Гренады аль-Гарнати, странствовавший по Восточной и Центральной Европе с 1131 по 1153 г. К
География средневековья Карта путешествий ибн Батуты.
Карта мира аль-Идриcи. торых геометризм и симметрия господствовали над реальными знаниями. Географические объекты, такие, как моря и океаны на арабских средне­ вековых картах, имеют форму многоугольников, горы — пирамид или цепей полукругов с расти­ тельным узором. Реки и дороги вне зависимости от их натуральных очертаний вычерчивались прямы­ ми линиями. При этом арабские карты отличаются богатством представленных на них географических названий. Сохранились также карты, созданные аль-Мукаддаси (рубеж X—XI вв.), аль-Казвини (ХIII в.), ат-Туси (ХIII в.) и другими учёными, вы­ полненные в классической арабской традиции. Особняком стоят картографические труды аль- Идриси (ХII в.), уроженца Сеуты (Марокко), получившего образование в Кордове и пригла­ шённого на Сицилию королём Рожером II, где им были составлены атлас из 70 карт «населённых областей» и одна общая карта мира. Каждая «областная карта» показывает 1/10 одного из семи «климатов». Соединяя все карты в определённом порядке, можно получить полную карту мира. Помимо этой, прямоугольной, аль-Идриси соста­ вил круглую карту мира на серебре, достаточно полно отразившую представления Птолемея об обитаемом мире. При этом арабский картограф не только проявил глубокое знание античной геогра­ фии, но и показал способность подходить критиче­ ски к картам Птолемея. Аль-Идриси смело исправлял и дополнял его данные, используя достижения арабских географов. Есть сведения о существовании специальных карт. Так, в одном из источников упоминается карта каналов Басры (VIII в.). Ряд авторов свидетельствует о наличии в ХII в. детальных описей побережий с указанием расстояний и магнитных румбов между пунктами. Наиболее ранняя из дошедших до наших времён арабских карт-портоланов является «Магрибская карта» рубежа ХIII—XIV вв. Исследователь арабской географической ли­ тературы И.Ю . Крачковский отмечал громадное расширение масштаба географических сведений на средневековом Востоке. «Кругозор арабов, — пишет он, — обнимал в сущности всю Европу, за исключением Крайнего Севера, южную половину Азии, Северную Африку и берега Восточной Африки до южного тропика. Арабы дали описание всех стран от Испании до Туркестана и устья Инда, с обстоятельным перечислением населённых пунк­ тов, с характеристикой культурных пространств и пустынь, с указанием сферы распространения культурных растений, мест нахождения полезных ископаемых. Их интересовали физико-географиче­ ские или климатические условия, но в такой же мере быт, промышленность, культура, язык, религиозные учения... Арабы сообщают сведения о пути по суше к верховьям Иртыша и Енисея, о морских берегах Азии вплоть до Кореи». С одной стороны, записки моряков и купцов имели определённый практический смысл — сообщить об условиях торговли и наиболее вы­ годных товарах, о портах и гаванях, устойчивых течениях и ветрах. Записки служили предметом купли-продажи, нередко шпионажа. С другой стороны, по мере поступления всё новых и новых сведений более ранние теряли остроту новизны, а с ней и секретность, но зато приобретали всё большее культурно-историческое значение, ста­ новясь увлекательным чтением. В XVI в., накану­ не Великих географических открытий, огромная «литература путешествий» получила самое ши­ рокое распространение и невиданную популяр­ ность. Уже в средние века этот жанр литературы наряду с религиозными книгами был главным чтением грамотных людей — в такой же мере занимательным, как и поучительным. А в XV— XVI вв. литература путешествий — с их пафосом освоения земных пространств — сливалась с авантюрно-приключенческой. Таковы, например, «Странствия» Мендеса Пинто, индийские и япон­ ские письма иезуитов. Ибн Батута в Сарае - столице Золотой Орды. 46 Энциклопедия для детей
География средневековья
Энциклопедия для дети ЗЕМЛЕОПИСАНИЯ В СРЕДНЕВЕКОВОМ КИТАЕ Наряду с трудами, касающимися общей картины мира, а также массовой «литерату­ ры путешествий», средневековье порождает новый уровень познания собственных территорий. Нужды крупного землевладения и потребности государства сделали необходимыми детальные описания и фиксацию на картах земельных угодий, сухопутных торговых путей, маршрутов не только дальних морских плаваний, но и при­ брежных, а также мест, удобных для якорных стоянок кораблей и укрытия их от непогоды. Средневековые описания земельных владений и их отдельных участков подробны и сложны, не­ которые из них сопровождались графическими набросками без соблюдения масштаба и пропорций изображаемых объектов — главным было опреде­ ление площадей. И те немногие карты, которые при этом составлялись, были чисто «дистанцион­ ными», основанными лишь на линейных из­ мерениях. Наиболее основательно и, если так можно выразиться, научно обоснованно велись описания территорий в Китае. В эпоху Тань (618—907 гг.) администраторам областей предписывалось раз в три года предоставлять карты императорских владений в центральные ведомства (с 780 г. период обновления карт был увеличен до пяти лет). Также централизованно вёлся сбор географических све­ дений, полученных послами и купцами. Всё это позволило Цзя Таню составить в 801 г. «Карту Небесной и варварских стран» с морями, ох­ ватившую большую часть Азии. Он же составил «Карту Великой Тань», предназначенную для императорского двора. Есть предположение, что она была использована при составлении известной карты Китая (1137 г.), выгравированной на камне в городе Сиани (провинция Шэньси). Эта послед­ няя имеет сетку квадратов со стороной в 100 ли (57,6 км); даёт изображение береговой линии и гидрографической сети совершеннее, чем на любой европейской или арабской карте того времени. Тематика китайских карт ХII—XIV вв. значи­ тельно расширяется. Помимо карт страны и отдельных её частей, судя по данным письменных источников, появляются карты отдельных рек, оросительных систем, гидротехнических сооруже­ ний, сухопутных и морских путей сообщения, городов и т.д. Важным достижением китайской картографии является создание первой известной науке печатной карты в середине XII в. Образцом для составления карт страны до 1911 г. была карта Китая, созданная Чу Суленом, священником- даоистом, в первой половине XIV в. Китайский флотоводец начала XV в. Чжэн Хэ на Яве ГЕОГРАФИЯ В СРЕДНЕВЕКОВОЙ АРМЕНИИ Какие-то неизвестные звери, человекопо­ добные, с половиною тела, с двумя ли­ цами, с шестью руками, с ногами из кожи, с драконьими хвостами, полуптицы, с поло­ виною числа членов, безголовые». Вот какими представлялись средневековым географам обита­ тели Неизвестной земли, лежащей за пределами описанной части поверхности нашей планеты. Буй ­ ная фантазия учёных «включалась» только тогда, когда приходилось высказывать суждения о terra incognita. А сведения об уже изученных террито­ риях излагались в «Землеописаниях» самого раз­ ного толка. Один из наиболее любопытных средне­ вековых трактатов подобного рода — армянский «Ашхарацуйц», датируемый VII в. Название сего труда буквально означает «Описание мира» и обычно переводится как «География». Ряд учёных считает её автором армянского философа, матема­ тика и космографа Анания Ширакаци. Не секрет, что современные научные авторите- 48
География средневековья
Энциклопедия для для детей ты довольно единодушно характеризуют первые века средневековья в Западной Европе как период застоя и упадка в географии. Большинство «открытий» этого периода были повторениями достижений более древних учёных и путешествен­ ников. А основная задача географов сводилась к тому, чтобы согласовать представления о Земле в целом и отдельных странах с канонами Священ­ ного Писания и особенно Книги Бытия. В «служанках» у теологии ходила география и в Византии. Но нашлась страна, где светоч знаний, зажжённый ещё в Древней Греции, не погас, чтобы позднее вспыхнуть ярким пламенем у арабских географов и затем снова вернуться в Европу — ведь именно через арабские источники в латиногово¬ рящий христианский мир проникло в конце концов древнегреческое знание. Этой страной явилась средневековая Армения — вечное «яблоко раздора» между крупными державами, истерзан- ная соперничеством Персидского царства и Визан­ тии, но продолжающая удивлять мир творениями своих учёных. Начиная ещё с V в. в трудах армянских историков — Агафангела, Павстоса Бу¬ занда, Егише, Себеоса и, конечно же, «отца армян­ ской истории» Мовсеса Хоренаци — можно об­ наружить наряду с описа­ нием политических собы­ тий многочисленные гео­ графические сведения об Армении и прилежащих странах. Известны также географические сочине­ ния более позднего перио­ да — до наших дней сохранилось «Землеопи­ сание» Вардана Аревелци (ХIII в.). Однако жемчу­ жиной средневековой ар­ мянской географии по праву считается «Аш¬ харацуйц» (VII в.) . Для большинства сред­ невековых географов не­ пререкаемым авторитетом являлся Клавдий Птоле­ мей. Не стал исключением и автор армянской «Гео­ графии». И хотя в его сочинении использовано не менее десяти первоис­ точников, среди которых труды Эратосфена, Мов­ сеса Хоренаци, Косьмы Индикоплова, важнейшей отправной точкой послу­ жил принадлежащий пе­ ру Паппа Александрий­ ского утраченный трактат IV в. «Всеобщая география», который в свою очередь являлся сокращённым вариантом знаменитой «Географии» Птолемея. «Не найдя в Священном Писании ничего обстоятельного о Землеописании, — читаем во введении трактата, — кроме редких, разбросанных и в то же время трудно постигаемых и тёмных сведений, мы вынуждены обратиться к писателям языческим, которые установили Географическую науку, опираясь на Путешествия и Мореплавания, и подтвердили её Геометрией, которая обязана своим происхождением Астрономии». Удивитель­ ное дело: в стране, первой в мире принявшей христианство в качестве официальной религии, некий учёный-географ вопреки воззрениям подав­ ляющего большинства мудрецов средневековья возрождает эллинистические традиции, отстаивая идею шарообразности Земли. И тем самым оказы­ вается на уровне величайших достижений ан­ тичной науки. 50 Средневековая армянская карта.
Далее во вводной части можно найти не только развёрнутое изложение геоцентрической системы, но также научиться создавать глобусы и карты. Описываемая часть Земли охватывает только север Восточного полушария и делится на целых семь климатических поясов, первый из которых «нахо­ дится к югу от полуденной линии (экватора — Прим. авт.), остальные шесть лежат севернее её». В первой части «Географии» читатель может совершить путешествие по Атлантическому океану и трём основным морям — Индийскому (Индий­ ский океан), Греческому (Средиземное море вместе с Чёрным) и Каспийскому, посетив также впа­ дающие в них реки и острова. Затем можно «прокатиться» и по суше, побывав в Европе, Ливии (Африке) и Азии. Вторая часть трактата, назван­ ная «Землеописанием», посвящена географиче­ ским характеристикам отдельных регионов каж­ дой части света. Рассказано о географическом положении регионов, приводятся названия прожи­ вающих в них народов, крупных рек, озёр и городов. При решении труднейшей задачи — разбивки частей света на регионы, т.е. по сути географического районирования, автор снова обра­ щается к авторитету Птолемея. В большинстве из описываемых стран автору, по-видимому, побывать не удалось. Поэтому сведе­ ния о них представляют собой просто краткое изложение птолемеевского текста. Что же касается Великой Армении и сопредельных регионов — Грузинского царства, Кавказской Албании, Пер- ГЕОГРАФИЯ В ДРЕВНЕЙ РУСИ В Древнерусском государстве с первых веков его существования постепенно стали формироваться географические знания. Уже в древнейшей рус­ ской летописи — «Повести временных лет» — можно найти историко-географическое описание расселения славянских народов: «...эти славяне пришли и сели (поселились) по Днепру и назвались полянами, а другие — древлянами, потому что сели в лесах, а ещё другие сели между Припятью и Двиною и назвались дреговичами, иные сели на Двине и назвались полочанами, по речке, впа­ дающей в Двину, по имени Полота, от неё и полу­ чили название полочане. Те же славяне, которые сели около озера Ильменя, прозвались своим име­ нем — славянами, и построили город, и назвали География средневековья сидского царства, Северного Кавказа, Малой Азии, Междуречья и Ассирии, — то здесь автор выступает уже от первого лица, во многом опираясь на собственные наблюдения и исследования. В тексте «Ашхарацуйца» заметен некоторый крен в сторону природной географии — почти ничего не сказано, к примеру, о размерах территории и государственном устройстве даже крупных держав того периода (Византии, Персии, Арабского халифата). Но любознательный чи­ татель может почерпнуть в трактате массу рассы­ панных по тексту сведений и из области общест­ венной географии: первое упоминание о разработке сахара к западу от Инда, административное деление Персии при последних Сасанидах и т.п. К сожалению, до наших дней не сохранился являющийся составной частью трактата атлас, который включал 15 карт и свидетельствовал о наличии в раннесредневековой Армении развитой картографии ещё до появления богатой картогра­ фической культуры арабов. В качестве учебного пособия «География» использовалась при препода­ вании в школах средневековой Армении наряду с «Армянской историей» Мовсеса Хоренаци, а также математическими и космографическими сочинениями Анания Ширакаци. «Конец описанию Вселенной». Этими словами завершает своё сочинение автор, пребывая в наивной уверенности, что охватил своим взором всё мироздание... его Новгородом. А другие сели по Десне, и по Сейму, и по Суле, и назвались северянами. И так разошёлся славянский народ...» В том же летопис­ ном памятнике содержится рассказ о важнейшем торговом пути Древней Руси — «из варяг в греки» и обратно. Русь множеством нитей связана была с Евро­ пой. Русские князья женились на дочерях го­ сударей и князей Польши, Чехии, Византийской империи и даже Англии. Русские княжны в свою очередь отправлялись к своим суженым в Сканди­ навию, Францию, Германию. Русские дипломаты, воины и купцы добирались до самых отдалённых от Руси европейских стран. Чрезвычайно прочны­ ми были связи Руси и Византии. В «Империю тёплых морей» бежали с Руси политические изгнанники, оттуда приходили христианские мис­ сионеры, а затем священнослужители вплоть до глав русской церкви, художники, архитекторы ГЕОГРАФИЧЕСКИЕ ЗНАНИЯ В СРЕДНЕВЕКОВОЙ РОССИИ 51
Энциклопедия для для детей и т.д. Почитали за честь побывать у христианских святынь, находившихся на византийской территории, русские паломники. В ХII в. до Иерусалима добрался игумен Даниил. «Ради любви к этим святым местам» он подробно описал всё, что видел своими глазами, в «Хождении», которое впоследствии стало любимым чтением всех мечтавших повто­ рить его путь благочестивых людей. Через семь десятилетий после него к святыням древнего христианства отправилась просветительница По­ лоцкой земли Святая игуменья Ефросинья, в миру — княжна Предслава. Таким образом Русь «открывала» для себя средневековую Европу. В ХIII в. некогда могучая Древнерусская дер­ жава, с течением времени раздробившаяся на множество княжеств, была завоёвана монголо-та¬ тарами и попала под власть их государства — Золотой Орды. Казалось бы, исчезли условия для дальних путешествий и развития географических знаний. Но русско-византийские связи оказались столь прочными, что даже униженное положение Руси не могло их разорвать. В 1389 г. в Конс­ тантинополь отправился митрополит Московский Пимен. Не он первым из высших русских церковных деятелей совершал столь дальний и рискованный поход. Но путешествие Пимена примечательно тем, что один из его спутников, смоленский дьякон Игнатий, создал описание всех земель, через которые двигался митрополит к своей далёкой цели. Дьякону Игнатию принадле­ жит первое в русской истории описание Дона почти от верховья до устья (1870 км). Пимен и его свита могли составить себе достаточно полное представ­ ление о Византии: они побывали не только в «Из варяг в греки и из грек в варяги» Так назывался важнейший торговый путь Древней Руси. Из «варяг» — значит из варяжской земли, Сканди­ навии. В «греки» — в греческую землю, в те времена составлявшую часть могучей Византийской империи. Дорога эта отнюдь на была маршрутом в два конца по одним и там же землям и странам. Из «грек» плыли по Чёрному морю, затем поднимались по Днепру, а из Днепра по сложной система рак, озёр и речных «волоков» (переходов из реки в реку, когда корабли «волочили по суху») переходили в Балтийское, или, как тогда его именовали, «Варяжское» море. Из «варяг» плыли в Византию по Варяжскому морю, огибали Европу, добирались до Рима, а от Рима — до Цареграда (Константинополя). Оба этих пути были отлично известны на Руси и активно использовались. Константинополе, но и в Синопе, Амастре, Диопо¬ ле, Карфии и других городах империи. Повество­ вание о посещении разнообразных византийских церквей и монастырей занимает значительную часть записок Игнатия; особенно подробен рассказ о самой византийской столице — Константино­ поле. Представления русских о Западной Европе пополнились во время «хождения» митрополита Исидора на Ферраро-Флорентийский церковный собор в Италии (30-е гг. XV в.), о котором подробно рассказывается в разнообразных источниках. В 1466—1472 гг. тверской купец Афанасий Никитин совершил путешествие в Индию и Аравию (см. ст. «Первый россиянин в Индии»). Наконец, на Руси Братья Никколо и Маффео Поло (родственники Марко Поло), много узнавшие во время своих странствий о Руси. плывут по Чёрному морю. 52
География средневековья в XV в. утверждается особая форма летописания — хронографическая. «Хронографы» отличались от традиционных летописей тем, что основное их содержание составляла не русская, а всемирная история, дополненная изрядным количеством гео­ графических сведений. Таким образом, даже в наиболее тяжкие и смутные века русской истории не утрачивалась тяга к приобретению и сохранению географиче­ ских знаний. ЗЕМЛЕОПИСАНИЯ В МОСКОВСКОМ ГОСУДАРСТВЕ Во второй половине XV в. возникло Московское государство, объединившее большинство русских земель и княжеств. Территория его постоянно рос­ ла, причём иногда — с небывалой стремительно­ стью. Для правильного ведения хозяйства, взима­ ния налогов и податей, а также управления расту­ щей территорией составлялись «писцовые книги». Писцовые книги не имеют к научной географии никакого касательства. Но в различных типах этих книг содержится описание земель, го­ родов, деревень, церквей и монастырей необъятной страны. Описание иногда отличалось невероятной подробностью, особенно когда речь шла о разграничении земельных владе­ ний: учитывался каждый холмик, каждый овраг, каждая рощица. Города проходили описание «по¬ дворно», т.е. в писцовую книгу заносился каждый двор. Древнейшие писцовые книги относятся к Новгороду. Они были составлены в конце XV в. Вот небольшой отрывок одной из новгородских писцовых книг: «...В Неревском же конце (район Новгорода — Прим. ред.) за городом в Кузьмоде¬ мьянском заполье... церковь деревянная Успенье Пречистой, строения, да церковь тёплая Никиты епископа новгородского чудотворца, а в церкви же образы (иконы), ризы (церковная одежда) и всякое церковное строенье мирское на церковной земле. Двор попа Тарасья Овдокимова: длина двадцать шесть сажен, поперёк девять сажен. Двор пречи­ стенского пономаря Федотки: длина двадцать шесть сажен, поперёк восемь сажен...» и т.д. Отправлявшиеся в далёкие сибирские походы казаки и прочие «государевы служилые люди» План "столичного города Москвы" 1573 г. 53
Энциклопедия для детей обязаны были доставлять отчёты о своих странствиях, подробнейшим об­ разом описывая встретившиеся им неведомые земли и живущие в них народы. Подобные отчёты назывались «скасками», «отпис­ ками», но в противоположность современным сказкам и отпискам были точны и рассматри­ вались в те времена в качестве официальных документов. В 1627 г. в одном из высших административных учреждений — Разрядном приказе — составлена была знаменитая «Книга Большому чертежу». Она должна была стать практическим руководством для царской «службы посылок». Поэтому основное содержание «Книги...» составляют описания всех рек и дорог России с обозначением расстояний между различными городами и населёнными пунктами в вёрстах и милях. Не ранее второй половины XVII в. география стала предметом преподавания в российских школах. На Украине и в Белоруссии это произо­ шло значительно раньше. В качестве пособия по географии использовались в основном переведён­ ные на русский язык «Космографии» (историко- географические сочинения) польского историка Мартина Вельского и знаменитого западноевропей­ ского картографа Герарда Меркатора. Видимо, впервые в России географию начали преподавать ученикам школы иеромонаха Тимофея, основан­ ной в 1681 г. при Московском Печатном дворе. До наших дней дошли «учебники», использовавшиеся в этой школе, в их числе описания отдельных европейских стран: Италии, Британии, Греции. Эти книги хранятся сейчас в Государственном Историческом Музее. СТАРОМОСКОВСКИЙ ЧЕРТЁЖ XVI—XVII вв. Любая карта во времена Московского государства называлась «чертежом». Составление чертежей было для русских привычным делом уже 450 лет назад, и до наших дней дошло более тысячи кар­ тографических памятников эпохи допетровской России (XVI—XVII вв.) . Чертежи следовало прикладывать к землеопи­ саниям, и подобного рода карт, планов и рисунков сохранилось более всего. Первое упоминание о чертёжных работах в России относится к 1483 г., а самый ранний из дошедших до наших дней чертежей был составлен в 1530-х гг. Это не­ большой и довольно простой рисунок право­ бережья Волги в районе реки Солоницы под Костромой. Чертежи хранились в крупнейших государст­ венных архивах и порою представляли собой результат разведывательной деятельности. Извест­ но, например, что в архиве Ивана Грозного хранился чертёж литовской территории в районе Полоцка, где во времена московско-литовских войн особенно часто шли боевые действия. При царе Борисе Годунове была составлена карта, 54 Фрагмент чертежа земли по реке Волхов вокруг города Ладоги. Фрагмент чертежа города Кашина с его слободами. впоследствии получившая название «Старый чер­ тёж». На «Старом чертеже» впервые была изоб­ ражена вся территория Московского государства. К середине XVII в. «Старый чертёж» стал ветхим, пришёл в негодность. До наших дней он не дошёл, но подробное описание его содержания было занесено в «Книгу Большому чертежу». У входа в залы Эрмитажа, посвящённые древнерусской культуре, висит многоцветная кар­ та Сибири на куске холста площадью более 6 м 2 . Это — «Чертёж всей Сибири», работа С. Ремезова, замечательного географа и архитектора. Он — строитель единственного на всю Сибирь каменного кремля в Тобольске и автор летописной «Истории Сибири». Картографическое же наследие Ремезова по объёму своему превосходит всякое вероятие. В 1697—1730 гг. им были созданы три атласа, или, как он их сам называл, «чертёжные книги». В этих книгах собрано было 237 чертежей! Главной особенностью российского географиче­ ского чертежа было отсутствие строгих геомет­ рических соотношений, единого масштаба и сетки координат. Однако российскими картографами
времён Московского государства было выработано более 500 рисованных условных обозначений, используя которые, составители чертежей доби­ вались весьма высокой точности. Со времён Петра I Россия стала постепенно переходить от своей оригинальной картографии к общеевропейским методам составления карт. Фрагменты "Морской карты" Олауса Магнуса. ГЕОГРАФИЯ МОСКОВСКОГО ГОСУДАРСТВА В СОЧИНЕНИЯХ ИНОСТРАНЦЕВ Географические памятники средневековья делятся на две категории: научные сочинения географов и географические источники. Последние по цели сво­ его создания могут не иметь ни малейшего отноше­ ния к науке, но при этом содержать бесценные сведения географического характера. Сочинения иностранцев, посвященные Московскому государ­ ству в XV—XVII столетиях (нередко снабжённые картами), не относятся к географическим знаниям География средневековья самих русских — в России их могли и вовсе не знать: в большинстве случаев составлялись они кем угодно (дипло­ матами, купцами, наёмными офицерами русской армии), только не географами; но при всём этом так называемая «россика» — сочинения иноземцев о России — представляет собой один из богатейших источников по средневековой русской географии. Первое значительное описание Москвы и всей страны принадлежит Амброджо Контарини, ве­ нецианскому послу в Персии, побывавшему на обратном пути в русских землях. Вот несколько строк о Москве 1470-х гг. из его записок: «Город Московия расположен на небольшом холме: он весь деревянный, как замок, так и остальной город. Через него протекает река, называемая Моско. На одной стороне её находится замок и часть города. На реке много мостов, по которым переходят с одного берега на другой. Это столица, то есть место пребывания самого великого князя. Вокруг города большие леса, их вообще очень много в стране. Край чрезвычайно богат всякими хлебными злаками... Страна эта отличается неве­ роятными морозами, так что люди по девять месяцев подряд сидят в домах...» До конца XV в. западноевропейские учёные свято верили в точность античных географических сочинений. Эпоха Великих географических откры­ тий заставила пересмотреть подобное отношение к наследию седой древности. Античные авторитеты подверглись критике, на протяжении XVI в. европейская география всё больше выходит из-под их влияния. В 1517 г. в Кракове была издана первая работа учёного, посвящённая обзору наро­ дов и стран северо-восточной Европы, в том числе Польши, Литвы и России. Это был «Трактат о двух Сарматиях», написанный человеком поистине энциклопедических знаний — польским исто­ риком и географом Матвеем Меховским. Фактиче­ ски именно он впервые по-настоящему открыл Европе Россию. В тексте «Трактата» причудливо перемешиваются совершенно фантастические из­ мышления древних греков и абсолютно верные сведения о климате и прочих природных условиях, населении, политическом устройстве и военных силах в различных русских областях, полученные Меховским из расспросов русских военнопленных. Другой западный автор, немецкий барон Сигиз- мунд Герберштейн, дважды побывавший в ка­ честве посла императора Максимилиана I при дворе московского государя Василия III, с большей долей скептицизма отнёсся к античным писа­ телям. Он прямо отвергает все их известия, которые, насколько можно было лично удосто­ вериться, оказались либо просто ошибочными, либо явно устаревшими. Например, Герберштейн опровергает мнение Птолемея о том, что в Северном Причерноморье Александром Македон­ ским были поставлены «жертвенники»; он же указывал на ошибку Меховского, писавшего, опираясь на античную географическую традицию, что Дон вытекает из мифических Рифейских гор. Обширная глава в книге Герберштейна названа 55
Энциклопедия для детей автором «Хорография» и посвящена исключительно географическим описа­ ниям. Труд Герберштейна «Записки о Московии» стал своеобразным бестселлером XVI столетия и со времён выхода в свет в 1549 г. переиздавался на разных языках многое мно­ жество раз. По сути дела Герберштейн создал энциклопедию географических и исторических сведений о Московском государстве. Позднее европейские путешественники по «Московии» (как иностранцы тогда именовали Россию) уточняли её географическое описание до тонкостей. Например, английские торговцы, коих множество посетило Московское государство во второй половине XVI столетия, с поразительной точностью описали побережье Баренцева и Белого морей. Англичанин Антоний Дженкинсон оставил пространное сообщение о своих путешествиях через русские земли в Бухару и Персию. Наиболее древним изображением, где обозна­ чены земли Московской Руси, считается «Каталон­ ский атлас» 1387 г. От XV — начала XVI вв. также сохранилось несколько карт, на которые более или менее точно нанесена территория Московского государства. Однако в своё время они не получили большой известности. Зато громкая слава ожидала «Морскую карту», изданную в 1539 г. шведским учёным Олаусом Магнусом. На ней была изображе­ на северо-западная часть России, вся Прибалтика и Карелия. Впоследствии в своём труде «История северных народов» Олаус Магнус напечатал более подробную и точную версию той же карты. Среди многочисленных европейских карт Мос­ ковского государства XVI—XVII вв. более всего необычна история атласа, составленного шведским инженер-капитаном Эриком Пальмквистом. Он был прикомандирован к посольству, посетившему Россию в 1673—1674 гг. и выполнял особую миссию по сбору разведывательных данных. Как пишет сам Пальмквист, «тайным обычаем посред­ ством подкупа» он добывал сведения, касающиеся военного дела русских, их городов (в особенности План и основной чертёж царской столицы и резиденции — порода Москвы. Городские ворота: 1. Чертольские. 2 . Арбатские. 3 . Никитские. 4. Тверские. 5 . Дмитровские. 6 . Петровские. 7. Сретенские. 8. Покровские. 9. Яузские. 10. Серпуховские. 11 . Калужские. 12. Фроловские. 56
География средневековья городских укреплений), системы дорог и т.д . Так им было создано собрание, состоящее из 53 рисун­ ков и 16 карт, причём комментарий к ним отлича­ ется исключительной точностью и полнотой. К настоящему времени данные иностранцев уже утратили значение дипломатических отчётов, научных трактатов и куплен­ ных военных тайн. Зато они стали источниками по русской исторической географии, имеющими непреходящее значение. МАРКО ПОЛО И ЕГО «КНИГА» В 1295 г. жители Венеции передавали друг другу любопытную новость: после много­ летних странствий в город возвратился чело­ век, который рассказывает удивительные вещи о бесконечно далёких азиатских странах. Его расска­ зы принимают на веру, ибо даже самые образо­ ванные горожане имеют весьма смутное представ­ ление об Азии, о таинственной стране Китай. Со слов рассказчика они узнают о больших городах, великих реках, неслыханной роскоши и богатстве тех мест. Его зовут Марко Поло, и он обладает редким даром образно и красочно повествовать об увиденном. Кое-кто считает его фантазёром — этого 41-летнего, уверенного в себе человека, деловые качества которого скоро позволят ему занять видное положение в обществе. Марко Поло знает себе цену: пройдёт время, и накопленные им сведения оценят по достоинству те, кому предстоит познавать неизвестные миры. Он происходил из купеческой семьи. Его отец и дядя вели обширную торговлю, в частности в Персии. В 1271 г. они, отправляясь в далёкое путешествие, взяли с собой Марко, который с детства отличался острой наблюдательностью и хорошей сообразительностью. Даже по более поздним меркам предприятие выглядело грандиоз­ ным: через Средиземное море, потом по долине реки Тигр до Персидского залива пролегал их путь. От Ормуза караван направился через пустыни и горы Центральной Азии и спустя много месяцев достиг Китая. Целых 17 лет семья Поло занималась торговлей в «Поднебесной империи». Марко быстро овладел местным языком и снискал расположение велико­ го хана Хубилая, внука Чингисхана и императора «Поднебесной», притом в такой степени, что тот даже назначил его правителем одной из провинций и давал многочисленные поручения. Первым из европейцев Марко Поло побывал во многих областях внутренней Азии. Хан никак не хотел отпускать Поло на родину, помогло лишь удачное стечение обстоятельств. Монгольская и китайская принцессы были обе­ щаны Хубилаем в жёны правителю Персии, и семья Поло вызвалась их сопровождать. Караван с богатыми подарками отправлять сухопутным пу­ тём было опасно — он мог подвергнуться на­ падению кочевников. Поэтому было принято решение добираться морским путём, и весной 1292 г. флотилия из 14 кораблей отплыла из порта Зайтун (ныне Цюаньчжоу). Поло предстояло совершить большое морское путешествие, первое в истории мореплавания, в котором принимали участие европейцы. Путь пролёг вдоль восточных и южных берегов Азии, через проливы между бесчисленными островами Индонезии, вокруг Ин­ докитая, мимо Цейлона. Наконец корабли достиг­ ли гавани Ормуза. 22 года прошло с той поры, как караван семьи Поло отсюда начал свой далёкий поход... Феноменальная память Поло запечатлевала мельчайшие детали путешествия: то, что видел своими глазами, он не забывал никогда. Попутно Марко получил от очевидцев некоторые сведения об африканском побережье, в частности об Эфио­ пии, островах Мадагаскар и Занзибар. Только в 1295 г. семья Поло вернулась в Венецию. Она привезла с собой огромные богатст­ ва, так что венецианским дожам пришлось поражаться не только рассказам Марко. Быть может, эти рассказы так бы и остались своеобразными «устными преданиями», если бы обстоятельства сложились по-другому. Но вспых­ нула очередная война между Венецией и Генуей. Эти два процветающих портовых города давно 67
Энциклопедия для детей Генуэзский торговый корабль. боролись за первенство в торговле на Средиземном море. На свои средства Марко Поло приобретает и снаряжает корабль. В одном из сражений он терпит неудачу, корабль захвачен в плен генуэзцами, а сам Поло оказывается в генуэзской тюрьме. Потянулись однообразные дни заключения. Но Марко не впал в уныние, он принялся рассказы­ вать о своих путешествиях соседям по камере. Его рассказы вызывают такой интерес, что к ним начинают прислушиваться даже стражники; они разносят их по городу. Генуэзцы не менее любознательны, чем венецианцы. И вот уже именитые граждане Генуи начинают посещать тюрьму, чтобы самим услышать, о чём же повествует необыкновенный заключённый. В кон­ це концов Марко Поло надоедает повторять много раз одно и то же и он приходит к выводу, что лучше запечатлеть свои воспоминания на бумаге. Благо и «летописец» подходящий находится — заключённый из Генуи по имени Рустичиано. Когда-то он был автором нескольких рыцарских романов, неплохо владеет литературным слогом, но главное, готов немедленно приняться за дело. Возникает маленькое затруднение: Поло и Русти­ чиано говорят на разных диалектах — единый итальянский язык к тому времени ещё не сложился. Однако выход найден: Марко диктует, а Рустичиано записывает на старофранцузском языке, который тогда являлся, так сказать, средством международного общения. День за днём под пером Рустичиано рождается произведение, которое и поныне читается как увлекательный приключенческий роман. Только «героями» являются не рыцари и не искатели приключений, а страны и народы, их жизнь и обычаи, их занятия и легенды. Ему, этому произведению, сам Поло так и не дал названия. В историю же оно вошло как «Книга Марко Поло». Автор полагался не только на свою отточенную память. Он пользовался заметками, которые делал во время путешествия: «...старался быть как можно внимательнее, примечая и записывая всё то новое и необыкновенное, что приходилось видеть и слышать». Ему пришлось даже посылать за заметками специального гонца в Венецию, благо начальство тюрьмы нисколько этому не препят­ ствовало. Вчерне «Книга» была завершена к концу 1298 г. Вероятно, это и сыграло роль в том, что вскоре Марко Поло был освобождён и притом без выкупа. Возвратившись в Венецию, он продолжил работу над своим повествованием, значительно дополнив его. Ещё далеко было до изобретения книгопеча­ тания, но «Книга» начала расходиться в списках по всей Европе, переводилась на многие языки, причём под разными названиями. До нашего времени дошло более 80 списков. К сожалению, видимо, навсегда утрачен оригинал, записанный в тюрьме Рустичиано. Незадолго до смерти Поло сказал: «Я не написал и половины того, что мне довелось повидать». Но и то, что он написал, нельзя переоценить, поскольку «Книга» существенно расширила кругозор европейцев, дала им первые сведения о странах, о которых они знали разве что понаслышке. Однако это стало ясно позже, а пока тому, что рассказывается в книге, читатель не очень-то верит. Неужели на самом деле, — недоумевает книгочей, — существуют «чёрные камни», ко­ торые горят жарче дров? Что не золотыми монетами а какими-то бумажками расплачи­ ваются за товары? Что из-под земли вытекает масло, которое «есть нельзя, но можно жечь»? Что где-то текут реки длиной «в сто двадцать дней пути»? Что, наконец, на небосводе вовсе не видна Полярная звезда? Полноте, разве всё это — не вымысел господина Марко Поло? Пройдёт время, и люди убедятся, что всё рассказанное венецианцем — чистейшая правда. Столь же достоверными окажутся и географиче­ ские сведения, сообщённые им. Не все, конечно: то, что Поло не видел своими глазами, не всегда соответствовало действительности. Одна из глав его «Книги» посвящена описанию нашей страны. «Великая Росия» — называет он её. Страна занимает обширные пространства на се­ вере, граничит с океаном неподалёку от полюса. Её жители — христиане и следуют греческому обряду в церковном служении. Они простодушны, довер­ чивы и красивы — высокие, стройные, с длинными русыми волосами. Ими правят много царей. «Росия» платит дань царю западных татар. В стране суровый климат: «...скажу я вам, от великого здешнего холода их дома под землёю, а иногда живут и над землёю». В ней много мехов, добывается воск и серебро. Не правда ли, достаточно достоверное описание? Марко Поло в Китае. 58
География средневековья
Энциклопедия для детей В XIX в. на Мадагаскаре были найдены кости, принадлежавшие гигантской птице, а также остатки яичной скорлупы. Это некогда летавшее ископаемое учёные окрестили эпиорнисом. Марко Поло слышал, что на острове водится птица, которая зовётся Рух: «Если она расправит крылья, так в них 30 шагов...» Упоминание о птице Рух часто встречается в рассказах о Синдбаде-мореходе.
География средневековья «Марко Поло — первый путешественник, проехавший через всю Азию, через пустыни Персии, степи Монголии... Он первый снял завесу с Китая, первый рассказал о пограничных с Китаем народах, о Тибете, Бирме, Лаосе, Сиаме и Японии. Он первый говорит о чудесно богатом Индийском архипелаге, о Яве, Суматре, Цейлоне...» Так кратко перечисляет заслуги Поло перед мировой географией английский историк Генри Иуле. Карта путешествий Марко Поло.
Энциклопедия для детей Марко Поло умер в 1324 г. Послед­ ние десятилетия своей жизни он в основном занимался торговлей и более не возвращался к своей книге. Ему так и не пришлось узнать, что его географические наблюде­ ния и открытия надолго опередили время. А между тем вдумчивые географы и составители карт всё чаще начинают заглядывать в «Книгу», и вот её уже называют «надёжным источником истины». На картах появляются названия восточ­ ных стран — такие, какие употреблял Марко Поло. В 1375 г. впервые создаётся атлас мира. Его составители, используя сведения Поло, гораздо точнее, чем на прежних картах, изображают Восточную Азию, Индийский океан, полуостров Индостан, остров Суматра. В 1477 г. появляется типографское издание «Книги». Оно попадает в руки картографа Тоска- нелли, который обращает, в частности, внимание на то, что, согласно сведениям Марко Поло, восточные берега Азии омываются морем. Тоска- нелли уже прослышал, что Христофор Колумб вынашивает планы плавания через Атлантический океан, чтобы отыскать морской путь в Индию. Картограф посылает будущему открывателю Аме­ рики письмо с упоминанием о «Книге». Вероятно, оно укрепило Колумба во мнении, что можно приплыть в Азию из Европы, следуя курсом на запад. Он взял с собой в путешествие латинское издание, опубликованное в 1485 г. «Книгой» Колумб активно пользовался — об этом сви­ детельствуют 70 его собственных пометок на её страницах. И в последующие столетия путешественники черпают немало ценных сведений из удивительной «энциклопедии» Марко Поло. Им не раз приходит­ ся поражаться, насколько точными оказывались многие наблюдения и описания ставшего леген­ дарным венецианца. Даже в XIX в. исследователи Центральной Азии продолжали убеждаться в достоверности приводившихся им сведений. Редкая книга удостаивалась такого количества переизданий, притом на самых разных языках — на английском, французском, итальянском, испан­ ском, португальском... Даже на китайский язык была она переведена. Русский перевод впервые вышел в 1863 г. под заглавием «Путешествия венецианца Марко Поло в ХIII столетии», но подлинно научное издание «Книги» было подго­ товлено крупным русским востоковедом И.П. Ми­ наевым в конце XIX в.; оно было воспроизведено под названием «Книга Марко Поло» в 1956 г. ПЕРВЫЙ РОССИЯНИН В ИНДИИ В 1466 г. послы Ширван-шаха возвращались домой, в Баку, от двора великого князя московского Ивана III. С ними отправлялись несколько русских и бухарских купцов. Услышав о том, тверской купец Афанасий Никитин тоже решил попытать торгового счастья в иноземных странах. Занял денег, снарядился в дорогу и поплыл с товарами вниз по Волге до Нижнего Новгорода. А там присоединился к посольскому каравану: вместе плыть было безопаснее. Но не повезло на этот раз ни посольству, ни торговым гостям: разграбили караван в устье Волги астраханские татары. Пропали не только товары — один купец погиб от татарских стрел, четверо попали в плен. Спасшихся же встретила буря на Хвалынском море (Каспии). Едва доб­ рались купцы до Дербента, а потом до ставки Ширван-шаха — Шемахи, надеясь на его помощь. Но тот в помощи отказал. «И мы, заплакав, разошлись кто куда», — записал в своих путевых заметках Афанасий Никитин. Сам же он, надеясь на свою торговую смётку, решил направиться в богатую Персию, добрался по берегу до провинции Мазандаран и провёл там восемь месяцев. Будучи пытливым и любознательным, Афана­ сий Никитин начал вести дневник, куда заносил всё, что видел и слышал, путешествуя из города в город. Не слишком много наторговав на побережье, он перевалил через хребет Эльбурс и пошёл на юг Персии, к славившемуся богатством Ормузу (Гур¬ мызу). Этот город-порт, располагавшийся на острове в Ормузском проливе, действительно поражал воображение. Сюда стекались купцы и с Цейлона, и из Индии, и из Аравии. Но дорог был товар на ормузских рынках. Здесь узнал Афанасий Никитин, что за морем, в Индии, базары гораздо дешевле, а ценятся там арабские кони. Купив породистого скакуна, он погрузился на корабль и, переплыв Индийское (Аравийское) море, уже второе на его пути, ступил на индийскую землю в порту Чаул. Но и тут не повезло Афанасию Никитину в торговле: не сумел он продать жеребца и отпра­ вился с ним в глубь страны. Выйдя через горные цепи Западных Гат на Деканское плоскогорье, он добрался до города Джунира и, прожив там два месяца, отправился в Бидар — столицу обширного «бессерменского» (мусульманского) государства Бахманидов. Ничто не ускользает от наблю­ дательного глаза русского путешественника в этом большом многолюдном городе. Он присутствует при парадных выездах султана и описывает Афанасий Никитин в Индии. 62
География средневековья
Энциклопедия для детей богатство его свиты, окружающие дво­ рец султана мощные стены с семью вратами и даже сам этот дворец, украшенный резьбой и золотом, хотя его как иноземца и не пускают туда. А рядом с этой роскошью он замечает и нищету, и религиозную рознь, и разделение индусов на восемь каст, отличающихся одна от другой обычаями, бытом, даже пищей. Прожив в Бидаре год, Афанасий Никитин вновь пускается в путь, намереваясь посетить столицу соседнего государства Виджаянагар, о которой много наслышан. По дороге он задерживается в городе Кульбарге, посещает алмазные копи про­ винции Райчур и город религиозных паломни­ ков — Парват. Но, восхищаясь красотой драго­ ценных камней, он и здесь с горечью отмечает, что нет тут товаров для русских княжеств, а то, что можно дёшево приобрести, облагается слишком большой пошлиной. Так, кочуя из города в город, Афанасий Никитин провёл почти три года. Он исходил всё Деканское плоскогорье и западное побережье Индии и за 30 лет до португальца Васко да Гама первым из европейцев дал правдивое описание этой страны и жизни её народов. Он вникал во всё и всё записывал в свою тетрадь: особенности государст­ венного строя и правления, быта и хозяйства, городской архитектуры и сельской природы. Заносил он в дневник и слышанные им рассказы об иных странах и городах: о Цейлоне, богатом драгоценными камнями, о Западном Индокитае, где в городе Пегу индийские монахи (дервиши) ведут торговлю фарфоровыми изделиями из «Чина да Мачина» (Китая)... Но, с интересом выслушивая эти рассказы, с любопытством всматриваясь в окружавшую его жизнь, Афанасий Никитин постоянно вспоминал покинутые им, но дорогие его сердцу русские просторы. Стосковавшись по родине, он собрался в путь. Снова пересёк гряду Западных Гат и вышел к приморскому городу Дабулу. Здесь сел на корабль, отплывавший в Ормуз, и покинул берега Индии. Было начало 1472 года. Немного пере­ дохнув в Ормузе, Афанасий Никитин морем добрался до залива Курья-Мурья (у юго-восточных берегов Аравии), а затем через центральный горный Иран направился на северо-запад, к Тебризу. Пройдя затем по Армянскому нагорью, увидел третье на своём пути, теперь уже Стамбуль­ ское (Чёрное) море. В Трапезунде он целый месяц ждал попутного ветра и лишь к концу 1472 г. добрался до генуэзской Кафы (Феодосии). Тут-то и встретил московских купцов — Григория Жука и Степана Дмитриева, собиравшихся весной от­ правляться в Москву. Целую зиму Афанасий Никитин приводил в порядок свои путевые и дневниковые записи и назвал их «Хождение за три моря». А весной вместе со своими новыми товарищами пошёл на Русь, мечтая скорее увидеть милую его сердцу Тверь. Но не суждено ему было вернуться в родной город. Афанасий Никитин заболел и умер не дойдя до Смоленска. Спутники же Афанасия Никитина, похоронив своего друга, доставили его тетрадь-дневник к княжескому двору. И читал московский князь слова русского купца, обошедшего многие страны: «А Русскую землю Бог да сохранит... На этом свете нет страны, подобной ей, хотя бояре Русской земли не добры. Но да устроится Русская земля и да будет в ней справедливость».
Эпоха Великих географических открытии ЭПОХА ВЕЛИКИХ ГЕОГРАФИЧЕСКИХ ОТКРЫТИЙ Географические открытия, которые заслужи­ вают определения «великие», совершались на нашей планете во все исторические эпохи, с древности и до XX в. Но эпохой Великих географи­ ческих открытий принято называть строго оп­ ределённый исторический период. Его хроно­ логические рамки отечественные историки и географы обычно ограничивают серединой или концом XV — серединой XVII вв. Ни одна другая эпоха не была столь насыщена географическими открытиями, никогда они не имели такого исклю­ чительного значения для судеб Европы и всего мира. Усилиями нескольких поколений морепла­ вателей и землепроходцев рубежи ойкумены были раздвинуты; мир словно засверкал новыми краска­ ми, предстал во всём своём великолепном разнооб­ разии. В рамках этой эпохи исследователи обычно выделяют два периода: □ середина или конец XV — середина XVI вв. — период испанских и порту­ гальских открытий в Африке, Америке и Азии, включающий важнейшие плавания Колумба, Васко да Гамы и Магеллана; □ середина XVI — середина XVII вв. — период, основное содержание которого составили впечатляющие достижения русских землепроходцев на севере Азии, английские и французские открытия в Северной Америке, голландские откры­ тия в Австралии и Океании. Имеются и другие точки зрения на хроно­ логические рамки эпохи Великих географических открытий, ограничивающие её серединой XV — серединой XVI вв. или, напротив, включающие в неё и замечательные открытия XVIII в. До начала Великих географических открытий знания европейцев о мире были ограничены Европой, Северной Африкой и частью Азии, что составляло меньше четверти поверхности земного шара! Но людьми ещё не владела жажда новизны, они стремились не к неведомому, а к известному, хотя бы по легендам. И среди всех дальних стран наиболее будоражили воображение Индия, Китай и Япония, считавшиеся средоточием богатств Востока. В Европе очень высоко ценились вос­ точные ткани, благовония и особенно пряности. Но ещё большую потребность европейцы испытывали в золоте и серебре, которые утекали на Восток в обмен на дорогостоящие восточные товары или накапливались в виде сокровищ в монастырях и дворцах, но постоянно требовались для чеканки монеты. Не случайно именно в это время при дворах европейских государей становятся по­ пулярными алхимики, упорно, но тщетно ищущие рецепт изготовления золота; не случайно идея всевластия золота выплёскивается на страницы художественных произведений и на подмостки театров; не случайно сам Колумб произносит слова, которые могли бы стать девизом авантюристов всех времён: «Золото — это совершенство. Золото создаёт сокровища, и тот, кто владеет им, может 65
совершить всё, что пожелает, и способен даже вводить человеческие души в Рай». Вдохновенные рассказы Марко Поло и других путешественников о богатствах Востока вызывали у прочитавших их книги желание самим добраться до этих сказочных стран. Но путь туда был долог, труден и чреват кораблекрушениями, нападе­ ниями пиратов и разбойников. Многочисленные пошлины резко повышали цены на восточные товары, так что иные из них (например, чёрный перец) ценились в Европе буквально на вес золота. А в XV в. сухопутные торговые пути оказались перекрыты могущественной Османской империей. Если бы удалось открыть морской путь в Индию! Не в конкретную Индию — одну из многих стран Востока, а в сказочную Индию, волшебную Индию, которая была вратами Востока и средоточием его богатств. Поиски морского пути в Индию ста­ новятся стержнем эпохи, катализатором её самых важных открытий. В ходе Великих географических открытий европейские путешественники впервые дерзнули пересечь океаны (единственное исключение в средневековой Европе — викинги, но их дос­ тижения к XV в. были уже давно забыты). Но для того чтобы мореплаватели отважились оставить землю за кормой, человечеству пришлось сначала сделать множество разных изобретений: такие приборы, как компас и астролябия, без которых нельзя было проложить верный путь и определить широту; астрономические таблицы, позволявшие определять долготу; географические карты, в раннем средневековье предельно схематичные, но постепенно становящиеся всё более точными в деталях. Было необходимо книгопечатание, чтобы ускорить распространение сведений об изобре­ тениях и открытиях; пушки и порох, чтобы сломить возможное сопротивление жителей вновь открытых земель, и многое, многое другое. А самое главное, был необходим (и был действительно создан) чудо-корабль, без которого открытия не могли быть совершены, — каравелла — быстрая, с лёгким ходом, манёвренная, обладавшая удиви­ тельной способностью идти нужным курсом при любом направлении ветра, к тому же с небольшой командой, что позволяло взять на борт достаточно пищи и воды. Большую роль сыграла в эпоху Великих географических открытий и получавшая всё большее распространение (хотя никогда не умирав­ шая и в эпоху Средневековья) идея шарооб­ разности Земли; с нею была связана мысль о возможности западного морского пути в Индию через Атлантический океан. На первом этапе Великих географических открытий решающую роль сыграли Испания и Португалия, в силу ряда причин оказавшиеся раньше других стран готовыми к выполнению труднейших задач, выдвинутых временем. В течение нескольких десятков лет мореплаватели пиренейских стран открывают юго-восточный путь в страны Востока вокруг Африки и юго-западный — в обход Америки, а в поисках западного пути Компас и лунный календарь о одном корпусе. 66 Каравелла Её замечательные качества позволили европейцам успешно совершать дальние морские путешествия Энциклопедия для детей
Морской хронометр. открывают и исследуют огромный двойной мате­ рик — Америку. Но к середине XVI в. пиренейские державы, удовлетворённые захваченными источниками бо­ гатств, постепенно отказываются от новых иссле­ довательских плаваний, стремясь прежде всего сохранить за собой уже приобретённые земли. Им на смену приходят Англия и немного позже Голландия. Эти страны уже достаточно сильны, чтобы начать добиваться своего места под солнцем, но ещё не в состоянии вытеснить испанцев и португальцев с тех путей, которые ведут к щеточникам их богатств. Поэтому Англия и Голландия должны были искать новые маршруты из Европы в страны Востока: северо-западный — вокруг Северной Америки и северо-восточный — вокруг северного побережья Азии. Имея в виду оба этих варианта, мореплаватели исходили из верного предположения, что Азия и Америка разделены проливом, по которому можно попасть из Се­ верного Ледовитого океана в Тихий. Путь к берегам Северной Америки проложил в 1497 г. генуэзец на английской службе Джон Кабот (Джованни Кабото). В экспедиции 1498 г., осуществлённой Каботом и его сыном Себастьяном, английские суда пересекли Атлантический океан и, достигнув североамериканского материка в Эпоха Великих географических открытий Астролябия районе острова Ньюфаундленд, прошли вдоль его восточного побережья далеко на юго-запад. Однако плавание оказалось убыточным (на пушные богат­ ства страны моряки не обратили внимания). Поэтому англичане надолго остыли к исследо­ ваниям во вновь открытых землях, хотя Себастьян Кабот впоследствии ещё дважды плавал к берегам Северной Америки. В 20-е гг. XVI в. на поиски Северо-западного прохода устремились португальские, испанские и французские экспедиции, открывшие и нанёсшие на карту многие тысячи километров атлантиче­ ского побережья Северной Америки — от вос­ точной оконечности полуострова Лабрадор до Флориды. В 1534—1536 гг. француз Жак Картье исследовал залив Святого Лаврентия и прошёл по открытой им реке Святого Лаврентия до впадения в неё реки Оттавы. Плыть дальше не позволяли пороги, но от индейцев Картье узнал, что дальше к юго-западу находятся обширные водные прост­ ранства. Так европейцы впервые услышали о Великих американских озёрах, открытых францу­ зами уже в XVII в. Местные жители — индейцы — часто называли свои посёлки «канала», и это слово, обозначавшее просто населённый пункт, стало позднее названием всей северной части Нового света — Канады. 67
Энциклопедия для детей Глобусы XVII в. Хронометр-брегет. В последней четверти XVI в. инициативу в поисках Северо-западного прохода уверенно захва­ тывает Англия. В 1576—1578 гг. три плавания в северных водах Америки совершил Мартин Фро¬ бишер, положивший начало открытию Баффи­ новой земли; залив у её юго-восточной оконеч­ ности, ошибочно принятый Фробишером за про­ лив, и сейчас носит его имя. Несколько плаваний в северных водах совершил и Генри Гудзон, который в 1607 г. достиг немного западнее Шпицбергена рекордной отметки 80°23' северной широты, а в 1610—1611 гг. обогнул полуостров Лабрадор с севера и запада. Гудзон решил, что открыл вожделенный проход в Тихий океан; на самом деле он вошёл в огромный залив, позднее названный Гудзоновым (как и пролив, отде­ ляющий Лабрадор от Баффиновой земли). В позднейших экспедициях 10—30 -х гг . XVII в. (Байлота и Баффина, Фокса, Джемса) были исследованы и нанесены на карту берега моря Баффина, западной части Гудзонова залива и южной части бассейна Фокс. Но после этого неуловимый Северо-западный проход был надолго забыт: лучшие полярные мореплаватели сошлись на том, что найти его невозможно. С середины XVI в. англичане, а вслед за ними и голландцы, начали искать Северо-восточный проход. В ходе этих поисков англичанин Ричард Ченслор установил торговые отношения с Россией (1553—1554 гг.), а Стивен Барроу, пользуясь указаниями русских поморов, достиг острова Вайгач. В 1594—1597 гг. три плавания в поисках Северо-восточного прохода совершил замечатель­ ный голландский полярный мореплаватель Бил­ лем Баренц, но и ему не удалось продвинуться дальше Новой Земли. В XVII в. поиски Северо­ восточного прохода, как и поиски Северо-за­ падного, были признаны бесперспективными. Конец эпохи Великих географических от­ крытий ознаменовался выдающимися плаваниями как на севере, так и на юге нашей планеты. В 1642—1644 гг. Абел Тасман делает решающие шаги в долгой эпопее открытия Австралии. А в 1648 г. Федот Попов и Семён Дежнёв впервые прошли из Северного Ледовитого океана в Тихий, обогнув восточную оконечность Азии; тем самым существование Северо-восточного прохода, ко­ торый так долго искали мореплаватели разных стран Европы в XVI — начале XVII вв., было доказано. Однако открытие Попова и Дежнёва не получило известности, и в XVIII в. Витусу Берингу пришлось вторично решать ту же задачу. Трудно переоценить значение Великих геогра­ фических открытий в эпопее познания человеком земной поверхности. Были определены контуры всех обитаемых материков (кроме северных и северо-западных берегов Америки и восточного побережья Австралии), исследована большая часть земной поверхности; однако ещё не изученными остались многие внутренние районы Америки, Африки, Азии и особенно Австралии. Великие открытия дали новый обширный материал для 68
Эпоха Великих географических открытии многих других областей знания — истории, этнографии, ботаники, зоологии. Именно в ре­ зультате Великих географических открытий при­ шли в Европу столь привычные нам сегодня картофель и томаты, кукуруза и табак. Не менее важным было глубокое влияние открытий на социально-экономические процессы в Европе. Торговые пути неудержимо перемещались из Средиземноморья на просторы Атлантики. В результате одни государства приходили в упадок, и на авансцену истории выходили другие. Откры­ тия связали между собой прежде изолированные континенты в единое целое: таким образом рождался мировой рынок. Безжалостное ограб­ ление колоний стало одним из важнейших рычагов для накопления богатств в наиболее развитых странах Европы, и в этой связи процесс развития капитализма в Европе неотделим от Великих географических открытий. Великие географические открытия произвели ошеломляющее впечатление на со­ временников, которые прекрасно осознавали мас­ штабы происходивших событий. Факты опро­ вергали представления всех авторитетов древ­ ности. Рухнула вера в непогрешимое совершенство античной мудрости. Перед европейцами откры­ лись новые культурные горизонты. Обитатели вновь открытых земель жили совсем иначе, чем европейцы, и наиболее пытливые умы той эпохи перестали смотреть на европейские порядки как на единственно возможные и стали связывать с Новым Светом идеальное общественное устрой­ ство. Открывая мир, европейцы познавали себя. ПОРТУГАЛЬЦЫ НА ПУТИ В ИНДИЮ От Энрике Мореплавателя до Васко да Гамы Расположенная на самом западе Европы Порту­ галия как бы распахнута навстречу Атлантиче­ скому океану. Вся жизнь страны издавна была связана с морем. Однако ещё в XIV в. португальцы не выделялись никакими особенными успехами в области мореплавания среди других морских на­ родов Европы. Как и повсюду, капитаны не имели опыта кораблевождения в открытом океане, не хватало хороших карт и приборов. Но главное — людей сковывал страх перед неизвестностью, их воображение населяло неведомые моря фантасти­ ческими опасностями. И всё же уже XV в. и начало XVI в. ознаменовались настоящим расцветом пор­ тугальского мореплавания. Менее чем за сто лет отважные мореходы из этой маленькой страны открыли глазам европейцев, нанесли на карты и исследовали огромные территории в Африке, Азии и Америке. Принц Энрике Мореплаватель: путь к владычеству на морях У истоков морского могущества Португалии находится замечательная фигура неутоми­ мого вдохновителя и организатора морских путешествий принца Энрике (Генриха) Море­ плавателя (1394—1460). В 1415 г. юношей он участвовал во взятии североафриканского порта Сеуты (с этого события как раз и принято отсчитывать начало морской экспансии Пор­ тугалии). Узнав в этом городе, что отсюда проложены через Сахару караванные пути на юг, в страны, богатые золотом, принц решил достичь их морским путём, отправляя корабли вдоль западного берега Африки. Всю свою жизнь он упорно стремился к этой цели. С 1420 г. он возглавлял могущественный португальский ду­ ховно-рыцарский Орден Христа и имел воз­ можность использовать для своих исследований немалые ресурсы Ордена. Хотя Энрике Мореплаватель не принимал личного участия ни в одной из многочисленных организованных им морских экспедиций и ступал на борт корабля лишь ради участия в военных походах в Северную Африку, своё почётное прозвище он получил по праву. С 1416 по 1460 г. многие десятки кораблей были посланы к островам Атлантики и к берегам Африки по его приказу и 69
на его средства. Капитанами их обычно назна­ чались придворные принца. Ради достижения своих целей Энрике пригласил к португальскому двору со всей Европы лучших картографов, астрономов, знатоков навигационных приборов. Здесь тщательно фиксировались все новые данные о ветрах и течениях, мысах и островах, по­ лученные во время плаваний. На основе этих сведений составлялись новые, более точные нави­ гационные карты. Сначала португальские моряки старались дер­ жаться берегов Африки, опасаясь выходить в открытый океан. Первые удалённые от берегов острова были обнаружены в 1419 г. случайно: буря отнесла португальцев далеко на запад, и они оказались у лесистых островов, которые по этой причине получили название Мадейра (что по- португальски и означает «лес»). А вскоре были открыты и первые острова из группы Азорских. Собственно, те и другие острова были известны уже в древности, но прочно забыты европейцами в эпоху Средневековья. Для португальцев плавания к этим островам оказались великолепной школой кораблевождения в открытом океане. Гораздо тяжелее давалось продвижение вдоль берегов Африки. Первые шаги оказались самыми трудными. Одной из причин неудач многих экспедиций был суеверный страх моряков, вну­ шённый легендами о землях экваториальной Африки. Ещё с древности считалось, что всякая жизнь в этих краях невозможна. Действительность как будто подтверждала легенды. Вдоль всего побережья на тысячи километров тянулась рас­ калённая пустыня. Нестерпимая жара и, как казалось, полное отсутствие здесь жизни при­ водили в ужас не только матросов, но и капитанов. Корабли возвращались назад, не выполнив по­ ставленных перед ними принцем задач. Долгое время пределом движения на юг считался мыс Бохадор (в португальской транскрипции — Бо¬ жадор, примерно у 26° северной широты). В этом месте в море выдавалась окаймлённая рифами песчаная банка (т.е . отдельно лежащая мель), о которую разбивался сильный прибой. Привычный путь вдоль берега был закрыт, а уйти на многие мили в открытый океан, чтобы обойти опасный мыс, португальские моряки долго не решались. Возникло твёрдое убеждение: «Кто обогнёт мыс Божадор, никогда не вернётся назад». Много лет подряд принц Энрике посылал свои корабли к роковому мысу, заряжая капитанов своей волей, — и каждый раз они возвращались ни с чем. «Как можем мы, говорили люди, перешагнуть границы, начертанные нашими предками, и много ли пользы будет инфанту от гибели наших душ и наших тел?» — писал о настроениях моряков один из хронистов. Когда в 1434 г. Жил Эаниш сумел всё-таки обогнуть опасный мыс, то он, похоже, решился на это главным образом из опасения впасть в немилость у принца. В доказательство того, что жизнь возможна и южнее мыса Божадор, Эаниш привёз принцу Энрике сорванные там дикие Энциклопедия для детей Принц Энрике Мореплаватель. Каравелла XV в.
Захваченные в плен африканцы. розы. «И хотя обогнуть мыс оказалось делом совсем не трудным, тогда это рассматривалось всё же как величайший подвиг», — заключает свой рассказ один из более поздних хронистов. В течение многих лет экспедиции были явно убыточными и продолжались исключительно бла­ годаря энтузиазму принца. Мысль о возможности морского пути в Индию тогда ещё не возникала. Правда, к концу жизни принца, когда усилилось турецкое наступление на Европу, христианские державы в поисках союзников против ислама вспомнили о легендарном христианском царе- священнике Иоанне, который некогда в глубинах Азии разгромил мусульман в крупном сражении. В основе этой легенды лежали реальные события XII в. (на территории Средней Азии тогда в самом деле существовало могущественное христианское государство). Но к XV в. европейцам было уже определённо известно, что в Азии такого государ­ ства нет. И тогда они отождествили державу священника Иоанна с Эфиопией, которая дейст­ вительно была христианской. Вот это мифическое царство пытались найти и принц Энрике (в последние годы своей жизни), и его последователи. А о морском пути в Индию заговорили ещё позже, сравнительно незадолго до того, как он был проложен. Сначала убыточные предприятия принца не пользовались в стране особой популярностью. Но Опасаясь конкуренции других государств, португальцы держали в тайне сведения, добытые экспедициями. Вывоз из Порту­ галии карт с новыми данными был запрещён, разглашение сведений об открытиях каралось смертью. Такая практика была обычной в ту эпоху, и не только в Португалии. Трудно сказать, сколь Эпоха Великих географических открытий затем ситуация изменилась. Пройдя сотни километров вдоль необитаемых берегов, португальцы неожиданно встретили местных жителей, да ещё не привычные им берберские племена Северной Африки, а негров, которых до этого в Европе почти не знали. Первые захваченные в плен и обращённые в рабство негры были привезены в Португалию в 1441 г., вызвав настоящую сенсацию. В по­ следующие годы позорная и бесчеловечная охота за чёрными рабами стала главной целью многих португальских экспедиций. Рабов называли «чёр­ ной слоновой костью», работорговля приносила огромные доходы. Но она же оказалась и мощным стимулом для дальнейшего продвижения на юг. Местные жители быстро убедились в том, что появление португальцев грозит им гибелью. В ужасе они бежали от берегов в глубь континента, и португальцы в поисках рабов должны были плыть дальше. Вскоре было сделано ещё одно открытие, удивительное для людей того времени. После бесконечной полосы пустынь португальцы от­ крыли мыс, покрытый растительностью и наз­ ванный ими Зелёным (ныне мыс Альмади). Стало ясно, что вопреки представлениям древних авторов жизнь возможна и в самой жаркой зоне. А десятилетием позже, в результате бури, от­ бросившей на запад от берегов Африки корабли венецианца Альвизе да Кадамосто (служившего португальской короне), были открыты и острова Зелёного Мыса. В 1462 г. Педру ди Синтра, продвигаясь дальше на юг, увидел у самого берега высокие горы. В облаках, окутывавших вершины гор, гремел гром, напоминавший рёв льва, и горы были названы Львиными — Сьерра-Леоне. Между тем береговая линия всё более отклонялась к востоку. В Португалии это вызвало необоснованные надежды на близость Индийского океана; на самом деле португальцы достигли огромного Гвинейского залива, а до южной оконечности Африки оста­ валось пройти ещё 8000 км. Неутомимая деятельность принца Энрике на­ чала приносить свои плоды. Туман неизвестности, скрывавший земли Западной Африки, постепенно рассеивался, исчезали страх и суеверия. Возникло новое поколение мореплавателей, которому были по силам всё более сложные задачи. многие важные открытия остались по этой при­ чине неизвестны ни современникам, ни историкам более позднего времени. В 1470—1473 гг. португальцы открыли север­ ное побережье Гвинейского залива. Названия, которые они дали этим местам (некоторые из них сохранились до наших дней), говорят сами за себя: Падраны на берегах Южной Африки 71
Энциклопедия для детей Берег Слоновой Кости, Золотой Берег, Невольничий Берег. Однако затем португальцы испытали горькое разоча­ рование: береговая линия опять повернула на юг. Решающие успехи в продвижении португальцев вокруг Африки связаны с правлением короля Жоана II, считавшего новые открытия делом первостепенной важности. Дьогу Кан во время двух экспедиций открыл огромный участок за­ падного берега Африки длиной более 2500 км. Он обнаружил устье великой африканской реки Конго и достиг Намибии. Начиная с экспедиции Кана португальцы устанавливали на важнейших достигнутых рубе­ жах каменные столбы — падраны. Верхнюю часть столба составлял увенчанный крестом каменный куб с изображением герба и именем португальского короля с одной стороны и именем мореплавателя и датой открытия — с другой. Падраны являлись великолепными ориентирами для будущих плава­ ний и одновременно подтверждали приоритет Португалии в открытии этих мест. Вместе с тем падраны были символом христианства и призывом к обращению язычников. Некоторые падраны были найдены в Африке уже в XX в. и пополнили коллекции музеев. Задача обойти с юга африканский континент и найти путь в Индию была поставлена перед экспедицией Бартоломеу Диаша, вышедшей в море в августе 1487 г. Флотилия состояла из двух маленьких каравелл и большого грузового судна с запасами провианта и необходимым снаряжением для ремонта судов. Спустя четыре месяца после отплытия из Лиссабона Диаш достиг последнего из падранов, поставленных Каном, и двинулся даль­ ше на юг. Начавшийся через некоторое время шторм отнёс корабли далеко в открытый океан, берег исчез из виду. Затем шторм стих, и Диаш, полагая, что материк по-прежнему тянется с севера на юг, приказал плыть на восток, чтобы вновь Такова была предыстория знаменитого плава­ ния. Но просто удивительно, сколь мало нам известна «предыстория» самого командующе­ го флотилией. Можно подумать, что история нарочно позаботилась о том, чтобы сконцентриро­ вать всё внимание только на бессмертном подвиге этого выдающегося человека — первом в мировой истории плавании из Европы в Индию. Известно лишь, что Васко (Вашку) да Гама родился около 1469 г. в маленьком прибрежном городке Синиш в дворянской семье, получил образование в городе Эворе, вскоре оказался при дворе и в 1492 г. обратил на себя внимание Жоана II, удачно выполнив его важное поручение. Несомненно, он имел познания и опыт в области мореплавания (иначе ему не поручили бы руководство столь важной экспедицией), но неизвестно, какие имен- 72 подойти к берегу. Прошло несколько дней, а земля так и не появлялась. Тогда Диаш повернул к северу, и вскоре стали видны горы на горизонте. Оказалось, что во время бури корабли прошли мимо поворота береговой линии к востоку. По­ вернув затем на восток, они едва не обошли континент с юга. Подойдя к берегу, корабли двинулись на восток. Но грузовое судно во время бури отстало, и не было возможности произвести необходимый ремонт каравелл. Уставшие от лишений экипажи грозили бунтом, требуя не­ медленного возвращения в Португалию. Вынужденный принять это требование, Диаш добился от команды согласия на то, что ещё два дня флотилия будет плыть на восток и лишь затем повернёт назад. За это время им удалось достичь того места, где берег поворачивал к северу. Взору моряков открылся Индийский океан. На берегу был поставлен падран, и Диаш скрепя сердце двинулся в обратный путь. Через короткое время был открыт мыс, который во все времена восхищал моряков своей величавой красотой. Согласно преданию, Диаш назвал его Бурным, но закрепи­ лось за ним название мыса Доброй Надежды — надежды на то, что морской путь в Индию вскоре будет открыт. В декабре 1488 г. корабли вернулись в Лиссабон. Тщательно готовясь к решающему рывку в Индию вокруг Африки, король Жоан II одновре­ менно с кораблями Диаша отправил на Восток и сухопутных разведчиков. Один из них, Перу ди Ковильян, притворившись купцом, достиг Индии и затем передал королю собранные сведения об этой стране. На обратном пути он проник в Эфиопию и вынужден был остаться там навсегда, оказавшись до конца жизни почётным пленником абиссинского короля. Подробный отчёт Ковильяна о поездке в Индию использовался при подготовке инструкций для первой экспедиции португальца Васко да Гамы. Путешествие Васко да Гамы но. Очевидно, однако, что к моменту назначения на эту должность Васко да Гама не мог считаться самым талантливым и опытным мореходом стра­ ны. Таким скорее был Бартоломеу Диаш, но он в глазах короля скомпрометировал себя тем, что не сумел в решающий момент справиться с бунтом матросов. Да и вообще, португальской короне не нужны были незаменимые мореплаватели, кото­ рые могли бы иметь слишком большие претензии на награду. Жоану II не суждено было самому завершить главное дело своей жизни. Но его преемник Мануэл I сразу же после восшествия на престол начал подготовку экспедиции. Короля подгоняли сведения об открытиях Колумба. Специально для этого плавания были построены три корабля: флагманский «Сан-Габриэл», «Сан-
Рафаэл», которым командовал старший брат Васко, Паулу да Гама, и «Берриу». Как и в плавании Диаша, флотилию сопровождало транс­ портное судно с припасами. Корабли должны были вести лучшие кормчие Португалии. В составе экипажей трёх кораблей в путь отправилось от 140 до 170 человек. Люди были подобраны очень тщательно, многие из них ранее уже участвовали в плаваниях к берегам Африки. Корабли были оснащены самыми совершенными навигационны­ ми приборами, в распоряжении мореплавателей были точные карты и вся новейшая информация о Западной Африке, Индии и Индийском океане. В составе экспедиции были переводчики, знавшие диалекты Западной Африки, а также арабский и еврейский языки. Эпоха Великих географических открытий 8 июля 1497 г. весь Лиссабон собрался у пристани, чтобы проводить в путь своих героев. Печальным было прощание моряков с родными и близкими. Женщины покрыли головы чёрными платками, повсюду слышались плач и причитания. После завершения прощальной мессы были подняты якоря, и ветер понёс корабли из устья реки Тежу в открытый океан. Уже через неделю флотилия миновала Азорские острова и пошла дальше на юг. После недолгой остановки на островах Зелёного Мыса корабли взяли курс на юго-запад и отошли от берега почти на тысячу миль, чтобы избежать встречных ветров и течений у берегов Африки. Держа курс на юго-запад в сторону неизвестной ещё тогда Бразилии и лишь затем повернув на юго-восток, Васко да Гама нашёл не самый короткий, но самый быстрый и удобный для парусных судов путь от Лиссабона к мысу Доброй Надежды, который флотилия обогнула после четырёх с половиной месяцев плавания. 16 декабря корабли прошли последний падран, установленный до них Диашем, и оказались в местах, где не бывал ещё ни один европеец. Одна из провинций Южно-Африканской республики, у берегов которой моряки встретили Рождество, до настоящего времени сохранила данное ими название Натал (Наталь), что означает «Рождество». Продолжив путь, португальцы достигли устья реки Замбези. Здесь флотилия вынуждена была задержаться для ремонта судов. Но моряков подстерегало ещё одно страшное бедствие: нача­ лась цинга. У многих гноились и распухали дёсны так, что они не могли открыть рот. Люди умирали через несколько дней после начала болезни. Один из очевидцев с горечью писал, что они угасали, словно лампады, в которых выгорело всё масло. Лишь через месяц португальцы смогли во­ зобновить плавание. Через несколько дней пути они увидели остров Мозамбик (он находится в Мозамбикском проливе, недалеко от берегов Африки). Здесь начинался совершенно новый мир, не похожий на известные португальцам районы западного и южного побережья Африки. В эту часть континента уже с XII в. проникали арабы. Здесь широко распространились ислам, арабский язык и обычаи. Арабы были опытными мо­ реходами, их приборы и карты были зачастую более точными, чем у португальцев. Арабские лоцманы не знали себе равных. Глава экспедиции быстро убедился, что араб­ ские купцы — подлинные хозяева в городах восточного побережья Африки — будут для португальцев грозными противниками. В столь сложной обстановке ему необходимо было про­ явить выдержку, не допустить столкновений матросов с местными жителями, быть осторожным и дипломатичным в общении с местными правите­ лями. Но именно этих качеств не хватало великому мореплавателю, он проявил вспыльчивость и бессмысленную жестокость, не сумел удержать под контролем действия экипажа. Чтобы добыть 73
Энциклопедия для детей нужные сведения о городе Момбаса и о намерениях его правителя, Гама приказал пытать захваченных заложников. Так и не сумев нанять здесь лоцмана, португальцы отплыли дальше на север. Вскоре корабли достигли порта Малинди. Здесь португальцы нашли себе союзника в лице местного правителя, враждовавшего с Момбасой. С его помощью им удалось нанять одного из лучших арабских лоцманов и картографов, Ахмеда ибн Маджида, имя которого было известно далеко за пределами восточного побережья Африки. Теперь фло­ тилию ничто не задерживало в Малинди, и 24 апреля 1498 г. португальцы повернули на северо-восток. Муссон надул паруса и понёс корабли к берегам Индии. После пересечения экватора люди вновь увидели столь знакомые им созвездия Северного полушария. Через 23 дня пути лоцман привёл корабли к западному побережью Индии немного к северу от порта Каликут. Позади остались тысячи миль пути, 11 месяцев утомительного плавания, напря­ жённая борьба с грозной стихией, столкно­ вения с африканцами и враждебные действия арабов. Десятки моряков погибли от болез­ ней. Но те, кто выжил, имели полное право чувствовать себя победителями. Они достиг­ ли сказочной Индии, прошли до конца тот путь, который начали осваивать ещё их деды и прадеды. С достижением Индии задачи экспедиции отнюдь не были исчерпаны. Необходимо было установить торговые отношения с местными жителями, но этому всячески противились арабские купцы, не желавшие уступать свои монопольные позиции в посреднической тор­ говле. «Чёрт вас подери, кто вас сюда принёс?» — таков был первый вопрос, с которым обратились к португальцам местные арабы. Правитель Каликута сначала испыты­ вал сомнения, но высокомерие и вспыльчи­ вость Васко да Гамы настроили его против пришельцев. К тому же в те времена установление торговых и дипломатических отношений обязательно сопровождалось об­ меном подарками, а то, что предложили португальцы (четыре красные шапки, ящик с шестью тазиками для мытья рук и некоторые другие подобные вещи), годилось для какого-нибудь африканского царька, но никак не для правителя богатого индийского княжества. В конце концов мусульмане напали на португальцев, те понесли потери и в спешке отплыли из Каликута. Возвращение на родину было нелёгким и заняло почти год. Нападения пиратов, бури, голод, цинга — всё это вновь выпало на долю уставших моряков. В Португалию возврати­ лись лишь два корабля из четырёх, более половины матросов не вернулись к родным и близким. Такова была цена, заплаченная
Эпоха Великих географических открытии . В то время как Христофор Колумб пребывал в полной уверенности, что морем достиг Индии, это совершил Веско да Гама. Мыс Доброй Надежды на юге Африки, откуда он начал свой опасный путь, оправдал своё название: была решена величайшая географическая задача — найден морской путь из Европы в Индию в обход Африки. Заодно существенно пополнились знания европейцев о восточном побережье африканского материка. «Торжество в Португалии, сенсация в Европе! Веско да Гама возвратился из Индии, обогнув опасный мыс Доброй Надежды. Он выбрал другой путь, более далёкий и трудный, но пристал к берегу у Каликута, посетил сказочно богатых «заморимов», не в пример Колумбу, побывавшему только на мелких островах и в наиболее уединённых местах материка» — так сказал о путешествии Веско да Гама знаменитый писатель Стефан Цвейг. Но оно заставило и серьёзно задуматься: что же такое тогда открыл Колумб? Карта путешествий Васко да Гамы.
Энциклопедия для детей Португалией за величайшее свершение в её истории. Позже Васко да Гама вновь отплыл в Индию, где стал вице-королём португальских владений в этой стране. В Индии в 1524 г. он и умер. Необузданный нрав и холодная жестокость Васко да Гамы сильно подорвали репутацию этого незаурядного сына своего века. И всё же именно талантам, знаниям и железной воле Васко да Гамы человечество обязано осуществлением одного из самых замечательных открытий того времени. Результаты открытия морского пути в Индию вокруг Африки были огромны. С этого момента и до начала эксплуатации в 1869 г. Суэцкого канала основная торговля Европы со странами Южной и Восточной Азии шла не через Средиземное море, как прежде, а вокруг Африки. Португалия, получавшая теперь громадные прибыли, стала до конца XVI в. сильнейшей морской державой Европы, а король Мануэл, в правление которого было сделано это открытие, был прозван современ­ никами Мануэлом Счастливым. Монархи соседних стран завидовали ему и искали другие, собствен­ ные пути в страны Востока. Веско да Гама и Ахмед ибн Маджид в Индии. АДМИРАЛ МОРЯ-ОКЕАНА Христофор Колумб (1451-1506) О первой половине жизни самого знаменитого мореплавателя в истории человечества из­ вестно совсем немного. Можно считать ус­ тановленным (хотя и об этом споры продол­ жаются), что родился Христофор Колумб в 1451 г. в Генуе, в семье ткача. Генуя была городом отважных моряков и умелых ремесленников, предприимчивых купцов и известных на всю Европу банкиров. Вся её жизнь была связана с морем, и не удивительно, что уже подростком Колумб совершил свои первые плавания. А немного позднее, в 1476 г., когда генуэзские корабли огибали Пиренейский полуостров, их внезапно атаковала большая эскадра пиратов. Как и многие другие моряки с потопленных кораблей, Колумб вплавь добрался до берега — и оказался в Португалии. Португалия была в то время величай­ шей морской державой Европы, а Лиссабон — важнейшим центром, откуда отправлялись экс­ педиции в Атлантику и куда стекались все сведения о вновь открытых землях. Попав в Лиссабон, Колумб нашёл приют у живших здесь земляков-генуэзцев. Вскоре он женился на девушке из знатного рода — Фелипе Монис Перестрелло. Этот брак стал счастливым жребием молодого моряка: он надолго осел в Португалии и породнился с людьми, которые лично участвовали в экспедициях принца Энрике, занимали важные должности в Лиссабоне и на Мадейре. В 1477 г. Колумб совершил путешествие к берегам Англии и Ирландии, а позже побывал в крепости Сан-Жоржи-да-Мина на берегу Гви­ нейского залива; плавал он и к Азорским островам. В этих плаваниях Колумб приобрёл необходимый опыт кораблевождения в открытом океане. В гаванях Лиссабона и Азорских островов он много 76
Эпоха Великих географических открытий
идеи. Выбрав среди имевшихся сведений наиболее его устраивавшие, Колумб «подправил» их (ви­ димо, невольно) в нужную ему сторону и в итоге получил расстояние от Канарских островов до острова Сипанго (Японии), которое было в 3,5 раза меньше подлинного. Такой переход, хотя и не имел прецедентов, всё же не казался невозможным. И Колумб с фантастической энергией начал борьбу за осуществление своего замысла. Проект был представлен португальскому коро­ лю Жоану II. Тот передал его экспертной ко­ миссии, которая в начале 1485 г. вынесла своё решение: замысел Колумба был отвергнут, видимо, по причине практической неосуществимости. По­ мимо чисто научных натяжек проекта, для знатоков вполне очевидных, свою роль в отказе сыграли и непомерные претензии генуэзца, запро­ сившего в случае удачи намного больше, чем получали в подобных случаях португальские капитаны, и нежелание короля дробить силы в преддверии решающего рывка к Индии вокруг Африки. Летом 1485 г. Колумб покинул Португалию, чтобы попытать счастья в соседней Испании. Унижения и бедность, чиновная волокита и странствия вслед за королевой Изабеллой и королём Фердинандом в ожидании аудиенций (ибо Колумбу и его спутникам предстояло совершить большой путь. 78 Энциклопедия для детей беседовал со старыми моряками, рас­ спрашивая их о ветрах, течениях, неведомых островах в океане. На­ конец, он запоем читал, изучая всё, что могло потребоваться для практических целей. Читал он очень внимательно: на полях принадлежавших ему книг, таких, как «Книга» Марко Поло или «Образ мира» Пьера де Айльи, сохранились сотни его пометок. Именно в Португалии у Колумба окончательно созрел его великий замысел — достичь Индии западным путём. И едва ли не все его действия в эти годы — плавания, чтение книг, вычерчивание карт, беседы с опытными моряками — были направлены на осуществление заветной мечты. В замысле Колумба верные предположения сочетались с ложными. Идея шарообразности Земли, известная уже в античности и во времена Колумба не вызывавшая особых сомнений у образованных людей, соседствовала с мыслью, что на земной поверхности единый массив суши существенно преобладает над единым океаном. А раз так, то плавание в Азию западным путём не только возможно, но и должно быть намного короче восточного. Но насколько короче? От ответа на этот вопрос зависела возможность или не­ возможность практического осуществления этой
Эпоха Великих географических открытии постоянной столицы в Испании тогда не было), отказы и новые обещания, в которые уже нелегко было поверить, — всё это сполна выпало на долю мореплавателя. Семь долгих лет скитался настой­ чивый чужеземец по пыльным дорогам Испании, прежде чем добился своего; и эти годы ожидания, временами почти безнадёжного, были, может быть, самыми тяжёлыми в его и без того нелёгкой жизни. Лишь к концу этого срока Колумбу благодаря удивительному умению убеждать в своей правоте удалось заручиться поддержкой влиятельных лиц, которые сдвинули дело с мёртвой точки и уговорили королевскую чету принять проект. С Колумбом было заключено соглашение — «Капи­ туляция в Санта-Фе». В случае успеха он должен был стать адмиралом, вице-королём и правителем всех открытых им земель, получать десятую часть всех доходов с них и, при условии оплаты восьмой части издержек на снаряжение экспедиции, — восьмую часть прибылей от торговли. В случае неудачи Колумб не получал ничего. Таким об­ разом, королевская чета, рискуя немногим, могла в случае успеха сделать невиданные приобретения. Для плавания были быстро подобраны три подходящих корабля. Два из них — «Пинта» и «Нинья» — были каравеллами, а флагманский корабль «Санта-Мария» относился к так называе­ мым «нао», отличавшимся от каравелл большей грузоподъёмностью, но менее быстроходным и манёвренным. Слож­ нее обстояло дело с командами. Моряки порта Палос, где экспедиция готовилась к отплытию, не желали связываться с никому не известным чужаком. Позднее один из них вспоминал: «Над предприятием этим все насмехались, ибо считали, что дело сие невозможно и землю на западе найти нельзя». В конце концов Колумбу удалось сломить этот своеобразный саботаж и набрать необходимое число людей. Во главе экипажей встали кроме самого Колумба опытнейший капитан Мартин Алонсо Пинсон и его брат Висенте Яньес Пинсон, позже совершивший важные самостоятельные открытия у берегов Нового Света. 3 августа 1492 г. корабли покинули Палос и через неделю достигли Канарских островов, а 6 сентября отплыли дальше на запад. Мир, знакомый европейцам, остался за кормой. Впереди ждала неизвестность... Колумбово решение пересечь Атлантику имен­ но на широте Канарских островов оказалось замечательно точным: попутный ветер и течение быстро несли суда в нужном направлении. Более удобного пути на запад в этой части Атлантики не существует. Подготовка кораблей к дальнему плаванию. 79
Энциклопедия для детей Первые две недели плавания про­ шли великолепно: спокойное море, устойчивый попутный ветер и полная уверенность всего экипажа в близости успеха. С 16 сентября появилось множество водорослей. Корабли приближались к Саргассову морю — громадной океанской «заводи», ограниченной со всех сторон мощными атлантическими течениями. Сперва водоросли обнадёживали, поскольку счи­ тались свидетельством близости земли, но со временем стали внушать суеверный страх. Тогда же было замечено отклонение стрелки компаса от севера, вследствие чего, как отметил Колумб в бортовом дневнике, «моряков охватили страх и печаль». Но главное, что беспокоило матросов, — это устойчивые восточные ветры. Пошли раз­ говоры о том, что вернуться в Испанию, пройдя такое огромное расстояние против ветра, будет попросту невозможно. Чтобы умерить недовольст­ во, Колумб объявлял матросам пройденное за день расстояние несколько преуменьшенным, отмечая правильные цифры только в своём дневнике. 7 октября с кораблей было замечено множество птиц, летевших к юго-западу. Колумбу было известно, что португальцам случалось открывать острова, следуя за полётом птиц, и он повернул к юго-западу. Решение опять оказалось правиль­ ным: при сохранении прежнего курса корабли попали бы в мощную струю Гольфстрима, который мог помешать им достичь берегов Америки и унёс бы их далеко на северо-восток, в открытый океан. Несмотря на перемену курса, недовольство матросов стремительно нарастало. Согласно од­ ному из свидетельств, моряки возмущались риско­ ванными планами Колумба и были готовы сбросить настойчивого чужеземца в море. В эти трудные дни выдержка и мужество не покидали Колумба. Хотя его полномочия позволяли жестоко расправиться с бунтовщиками, однако он не пошёл на эту крайнюю меру и сумел беседами и уговорами убедить матросов подождать с возвращением в Испанию ещё три-четыре дня. Судьба великого замысла висела на волоске, но на третий день появились столь несомненные признаки близости земли, что никто уже не вспоминал о немедленном возвращении. Несмотря на наступавшую ночь и реальную угрозу напороться в темноте на при­ брежные рифы, корабли стремительно неслись вперёд. Тому, кто первым увидит землю, была обещана награда. Наконец — было это в два часа ночи 12 октября 1492 года — раздались выстрел, а затем крик матроса с «Пинты», Родриго де Трианы: «Земля! Земля!» На следующий день, найдя проход в рифах, 80 Колумб на островах Карибского моря
Колумб торжественно высадился на первую от­ крытую им землю. Будучи уверен, что достиг подступов к Индии, он назвал сбежавшихся к месту высадки местных жителей индейцами, и это название закрепилось за обитателями всего кон­ тинента вплоть до наших дней. Саму же землю — небольшой остров из числа Багамских — Колумб назвал Сан-Сальвадор — «Святой Спаситель». В тот день встретились два мира, прежде и не подозревавшие о существовании друг друга. Ко­ рабли Колумба были посланцами Европы исхода Средневековья, когда в некоторых странах кон­ тинента появились уже первые ростки капитализ­ ма. Европа мануфактур и пороха, книгопечатания и гуманизма — но и Европа религиозного фанатизма и безудержной жажды наживы — столкнулась с обществом, отставшим от неё в развитии на добрых три тысячи лет. Неуди­ вительно, что пришельцы из Страны Восхода, приплывшие на огромных по сравнению с лодками островитян парусных кораблях, показались ин­ дейцам посланцами богов. В свою очередь европейцы увидели просто­ душных и благородных детей природы, живших словно в золотом веке. «Они приглашали нас разделить всё, что у них было, и выказывали столько любви, словно хотели отдать нам свои сердца», — писал Колумб. От Сан-Сальвадора корабли двинулись на юго- запад. Колумб искал Японию, находившуюся, по его убеждению, совсем недалеко. Открыв по пути ещё несколько островов из группы Багамских, Колумб вышел к острову Куба. Земля эта изумила мореплавателя своей красотой и показалась ему похожей на земной рай, но, увы, она была совершенно непохожа на Японию. Посольство, направленное в глубь острова, тоже не нашло ни крупных городов, ни жемчуга, ни крытых золотом храмов. Зато на обратном пути посланцы видели множество индейцев «с горящими головнями и травами, дым от которых они имели обыкновение вдыхать». Так Европа впервые узнала о табаке. Пройдя вдоль северо-восточного берега Кубы, которую он счёл выступом Азиатского материка, Колумб вышел к следующему большому острову, берега которого очаровали его. «Видя величие и красоту этого острова и его сходство с испанской землёй», он назвал его «Ла Исла Эспаньола» («Испанский остров»), или сокращённо просто Эспаньола (ныне остров Гаити). Многочисленные хвалы, которые Колумб воздал Кубе, кажутся бледными в сравнении с теми словами, которые он нашёл для Эспаньолы. Следуя вдоль её северного берега, корабли миновали по левому борту будущее пиратское гнездо — остров Тортугу (буквально — «Черепаха»). Но в ночь на 25 декабря случилось несчастье: «Санта-Мария» в темноте напоролась на рифы и спасти её не удалось. Поскольку «Пинта» исчезла из поля зрения Колумба ещё раньше, в его распоряжении осталась лишь маленькая «Нинья», которая не могла вместить всех моряков. Нечего было и думать продолжать поиски, следовало Эпоха Великих географических открытий Из остатков погибшего флагмана на Эспаньоле был сооружён форт, в котором осталось 39 моряков. Колумб на «Нинье» взял курс на восток и вскоре неожиданно встретился с «Пинтой», в течение трёх недель плававшей самостоятельно. Две каравеллы по­ вернули на северо-восток и более двух недель шли преимущественно в этом направлении. Затем Колумб повернул к востоку. Выбор маршрута обратного пути ещё раз показал замечательные способности Колумба как мореплавателя. Ему вновь удалось использовать попутные течения, а на центральном отрезке пути — ещё и благоприятные направления ветров. Однако самые страшные испытания ждали экс­ педицию на последних этапах её долгого пути. У Азорских островов «Пинта» и «Нинья» попали в непогоду — стояла зима, которая потом вошла в историю как одна из самых холодных и свирепых. В тот год потерпели крушение сотни судов, в Лиссабоне штормы месяцами не давали кораблям выйти в море. 12 февраля корабли попали в бурю, через два дня они потеряли друг друга из виду. Большую опасность представлял недостаток бал­ ласта (специального груза для правильной осадки корабля); эту проблему Колумб решил, наполнив при первой возможности порожние бочки морской водой. Между тем буря усиливалась, и Колумб всерьёз опасался, что каравеллы погибнут и Европа так и не узнает о его великом открытии. Глазам мореплавателей предстали цветущие берега. 81
Энциклопедия для детей Чтобы не допустить этого, он бросил за борт бочонок с сообщением о главных результатах своего плавания. Когда ветер, наконец, стих, выяснилось, что «Нинья» находится у одного из Азорских островов. Возобновив через несколько дней плавание к континенту, корабль вновь попал в бурю — едва ли не ещё более страшную. «Все думали, что ждёт их гибель в волнах, которые обрушивались с обоих бортов на палубу корабля, — писал Колумб в дневнике. — Ветер же, казалось, поднимал каравеллу на воздух. Вода взметалась к небу, молнии сверкали со всех сторон». В преддверии ночи вот-вот должен был показаться берег; кораблю грозила гибель у прибрежных скал. Искусно управляя единственным ещё не сор­ ванным парусом, Колумб сумел отвести удар и направить «Нинью» параллельно берегу. Утром выяснилось, что корабль находится у мыса Рока близ Лиссабона. Проведя там несколько дней, Колумб 15 марта вернулся в Палос. Плавание, длившееся 224 дня, завершилось. Последующие несколько месяцев были, может быть, самыми счастливыми в жизни Адмирала. Сбылась мечта его жизни, посрамлены были противники его проекта. Королевская чета осы­ пала мореплавателя милостями и пожаловала ему герб, на котором замок Кастилии и лев Леона соседствовали с изображениями открытых им островов, а также якорей — символов адмираль­ ского титула. Немедленно началась подготовка к следующему плаванию. В этот раз от желающих не было отбоя. Целых 17 кораблей должны были перевезти за океан земледельцев и золотоискателей, воинов и священ­ ников. 11 октября 1493 г. за кормой остался последний из Канарских островов. Корабли дви­ гались чуть южнее, чем в первом плавании. Колумб хотел выйти к островам, расположенным, по словам индейцев, к юго-востоку от Эспаньолы. Этот путь к Новому Свету оказался кратчайшим, и уже 3 ноября на горизонте показался гористый остров — один из группы Малых Антильских. День был воскресный, и остров назвали Доминикой: по-латыни это означает «день Господа», т.е. воскресенье. От Доминики Адмирал направился к Эс­ паньоле, открыв по пути множество островов. Многие из них и сегодня сохраняют те названия, которые дал им Колумб: Гваделупа — в честь знаменитого испанского монастыря Св. Марии в Гуадалупе, Монсеррат — в честь не менее славного монастыря в Каталонии, Сан-Кристобаль — в честь покровителя Колумба, Св. Христофора (позже этот остров перешёл в руки англичан и стал имено­ ваться Сент-Кристофер). Длинная вереница мель­ чайших островков напомнила Колумбу легенду об одиннадцати тысячах дев, совершивших некогда паломничество в Рим и перебитых на обратном пути гуннами. Адмирал назвал их островами Одиннадцати тысяч дев, сокращённо — Девичьими (Виргинскими). В отличие от Эспаньолы на Малых Антильских островах обитали воинственные карибы, наво­ дившие ужас на миролюбивых соседей. Колумб назвал их канибами, или каннибалами, и с тех пор это слово стало нарицательным для обозначения жестоких и воинственных дикарей-людоедов. Открыв напоследок крупный остров Пуэрто- Рико, Колумб вышел к Эспаньоле. Второй переход через Атлантику завершился. Адмирал вновь проявил себя выдающимся мореплавателем. Без единой потери он провёл большую и разномастную флотилию через открытый океан, а затем и через опасное мелководье Малых Антильских островов, сделав по пути выдающиеся открытия. Проведя несколько месяцев на Эспаньоле, Колумб на трёх каравеллах направился вдоль ещё неизвестного европейцам южного берега Кубы на запад, на поиски Китая. Сделав крюк ради посещения (и, следовательно, открытия) острова Ямайка, о котором рассказали кубинские або­ ригены, корабли вернулись к Кубе и продолжили путь в царстве маленьких островков, разделённых запутанными и мелкими проливами. Здесь Куба отнюдь не казалась земным раем. Вдоль топких берегов тянулись непроходимые заросли кустарни­ ков. Корабли постоянно садились на мели, днища их прохудились, непрерывные ливни безмерно утомили людей, запасы провианта были на исходе. Не дойдя (как позже выяснилось, совсем немного) до западной оконечности острова, Колумб вы­ нужден был повернуть обратно и поэтому остался при своём убеждении, что Куба — часть Азиат­ ского материка. Вернувшись на Эспаньолу, Колумб не покидал её в течение полутора лет: сначала тяжело болел, а затем пытался покончить с распрями между колонистами и усмирить возмущение индейцев острова, вызванное жестокостями испанцев. В 1496 г. он вернулся в Испанию. На этот раз он был встречен любезно, но холодно: золота было найдено сравнительно не­ много, вновь открытые земли уже не вселяли прежних надежд, и у королевской четы были дела поважнее. Однако полученные от тайных агентов сведения о подготовке в Португалии новой боль­ шой экспедиции для поисков морского пути в Индию вокруг Африки внезапно повысили шансы Колумба: открытые им острова пока ещё считались преддверием Индии, а раз так, то следовало ещё раз попытаться опередить португальцев. Вопрос о третьем плавании был решён. Важнейшей его целью были поиски материка, который, по убеждению Колумба, находился к югу или к юго-востоку от Антильских островов. Опередить португальцев Колумбу не удалось: когда 30 мая 1498 г. три его корабля отплыли из Санлукара, эскадра Васко да Гамы уже стояла на рейде Каликута в Индии. Колумб на этот раз плыл значительно южнее, чем прежде, и не только потому, что слышал от индейцев об обширной суше к югу от открытых им островов, но и потому, что в те времена считалось, что почти всё золото и 82
драгоценные камни сосредоточены в странах с жарким климатом. Удачно перейдя через океан, корабли оказались у острова, на котором с этой стороны возвышались три горы. Поэтому он был назван именем Троицы — Тринидад. А на следующий день Колумб и его спутники, сами того не подозревая, увидели южноамериканский материк. Его изгиб образует в этом месте залив под названием Пария. Остров Тринидад отделяет этот залив от океана, оставляя лишь два узких пролива. Проход через них для небольших судов относительно безопасен лишь в краткий период затишья между приливом и отливом. Едва Колумб вошёл в залив, как громадная волна прилива высоко подняла его флагманский корабль, а затем швырнула вниз. Адмирал поторопился отвести корабли подальше, а опасному проливу дал имя Бока-де-ла Сьерпе — «Пасть Змеи». Второй пролив оказался не лучше и был назван Бокас-дель-Драгон — «Пасти Дракона». 5 августа Колумб впервые высадился на мате­ рик. Обследуя берега залива Пария, он обнаружил, что вода здесь пресная, и сделал вывод: в залив впадает с юга многоводная река (сюда и в самом деле выходят протоки дельты великой южноамер­ иканской реки Ориноко), какой не может быть даже на самом большом острове. Это мог быть только материк. От Парии Колумб отправился на запад и вскоре открыл недалеко от материка остров, изобило­ вавший жемчугом и потому названный Мар­ гаритой — Жемчужиной. Задержавшись здесь, Адмирал мог бы быстро разбогатеть, но он торопился на Эспаньолу и сразу повернул отсюда на северо-запад. Корабли пересекли Карибское море и 31 августа достигли Санто-Доминго, города на южном берегу Эспаньолы, ставшего на время столицей заокеанских владений Испании. Третье плавание как таковое на этом закон­ чилось. Его главным результатом было открытие южноамериканского материка. До возвращения в Испанию оставалось ещё более двух лет, но их Колумб безвыездно провёл на Эспаньоле, где тщетно пытался заставить мятежных колонистов повиноваться. Престиж Колумба как правителя катастрофически упал. Присланный из Испании судья-ревизор, получив по прибытии множество доносов на Адмирала, арестовал Колумба и отправил его в Испанию в оковах, словно тяжкого преступника. Вскоре после прибытия в конце 1500 г. в Испанию Колумб был полностью оправ­ дан, но никогда не мог забыть о своём унижении. Хотя о восстановлении в должности вице- короля и правителя речь уже не заходила, Колумбу удалось всё же добиться разрешения короны на ещё одно, четвёртое плавание в Индию. План его был предельно прост: продолжить на запад маршрут кубинского плавания 1494 г., достичь этим путём Индии и, обогнув Африку, вернуться в Испанию. То был замысел первого кругосветного путешествия! Увы, реализовать его Колумбу не было суждено: западный путь в Индию преграждал Эпоха Великих географических открытий огромный массив суши, и путь вокруг него был найден лишь спустя 14 лет после смерти Адмирала. 9 мая 1502 г. четыре каравеллы покинули Кадис. Корабли пересекли Атлантику, прошли вдоль южных берегов Эспаньолы, Ямайки и Кубы, а затем повернули на юго-запад и вышли к материку. Здесь лот (прибор для измерения глубин моря с борта судна; в те времена он представлял собой просто веревку с привязанным к ней грузом) даже недалеко от берега часто не достигал дна, и Колумб назвал эти места Ондурас (в русской транскрипции — Гондурас), что по-испански озна­ чает «глубины». Отсюда в поисках пролива, которым некогда Марко Поло прошёл из Китая в Индию, Адмирал двинулся вдоль берега на юго-восток. Последующие месяцы были наполне­ ны тяжелейшей борьбой с непогодой, встречными ветрами и течениями. Бури не утихали месяцами, люди были настолько измотаны, что грезили о смерти, желая избавиться от подобных мучений. Тяжело больной Адмирал управлял кораблём из-под небольшого навеса, сооружённого на палу­ бе. Удаляться от берега было нельзя: Колумб опасался пропустить пролив. Неудачной оказалась попытка основать в устье одной из рек постоянное поселение. Индейцы, осознав, что испанцы соби­ раются обосноваться надолго, начали военные действия, и Колумбу пришлось срочно отступить, бросив один из кораблей в обмелевшем устье. Несмотря на все эти преграды, Колумбу удалось тогда открыть около 2 тыс. км побережья Цент­ ральной Америки, дойдя вдоль перешейка до самого Дарьенского залива. По пути Колумб услышал от индейцев о «другом море», лежавшем недалеко за перешейком, но, занятый поисками пролива, не пытался достичь его и тем самым упустил шанс стать первооткрывателем Тихого океана. Недовольство изнурённых экипажей вынудило Адмирала повернуть назад. К тому времени, когда две оставшиеся каравеллы достигли Ямайки, они были настолько изъедены червями, что их обшив­ ка, по выражению Колумба, напоминала пчелиные соты. Осевшие в воду почти по палубу, они лишь чудом держались на плаву. Пришлось остаться на Ямайке, послав на лодках людей на Эспаньолу за помощью. Но губернатор не торопился оказать помощь великому мореплавателю. Месяц про­ ходил за месяцем, и индейцы Ямайки всё менее охотно снабжали испанцев продовольствием в обмен на бубенчики и стеклянные шарики. В тот критический момент Адмиралу помогли имев­ шиеся у него астрономические таблицы. Узнав из них о предстоящем лунном затмении, Колумб перед его началом объявил индейским вождям, что Бог закроет Луну, поскольку гневается на них за плохую заботу о гостях. Мистификация удалась. Во время затмения индейцы сбежались к Адми­ ралу, умоляя вернуть им Луну, и он представил индейцам скорый конец затмения результатом своих усилий. С этого момента испанцы не голодали, а затем пришла и долгожданная по- 83
Энциклопедия для детей История в своих оценках порой допускает преувеличения. Общепринятая дата открытия Америки — 12 октября 1492 г. — имеет относительную историческую ценность. В этот день Колумб достиг лишь крошечного острова Гуанахани в архипелаге Багамских островов. И вообще основные результаты его плаваний — это открытие островов, больших и малых: Кубы, Гаити, Ямайки, Пуэрто-Рико, Антильских, Тринидада... Только в третьем и четвёртом путешествиях он созерцал материк: восточное побережье Центральной Америки и северное — Южной. И отнюдь не имел представления, что перед ним — новая часть света, оставаясь убеждённым, что достиг Индии. Но именно его экспедиции положили начало Великим географическим открытиям эпохи Возрождения, в частности окончательному доказательству шарообразности Земли.
Эпоха Великих географических открытий Карта путешествий Колумба.
Энциклопедия для детей мощь. В ноябре 1504 г., проведя пол­ тора года в плавании и год на Ямайке, Колумб вернулся в Испанию. Сам Колумб считал это плавание великим. Из всех четырёх оно было наиболее богато событиями и приключениями, но, несмотря на важные географические результаты, оно же принесло и наибольшие разочарования: пролив, ведущий к Индии, найти так и не удалось. Из всех плаваний оно было самым тяжёлым. Превозмогая ветры и течения, бури и усталость команды, происки недругов и собственную болезнь, Колумб вновь проявил мужество и выдержку, изумительные качества морехода и капитана. В 1506 г., спустя полтора года после воз­ вращения, Колумб умер в Вальядолиде. Смерть великого мореплавателя прошла незамеченной для современников — в последний путь его провожали лишь несколько самых близких людей. Судьба странника не оставила Колумба и после смерти. Вскоре его прах был перевезён из Вальядолида в один из севильских монастырей. А в середине XVI в. останки Адмирала отправились на Эспаньолу, где нашли упокоение в городском соборе Санто-Доминго. Спустя два с половиной века испанцы ушли с Эспаньолы, и прах Колумба оказался на Кубе, в Гаване. Куба тогда ещё была испанской колонией, но в 1898 г. Испании при­ шлось отказаться и от неё; прах Адмирала вновь пересёк Атлантику и оказался в севильском соборе, где покоится и поныне. Человек, совершивший 500 лет назад величай­ шее географическое открытие в истории человече­ ства, не был обойдён вниманием современников и потомков. И всё же многое в нём остаётся и, несомненно, останется загадочным; прежде все­ го — сама его яркая и многогранная личность. Во время своих плаваний Колумб выступает од­ новременно моряком и учёным, завоевателем и правителем, наконец, мистиком и избранником Божьим. Родители назвали его в честь Свято­ го Христофора, некогда перенёсшего младенца Среди всех частей света лишь одна Америка названа в честь реального человека. Кто же он? Чем обязана ему земля, открытая Ко­ лумбом? Почти всё, что нам известно о путешествиях Веспуччи, так или иначе восходит к текстам двух его писем, написанных в 1503 и 1504 гг. Как и Христа через поток. Поэтому он всю жизнь был убеждён, что сам Господь призвал его, чтобы перенести свет христианства через океан и тем самым обеспечить его окончательную победу во всём мире. Эта вера поддерживала его всю жизнь, придавая силы в самых, казалось бы, безнадёжных ситуациях. В течение многих лет Колумбу приходилось поступаться возможностями новых открытий ради выполнения обязанностей вице-короля, но как правитель он не снискал себе лавров. Ему не по силам было держать в повиновении сборище авантюристов, которое в поисках золота двинулось из Испании за океан. Он плохо разбирался в людях и часто упускал возможность укрепить свой престиж. Мелочная расчётливость и неожиданная наивность, выразительные описания красоты при­ роды и романтические гимны золоту — все эти трудно сочетаемые черты неотделимы от облика великого генуэзца. Но главное, что определило его судьбу, — мужество и твёрдость, непоколебимая вера в свою счастливую звезду, невероятное, фантастическое упорство в достижении поставлен­ ной цели и, конечно, уникальные способности мореплавателя. Здесь он поистине не знал себе равных. И ни один из его титулов не был пожалован более справедливо, чем тот, которым он более всего дорожил: Адмирал моря-океана. Вопреки собственному убеждению, которое он сохранял до самой смерти, Колумбу не дано было выполнить ту задачу, которой он посвятил всю свою жизнь: западного пути в страны Востока он так и не открыл. Однако уже в последние годы его жизни и сразу же после его смерти благодаря усилиям современников и продолжателей Колумба карта мира стала меняться. Вместо островов у берегов Азии и глухих окраин Китая перед взором европейцев проявились контуры доселе неведомого огромного континента, который по справедливости должен был бы именоваться Колумбией, но получил название «Америка». многие письма того времени на темы, привле­ кающие широкий интерес, они быстро «оторва­ лись» от своих адресатов, получили известность, были переведены на ряд языков и тогда же напечатаны в нескольких странах. Разумеется, Веспуччи не мог проследить за точностью воспро­ изведения его текстов, которые были опублико- НАЗВАНИЕ ДЛЯ НОВОГО СВЕТА Америго Веспуччи (между 1451 и 1454 - 1512) 86
Испанские матросы швартующие корабль. ваны издателями без его ведома и могли быть как угодно искажены. Так что теперь практически невозможно установить, что поведал о своих плаваниях сам Веспуччи, а что добавили к этому беззастенчивые издатели. В письмах рассказывается о четырёх пу­ тешествиях Веспуччи к берегам вновь открытых земель. Наибольший интерес, но и наибольшие сомнения вызвало первое из них, якобы со­ вершённое в 1497—1498 гг. Если допустить, что оно действительно имело место и проходило именно так, как это описано в тексте второго письма, и принять за истинную ту долготу, которую указывает Веспуччи для достигнутого им берега, то придётся признать, что ещё до того, как Колумб впервые достиг южноамериканского ма­ терика, Веспуччи открыл североамериканскую береговую линию огромной протяжённости — от Гондураса до устья реки Святого Лаврентия. Такое путешествие не имело бы себе равных, но, увы, оно совершенно неправдоподобно. Обоснованные сом­ нения у историков и географов вызывает и так называемое четвёртое путешествие, якобы со­ вершённое Веспуччи в 1503—1504 гг. Приходится признать, что само содержание писем провоцирует самые разнообразные сомнения. В них почти нет навигационных и географических сведений. Более того, с завидным постоянством ни разу не упоминаются имена начальников экспедиций, в составе которых плавал Веспуччи. Тем важнее определить, что же, собственно, доподлинно из­ вестно об этом загадочном человеке, стяжавшем столь громкую славу. Америго Веспуччи родился между 1451 и 1454 гг. во Флоренции, где прожил примерно до 40 лет, будучи простым служащим в конторе знаменитых банкиров Медичи. По их поручению он перебрался в 1492 г. в Севилью, где мирно жил до 1499 г., а затем... С этого момента можно подумать, что речь идёт о совсем ином человеке — достойном сыне своего бурного века. Америго участвует в снаряжении экспедиции во вновь открытые земли, организованной Алонсо де Охе¬ дой, и на волне всеобщего энтузиазма сам отправляется в это плавание. 18 мая 1499 г. корабли Охеды вышли из Кадиса, в конце июня достигли нового материка между 4 и 6° северной широты и здесь разделились. Охеда на двух судах двинулся на северо-запад, проследил побережье Гвианы и Венесуэлы до дельты Ориноко и вышел через открытые Колумбом проливы в Карибское море. Между тем Веспуччи на двух кораблях от­ правился вдоль побережья на юго-восток. Видимо, он тогда ещё считал, что находится у берегов Азии, и хотел достичь её крайней юго-восточной точки. 2 июля испанцы обнаружили устья двух огромных рек: одна, шириной около 30 км, текла с запада (Амазонка), другая — с юга (Пара). Вода в океане на многие километры от берега была пресной. Попытки высадиться здесь оказались безуспеш­ ными: густой лес на низменных берегах был непреодолимым препятствием. Веспуччи попы­ тался продолжить путь на юго-восток, но столк­ нулся с сильным встречным течением и, достигнув примерно 2° южной широты, вынужден был повернуть назад. Войдя у острова Тринидад в Карибское море, Веспуччи вскоре нагнал Охеду, и дальше они двигались вместе. За две недели до Охеды и Веспуччи эти места открыл для европейцев участник трёх плаваний Колумба Пералонсо Ниньо. Его моряки за бесценок выменяли здесь такое огромное количество жем­ чуга (около 40 кг), что весь берег получил название Жемчужного; на долю людей Охеды выпало подбирать остатки, что весьма неблагоприятно сказалось на финансовых результатах экспедиции. В этих местах испанцы неоднократно видели посёлки местных жителей с жилищами на сваях. Это напомнило им Венецию, за что побережье залива получило название Венесуэла — «малень­ кая Венеция». Затем Охеда повернул к Эспаньоле, 87 Эпоха Великих географических открытии
Энциклопедия для детей Испанский кормчий на палубе корабля а Веспуччи ещё в течение 16 дней продолжал двигаться вдоль берега на юго-запад, достигнув 74°30' западной долготы, и лишь затем взял курс на Эспаньолу. В Испанию он вернулся в июне 1500 г. В ходе этого плавания было открыто более 4000 км непрерывной береговой линии, из них около трети открыл непосредственно Веспуччи. В 1501 г. Веспуччи переходит на португальскую службу и уже 10 мая того же года отплывает к берегам Бразилии в составе экспедиции Гонсалу Куэлью. 17 августа корабли достигли Бразилии у мыса Сан-Роке. Дальнейший их путь вдоль побережья удалось проследить благодаря при­ нятому тогда обычаю называть вновь открытые географические объекты в честь святого, в день которого совершено открытие. Учитывая это и сопоставляя скудные данные писем Веспуччи со старейшими картами Бразилии, историки оп­ ределили ход открытия португальцами береговой линии в 1501—1502 гг. Почти полгода корабли продвигались на юг. 1 января 1502 г. моряки оказались у входа в великолепную бухту Гуанаба¬ ра, которую они приняли за устье реки и назвали Рио-де-Жанейро — «Январская река». В феврале было принято решение возвращаться в Пор­ тугалию, но сначала корабли взяли курс на юго-восток. 3 апреля в океане был замечен остров, расположенный, по мнению Веспуччи, у 52° южной широты; от него корабли взяли курс на северо- восток и 6 сентября 1502 г. прибыли в Лиссабон. Географические результаты и этого плавания с участием Веспуччи оказались весьма значительны: моряки открыли и нанесли на карту более 3000 км береговой линии (хотя часть её — вслед за секретной испанской экспедицией 1501—1502 гг. под командованием А. Велеса де Мендосы, о которой португальцы не знали). О последующих плаваниях Веспуччи досто­ верных сведений не сохранилось. Известно лишь, что вскоре после путешествия 1501—1502 гг. он вернулся в Испанию и в 1505 г. получил кастиль­ ское подданство «за услуги, которые он оказал и ещё окажет кастильской короне». В 1508 г. он был назначен на только что учрежденную должность главного пилота Кастилии. В обязанности главного пилота входили: проверка знаний кандидатов на должность штурмана, наблюдение за составлением глобусов и морских карт, создание секретной сводной карты вновь открытых земель. В 1512 г. Веспуччи умер. Таковы достоверно известные заслуги Веспуччи как мореплавателя. Они достаточно велики, но, конечно, совершенно несопоставимы с той честью, которая посмертно выпала на его долю. Их значение в другом. Ни один человек до Веспуччи не видел во вновь открытых землях береговой линии такой протяжённости: в двух плаваниях — более 7000 км (правда, участок побережья между 2° южной широты и мысом Сан-Роке Веспуччи не видел, но было известно, что в 1500 г. его проследил участник первого плавания Колумба Висенте Яньес Пинсон). И поэтому никто не имел больше оснований, чем Веспуччи, впервые сделать тот вывод, который носился в воздухе, но который не смог сделать Колумб: открытые за Атлантикой земли — не Азия. «Эти страны следует назвать Новым Светом. У наших предков о них не было никакого представления», — отметил Веспуччи в письме 1503 г. И привёл решающий аргумент: давно известно, что вся Азия находится в Северном полушарии, линия материка нигде не пересекает экватор. Между тем вновь открытые земли тянутся на юг не только за экватор, но и за Южный тропик. Но имелась и другая причина для бешеного успеха писем Веспуччи. Европа жадно впитывала все сведения о вновь открытых землях, но их поступало до обидного мало: отчёты морепла­ вателей редко печатались. И по содержанию, и по форме они не могли удовлетворить всеобщее любопытство. И тут появился образованный чело­ век, не лишённый литературных способностей, который сумел занимательно рассказать о том, что видел своими глазами. Бриллиант своей идеи новизны открытых за океаном земель он вставил в великолепную оправу красочных и запоми­ нающихся описаний их природы, нравов и обычаев 88 Гравюра из издания писем Америго Веспуччи
Эпоха Великих географических открытий их обитателей. А о том, что многое в этих описаниях было, судя по всему, выдумано Веспуч¬ чи, его современники не догадывались. Веспуччи стал знаменит, и ему уже приписы­ вали честь открытия нового континента. Впервые это сделал Мартин Вальдземюллер, опублико­ вавший в 1507 г. в городе Сен-Дье в Лотарингии своё сочинение «Введение в космографию» вместе с латинским переводом двух писем Веспуччи. Указав, что древние делили обитаемую землю на три части — Европу, Азию и Африку, он писал: «Но теперь... открыта четвёртая часть Америго Веспуччи... и я не вижу, почему, кто и по какому праву мог бы запретить эту часть света назвать страной Америго, или Америкой». Вальдземюллер вовсе не хотел этим заявлением умалить славу Колумба. Для географов того времени Колумб и Веспуччи открывали новые земли в различных частях света: Веспуччи открыл Новый Свет, Колумб же только шире исследовал Старый Свет — тропическую Восточную Азию. Догадка о том, что земли к северу от Карибского моря составляют части особого континента, тоже нового и неизвестного древним, осенила евро­ пейцев позднее, уже после плаваний 10—20-х гг . XVI в. Первым, кто распространил название «Америка» на северный континент, был знаменитый фламандский картограф Герард Мер¬ катор [латинизированная фамилия Кремера (van Kremer)]. На карте 1538 г. он пишет на южном материке «южная часть Америки», на северном — «северная часть Америки». Лишь в Испании ещё долго вновь открытые земли предпочитали назы­ вать Индиями, Западными Индиями (отсюда — Вест-Индия) или Новым Светом. Несомненно, Америго Веспуччи имел немалые заслуги и в исследовании нового континента, и, в особенности, в популяризации сведений о нём. И всё же наименование в его честь огромного и не им открытого континента осталось в истории, по выражению знаменитого географа Александра Гумбольдта, «памятником человеческой неспра­ ведливости», хотя сам Веспуччи, судя по всему, в этом не виноват. ЧЕЛОВЕК, ОТКРЫВШИЙ ТИХИЙ ОКЕАН Васко Нуньес де Бальбоа (ок. 1475-1517) На рубеже XV—XVI вв. самим Колумбом, его младшими современниками и спутниками была открыта протяжённая береговая линия от Юкатана до Южного тропика. Однако ни испанцы, ни португальцы тогда ещё нигде не пытались проникнуть в глубь кон­ тинента. Для того чтобы такие попытки оказались успешными, необходимо бы­ ло сначала основать на побережье постоянные поселения. Первым это сделал Алонсо де Охеда, в 1510 г. заложивший на восточном берегу залива Ураба (в том месте, где Панамский перешеек соединяется с южноамериканским континентом) кре­ пость Сан-Себастьян. Попытки Охеды наладить в этих местах охоту за людьми, чтобы продавать захваченных индейцев в рабство (ибо надо было срочно заплатить кредиторам), не при­ несли успеха. Индейцы оказали ожес­ точённое сопротивление: в одном из сражений сразу 70 спутников Охеды были убиты стрелами, отравленными смертельным ядом ку­ раре. К тому же экспедиция была плохо под­ готовлена, продовольствия сразу же не стало хватать. Кормиться трудом своих рук привыкшие к праздности конкистадоры не желали. Голод и лихорадка косили людей. Недовольство солдат нарастало, лишь самые жестокие меры позволяли Охеде поддерживать дисциплину. Выменяв на часть захваченной добычи немного продовольствия у оказавшихся в этих краях пиратов, Охеда вскоре уехал на Эспаньолу (ныне Гаити) за помощью, да так и не вернулся в основанное им поселение. Тщетно прождав своего предводителя, остатки гарнизона решили бросить это гиблое место, пересечь залив Ураба и обосноваться в «Золотой Кастилии» — так называлась тогда территория Па­ намского перешейка. Формально они не имели на это права, поскольку «Золотая Кастилия» была отдана во владение другому конкистадору — Диего де Никуэсе, но выбирать не приходилось. Автором предложения о переселе­ нии в «Золотую Кастилию» и главным действующим лицом последующих событий был Васко Нуньес де Бальбоа. Его биография выде­ ляется своей авантюрностью даже на фоне той бурной эпохи. Впервые он попал в Новый Свет ещё юношей в составе экспедиции Родриго Бастидаса, 89
Энциклопедия для детей открывшего в 1500—1502 гг. кариб- сков побережье нынешней Колумбии. Обосновавшись затем на Эспаньоле, Васко Нуньес залез там в долги, а поскольку несостоятельным должникам отъезд с Эспаньолы был воспрещён, он бежал тайно, спрятавшись на отходящем корабле в бочке из-под муки. Корабль вёз людей и припасы в Сан-Себастьян. Его капитан, Мартин Фернандес Энсисо, сначала хотел высадить Васко Нуньеса, как преступника, на одном из необитаемых островов, но затем сменил гнев на милость. Когда люди Охеды обосновались в «Золотой Кастилии», Нуньес де Бальбоа, наделённый прият­ ной внешностью, недюжинным умом и хитростью, обходительный и весёлый, быстро завоевал все­ общее расположение. Разумеется, он обладал и рядом необходимых качеств, без которых в тех условиях выдвинуться было невозможно: физиче­ ской силой и умением владеть оружием, энергией и дерзостью, непреклонной волей и холодной жестокостью по отношению к соперникам. Фер­ нандеса Энсисо, назначенного Охедой на важную должность старшего алькальда, Васко Нуньес обвинил в том, что тот пользуется своей долж­ ностью незаконно, и бесцеремонно заставил его покинуть Дарьен. Так же Васко Нуньес поступил и с наместником Никуэсой. Когда тот попытался, не рассчитав сил, отстоять свои права на пожало­ ванной ему территории, Васко Нуньес посадил его с несколькими спутниками на ветхий корабль и вынудил отплыть из Дарьена. С тех пор Никуэсу никто не видел... Захватив власть, Васко Нуньес в поисках золота и продовольствия предпринял ряд походов на земли окрестных индейских вождей-касиков. Вся­ кие попытки сопротивления со стороны почти безоружных индейцев безжалостно подавлялись. Индейцы в ужасе бежали, а испанцы грабили их опустевшие селения. По мере опустошения ближ­ них окрестностей испанцам приходилось пред­ принимать всё более дальние походы. В то же время Нуньес де Бальбоа проявил достаточно здравого смысла, чтобы не преследовать тех касиков, которые «добровольно» передавали ему всё имевшееся у них золото, и нередко под­ держивал этих вождей в их борьбе с соперниками. От одного из касиков Бальбоа узнал о море, лежавшем к югу, за труднопроходимыми горами, и о расположенной там богатой и могущественной стране Перу, где люди пьют и едят из золотой посуды. Однако касик предостерёг испанцев, что для похода в эту страну им понадобится не менее тысячи солдат. То было первое известие о державе инков, полученное испанцами. На поход к неведомому морю Васко Нуньес решился не сразу, тем более что немало золота можно было набрать поближе. В Испанию даже просочились ложные слухи, что золото в этих краях ловят сетями. Однако затем Бальбоа узнал, что король рассматривает его обращение с Энсисо и Никуэсой как мятеж. Тогда-то он и решился, рассчитывая, что в случае громкого успеха ему простят прошлое. В конце августа 1513 г. он выступил в поход во главе 190 испанцев и множества индейцев-но­ сильщиков. 25 сентября, преодолев по дороге множество препятствий, сильно поредевший отряд достиг вершины самого высокого хребта. Индейцы предупредили Васко Нуньеса, что они прибли­ жаются к цели. Остановив своих людей, он один поднялся на вершину. Здесь Бальбоа, преклонив колена, восславил Господа за то, что тот позволил ему первому открыть и увидеть Южное море. Через несколько дней отряд спустился с хребта и вышел к берегу океана. «Войдя с мечом и щитом в руках в воду по самую грудь, — писал об этом в «Истории Индий» Бартоломе де Лас Касас, испанский гуманист и историк, — Васко Нуньес призвал всех в свидетели того, что собственной персоной видит и ощущает море и потому именем королей Кастилии вступает во владение этим Южным морем со всеми прилегающими к нему землями, и будет защищать эти владения от любого, кто попытается оспорить его права». В этих местах испанцам удалось быстро захватить у местных индейцев большое количество золота и множество великолепных жемчужин, и эта добыча обрадовала испанцев гораздо больше, чем само открытие Южного моря, ибо, как справедливо заметил тот же Лас Касас, «золото было единствен­ ным, чего с вожделением искали они всюду и всегда». На обратном пути испанцы столкнулись с неслыханными трудностями. Их путь пролегал с хребта на хребет, без всяких дорог, а иногда и через трясины. Несколько человек погибло от голода и переутомления. 19 января 1514 г., после пя­ тимесячного похода, Васко Нуньес вернулся в Дарьен и вскоре отправил королю отчёт о своём неслыханном открытии, приложив к нему мно­ жество золота и жемчуга. Король простил Бальбоа все его былые грехи и даровал звучный титул аделантадо Панамы, который давал, однако, не столько власть над определённой территорией, сколько полномочия возглавлять отряды конкис­ тадоров в захватнических походах. Реальную же власть получил назначенный правителем всех этих земель бездарный, завистливый и жадный испан­ ский аристократ Педрариас де Авила, вознена­ видевший Бальбоа за его несомненные таланты и редкую удачливость. В свою очередь Васко Нуньес, привыкший приказывать, не желал повиноваться. Отношения между губернатором и аделантадо становились всё хуже. Бальбоа сделал ставку на морской поход вдоль тихоокеанского побережья на юг, рассчитывая покорить ту богатую и могу­ щественную страну Перу, о которой слышал уже неоднократно. Педрариас справедливо опасался, что в случае успеха и все эти земли, и сам Бальбоа выйдут из-под его власти. Поверив первому же Отряд Бальбоа в джунглях Панамского перешейка. 90
Эпоха Великих географических открытий
Энциклопедия для детей ложному навету, Педрариас велел арестовать Бальбоа. В 1517 г. человек, открывший для Испании Тихий океан, был осуждён за измену королю и сложил голову на плахе. Завоевать же империю инков по иронии судьбы было суждено тому, кто выполнил приказ Педрариаса об аресте Бальбоа, — Франсиско Писарро. Ш «ТЫ ПЕРВЫЙ МЕНЯ ОБОГНУЛ» Фернан Магеллан (1480—1521) и Хуан Себастьян Элькано ёл 1518 год. Испанские и португальские корабли бороздили тропические моря, и постепенно из мрака неизвестности всё отчетливее проступали контуры доселе неведомого огромного континента — Америки. Восточные берега его были исследованы на многие тысячи километров, от Мексики до Ла-Платы. Но к северу и к югу от знакомой береговой линии простирались края, о которых ничего не было известно. Неисследованными оставались внутренние области вновь открытых земель, и никто не мог сказать, далеко ли от них до Азии, соединены ли они с ней сушей или же разделены морем. В 1513 г. Нуньес де Бальбоа открыл Южное море, но никто не знал, как далеко оно простирается. Можно было пред­ полагать, что за ним лежит желанная Азия. Но чтобы плыть в Азию через Южное море, кораблям нужно было сначала попасть в само это море. А как это сделать, если на всём протяжении недавно открытого материка за 20 лет так и не найдено ни одного пролива? В ходе поисков выяснилось, что Америка загораживает от европейцев Азию. Богат­ ства Нового Света были ещё скрыты от европейцев, и он воспринимался как помеха, которую нужно обойти. Поиски на юге казались более перспективными, но и здесь на пути лежали громадные трудности. Чем дальше к югу от экватора, тем более суровыми становились берега, труднее было пополнять запасы пищи. Индейцы в этих краях часто проявляли враждебность, и немало испанцев погибало в стычках с ними. Корабли всё дальше уходили от родных мест, расстояние до них измерялось многими тысячами километров, а время в пути — уже не месяцами, а годами. Чтобы заставить людей в таких условиях плыть в неведомое, нужна была железная воля и твёрдая рука. Так обстояло дело к марту 1518 г., когда перед испанским Советом по делам Индий предстал португальский моряк и воин Фернан Магеллан, заявивший, что он готов проложить западный путь к Молуккским островам — истинной родине пряностей. Важно только опередить португальцев, Фернан Магеллан. 92
подбирающихся к Молуккским островам с запада. Ведь в 1494 г. в Тордесильясском договоре между Испанией и Португалией была установлена лишь одна линия, разграничивавшая сферы влияния двух стран, — она проходила через всю Атлантику с севера на юг. Сложилась любопытная ситуация: португальцы имели право на открытия в Азии, двигаясь на восток вокруг Африки, а испанцы — точно такое же право, но при движении на запад. И многое зависело от того, кто первым достигнет тех или иных земель. Попробуй потом докажи, что соперник завоевал свои территории не по праву... Всё это члены Совета по делам Индий знали не хуже Магеллана. Вопрос был в другом: как собирается Магеллан вывести корабли в Южное море? Португалец уверял, что пролив находится немного южнее тех мест, где до сих пор плавали европейцы, а в подтверждение своих слов показы­ вал некую карту, на которой пролив был обозначен к югу от 40° южной широты. К географическим картам тогда относились с большим почтением, впрочем, не всегда оправданным, поскольку часто на них наносились несуществующие острова и выдуманные проливы. Видимо, так обстояло дело и в данном случае: автор карты либо нанёс пролив там, где видел для него подходящее место, либо неосторожно поверил словам каких-нибудь моря­ ков, принявших залив или устье реки за искомый пролив. Магеллану удалось убедить в своей правоте людей, от которых зависела организация экспе­ диции. Сыграли свою роль и пресловутая карта, и несомненная способность португальца внушать уважение и подчинять людей своей воле, и то, что Восток он знал не понаслышке. Впервые Магеллан (по-португальски его фами­ лия звучит «Магальяйнш»), молодой дворянин из знатного, но оскудевшего рода, попал на Восток в 1505 г. Как раз в это время португальцы в Индии перешли к завоеванию наиболее важных кре­ постей. Магеллан сражается на суше и на море, участвует и в знаменитой битве при Диу, где Португальские военные суда времён Магеллана. Эпоха Великих географических открытий португальцы разгромили арабский флот, и в штурме города Гоа, ставшего столицей португальской Индии; от­ важно воюет в Малакке. Он бесстрашен не только на поле брани, позволяя себе резкие суждения о действиях вице-короля. В наказание он не получа­ ет никакой награды за свои подвиги. В 1513 г. Магеллан появляется в Лиссабоне. Денег у него нет, он вновь поступает на военную службу и сражается в Африке, проявляя не­ заурядное мужество. Но и здесь удача не со­ путствует ему: соратники плетут против него интриги, король отказывает в пенсии. Вернувшись в Лиссабон, Магеллан разрабатывает проект пла­ вания к Островам Пряностей западным путём, который отныне становится основным делом его жизни, и представляет свой замысел на рас­ смотрение португальскому королю Мануэлу. Тот отказывает Магеллану: с запада португальцы уже почти достигли Молуккских островов, а путь через неведомое Южное море, даже если пролив дейст­ вительно существовал, был намного рискованнее. Оскорблённый многолетними несправедливыми притеснениями и отказом в самом важном для него деле, Магеллан перебирается в Испанию, где после долгих переговоров его проект был принят. Снаряжение флотилии шло в Севилье. Агенты короля Мануэла всячески старались сорвать экс­ педицию. В ход шли угрозы и подкуп, провокации и покушения на жизнь Магеллана. На руку португальцам действовали и организаторы экспе­ диции, закупившие для Магеллана старые ко­ рабли. Один из агентов доносил Мануэлу об этих кораблях: «Они очень ветхи и усеяны заплатами. Я осмотрел их и заверяю Ваше Высочество, что не отважился бы плыть на них даже до Канарских островов». В андалусских портах агенты Мануэла распространяли тёмные слухи об экспедиции и её руководителе, так что набрать команды тоже было непросто. В составе флотилии было пять кораблей. Самый большой из них не превышал размерами Колум- "Виктория" — единственный из кораблей Магеллана вернувшийся на родину. 93
Энциклопедия для детей бову «Санта-Марию». В плавание от­ правились 265 человек: испанцы, пор­ тугальцы, итальянцы, французы, ан­ гличане, немцы... Столь пёстрый состав пред­ ставлял большую опасность: противники Магелла­ на легко могли раздуть всё время тлевшую взаимную неприязнь выходцев из разных стран. В командный состав также входили люди разных национальностей. Так, среди капитанов кораблей двое были португальцами, трое — испанцами. Покинув Санлукар 20 сентября 1519 г., фло­ тилия отправилась к Канарским островам, далее на юг к островам Зелёного Мыса, а затем на юго-запад. 29 ноября корабли достигли Бразилии. Переход через Атлантику прошёл без особых приключений, хотя флотилию преследовали бури. Моряки не раз видели огни Святого Эльма — так в народе называли атмосферное электричество, скапливающееся во время бурь на вершинах мачт и на снастях. Корабли двинулись вдоль берега на юг. 10 ян­ варя 1520 г. они вошли в устье реки Ла-Платы. О дальнейшем пути на юг никаких сведений у экспедиции Магеллана не было. Обследовав устье и не найдя здесь искомого прохода, флотилия продолжила путь вдоль побережья. Движение замедлилось: плыть у берега было опасно, а удаляться от него Магеллан не хотел, опасаясь пропустить пролив. Каждую бухту приходилось тщательно обследовать. Между тем в Южном полушарии надвигалась зима с её яростными бурями, и нужно было срочно найти для зимовки надёжную якорную стоянку. 31 марта флотилия на несколько месяцев остановилась в бухте, названной Магелланом гаванью Сан-Хулиан (Свя­ того Юлиана). Зимовка предстояла трудная: глава экспедиции приказал уменьшить выдачу хлеба и вина, что не могло не вызвать ропота. Недовольство подо­ гревалось испанскими капитанами, которые не желали повиноваться иностранцу. Люди убеждали Магеллана вернуться домой, считая, что не остаётся уже никакой надежды отыскать пролив. Тщетно Магеллан ссылался на королевский при­ каз, уговаривал, обещал награды. Мятеж всё равно разразился. Во главе недовольных стали испанские капи­ таны Мендоса, Кесада и Картахена. После удачного начала мятежа в их руках оказалось три корабля из пяти: «Сан-Антонио», «Консепсьон» и «Викто­ рия». Имея перевес, мятежники потребовали от Магеллана, чтобы по всем важным вопросам он советовался с капитанами. Принять сейчас требо­ вания заговорщиков значило стать потом иг­ рушкой в их руках. Судьба всей экспедиции повисла на волоске. В этой критической ситуации глава флотилии обнаружил спокойную решимость. Он направил верного ему Гонсало Гомеса де Эспиносу с несколькими людьми на «Викторию». Тот передал капитану Мендосе письмо Магеллана с при­ глашением прибыть на флагманский корабль «Тринидад» для переговоров. Когда Мендоса читал письмо, Гомес де Эспиноса неожиданно вонзил кинжал ему в горло. А в это время люди Магеллана уже скрытно подошли к «Виктории» с другой стороны, внезапно и быстро завладели судном и подчинили себе растерявшуюся команду. «Вик­ тория» тотчас присоединилась к двум кораблям Магеллана. У выхода из бухты в море они преградили путь мятежникам, лишив их воз­ можности спастись бегством. За считанные ми­ нуты Магеллан вернул себе, казалось, безнадёжно утраченное влияние. На следующий день заг­ оворщики всё же попытались прорваться в открытое море, но матросы на «Сан-Антонио» перешли на сторону Магеллана, а затем был захвачен и «Консепсьон». Мятеж был подавлен. В наказании зачинщиков Магеллан проявил ра­ зумную умеренность: более 40 человек были признаны заслуживающими смерти, но казнён лишь один. Магеллан не хотел возбуждать недо­ вольства жестокими казнями, и расчёт оказался верен: больше мятежей во флотилии не было. 24 августа флотилия покинула бухту Сан- Хулиан. В ней насчитывалось уже не пять, а четыре корабля: «Сантьяго», посланный на развед­ ку дальнейшей дороги, потерпел крушение. Ко­ рабли медленно шли на юг, обследуя каждую выемку в береговой линии. 21 октября «Сан- Антонио» и «Консепсьон» были отправлены вперёд на поиски пролива. Внезапно поднялась буря. Когда не имевшим укрытия кораблям уже грозила гибель, моряки заметили изгиб побережья и поспешили укрыться за поворотом. Это оказался вход в пролив, за ним — бухта, а в глубине её новый пролив и ещё одна бухта. Вода в бухтах и проливах оставалась солёной, а течение было направлено к западу. Следовательно, это было не устье реки. Сомнений не оставалось: искомый пролив найден! Путь по узкому проливу был нелёгким, любая неосторожность грозила кораблекрушением. Вне­ запно исчез «Сан-Антонио». В течение полутора лет моряки флотилии считали его погибшим. Лишь позже выяснилось, что корабль дезер­ тировал и вернулся в Испанию. Выйдя из пролива, корабли — их осталось всего три — «погрузились в просторы Тихого моря», как писал в своих путевых заметках участник плава­ ния, итальянский рыцарь и историограф плавания Антонио Пигафетта. «Тихим» этот океан назвали именно моряки Магеллана, которым удалось пересечь его без единой бури. Но плавание было вовсе не лёгким. «В продолжение трёх месяцев и двадцати дней мы были совершенно лишены свежей пищи, — писал Пигафетта. — Мы питались сухарями, но то уже были не сухари, а сухарная пыль, смешанная с червями... Мы пили жёлтую воду, которая гнила уже много дней... Крысы продавались по полдуката за штуку, но и за такую цену их невозможно было достать». Началась цинга, от которой умерли 19 человек. Рассказ об этом беспримерном переходе Пигафетта закончил 94
Эпоха Великих географических открытий словами: «Я глубоко уверен, что путешествие, подобное этому, вряд ли может быть предпринято когда-либо в будущем». Пигафетта ошибался. Всего через пять лет после Магеллана Тихий океан пересекли в том же направлении два испанских судна, за ними последовали другие. Правда, долго оканчивались неудачей попытки пересечь Тихий океан в вос­ точном направлении: корабли неизбежно сталки­ вались с встречными течениями и ветрами. Лишь во второй половине XVI в. было открыто, что в северной части Тихого океана течения бла­ гоприятствуют плаванию на восток. И тогда стало возможным наладить двустороннее сообщение между Азией и Америкой. Но всё это было потом. А пока корабли Магеллана пересекали самый большой океан планеты. Магеллану одновременно повезло и не повезло. С одной стороны, кораблям удалось избежать бурь, против которых, видимо, оказались бы бессильны изнурённые голодом матросы. С другой же стороны, маршрут экспедиции оказался неудачным. Плыви корабли немного южнее, их путь пролегал бы мимо многочисленных островов Полинезии, утопающих в зелени. Магеллан же, пока не достиг Марианских островов, встретил в океане лишь две скалы. У Марианских островов флотилия не задержа­ лась, и вскоре корабли подошли к островам, много позже названным Филиппинами в честь наслед­ ного принца Филиппа — будущего короля Испании Филиппа II. Заветная цель — Молуккские острова — была уже близка, но тут Магеллан, завязавший дружбу с одним из местных правителей-раджей, вмешался в междоусобную войну. И 27 апреля 1521 г. великий мореплаватель, находясь на пороге осуществления мечты своей жизни, погиб в нелепой стычке с туземцами. Моряки ещё не успели оправиться от по­ трясения, вызванного гибелью Магеллана, как пришла новая беда. Местный раджа пригласил офицеров флотилии на пир, а затем предательски перебил их. Погибло более 20 человек — самых опытных и знающих в экспедиции. Уцелевшие оказались в тяжелейшем положении, но всё же к концу 1521 г. достигли Молуккских островов, где дёшево закупили вожделенные пряности — ко­ рицу, гвоздику, мускатный орех. Корабли готовились к возвращению в Испанию, когда стало известно, что португальцы собираются захватить их и вот-вот появятся в этих водах. Следовало поторопиться с отплытием. Было ре­ шено, что «Виктория» под командованием баска Хуана Себастьяна Элькано будет возвращаться в Испанию португальским путём, огибая Африку. «Тринидад» же должен был возвращаться через Тихий океан. Судьба «Тринидада» оказалась несчастливой. Шесть месяцев скитался он в водах Тихого океана и вынужден был вернуться к Молуккским остро- вам. Большая часть экипажа погибла в плавании, но судьба выживших оказалась, пожалуй, ещё страшнее. Они попали в плен к португальцам и почти все умерли в тюрьмах. Лишь троим спустя пять лет удалось вернуться в Испанию. «Виктория» пересекла Индийский океан и 20 мая 1522 г. выдержала жестокую бурю у мыса Доброй Надежды. Много моряков погибло от голода и цинги. Приближаться к берегам Африки, чтобы пополнить запасы, было нельзя: встреча с португальцами стала бы роковой. Лишь несокру­ шимая воля капитана «Виктории» заставила экипаж ценой жесточайших мук завершить дело, начатое Магелланом. 8 сентября 1522 г., после более чем полугодового непрерывного плавания, корабль бросил якорь в Севилье, а на следующий день, как вспоминал Пигафетта, «все мы в рубахах и на босу ногу, держа каждый свечу в руке, отправились на богомолье...» . Можно понять чувства этих людей: лишь чудом и заступни­ чеством Богоматери — покровительницы мо­ реплавателей — могли они объяснить, что всё же выжили. Первое в истории кругосветное пу­ тешествие завершилось. Оно продолжалось почти три года. Из пяти кораблей удалось его завершить лишь одному, из 265 человек команды — лишь 18. Подлинным героем плавания, оттеснившим на второй план погибшего Магеллана, был объявлен Хуан Себастьян Элькано. Король пожаловал ему большую ежегодную пенсию, а также герб, на котором был изображён замок — символ Касти­ лии, и под ним — корица, гвоздика и мускатный орех. Герб был увенчан изображением земного шара с девизом: «Ты первый меня обогнул». На долю же Магеллана достались унизительные обвинения в нарушении мелочных королевских инструкций и в якобы неоправданных жестоко¬ стях. Подлинная роль этого выдающегося море­ плавателя выяснилась лишь позже. Значение этого плавания трудно переоценить. После 20 лет поисков был наконец открыт пролив, позже названный именем Магеллана. Именно Магеллану суждено было довести до конца дело, которому посвятил жизнь Христофор Колумб, — проложить западный путь в страны Востока. Кругосветное путешествие потрясло воображение современников, но его практический результат был ограничен: трудности и опасности плавания не окупались теми выгодами, которые оно могло принести. Зато его географическое значение было огромно. Путешествие Магеллана навсегда по­ ложило конец спорам о форме нашей планеты, на практике доказав её шарообразность. Установ­ ление огромных размеров Тихого океана покон­ чило с идеей существенного преобладания суши над морем, которую разделял ещё Колумб. На­ конец, было доказано наличие единого Мирового океана.
Энциклопедия для детей ПУТИ КОНКИСТАДОРОВ Конкиста» по-испански оз­ начает «завоевание». Кон­ кистадор соответственно — завоеватель. Когда европейские страны воевали между собой, эти вой­ ны были главным образом фактами политической истории. Но когда пос­ ланцы Европы покоряли обширные пространства на других, доселе не­ ведомых континентах — их завое­ вательные походы часто становились одновременно выдающимися геогра­ фическими открытиями. Воины прокладывали путь куп­ цам, священникам, чиновникам, ко­ лонистам. Меньше всего конкис­ тадоры при этом думали о географи­ ческих открытиях. Жажда золота и власти — вот что двигало этими людьми, наделяя их удивительной, поражающей воображение способ­ ностью месяцами и годами пре­ терпевать любые лишения ради дос­ тижения раз поставленной цели. Ради этой цели маленькие отряды конкистадоров дерзко бросали вызов огромным союзам племён и целым государствам. Риск, однако, был хорошо рассчитан: он опирался и на превосходство завоевателей в тактике и во­ оружении, и на этнические отличия европейцев, которых индейцы нередко считали богами или посланцами богов, и на тот ужас, который внушали индейцам никогда не виденные ими лошади. Но ещё большую услугу конкистадорам повсюду оказали племенная рознь и борьба за власть среди самих индейцев. В расправах с покорёнными народами завоеватели не знали жалости. Пред­ ставления о самобытной ценности великих культур Америки обычно бывали им чужды; большинство конкистадоров вообще не считали индейцев за людей. Что уж говорить о шедеврах ювелирного искусства, которые ценились исключительно на вес! Всё это не означает, что конкистадорами двигал исключительно голый расчёт. Напротив, их пья­ нили миражи и видения. Описания и образы из рыцарских романов причудливо переплетались в их воспалённом сознании с подхваченными где-то индейскими легендами. Это была особая романти­ ка — романтика золота. Не случайно одним из самых ярких символов конкисты стала легенда о стране позолоченного вождя — Эльдорадо. В основе этой легенды лежал реальный обычай чибча-муисков, живших в высокогорных областях нынешней Колумбии. Каждый новый правитель этого племени, перед тем как принять власть, становился главным действующим лицом уди­ вительной церемонии. На восходе солнца, на­ тёртый смолой и покрытый золотым порошком, он подплывал на плоту к середине священного озера Гуатавита и бросался в воду, смывая с себя золотой порошок до последней крупицы. Озеро принимало подношение, вослед которому летели драгоцен­ ности и золотые украшения; воздух оглашался радостными восклицаниями. По мнению ис­ панцев, подобный обычай мог существовать лишь в такой стране, где золота неимоверно много. Страна, которая явилась прототипом сказоч­ ного Эльдорадо, была открыта испанцами в 1537 г. Отряд Гонсало Хименеса де Кесады, преодолев в пути огромные трудности, достиг земель чибча- муисков, создавших одну из наиболее высоко­ развитых и самобытных цивилизаций Южной Америки. Однако испанцев здесь, как и повсюду, восхитило не удивительное мастерство местных ремесленников, а обилие золота и «зелёного льда» — изумрудов. Но самое удивительное, что после открытия этой земли легенда об Эльдорадо не умерла. Золотую страну Эльдорадо на протя­ жении многих десятилетий искали во всех глухих уголках южноамериканского континента, а когда эти поиски закончились, она осталась просто символом того удивительного времени. 96 Испанские всадники.
Эпоха Великих географических открытий ПАДЕНИЕ ТЕНОЧТИТЛАНА Эрнан Кортес (1485-1547) В течение первых двух десятилетий после открытия Америки испанцы в основном довольствовались ограблением островов Ка­ рибского моря. Плавания вдоль побережья матери­ ка предпринимались прежде всего в поисках пролива, по которому можно было бы достичь стран Востока. С этой целью в 1508—1509 гг. неутомимый спутник Колумба Висенте Яньес Пинсон и другой опытный мореход, Хуан Диас Солис, достигнув материка в том же месте, что и Колумб в начале своего четвёртого плавания, двинулись вдоль берега в другую сторону. Они обогнули полуостров Юкатан и прошли вдоль побережья Мексики почти до Северного тропика, открыв более 2700 км береговой линии, а затем повернули назад. За­ нятые исключительно поисками пролива, Пинсон и Солис остались безразличны к той земле, вдоль которой они плыли, — земле майя и ацтеков. В 1517 г. Франсиско Эрнандес де Кордова на трёх кораблях прошёл вдоль северного и западного побережья Юкатана. Пытаясь высадиться на берег, Кордова потерял множество людей в стычках с индейцами и повернул назад. Однако привезённые им золотые украшения так вос­ пламенили воображение искателей приключений, что уже в следующем, 1518 г. была организована новая экспедиция под руководством Хуана де Грихальвы. Индейцы побережья рассказали испанцам о стране на западе, где золота очень много, и при этом несколько раз повторили слово «Мехико». Продолжив путь, испанцы однажды увидели толпу индейцев, на длинных копьях которых разве­ вались белые флаги. То были посланцы верховного вождя могущественной державы ацтеков (пра­ вильнее — астеков) Мотекухсомы Шокойоцина, которого испанцы называли Монтесумой. Узнав, что чужеземцы ищут золото, Монтесума велел своим подданным давать его испанцам в обмен на заморские товары, а заодно выяснить, куда и зачем идут пришельцы. В этом же плавании испанцы впервые увидели величественные храмы ацтеков и столкнулись с их практикой человеческих жерт­ воприношений. Между тем корабли давали течь, припасы подходили к концу, и Грихальва, достиг­ нув 22° северной широты, повернул обратно. План Мехико времен конкисты. 97
Энциклопедия для детей Вооружённый ацтекский вождь — касик. Рядовой ацтекский воин. Количество золота, привезенное Грихальвой, превзошло все ожидания и вызвало среди конкистадоров волну энтузиазма. Губернатор Кубы Диего де Веласкес тут же начал готовить большой завоевательный поход в глубь Мексики, во главе которого поставил своего секретаря, идальго из Эстремадуры Эрнана Кортеса. Позднее Веласкес отменил своё назначение, но Кортес отказался повиноваться и 10 февраля 1519 г. самовольно отплыл в Мексику. 21 апреля испанцы высадились на мексиканский берег около острова Сан-Хуан-де-Улоа. Здесь они построили себе опорную базу — г. Веракрус с крепостью. Сюда прибыли послы Монтесумы, которые вручили Кортесу для передачи испанскому королю невиданное прежде количество драгоценностей: два огромных блюда из золота и серебра, изображавшие соответственно Солнце и Луну, фигурки уточек, ягуаров и обезьян, подвески, диадемы, жезлы и многое другое — всё из чистого золота. В этих удивительных украшениях высокое искусство древней цивилизации впервые предстало перед европейцами во всём своём совершенстве. Пройдёт лишь несколько лет, и большая часть творений ацтекских ювелиров будет хладнокровно переплавлена в бездушные слитки с одной лишь целью — обеспечить «справедливость» дележа награбленной добычи. Дарам же Монтесу­ мы повезло: они целиком были переданы королю и избежали дележа. Годом позже их увидел в Брюсселе Альбрехт Дюрер — и они потрясли воображение гениального художника. «Я в течение всей своей жизни не видел ничего, что бы так порадовало моё сердце, как эти вещи, — записал он в дневнике. — Ибо я видел среди них чудесные, искуснейшие вещи и удивлялся тонкой одарённости людей далёких стран». Кортес уверил послов Монтесумы, что имеет послание от испанского короля к повелителю ацтеков. Монтесума колебался, но в конце концов согласился впустить испанцев в свою столицу — Теночтитлан (Мехико). 16 августа 1519 г. Кортес выступил на северо-запад. Это был первый поход испанских конкис­ тадоров в глубь материка. Чтобы отрезать колеблющимся путь назад, Кортес перед выступлением приказал потопить все стоявшие в гавани корабли (по другой версии, корабли были сожжены). Единственный оставленный корабль увёз испанскому королю дары Монтесумы. Отряд Кортеса, в котором насчитывалось лишь 400 пехотинцев и 15 кавалеристов при 6 орудиях, бросил вызов одной из самых могущественных держав Америки. Но не меньше, чем на собственные силы, испанцы могли рассчитывать на поддержку подчинённых ацтеками окрестных племён, ненавидевших завоевателей. 8 ноября 1519 г. испанцы торжественно вступили в Теночтитлан. Величие и красота города, расположенного на острове посреди большого озера, потрясли конкистадоров, напомнив им страницы любимых рыцарских романов. «Мы с трудом прокладывали себе дорогу через толпу, — вспоминал ветеран завоевания Мексики, простой солдат Берналь Диас дель Кастильо. — Полны народу были также башни, храмы и пироги, прибывающие со всех сторон... Мы не верили глазам своим. С одной стороны, на суше, — ряд больших городов, а на озере — ряд других, и само озеро покрыто челнами, и на дамбе много мостов, переброшенных через каналы, и перед нами великий город Мехико, а нас — только четыре сотни солдат!» Вступив в город, Кортес вероломно захватил в плен Монтесуму и его ближайших сановников и пытался отдавать приказания от его имени. Однако индейцы вскоре восстали и осадили испанцев в Теночтитлане; те вынуждены были оставить столицу и уйти к побережью. Перед началом отступления Монтесума умер или же был убит испанцами. В ходе отступления Кортес был разгромлен и потерял значительную часть награбленных драгоценностей и до двух третей своей армии. Особенно много людей погибло в «ночь печали» — при переправе через озеро, посреди которого, на острове, находился Теночтитлан. Лишь помощь союзных индейцев из Тласкалы спасла тогда отряд Кортеса от полного уничтожения. Пополнив свой отряд людьми и снаряжением, Кортес с 10 тыс. союзников- индейцев в 1521 г. начал новое, планомерное наступление на Теночтитлан. Оборону города возглавил новый верховный вождь ацтеков, молодой Куаутемок, Кортес сжигающий свои корабли. 98
Эпоха Великих географических открытий
Энциклопедия для детей проявивший выдающиеся военные способности. Столица, обложенная со всех сторон, отчаянно сопротивлялась более трёх месяцев. Лишь голод и жажда среди осаждённых позволили испанцам ворваться в город. Огнём и мечом Мексика была покорена. Сотни тысяч убитых или умерших от изнурения, голода и заразных болезней, завезённых сюда конкистадорами, — таков страшный итог испан­ ского завоевания страны. Сам Кортес проявил в этих событиях несом­ ненное мужество и воинскую доблесть, неза­ урядные способности дипломата и военачальника. Но на другой чаше весов — холодная жестокость, лицемерие и вероломство. Достаточно сказать, что взятый в плен Куаутемок, которому Кортес лично обещал полную безопасность, был подвергнут пыткам и в 1525 г. казнён. После покорения Теночтитлана Кортес и его соратники предприняли ряд завоевательных по­ ходов на окраины державы ацтеков. В результате их испанцы подчинили почти всю территорию Мексики, Гватемалы и Гондураса. Наиболее зна­ чительный из этих походов с точки зрения географических открытий — плавание Франсиско де Ульоа, который в 1539—1540 гг. на трёх кораблях проследовал из Акапулько на северо- запад, достиг вершины Калифорнийского залива и устья реки Колорадо, а затем обогнул весь полуостров Калифорния, прежде считавшийся островом. Дольше всех — в течение 20 лет — сопро­ тивлялись испанским конкистадорам индейцы майя на Юкатане. Сама природа надёжно защи­ щала эти места от вторжения испанцев. А одно из государств майя, Тайясаль (в районе озера Петен- Ица на севере Гватемалы), успешно отстаивало свою свободу вплоть до конца ХVII в. Лишь в 1697 г. исчезло последнее независимое государство индейцев Центральной Америки. ЗАВОЕВАНИЕ ПЕРУ Франсиско Писарро (между 1470 и 1475-1541) Покорение Мексики, которую после успеха Кортеса многие называли «золотой стра­ ной», всколыхнуло конкистадоров. Всюду они жадно ловили слухи о богатых и мо­ гущественных государствах индейцев. Испанцы в Панаме время от времени получали с юга сведения о «великой империи Виру» (Перу). Достичь и покорить её мечтал Франсиско Писарро. Незаконный сын дворянина из испанской провинции Эстремадура, Писарро в детстве пас свиней, а юношей поступил в солдаты. В 1510 г. он отправился искать счастья в Новый Свет, сопровождал Охеду в экспедиции к Дарьенскому заливу, затем служил Васко Нуньесу де Бальбоа, от которого переметнулся к Педрариасу де Авиле. Храбрый и предприимчивый, бесконечно упорный в достижении своих целей и неразборчивый в средствах, он не имел никаких сбережений и потому должен был заключить союз с теми, у кого были деньги на организацию похода в Перу. Одного из его компаньонов, такого же искателя приклю­ чений, как и сам Писарро, звали Диего де Альмагро, другой же, Эрнандо де Луке, был человеком сугубо мирным — священником в Панаме, но решился рискнуть ради будущих богатств всеми своими сбережениями. Интересно отметить, что под составленным чуть позже договором из всей этой троицы смог расписаться один только Эрнандо де Луке; неграмотные Писарро и Альмагро вывели вместо подписей кресты. 100
Эпоха Великих географических открытий Первое плавание Писарро и Альмагро в 1524— 1525 гг. закончилось неудачей. В 1526 г. они повторили свою попытку. Достигнув устья реки Сан-Хуан у 4° северной широты, участники похода ограбили здесь несколько индейских селений и захватили немалую добычу. Однако стало оче­ видно, что для дальнейших действий потребуются более значительные силы. Альмагро отправился назад за подкреплением, второй корабль под командованием Бартоломе Руиса был направлен на разведку на юг, а Писарро остался исследовать ближние окрестности. Руис продвинулся на юг ещё на 700 км и пересёк экватор. Моряки захватили несколько перуанцев, от которых получили более подробные сведения о государстве инков, о дворцах и сокровищах столичного города Куско. Получив подкрепление и соединившись с Руи¬ сом, Писарро двинулся на юг. Но силы для нападения на самую обширную державу Америки вновь были сочтены недостаточными. Альмагро ещё раз вернулся назад, но новый наместник «Золотой Кастилии» запретил ему вербовать добровольцев для этого «безрассудного пред­ приятия». Более того, губернатор послал за Писарро корабль с приказом немед­ ленно вернуться в Панаму. Когда приказ был передан Писарро, многие из его людей, страдавшие от голода и болезней, обрадовались случаю вернуться в Панаму. Тогда Писарро, красный от гнева, провёл мечом черту на песке, шагнул через неё и сказал своим оробевшим товарищам: «Кастильцы! Этот путь (на юг) ведёт к Перу и богатству, тот путь (на север) — к Панаме и нищете. Выбирайте!» Лишь 13 человек после­ довали за Писарро. Капитан корабля взял на борт остальных и отчалил, бросив «бунтовщиков» на произвол судьбы. А Писарро и его товарищи полгода провели на острове в 50 км от берега, добывая себе пищу охотой на птиц и сбором моллюсков. Дождавшись-таки корабля от своих компаньо­ нов, Писарро продвинулся на юг до 9° южной широты. Здесь он добыл золотые и серебряные сосуды, тонкие шерстяные ткани; заполучил также живых лам, которые представлялись испан­ цам некой помесью овцы и верблюда. Со всем этим он в 1528 г. отплыл в Испанию, где добился аудиенции у короля. Тот дал ему патент на Конкистадоры в бою. 101
Энциклопедия для детей завоевание Перу и авансом назначил правителем страны без определённых границ, которую Писарро ещё пред­ стояло завоевать на собственные средства. Писарро тут же начал вербовку добровольцев; в первую очередь он привлёк своих братьев — Эрнандо, Гонсало и Хуана. Альмагро, не получивший высокого назначения, был недоволен, но, надеясь на прежний договор о разделе добычи, согласился вербовать людей для экспедиции. 27 декабря 1530 г. отряд Писарро в составе 180 человек (из них 36 всадников) отплыл из Панамы. Высадившись на берег у экватора, Писарро в начале 1532 г. оказался близ Тумбеса (3° южной широты). Здесь он получил помощь из Панамы и собрал необходимые сведения о внутреннем сос­ тоянии государства инков — Тауантинсуйу. В стране только что закончилась междоусобная война. Верховного правителя — Великого Инку Уаскара — победил его сводный брат Атауальпа. Сторонники Уаскара попросили Писарро о помощи против узурпатора. Момент для похода на великую империю был более чем благоприятным. Стало известно, что Атауальпа с 5-тысячным отрядом находится близ горного города Кахамар¬ ка, лежавшего к юго-востоку от Тумбеса. 24 сен­ тября 1532 г. отряд Писарро покинул берега залива Гуаякиль и, пользуясь великолепными дорогами инков, уже 15 ноября вошёл в Кахамар¬ ку. Доверчивый Атауальпа дал согласие встре­ титься с конкистадорами. Во время встречи испанцы вероломно захватили Атауальпу в плен. Поняв, что чужеземцы более всего на свете ценят золото, Великий Инка провёл черту на стене своей темницы так высоко, как только мог достать рукой, и предложил неслыханный выкуп — наполнить золотом комнату до этой черты. Писар­ ро принял предложение, и Атауальпа разослал во все стороны гонцов для сбора драгоценностей и золотых храмовых украшений. К июлю 1533 г. было собрано ни много ни мало — 6 тонн золота! Хотя ещё не весь выкуп был доставлен, Писарро потерял терпение. Он обвинил Великого Инку во всех возможных грехах и 26 июля казнил его, а 11 августа выступил из Кахамарки в столицу инков город Куско. В сражениях с индейцами конница и огнестрельное оружие неизменно обес­ печивали конкистадорам победу. Объявив Куско владением испанского короля, Писарро двинулся к океану. 5 января 1535 г. недалеко от берега он основал будущую столицу Перу — «Город коро­ лей» (по-испански — Сьюдад де лос Рейес), позднее получивший название Лима. Один из сподвиж­ ников Писарро, Себастьян Белалькасар, совершил поход в северную столицу империи город Кито, который инки намеревались сделать вторым Куско. В 1535 г. Кито был захвачен. Могущественная империя инков была раз­ громлена. Конкистадоры захватили в Перу не­ слыханные богатства, затмившие даже добычу Кортеса. Доля самого Писарро составила более 57 тыс. золотых песо (более 250 кг золота), не считая золотого трона Великого Инки. Даже рядовые участники пленения Атауальпы стали богаче иных европейских графов и герцогов. Далеко за пределами Перу стала известна история о солдате Серро де Легисано, который за одну ночь проиграл в кости огромный солнечный диск из чистого золота, сорванный с алтаря одного из храмов. В походах 1532—1535 гг. испанцы захватили огромную страну — территорию нынешних Перу, Эквадора и юга Колумбии. Приказом короля уже завоёванные области были переданы в управление Писарро, получившего титул маркиза. Альмагро же назначался губернатором лежавшей дальше к югу страны — Чили, которую ещё предстояло завоевать. 3 июля 1535 г. отряд Альмагро высту­ пил с этой целью из Куско на юго-восток, вдоль западного берега величайшего в Южной Америке высокогорного озера Титикака. Вскоре испанцы перехватили груз золота, который покорённые южные племена послали инкам, но делёж добычи только разжёг их аппетиты. Из двух возможных путей в Чили Альмагро избрал кратчайший — тот, который вёл прямо на юг через высокогорные области, хотя там и труднее было раздобыть продовольствие. При переходе через горную реку большая часть припасов погибла, что стало тяжёлым ударом для экс­ педиции — пополнить их было очень трудно. Пройдя через предгорья сотни километров на юг, Альмагро повернул на запад, к главному хребту Анд. Испанцы шли вдоль его подножия, отыски­ вая проходы через гигантский горный барьер. Наконец у 27° южной широты на огромной высоте (4726 м) был найден перевал, названный Сан- Франсиско. Снег слепил глаза, разрежённый воздух, бури и холод затрудняли каждый шаг. Из-за отсутствия топлива нельзя было развести огонь, люди стали замерзать. К тому же начался сильный голод. За всё время похода от истощения и холода погибло более четверти испанцев и огромное количество носильщиков-индейцев. Наконец в конце марта — начале апреля 1536 г. отряд достиг долины реки Копьяпо (у 27° южной широты), где остановился на отдых. Здесь испан­ цам удалось получить от индейцев около тонны Писарро в стране инков 102 Убийство Писарро.
Эпоха Великих географических открытий
Энциклопедия для детей золота. Затем Альмагро пошёл вдоль берега океана дальше на юг, к Кокимбо (у 30° южной широты), а оттуда направил ещё дальше к югу отряд Гомеса Альварадо. Тот прошёл на юг 750 км, обследовав Чили «почти до конца света». Страна эта показа­ лась Альварадо пустынной и унылой, а населяли её воинственные индейцы-арауканы. В сентябре 1536 г. Альмагро двинулся обратно. Пройдя через пустыню Атакама, он поднялся на нагорье и подошёл к Куско в середине апреля 1537 г., пройдя в оба конца более 5000 км. Это был один из самых тяжёлых походов, который конкистадоры совершили в Южной Америке, — и самый значительный по географиче­ ским результатам. Отряд Альмагро открыл вы­ сокогорные плато и озёра, высочайшие горные цепи и плодородные долины, проследил около 2500 км тихоокеанской береговой линии. Но испанцы не нашли здесь второго Перу, и поход показался им почти безрезультатным. Альмагро чувствовал себя обделённым и решил добиться справедливости силой, но был разбит братьями Писарро и казнён. Спустя три с небольшим года, в 1541 г., его сторонники составили заговор и убили В феврале 1541 г. капитан Франсиско де Орельяна, издержав на сборы колоссальную сумму в 40 000 золотых песо (1 песо составлял 4,6—4,7 г золота), выступил во главе своего отряда из тихоокеанского порта Сантьяго-де-Гуаякиль (ныне — Гуаякиль в Эквадоре). В отряде насчиты­ валось всего 25 человек, зато 14 из них ехали верхом, что было неслыханной роскошью — ведь лошадей в эти края привозили из Испании и каждая стоила здесь целое состояние. В марте отряд Орельяны достиг Кито, где должен был присоединиться к воинству Гонсало Писарро, брата завоевателя Перу, который отправлялся в поход за Анды в поисках страны золота и корицы. Видимо, не желая делить с Орельяной славу и богатство, Писарро вышел в путь раньше назначенного срока, и только спустя несколько недель Орельяне удалось догнать его. Объединённый отряд пе­ ревалил через Анды и спустился в сельву. Несколько месяцев прошло в непрестанных по­ исках. Коричных деревьев было найдено совсем немного (испанцы тогда не знали, что американс­ кая корица в отличие от азиатской не представляет особой ценности). Между тем стали ещё более ощутимыми тяжелейшие условия, в которых проходил поход. Постоянным спутником конкис- Франсиско Писарро, провозгласив губернатором сына казнённого Альмагро, Диего Альмагро- младшего, который в свою очередь был схвачен и казнён сторонниками Писарро в 1542 г. Воистину золото разграбленного Перу не принесло счастья захватившим его испанцам. В 1540 г. на завоевание Чили был послан участник похода Альмагро, Педро де Вальдивия. С боями испанцы продвинулись вдоль берега до 33° южной широты. Выйдя из зоны пустынь, завое­ ватели оказались в плодородной местности. Здесь Вальдивия основал порт Вальпараисо (в перево­ де — «Райская долина»), а чуть позже — нынешнюю столицу Чили город Сантьяго. В этом и следующем походах Вальдивия основал ещё несколько городов, достигнув 40° южной широты. Всё это время не прекращалась упорная борьба с индейцами-арауканами, в которой те поневоле учились воинскому искусству испанцев. Они оказались способными учениками: поочерёдно разбили несколько испанских отрядов, а в 1553 г. захватили в плен самого Вальдивию и казнили его. На протяжении трёх веков своего господства в Южной Америке испанцы так и не смогли покорить свободолюбивых арауканов. тадоров был голод. Для облегчения пути вдоль «реки Корицы» (Напо — приток Амазонки) была построена небольшая бригантина «Сан-Педро», и 26 декабря 1541 г. Орельяна с 57 спутниками отправился на ней вниз по течению Напо, чтобы найти поблизости жильё и воду. Предполагалось, что уже через несколько дней Орельяна вернётся к основному отряду, но он не вернулся. Убеж­ дённый в измене Орельяны, Писарро вскоре повернул назад. В июне 1542 г. в Кито вернулось около 80 истощённых, умирающих от лихорадки людей — всё, что осталось от большого отряда Писарро. День проходил за днём, а Орельяне не удавалось найти ни съестного, ни каких-нибудь следов человека... Люди испытывали страшные муки голода, им досаждали мириады москитов. Вер­ нуться к Писарро было уже невозможно: прямо у реки начиналась непроходимая сельва, а водный путь против бурного течения занял бы много месяцев. И тогда, как упоминает в своём описании путешествия его участник, монах-доминиканец Гаспар де Карвахаль, Орельяна и его спутники решили плыть вниз по реке, чтобы «или умереть, или дознаться, куда она нас выведет». Лишь две недели спустя после начала пу- ОТКРЫТИЕ ВЕЛИКОЙ РЕКИ АМАЗОНОК Франсиско де Орельяна (ок. 1512-1546) 104
тешествия, 8 января 1542 г., послышался явст­ венный перестук индейских барабанов, который с этого времени был постоянным спутником отряда. (В этих краях индейцы с помощью барабанов, слышимых на большом расстоянии, передавали друг другу все наиболее важные известия.) На следующий день испанцы высадились у по­ кинутого испуганными жителями селения и жадно набросились на еду, второпях оставленную ин­ дейцами. 12 февраля испанцы прошли место слияния трёх рек. Самая большая из них была «широка, как море», — бригантина вышла из Напо в Амазонку. Течение реки оставалось бурным; было очевидным, что судно путешественников может не выдержать тягот долгого путешествия. Поэтому отряд Орельяны построил большую бригантину «Виктория», предварительно изготовив для неё гвозди и другие металлические части. 24 апреля испанцы продолжили путь уже на двух бриганти­ нах. Проходили недели, а участники похода не видели даже признаков близости моря. Ис­ полинский поток принимал один за другим огромные притоки. 21 мая Орельяна открыл устье реки Журуа — «реки Троицы» (длина 3280 км), а 3 июня испанцы заметили по левую руку устье Работа на мачтах. Эпоха Великих географических открытий другой большой реки, которую они назвали Рио-Негро (ныне — Риу- Негру) — «Чёрная река». Она неслась с такой стремительностью, что её чёрные, как чернила, воды на протяжении почти 100 км не смешивались с мутно-жёлтыми водами Амазонки. В течение первых месяцев плавания испанцам часто удавалось наладить неплохие отношения с индейцами, и те нередко добровольно снабжали их едой; в противном случае конкистадоры отбирали её силой. Но по мере продвижения через владения более воинственных племён положение менялось. Попытки испанцев высадиться на берег всё чаще сталкивались с ожесточённым сопротивлением индейцев. Пополнение запасов продовольствия стало смертельно опасным делом. Почти у каждого селения Орельяну и его спутников встречали целые флотилии каноэ с множеством воинов, которые под барабанный бой яростно атаковали пришельцев. Временами бригантины из-за вон­ завшихся в борта стрел становились похожими на дикобразов. Едва испанцам удавалось оторваться от преследователей, как впереди показывались новые флотилии; люди по нескольку дней не могли передохнуть. Ночевали теперь почти всегда на бригантинах, но даже там не могли чувствовать себя в безопасности. 24 июня испанцы в поисках продовольствия напали на очередное селение. Индейцы защищали свои жилища с особенной ожесточённостью, и — удивительное дело — во главе их, по словам 105
Энциклопедия для детей Карвахаля, сражались женщины — высокие, крепкого телосложения, с белым цветом кожи. Полуобнажённые, вооружившись луками со стрелами и палицами, они воевали столь отважно, что мужчины-индейцы не осмелились показать врагу свои спины. К оборонявшимся со всех сторон подходили под­ крепления, и испанцы в конце концов вынуждены были отступить. Конкистадоры остались при убеждении, что достигли царства дев-воительниц, о которых писали многие античные и средневековые авторы (Гомер, Геродот, Марко Поло). Амазонки счи­ тались сказочно богатыми, их земли европейцы искали в Новом Свете на протяжении десятилетий. Впервые Орельяна и его спутники услышали от индейцев о стране амазонок ещё в верховьях Напо. И вот, казалось, мечта становилась явью. Расспросив захваченного в плен индейца, испанцы выяснили, что амазонки, покорившие все окрестные племена, живут в больших селениях с каменными домами в 4—5 днях пути от реки; в их страну ведёт множество хороших дорог. Наиболее знатные из амазонок пьют и едят из золотой посуды. В их городе, по словам индейца, имеется пять «домов Солнца», где они держат идолов из золота и серебра в виде женских фигур. Трудно сказать, что именно во всей этой загадочной истории имело место в действи­ тельности. Последующие экспедиции европейцев вместо богатых городов и больших дорог неизменно обнаруживали в этих гиблых местах непроходимые тропические леса, да изредка им попадались бедные индейские селения. Но Карвахаля трудно заподозрить в сознательном обмане, ибо во всём остальном его повествование отличается замеча­ тельной достоверностью. Сквозь тучи стрел, ко­ торыми встречали на Амазонке незваных при­ шельцев, пытливый взор Карвахаля рассмотрел, как выглядят индейцы, как устроен их быт, какие они замечательные умельцы. Видимо, история с амазонками была основана на некоторых под­ линных фактах, таких, как участие женщин в сражениях, счёт родства по материнской линии, принятый у многих индейских племён Бра­ зилии; но пылкое воображение конкистадоров совместило их с монументальностью империи инков, откуда прибыли Орельяна и его спутники. Покинув страну амазонок, испанцы продол­ жали свой бесконечный путь по великой реке, берега которой уже нередко терялись в туманной дымке. В этих местах индейцы использовали отравленные стрелы, пришлось испанцам для защиты от них надстроить борта бригантин. Вскоре на реке впервые был замечен прилив. Изнурённые люди приняли его за знак близости моря, не подозревая, что на Амазонке прилив ощущается даже на расстоянии 900 км от океана. А ниже по течению реки морские воды во время прилива поднимались, как пишет Карвахаль, «с преве­ ликой яростью». Время от времени их столк­ новение с мощным течением реки рождало (и сейчас рождает) знаменитую поророку — гигант ­ скую отвесную волну высотой до 5 м, которая с сокрушительной силой и ужасающим грохотом устремляется против течения. Лишь в начале августа путь по Амазонке подошёл к концу. Впереди ждал открытый океан, к которому бригантины были мало приспособлены. Три недели испанцы готовили корабли для океанского плавания, покрыв их палубы и сшив паруса из своих плащей. 26 августа Орельяна вывел корабли в океан и без компаса и штурмана двинулся на северо-запад вдоль берега материка. 80 августа корабли потеряли друг друга из виду, но вскоре оба достигли острова Кубагуа в Кариб­ ском море, где встретили испанских колонистов. Франсиско де Орельяна мог, наконец, перевести дух. Все эти восемь месяцев он был добрым гением для своих спутников, сражался, вступал в пе­ реговоры, ободрял отчаявшихся. Именно ему экспедиция более всего обязана своим конечным успехом. И вполне заслуженно его относят к великим путешественникам: он первый пересёк от океана до океана огромный южноамериканский материк почти в самой широкой его части, открыл среднее и нижнее течение Амазонки на про­ тяжении более 3 тыс. км . Эта великая река получила своё название то ли от индейского слова «амасуну» — «большая вода», то ли от ле­ гендарного племени дев-воительниц. Одиссея самого Орельяны на этом не кончилась. Вернувшись в Испанию, он сразу же начал готовить новую экспедицию на Амазонку. Но из-за недостатка средств экспедиция была снаряжена плохо. Не хватало людей, оружия, провизии. Во время стоянки на островах Зелёного Мыса часть людей отказалась плыть дальше, а при переходе через Атлантику один из кораблей во время шторма отбился от двух остальных и, видимо, погиб. После тяжёлых испытаний корабли дос­ тигли устья Амазонки и стали подниматься вверх по течению. Множество людей погибло от голода, болезней и стрел индейцев; продолжение экс­ педиции грозило неминуемой гибелью. В ноябре 1546 г. умер и сам Орельяна — не столько от тропической лихорадки, которой был болен, сколько от горя, не будучи в силах перенести крушения своих замыслов. Символично, что умер он в тех самых краях, где четырьмя годами раньше завершилось главное путешествие его жизни, обессмертившее его имя.
Эпоха Великих географических открытии ПИРАТ ЕЁ ВЕЛИЧЕСТВА Фрэнсис Дрейк (ок. 1545-1596) декабря 1577 г. в английском порту Пли­ мут подняли паруса пять кораблей. Мес­ том назначения названа была Александ­ рия, но это едва ли могло кого-нибудь обмануть: уж слишком хорошо для столь обыденного рейса была снаряжена флотилия, да и возглавил её зна­ менитый пират Фрэнсис Дрейк, к тому времени уже прославившийся несколькими удачными на­ падениями на испанские владения в Центральной Америке. Однако подлинные цели экспедиции уда­ лось на время сохранить в тайне. Вездесущие ис­ панские тайные агенты были убеждены, что Дрейк направляется в Шотландию, чтобы выкрасть шот­ ландского принца (ибо Англию и Шотландию раз­ деляла давняя вражда). В то время в тугом узле между­ народных противоречий всё более заметным становилось противостоя­ ние Испании и Англии. Пиреней­ ские страны, успевшие прежде дру­ гих европейских государств зах­ ватить самые богатые заокеанские владения, стремились сохранить их за собой, опираясь на папские буллы и Тордесильясский договор 1494 г. Другие же страны — Англия, Фран­ ция, а немного позже и Голландия — этих претензий не признавали. Французский король Франциск I от­ кровенно издевался над папскими буллами: «Пусть мне покажут тот пункт в завещании Адама, в силу которого Новый Свет должен быть разделён между моими братьями, королями Испании и Португалии, а я должен быть лишён своей доли наследства». Не признавала этих претензий и Елизавета Английская. Открыто бросить вызов самой могущественной державе тогдашней Европы Англия ещё не решалась, но существовало много других способов борьбы: интриги, заговоры, тайная поддержка государств, враждующих с Испанией, контрабандная торговля в испанских колониях, подрывавшая монополию Испании и тем самым лишавшая её изрядной части доходов, и, наконец, пиратство. Разумеется, те пираты, к услугам которых охотно прибегала английская королева, многим отличались от «джентльменов удачи» после­ дующих веков. В мирные годы они спокойно занимались своими делами (тот же Дрейк, скажем, в свободное от пиратских набегов время исполнял обязанности мэра Плимута и члена Палаты общин английского парламента). Но как только назревала война, они бросали всё и отстаивали интересы своей родины и королевы, не забывая, впрочем, и о своих собственных. Грабили они отнюдь не всех подряд, но лишь врагов королевы, и если по необходимости всё же заимствовали что-нибудь у представителей нейтральных стран, то старались как-то компенсировать тем их потери. Беспо­ щадные в бою, пираты избегали бессмысленных жестокостей и старались не допускать расправ над пленными. В 1568 г. в одном из торгово-пиратских пла­ ваний к берегам Нового Света английская эскадра, захватившая к тому времени несколь­ ко испанских судов, была вынуждена зайти для ремонта кораблей в мекси­ канский порт Сан-Хуан-де-Улоа. Через два дня туда же пришла сильная испанская эскадра; на борту флагманского корабля находился но­ вый вице-король Мексики Мартин Энрикес. Англичане оказались в ло­ вушке. Они вступили в переговоры с вице-королём, но с его стороны это был лишь обманный ход. Внезапно испанцы атаковали англичан, и из шести английских кораблей лишь двум удалось вырваться из огненного ада. Одним из них командовал Дрейк. Хотя действия вице-короля были по-своему логичны — он встретил на подвластной ему территории гра­ бителей, захвативших испанские су­ да, — но Дрейк всю свою жизнь не мог простить испанцам их коварства в Сан-Хуан-де-Улоа и объявил своего рода личную войну и Мартину Энрикесу, и самому королю Филиппу П. В том, что это не пустая угроза, король убедился спустя три года, когда Дрейк бросил вызов испанцам в самом сердце их колониальных владений, в «сокро­ вищнице мира» — так называли район Панамы, где золото и серебро Перу сгружали с тихоокеан­ ских кораблей и по перешейку перевозили к Атлантическому побережью. Сначала Дрейк ата­ ковал порт Номбре-де-Диос, где сокровища ожи­ дали отправки в Испанию, а затем захватил один из караванов, перевозивших драгоценные металлы через перешеек. Из этого плавания Фрэнсис Дрейк вернулся весьма богатым человеком. Между тем отношения между Англией и 107 13
Энциклопедия для детей Испанией всё ухудшались. Дело явно шло к войне. Дрейк получил сек­ ретную аудиенцию у королевы. На её вопрос о том, где королю Филиппу может быть нанесён наиболее чувствительный удар, Дрейк без колебаний ответил: в испанских владениях в Америке. Но в атлантических портах Нового Света испанцы уже привыкли к пиратским рейдам: застать их врасплох было трудно. Поэтому Дрейк выдвинул дерзкий проект атаки на испанскую Америку с её тихоокеанского «тыла». Для этого нужно было пройти маршрутом Магеллана. Дело представлялось предельно рискованным, если вообще выполнимым: со времён Магеллана даже сами испанцы лишь дважды сумели воспользовать­ ся найденным им проливом. Но игра стоила свеч. Тайными пайщиками экспедиции выступили нес­ колько влиятельных сановников и сама королева. И вот в декабре 1577 г. флотилия вышла из Плимута. Корабли удачно пересекли Атлантику и 5 апреля 1578 г. достигли южноамериканского берега устья Ла-Платы. Но вскоре потерялся один из кораблей под командованием Томаса Доути. Дрейк уже раньше подозревал Доути в стремлении сорвать экспедицию, а теперь его подозрения переросли в уверенность. Между тем флотилия спустилась дальше к югу и остановилась для отдыха в бухте Сан-Хулиан — той самой, где некогда зимовал Магеллан. Это не было случайным совпадением: Дрейк преклонялся перед памятью великого португальца, не расставался с описанием Пиратские корабли нападают на береговое укрепление испанцев. его путешествия и действовал с оглядкой на предшественника. Когда был найден пропавший корабль, то, подобно Магеллану, Дрейк устроил именно в бухте Сан-Хулиан суд над Доути. Вина последнего была доказана, и все 40 судей приговорили его к смерти. Дрейк хотел исключить возможность недовольства экипажа накануне са­ мой ответственной части экспедиции. Дрейк не любил больших флотилий: много времени тратилось на поиски судов, отделившихся от остальных из-за штормов и туманов. Поэтому из бухты Сан-Хулиан он вывел лишь три корабля из пяти: два были сожжены, а их экипажи рас­ пределены между остальными. Незадолго до входа в Магелланов пролив флагманский корабль «Пе­ ликан» получил новое название — «Золотая лань», в честь тогдашнего фаворита королевы Кристофера Хеттона, в гербе которого была лань. 23 августа 1578 г. корабли вошли в пролив, а 6 сентября, преодолев в пути огромные трудности, вышли в Тихий океан. Дрейк торжествовал: сбылась его мечта «пройти по этому морю на английском корабле». Однако для Дрейка океан оказался совсем не тихим. Разразилась страшная буря, не утихавшая 52 дня. Корабли потеряли друг друга из виду и более уже не встретились. За время шторма «Золотую лань» отнесло к югу на 5 градусов. Тем самым Дрейк получил возможность исследовать территорию к югу от Магелланова пролива. Тогда считалось, что пролив отделяет южную оконечность Америки от огром- Награбленные пиратами богатства пополняли королевскую казну. 108
ного континента, называемого Неведомой Южной землёй. Дрейк же выяснил, что к югу от пролива лежит не огромный континент, а группа не­ больших островов, за которыми начинается не­ обозримый водный простор. Уже в XIX в. самый широкий в мире пролив, отделяющий эти острова от Антарктиды, был назван именем Дрейка. Покинув самую южную из известных тогда в мире земель, «Золотая лань» двинулась на север вдоль побережья Южной Америки. Козырем англичан была внезапность: испанцам в голову не могло прийти, что в Тихом океане могут оказаться какие-либо суда, кроме их собственных. Другими преимуществами Дрейка были быстроходность и манёвренность его кораблей, изумлявшая ис­ панцев скорострельность английских пушек, спло­ чённость экипажа, наконец, выдающиеся качества самого Дрейка как морехода и капитана. Его сильной стороной всегда была рассчитанная дер­ зость, неожиданность и точность удара, мастерская импровизация в ходе уже начавшегося сражения. Не встретив сопротивления, Дрейк захватил и разграбил порт Вальпараисо, а затем двинулся дальше на север. От капитана одного из захвачен­ ных по пути испанских судов Дрейк узнал, что двумя неделями раньше из порта Кальяо в Панаму ушёл корабль «Какафуэго» с большим грузом золота. Дрейк бросился за ним. В свою очередь испанцы выслали из Кальяо погоню за самим Дрейком. Но быстроходная «Золотая лань» легко ушла от преследования, а двухнедельное упорство Дрейка было вознаграждено. 1 марта 1579 г. Отдых на берегу. Эпоха Великих географических открытий «Какафуэго» был взят на абордаж. Англичане захватили на этом корабле столько ценностей, что их подсчёт длился несколько дней. Пора было думать о возвращении домой. Отпущенный к тому времени на свободу капитан «Какафуэго» в своих показаниях испанскому королевскому суду в числе прочего рассказал о том, что Дрейк демонстрировал ему навига­ ционную карту длиной в 10 м, сделанную для него в Лиссабоне. Когда испанец полюбопытствовал, каким путём Дрейк думает возвращаться на родину, тот сказал ему, что «существует три пути, которыми он мог бы воспользоваться. Один путь — через мыс Доброй Надежды, второй — той дорогой, которой он пришёл сюда. О третьем пути он ничего не сказал». Между тем испанская Америка стала напоми­ нать растревоженный улей. Все порты и корабли были оповещены о появлении пиратов. Король Филипп получил донесения о грабежах и при­ ложил все усилия, чтобы «Золотая лань» с её драгоценным грузом не вернулась на родину. Он попросил португальского короля принять все меры для поимки Дрейка у Молуккских островов. Испанские эскадры были посланы к Магелланову проливу и даже в Карибское море — на случай, если Дрейк бросит «Золотую лань» в тихоокеан­ ских водах и попытается пересечь перешеек, а затем, построив новый корабль, вернуться в Англию через Атлантику. Понимая всё это, Дрейк избрал третий путь, о котором ничего не говорил испанскому капитану. Он решил найти таинст­ венный пролив Аниан, якобы соединявший Тихий и Атлантический океаны на севере так же, как Магелланов пролив — на юге. До сих пор все попытки найти его оканчивались неудачей, и в Дрейке заговорило честолюбие первооткрывателя, тем более что открытие этого пути значительно сократило бы дорогу домой. Расплата за измену — смерть. 109
Энциклопедия для детей
Эпоха Великих географических открытий Карта путешествий Фернана Магеллана и Фрэнсиса Дрейка.
Энциклопедия для детей Дав отдохнуть экипажу, Дрейк направился дальше на север. Через полтора месяца, в июне 1579 г., ко­ рабль достиг, по оценке самого адмирала, 48° северной широты. Так далеко на север вдоль тихоокеанского побережья Америки европейцы ещё не заплывали. Англичане испытали здесь резкий переход от жары к холоду. Шёл дождь со снегом, снасти покрылись слоем льда, штормы сменялись густыми туманами. Люди стали сом­ неваться в правильности избранного пути. Только адмирал сохранял спокойствие и бодрость духа. Однако береговая линия постоянно отклонялась к северо-западу, в сторону Азии, а пролива всё не было. Холод усиливался. Дрейк вынужден был повернуть назад. Спустившись к 38° северной широты, англичане высадились на берег для отдыха и ремонта корабля. Местные жители приняли их за богов и пытались уговорить пришельцев принять вер­ ховную власть — так во всяком случае понял их Дрейк. Он воспользовался удобным случаем, чтобы присоединить к английским владениям всю эту территорию, которую он назвал Новым Аль­ бионом. Перед отплытием Дрейк установил на берегу столб с медной дощечкой, объявлявшей эти земли владением Англии, а за отсутствием печати прикрепил к столбу шестипенсовую монету с изображением королевы. 68 дней «Золотая лань» пересекала Тихий океан. Всё это время люди Дрейка ничего не видели, кроме неба и моря. 3 ноября 1579 г., Пираты берущие на абордаж испанское судно. 112 миновав Филиппины, англичане подошли к Мо­ луккским островам, а затем после отдыха и ремонта судна двинулись дальше. При выходе в Индийский океан корабль наскочил на подводную скалу. В течение 20 часов гибель казалась неминуемой. Необходимо было облегчить корабль, и за борт полетели тюки с тканями, оружие, мешки с мукой. Всё, без чего ещё вчера казалось немыслимым обойтись, как вспоминал священник и историограф экспедиции Фрэнсис Флетчер, теперь потеряло всякую ценность. Всё, кроме драгоценностей. К счастью, вскоре вода стала прибывать, и «Золотая лань» обрела свободу. На обратном пути удача сопутствовала Дрейку. 15 июня 1580 г. «Золотая лань» миновала мыс Доброй Надежды, а 26 сентября подошла к Плимуту. Дрейк ставил себе в особую заслугу, что был первым капитаном, возглавлявшим кру­ госветное плавание от начала и до конца. «Жива ли королева?» — таков был первый вопрос, заданный с корабля встреченным рыбакам. Вопрос был далеко не праздным: смена монарха могла привести к улучшению отношений с Ис­ панией, и тогда все подвиги Дрейка были бы поставлены ему в вину. К счастью, королева была жива и здорова. Она пригласила «главного вора неизвестного мира», как тогда называли Дрейка недоброжелатели, к себе во дворец и дала ему многочасовую аудиенцию. Испанский посол энер­ гично требовал возвращения сокровищ. Ещё бы! По приблизительным оценкам, их стоимость была вдвое больше, чем годовой доход английской казны. Пайщики предприятия Дрейка получили 4700% прибыли на вложенный капитал. Королева не только не вернула сокровища, но и демонстра­ тивно посвятила Фрэнсиса Дрейка в рыцари на борту «Золотой лани». Между тем война с Испанией приближалась. Филипп II готовил армию и флот для широко-
Эпоха Великих географических открытий масштабного вторжения в Англию. Чтобы поме­ шать ему, было предпринято несколько рейдов к берегам Испании и её американских владений; возглавил их сэр Фрэнсис Дрейк, и удача вновь сопутствовала ему. А когда в 1588 г. огромный испанский флот — «Непобедимая армада» — двинулся всё же к берегам Англии, именно Дрейк сыграл важнейшую роль в её разгроме. (Об этом можно прочесть в статье «Фрэнсис Дрейк» тома «Всемирная история» нашей Энциклопедии.) Смерть неутомимого морехода под­ вела достойную черту под его бурной жизнью. Он умер 28 января 1596 г. от лихорадки на борту корабля, возглавляя очередное пиратское плавание к берегам Нового Света. Как сообщили потом участники плавания, гроб с телом Фрэнсиса Дрейка был опущен в воды Карибского моря близ города Номбре-де-Диос, почти в том месте, откуда адмирал начинал свой путь к всемирной славе. ПЕРВЫЕ РУССКИЕ ЗЕМЛЕПРОХОДЦЫ На многие тысячи километров — от Белого моря до Тихого океана — распростёрся континент под названием «Тайга». Бесконечные леса, пронизанные лентами рек и речушек, — то словно засыпающих на плёсах, то грозно ревущих на порогах. Угрюмые горные хребты ощетинились скалами. Бездонные глаза озёр отражают неласковое небо. Трескучие морозы и непролазные сугробы зимой, непроходимые болота и комариные туманы летом. Такова российская тайга. По ней и теперь можно бродить неделями, не повстречав ни одного человека. .. . Сырая тяжесть сапога, Рука на карабине. Кругом тайга, одна тайга, И мы посередине. И десять лет, и двадцать лет, И нет конца и края. Олений след, медвежий след Вдоль берега петляет. Эти слова популярного шлягера 60-х годов рождают щемящее чувство одиночества, ощущение затерянности в бескрайних, безлюдных просторах. На долгие годы одиночества обрекали себя русские землепроходцы, бесстрашные исследо­ ватели тайги. Они шли в Неведомое, вооружённые лишь скудными сведениями, а то и просто легендами о тех землях, которые им предстояло познать. Поначалу двигали ими лишь личный интерес да простая человеческая любознатель­ ность. Текли столетия. На одной шестой части света зарождалась будущая великая держава. Государственные умы всё отчётливее стали по­ нимать необходимость изучения и освоения ог­ ромных территорий, над которыми распростёр свои крылья двуглавый орёл. Их были десятки и сотни — познавателей «неизвестной России». Имена одних канули в безвестность, имена других закрепились на географических картах. ... Чем дальше к северу, тем больше редеет лес, уступая место тундре. У голых её берегов лишь на короткий срок очищаются от льдов свинцовые воды Северного Ледовитого океана. По ним устремляются в нелёгкое плавание корабли пер­ вых российских морепроходцев. Они восприняли старинный девиз покорителей водных прост­ ранств: «Плавать по морю необходимо». .. .Как всё начиналось? Историки черпают сведения из немногочисленных сохранившихся летописей, но всё же эти источники позволяют представить общую картину постепенного ос­ воения севера и востока России. о XI век. Выходцы из Великого Новгорода осваивают берега Белого моря и проника­ ют на Полярный Урал. □ ХIII—XIV века. Новгородцы овладели почти всем Мурманом (Кольским по­ луостровом); существуют сведения, что они посещали некоторые архипелаги в Северном Ледовитом океане. Сухопутным путём они доходили до Оби; спускаясь вниз по ней, они достигли моря и совершили первые плавания в этом райо­ не: по направлению к Мурману и в сторону Западной Сибири. □ XV век. Открыта Новая Земля, начи­ нается освоение Груманта (Шпицбергена). Освоен морской путь до устья Оби. Именно у русских мореплавателей воз­ никает мысль о существовании морского пути из Атлантики в Тихий океан. Она становится известной в Европе, и уже западноевропейские страны готовятся снаряжать экспедиции для отыскания Северо-восточного прохода. Англия — владычица морей — проявляет особое рвение. 113
Энциклопедия для детей о XVI век. Начинается новый этап географических откры­ тий на сухопутных просторах России. Легендарный Ермак достиг Ир­ тыша и положил начало освоению Сиби­ ри — «страны суровой и угрюмой». Он словно бы распахивает ворота на вос­ ток — в них устремляются отряды каза­ ков, промышленников и просто ищущих приключений людей. XVII век. Именно в это столетие карта восточных земель России начинает при­ обретать определённые очертания — одно открытие следует за другим. Достигнуто устье Енисея, по суровым нагорьям Таймыра протягиваются маршруты рус­ ских первопроходцев, русские мореходы огибают Таймырский полуостров. Впер­ вые наши соотечественники видят ве­ ликие реки Восточной Сибири — Лену, Оленёк, Яну... ШИШКИН НА СЕВЕРЕ а восточном побережье острова Новая Земля есть мыс и гора, носящие имя замечательного художника-пейза¬ жиста, певца русского леса Ивана Ивановича Шишкина. Может быть, это немного странно — вспоминать Шишкина именно здесь, где не только лес, но и чахлая траве не всегда растёт, где тишину нарушает лишь весенний птичий гомон, вой зимней пурги, да изредка рявкнет медведь, но не шишкинский, а северный белый. Повелением своего названия мыс и гора обязаны первопроходцу этих мест художнику А.А. Борисову. Весной 1901 г. он наносил на карту берега залива Чикина в восточной части Новой Земли и решил отдать дань уважения своему первому учителю в Академии Художеств — И.И. Шишкину. Сам А.А . Борисов, влюблённый в русский Север, написал множество арктических пейзажей. Одно время название горы Шишкина исчезло с геогра¬ фических карт, но по просьбе полярных географов оно было восстановлено. Уже не безымянные герои творят историю российской географии — их имена становятся широко известными. Атаман Иван Москвитин останавливает своего коня на берегу Тихого океана. Отправляется в далёкий путь служилый человек Семён Иванович Дежнёв. Многое при­ шлось ему испытать: «...я голову свою складывал, раны великие приимал и кровь свою проливал, голод и холод великий терпел и помирал голодной смертью». Так он скажет о себе — а разве это не обычная судьба всех русских первопроходцев?! Спустившись по Индигирке, Дежнёв достигает берегов Северного Ледовитого океана. В другой раз вместе с Федотом Алексеевичем Поповым он выходит в океан по Колыме, огибает Чукотский полуостров и открывает реку Анадырь. Исклю­ чительный по сложности путь — и не менее важный по достигнутым результатам; однако Дежнёву не суждено было узнать, что он сделал великое географическое открытие — обнаружил пролив, разделяющий Азию и Америку. Это станет ясно лишь 80 лет спустя благодаря экспедиции Витуса Беринга и Алексея Чирикова. А тем временем на тысячи вёрст южнее совершает свой поход по Амуру Ерофей Павлович Хабаров; ему российская география обязана по­ лучением детальных сведений о Приамурье. В самом конце XVII столетия Владимир Атласов начинает исследование Камчатки и основывает первое русское поселение на полуострове — Верхнекамчатск. Он впервые видит северные оконечности Курильской гряды. Пройдёт немного времени, и русские путешественники составят первый «чертёж» Курильского архипелага. Мы не указывали конкретные даты открытий; в конце концов, датировка имеет принципиальное значение, когда приобретает остроту спор о приоритете. И не столь уж важно, кто именно из русских исследователей познакомился с тем или иным географическим объектом впервые. Рос­ сияне сами осваивали гигантские просторы своей страны — это был словно единый порыв, не­ остановимое движение людей, осознающих свою миссию. В XVIII столетии экспедиции в России начи­ нают получать продуманную государственную поддержку. Грандиозные деяния Петра I резко изменили положение России среди развитых европейских стран. Овладев побережьем Балтийского моря, русские «прорубили окно в Европу». Прозорливый правитель, Пётр I понимал и всю важность установления прочных торговых связей с Вос­ током. Историки приводят его слова, сказанные в январе 1725 г., незадолго до кончины: «...я вспомнил на сих днях то, о чём мыслил давно и что другие дела предпринять мешали, то есть о дороге через Ледовитое море в Китай и Индию». Так возникла идея Первой Камчатской экс­ педиции. Во главе её был поставлен Витус Беринг, датчанин по национальности, уже давно слу­ живший русскому государству. Главная цель экспедиции состояла в том, чтобы подробно ознакомиться с восточными берегами России на север от Камчатки и выяснить, наконец, — соединяются ли берега Азии с Америкой. Плавание в тяжёлых и непривычных условиях так и не позволило однозначно установить, соприкасается ли Азия с Америкой, или же между материками существует столь желанный Северо-восточный проход. Внести полную ясность предстоит Берингу и его сподвижникам десятилетие спустя. Зато Первая Камчатская экспедиция сущест­ венно дополнила представления о северо-востоке Азии — от южной оконечности Камчатки до северных пределов Чукотки. Одним из важнейших итогов экспедиции стала географическая карта 114 Отряд под предводительством Ермака на пути в Сибирь.
Эпоха Великих географических открытий
(для её составления использовались данные многочисленных астрономиче­ ских наблюдений), которая впервые отразила реальные сведения о северо-восточной части России и также впервые дала возможность показать протяжённость Сибири — от Тобольска до Тихого океана. . . .Все европейские путе­ шественники отправлялись в плавания на заранее под­ готовленных и хорошо ос­ нащённых кораблях. А рус­ ским морепроходцам по дос­ тижении океанских берегов сначала приходилось самим строить корабли; это об­ стоятельство усложняло и без того нелёгкие задачи. Так в историю Первой Кам­ чатской экспедиции вошли боты «Фортуна» и «Святой Гавриил». Спустя два месяца после возвращения в Петербург, 30 апреля 1730 г., Беринг представил проект Второй Камчатской экспедиции, которая продолжалась це­ лое десятилетие. По путям и тропам русских землепро­ ходцев прошлых столетий продвигались к Тихому оке­ ану её участники, уточняя прежние открытия и делая новые. Имена многих её участников навсегда вошли в историю отечественной и мировой географии: Степа­ на Крашенинникова — автора непревзойдённого первого «Описания земли Камчатки»; Василия и Татьяны Прончищевых, Дмитрия и Харитона Лаптевых, изучивших берега Северного Ледо­ витого океана между Енисеем и Колымой; Семёна Челюскина, открывшего мыс, названный его именем, — самую северную оконечность Азии; Иоганна Гмелина — он стал основателем первой в Сибири и в то время крупнейшей в мире сети метеорологических наблюдений; Герарда Мил­ лера, который написал фундаментальный труд «История Сибири»... Перечень славных имён можно продолжать и продолжать. Вторая Камчатская экспедиция — можно сказать, понятие собирательное. Она состояла из многих — морских и сухопутных — отрядов, и каждый имел свою конкретную задачу. Исследователи суши по существу совершили второе открытие Сибири: вместо прежних отры­ вочных наблюдений и фактов начала складываться Часть карты из "Чертежа Сибири". 1701 г. стройная система представлений. Стала «оживать» и наполняться конкретным содержанием контур­ ная карта «континента Тайга». Вместо прежних «отчётов», содержащих разрозненные, чисто опи­ сательные сведения, входили в обиход солидные труды, которые с научных позиций повествовали об истории и природе Си­ бири. Необъятная, она хра­ нила ещё много тайн и загадок; будущим её ис­ следователям ещё предстоя­ ли выдающиеся географиче­ ские открытия. Но мыс­ лящим россиянам станови­ лось ясно, каким неслы­ ханным богатством распо­ лагает их держава. И не ошибался великий Ломо­ носов, предвидя, что «Рос­ сийское могущество прирас­ тать будет Сибирью и Се­ верным океаном». Контуры северных, се­ веро-восточных и восточных берегов России достаточно подробно «вычертили» мор­ ские отряды экспедиции — настолько подробно, что в последующие столетия «аб­ рис» береговой линии не подвергался сколь-либо су­ щественному пересмотру. Венцом же морских ис­ следований стало открытие пролива, разделяющего Азию и Америку, который получил название Беринго­ ва. Тот, в честь которого он был назван, — организатор и душа Камчатских экспедиций — скончался от тяжёлых лишений 8 декабря 1741 г. О плаваниях Витуса Беринга и Алексея Чири- кова на кораблях «Святой Пётр» и «Святой Павел» рассказано в статье «Витус Беринг. Великая Северная экспедиция» этого тома «Энциклопе­ дии». «Памятники мужества русских» — так охарак­ теризует значимость научных результатов Второй Камчатской экспедиции знаменитый учёный-ес ­ тествоиспытатель, академик Петербургской ака­ демии наук Карл Бэр. Им воздадут должное и за рубежом. Уже в самом начале 50-х гг. ХVIII в. Парижская академия наук посвятит специальные заседания обсуждению великих открытий русских путешественников. И специально будет подчёр­ кнуто, что российские мореплаватели первыми прошли водным путём от Архангельска до Кам­ чатки. Энциклопедия для детей
Эпоха Великих географических открытий ГЛОБУСЫ-ВЕЛИКАНЫ В МУЗЕЯХ МОСКВЫ И САНКТ-ПЕТЕРБУРГА Слово глобус происходит от латинского globus — «шар». Сведения о первых небесных и земных глобусах сохранились в произве­ дениях античных авторов. Самый старый глобус Земли хранится в настоящее время в музее г. Нюрнберга. Он был сделан уроженцем города, географом Мартином Бехаймом в год открытия Америки. Появление небесных и земных глобусов явилось результатом развития астрономии, математики, географии; в то же время глобусы демонстри­ ровали новейшие достижения человечества. «Зо­ лотым веком» для глобусов стала эпоха Великих географических открытий XV—XVII вв., а са­ мыми искусными мастерами по их изготовлению стали голландцы. Острая конкуренция заставляла мастеров постоянно улучшать содержание и ху­ дожественное оформление карты и конструкцию глобусов, придумывать различные секреты и хитрости для их вращения вокруг оси. Продолжая служить науке и образованию, глобусы пре­ вратились в символ образованности. Как про­ изведения искусства они преподносились короно­ ванным особам, украшали кабинеты и гостиные знати и зажиточных горожан. Появились глобусы самых разнообразных размеров и конструкций. Так, отправляясь в дорогу, можно было положить в карман сделанный из папье-маше земной глобус в футляре из кожи акулы, внутри которого была наклеена карта небесных созвездий. Но были и глобусы-великаны. Два из них в разное время оказались в России, и судьбы их неожиданно пересеклись. В 1672 г. — в год рождения Петра I — его отцу, царю Алексею Михайловичу, в подарок от ге­ неральных Штатов Голландии был прислан ди­ ковинный глобус. Вот как описывали его позднее, в XVIII в.: «Корпус сего глобуса из красной меди. Глобус и с подножием вышиною в 4 аршина, в центре 6 английских футов. Около него медный пояс в полтретья пальца. Вокруг всего глобуса витые балясы точёные орехового дерева с резными из пальмового дерева фигурами». (То есть высота глобуса 284 см, диаметр — 173 см; ширина медного пояса — 5 см.) «Медный пояс» — это меридиан. Балясы — фигурные стойки, со­ единённые деревянным экваториальным кру­ гом, — вместе с подножием образовывали станок глобуса. С помощью механизма глобус мог вра­ щаться. Карта Земли написана по меди яркими красками. Её содержание дополняют изображения животных поодиночке и группами: слонов, кроко- Фрагмент карты глобуса Блау. Северная Африка, караван. Так выглядит глобус-великан . 117
дилов, обезьян, лошадей, оленей, бро­ неносцев. Вдоль северного побережья Африки тянется караван верблюдов в сопровождении купцов в разноцветных длин­ нополых одеждах. Из текстов, разбросанных по карте, можно узнать об обычаях разных народов, об удивительных явлениях природы. Изображения кораблей и розетки с компасными направлениями напоминают о морских экспедициях, которые нередко приводили к открытию новых земель. На глобусе, подаренном русскому царю, были изоб­ ражены недавно открытые голландскими мо­ реплавателями западное побережье Австралии (Новой Голландии), о. Тасмания и часть Новой Зеландии и указаны даты открытий и имена Фредерика де Хоутмана, Якоба Эдела, Абела Тасмана и других. Диковинный «глебуз» был изготовлен в 1650 г. в Амстердаме, в мастерской известного голланд­ ского картографа и издателя Йохана (Джона) Блау (1596—1б73), который унаследовал свою про­ фессию от отца, мастера по изготовлению глобусов и точных инструментов Виллема Янсзона Блау (1571—1638), ученика датского астронома Тихо Браге (1546—1601). Сначала глобус содержался в Оружейной палате вместе с другими посольскими дарами, в по­ мещении колокольни Ивана Великого в Кремле, а затем в селе Преображенском, где, по преданию, маленький Пётр изучал по нему географию. В 1701 г. глобус Блау был перевезён в Сухареву башню — там разместилась открытая по приказу Петра Навигацкая школа, в которой обучались будущие моряки, геодезисты, кораблестроители. В 1715 г. в России появился ещё один глобус- великан. Его привёз Пётр I из г. Готторпа в Шлезвиг-Голштинии, куда царя привела Северная война. Диаметр Готторпского глобуса составлял 319 см. На его поверхности была изображена карта Земли, а внутри полого шара — карта звёздного неба. Небольшая дверца вела внутрь глобуса, где вокруг оси находились круглый стол и скамья, на которой могли разместиться 10—12 человек. С помощью механизма шар глобуса вращался, и зрители могли наблюдать суточное движение звёзд. Этот глобус-планетарий был сооружён под руководством немецкого географа и путешест­ венника Адама Олеария в XVII в. Глобус по­ местили в Петербурге, в павильоне у входа в Летний сад на обозрение публики, а затем перевезли в здание Кунсткамеры. В 1747 г. Готторпский глобус погиб во время пожара, остались лишь детали каркаса и дверца... Пе­ тербургская Академия наук решила глобус вос­ становить, а пока